«Формат” Готов отвечать “прост как грабли»

  Марина Барановская А надо все-таки делать шоу, – считают эксперты ТК. Программу обсуждают Сергей Гайдай, Александр Качура, Ольга Кислая, Всеволод Речицкий, Егор Чечеринда, Никита Потураев, Владимир Цибулько, Олег Рыбачук, Вальдемар Дзики24 сентября в эфире ТРК Украина стартовала программа Готовый отвечать с Оксаной Зиновьев. Хроника уже опубликовала впечатление от премьеры нашего обозревателя Отара Довженко. Вместе с тем на нашу просьбу премьерный показ этого предвыборного проекта посмотрели и эксперты.
    Сергей Гайдай, политтехнолог:
    – Программу Готов отвечать назвать прорывом на ТВ я никак не могу. Это такая жесткая классика с некоторым провинциальным налетом. Именно так были организованы первые телевизионные ток-шоу. Почему я говорю о провинциальносты? Такое впечатление обычно складывается от сочетания структурных элементов, среди которых немаловажный – студия. Когда я смотрел Готов отвечать, у меня не сложилось ощущение, что эта программа – что-то по-настоящему новое, современное, интересное, и не сложилось оно не в последнюю очередь из-за того, что студия выглядела убого.
  Оксана Зиновьева как ведущая вызывает вопросы и воспринимается как женщина, которая играет крутую ведущую. Не является ею, а изображает, понимаете? Вообще, мое ощущение от нее на этом эфире – что она как бы из Одессы. Знаете, что отличает Одессу? Там около трех десятков телеканалов, на каждом – много ведущих, и она – одна из них. Так мне показалось.
    Относительно смыслов – зацепиться не за что, все пресно, скучно, как в учебнике. Однако один положительный момент я бы все же отметил. Обычно такие форматы подозревают в том, что они продаются заинтересованным участникам, вопросы режиссируются и так далее. Тем не менее эфир с Яценюком, который я смотрел, не произвел на меня впечатление отрежиссированного. Аудитория была достаточно живая, задавала вопросы, которые ее действительно волновали: почему штабы плохо работают, почему у него такая агрессивная предвыборная реклама. Меня особенно порадовала женщина, которая сказала, что, мол, вы, Арсений Петрович, являетесь членом Комитета Рады по вопросам охраны здоровья, так что я отсюда не уйду, пока вы не пообещай, что вопрос будет решен.
    В целом, наблюдая за поведением Яценюка на этом эфире (и не являясь его сторонником), я должен признать, что он не выиграл, но и не проиграл эту схватку. Он внятно отвечал, применял кое-какие приемы, и я как политтехнолог понимал, что с ним работают, проговаривают возможные сложные вопросы. Я сам себя спросил: почему он мне кажется неубедительным? Мой ответ таков: у Яценюка НЕТ обаяния. На вопросы он, конечно, отвечал, но ни разу так, чтобы я, зритель, сказал – ух ты!
    Впрочем, я не исключаю, что команда технологов, работающих на Яценюка, достаточно умна, чтобы не пропустить возможности приложить свою руку к режиссуре программы. Пресные вопросы политиков убивают, а острые – наоборот привлекают внимание к тому или иному персонажу.
    В общем, пока что самой передачи как бы нет. Спасает ее только живая аудитория и главный гость (в случае, если он тоже способен на живую реакцию.
    На мой взгляд, получился слишком протокольные, без драйва формат, как будто мы находимся в администрации президента, где все дорожки под прямым углом. А надо все-таки делать шоу. На плюсах давным-давно делали тоже политическое ток-шоу, 5х5, которое вместо павильона снималось в заброшенном заводском цеху, стилизованном под боксерский ринг, зрители вокруг – и просто искры летели! Здесь тоже надо что-то придумать, потому что политик, отвечающий на вопросы без запинки, – это невероятно скучно и очень напоминает агитационную трибуну. Приглашая политика в телестудии, надо постараться заставить его думать, действовать, реагировать. А зрителю всегда интересно увидеть, как тот или иной персонаж ведет себя в неожиданных обстоятельствах.
      Александр Качура, журналист:
    – Формат Готов отвечать не показался мне оригинальным. Все стандартно: ведущая, гость, аудитория, эксперты. У меня есть целый ряд замечаний к реализации. Скажем, задник студии. Он настолько насыщенного синего цвета, что казалось, будто это не цвет спокойствия, а цвет мертвой статики. Плюс ужасный, как из бочки, звук, из-за чего складывалось впечатление, что все происходит на областной ТРК. Сама расстановка участников шоу и работа камер оставляла ощущение, что происходит профсоюзное собрание, где выступает большой начальник.
    Позитивное впечатление от увиденного для меня связано преимущественно с главным героем передачи. Яценюк работал остро, оперативно, динамично. В адрес ведущей затрудняюсь что-то сказать. Может, это и не плохо, когда ведущую не особо заметно, но когда ее вообще незаметно, это странно.
    К тому, как проявляла себя аудитория, у меня тоже возникли вопросы. Мне показалось подозрительным поведение двух барышень бальзаковского возраста, которые пытались скандалить по вопросам русского языка и мешать адекватному течению дискуссии. И когда был задан вопрос о национальности Яценюка, у меня также осталось ощущение подставы.
    Был неплохой подбор экспертов, которые должны были усложнить жизнь главному гостю: политолог Александр Палий с его вопросами по НАТО, журналист Виктор Шлинчак, известный своей способностью задавать неудобные вопросы, художник Анатоль Федирко – автор, мягко говоря, не комплиментарной по отношению к Яценюку инсталляции в Черновцах. Вроде была хорошая задумка, но она почему-то не сработала, что вызвало у меня искреннее недоумение. Палий сидел весь эфир с восторженной улыбкой, Шлинчак задал только один более-менее острый вопрос о действиях Яценюка после первого тура (и, кстати, именно в этот момент программы Яценюк был наименее убедителен), а Федирко вообще оказался благодушно настроен и солидаризировался с протагонистом на том основании, что они оба родом из Черновцов.
      Ольга Кислая, исполнительный продюсер (СТБ):
    – По-моему, это была не телепрограмма, а политагитка без какой бы то ни было режиссуры и драматургии. Телевстреча с избирателем, причем не в самом лучшем исполнении. Даже аналогичные встречи с Президентом как-то тематически структурируются, а здесь все было одним сплошным куском. Я не могу отнести увиденное к жанру ток-шоу, потому что никакого шоу там не было.
    Почему-то никто с самого начала не объяснил, почему все происходит в не предназначенной для профессиональной телесъемкы студии, а в каком-то помещении, где производить такую съемку по меньшей мере неудобно. В результате перобладал один и тот же общий план с головами людей – ни лиц, ни глаз.
    Обсуждать ведущую оснований я не вижу: ее роль была минимальной – указывать пальцем на того, кто следующим задаст вопрос. Потом, я не поверила тому, что в студии собраны простые люди, мне вообще непонятно, по каким параметрам эта аудитория была собрана. Мне показалось, что звучали зазубренные вопросы, и не всякий из тех, кто смог задать вопрос Яценюку, сам понимал смысл того, о чем спрашивал. Подозрение вызывало и то, как некоторые ответы попадали в эти вопросы: складывалось ощущение, что отвечающий был к ним заранее готов. Правда, были и исключения. Была тетя, которая выступала за русский язык, и когда она говорила, я ей поверила, что ее этот вопрос в самом деле беспокоит. Что касается экспертов, то и они, на мой взгляд, не привнесли ничего существенного в эту программу. Ведь кто такой эксперт? По-моему, это тот человек, который способен компетентно и на равных дискутировать с главным гостем, подвергать сомнению его слова. Так называемые эксперты, приглашенные в программу с участием Яценюка, по большому счету, мало чем отличались от аудитории. Разве что сидели на привилегированном месте – ближе к Яценюку.
      Всеволод Речицкий, конституционный эксперт Харьковской правозащитной группы:
    – Эта программа действительно может восприниматься как новая грань в организации общения между кандидатами в президенты и простыми людьми. Но, по-моему, ничто не заменит профессиональных журналистов, которые задают вопросы гораздо более едко и остро, чем это могут сделать люди без репортерского опыта. Аудитория, приглашенная на запись, празднично одета, взволнованно тем, что кого-то увидят по телевизору родственники – и это детское возбуждение убивает полемическую остроту дискуссии. Поэтому невольно выходит праздничная комплиментращина. Другими словами, идея программы сама по себе производительная, но, мне кажется, следует привлечь к общению с политиком журналистов, которые время от времени своими вопросами могли бы поддерживать в аудитории эмоциональный рисунок острого вопрошания. Простым людям нужна поддержка, чтобы они не боялись и не слишком стремились выглядеть хорошими, воспитанными, смиреннымы. Мне кажется вполне адекватной роль, которая здесь отведена ведущей – она модератор, но с таким минимальным вмешательством в процесс. Это правильно, ведь суть программы – общение главного гостя с людьми, а не с ведущей.
    Должен признаться, что пока я смотрел программу, у меня было ощущение, что в программе есть то ли видимая, от ли воображаемая, но в любом случае слишком высокая корреляция между тем, что спрашивают, и тем, что и как отвечает Яценюк. Воодушевленная телевизором аудитория стработала на то, чтобы придать кандидату человеческие, гуманные, так сказать, черты. Но это неудивительно. Если у нас даже Бжезинского заранее готовят вопросы и дают выучить студентам, как это было на его встрече со студентами Национальной юридической академии в Харькове, то что уж говорить о встречах кандидатов в президенты с народом.
      Егор Чечеринда, журналист:
    – Скажу честно: премьера программы Готов отвечать несколько разочаровала. С интересом смотрел ее только первые 5 минут. Сначала приглянулась качество телевизионной картинки: потные, плохо загримированы лица гостей и экспертов, неперфектний звук, очень плохое освещение импровизированной студии (тени на лицах, тройные подбородок, носы, теневые мешки под глазами). По картинке это было похоже на эфир какой региональной телестудии, где-то в Жмеринке или Крыжополе, журналисты которой не хотят отставать от столичных коллег и собственными силами организовали на своем канале региональную Свободу слова. К тому же часовая дискуссия не была разбавлена ни тематическими сюжетами, ни рейтинговым голосованием, ни другими занятными.
    Где-то на пятой минуте я переключил телевизор на конкурентов – программе Анны Безулик на 5-м канале – и с удивлением увидел, что те же эксперты, которые сидели на программе Оксаны Зиновьевой – Александр Палий и Виктор Шлинчак – одновременно находятся в другой студии – на 5-м канале. То есть программа Готов соответствовать действительности идет в записи! После эфира позвонил Александру Палию, и тот рассказал, что в действительности четверговая одесская программа Готовый отвечать с Арсением Яценюком записывалась накануне, в среду, в армянском культурном центре в Аркадии. Естественно, никакого формального основания здесь не было, ведь авторы программы не заявляли о том, что их творение – это прямой эфир. Но давать политическое ток-шоу в записи уже является моветоном даже для украинского телевидения! На дворе же уже XXI век! Кто знает, какие купюры сделали после записи авторы? Какие нежелательные места вырезали? Хотя Александр Палий и рассказал мне, что вырезали на самом деле немного.
    Второе, что вызвало определенное недоверие, – это фигура самого гостя. Думаю, по крайней мере для первой программы можно было подобрать менее заангажированного кандидата. Конечно, Арсений Яценюк – человек важный, умная, влиятельная и талантливая. И имеет неплохие шансы побороться на выборах. Но когда ежедневно в эфире выпусков новостей столичных FM-станций я уже больше месяца слышу очевидно проплаченные информационный посыл от кандидата Яценюка, а на улицах не с июля стоят его проплаченные агитационные палатки, изобилуют листовки и билборды, то у меня объективно возникает подозрение в бесплатности появления этого кандидата и в телевизионных эфирах. Тем более в эфирах, где он – единоличный оратор. К тому же за всю час программы Яценюку фактически не поставили ни одного острого вопроса. Ни граждане, ни эксперты, ни ведущая. Так, по вопросу вступления в НАТО Яценюк дословно заявил: Может ли страна стоять на коленях и куда-либо просится? Я этого делать не буду. На это одна одесситка напомнила Яценюку о его подпись под известным письмом трех до руководителей Альянса, впрочем Арсений Петрович в обычном режиме перевел разговор на вопрос о референдуме по НАТО. И ни ведущая, ни эксперты не додавили будущего кандидата вопросом: так когда он был искренним – тогда, когда был председателем ВР и подписывал письмо, или сейчас, когда пытается откреститься от НАТО? Еще больше резало ухо, когда кандидат Яценюк, говоря о языковом вопросе русском языке, в прилагательных украинский несколько раз делал неправильное ударение. И так же никто этого не заметил.
    Конечно, первый блин не всегда получается удачным. Желаю авторам проекта, в первую очередь Оксане Зиновьева, творческих успехов. Идея с привлечением к политическим ток-шоу жителей нестоличных регионов Украины достаточно интересна. Но пока более удачными выглядят ток-шоу, в которых свозят зрителей из разных регионов страны в столичных студий, и уже там проходит дискуссия с известными политиками. Там и со светом все в порядке, и со звуком, и проблем с обеспечением прямого эфира также не возникает.
      Никита Потураев, медиаэксперт, кандидат политических наук:
    – Готов отвечать, безусловно, восполняет недостаток диалога между так называемым маленьким украинцем и политиками в нынешних телеформата, где в последнее время все достаточно технологично, замечательно, но никакого диалога не наблюдается. Ведь не будем же мы в самом деле считать диалогом управление кнопками да и нет на студийном пульте? Надо сказать, что преобладание на нашем ТВ именно таких общественно-политических телеформатов во многом говорит и о состоянии украинской политики, которая утратила обратную связь с обществом и даже не пытается ее восстановить по большому счету. Тревожно и плохо то, что уже и люди начали воспринимать сложившееся положение вещей как нечто само собой разумеющееся.
    Но и когда речь идет о телепрограмме, куда приглашены самые разные люди, о полноценном диалоге говорить трудно. Кроме того, поскольку программа выходит в записи, мы как зрители не можем быть в курсе всего, что происходило в студии. Однако у меня сложилось впечатление, что в течение первого эфира имел место достаточно конструктивный диалог с Яценюком. С другой стороны, в этой программе для меня недостаточно внятной была роль экспертов. Мне не показалось, что они там работают, а ведь в программе все должно работать, даже висящее на стене ружье. Эксперты, которых пригласили на встречу с Яценюком, оказались ружьем, которое не выстрелило, либо выстрелило мимо.
    В очередной раз меня удивило, а точнее грустно повеселило другое обстоятельство. Формат Готов отвечать простой как грабли. Вместо того, чтобы стимулировать творческие поиски наших украинских телевизионщиков, менеджеры телеканалов покупают даже такие элементарные форматы, как этот. И это, по-моему, просто беда нашего ТВ. Оксана Зиновьева – прекрасный журналист, я ее знаю еще с Днепропетровска. Я убежден, что она сама могла придумать ничуть не худший формат! Скажем, формат Свободы слова был придуман в России. Получается, другие страны, в том числе и Россия, могут позволить себе искать, экспериментировать с форматами, а мы как бедные родственники, ходим по миру с протянутой рукой. Такое впечатление, что мы отупели уже до такой степени, что стали не способны придумать и реализовать даже самый простой формат. Можно понять необходимость приобретения такого формата, как Украина имеет талант! Это сложный постановочные проект, где нам есть чему учиться. Но неужели мы не в состоянии придумать качественное ток-шоу? Я понимаю, мне могут возразить, что кризис – не лучшее время для творческих экспериментов. Но, знаете, это как с инвестициями в инновации: если ты их не делаешь – ты их просто не делаешь, а если делаешь – то в любые времена. Поэтому главное: в телеменеджеров должно быть больше доверия к своим профессионалам.
    Владимир Цибулько, писатель, политолог:
    – После просмотра у меня остался привкусмодернизированного политбюро. Поскольку это предвыборный Телеформат, предусматривающий участие кандидатов в президенты, я бы в его основу не вкладывал модель политбюро, когда между аудиторией и приглашенным гостем является барьер, хотя и невидимый. Гость – на возвышении, аудитория – ниже, полукругами вокруг него – это все попахивает формализмом. Я бы закладывал в такой формат нулевую дистанцию, по которой гость-политик или сидел бы вместе с людьми, или ходил между ними.
    То, что первым гостем этой программы был Яценюк, в определенной степени ее спасения, потому что если бы был занудный персонаж, то старт проекта выглядел бы менее удачно.
    За тем, как выглядит картинка, ощущается приятная (а не чрезмерная) степень затратности. В кадров нет расточительства, все рационально, и это тоже позитив, по моему мнению.
  Авторам программы стоит еще поразмышлять над тем, каким должен быть стиль поведения ведущей: формальным или язвительно-ироническим. Пока со стороны Оксаны Зиновьевой была попытка быть представителем приглашенной аудитории, а эксперты имели вид своеобразных адвокатов Яценюка.
    У меня осталось ощущение, что аудиторию в эфир готовили в то образом, ибо слишком сусальной она была. Я понимаю продюсеров проекта, которые стремились засвидетельствовать доброжелательность канала до достопочтенного гостя, но сам политический процесс у нас далек от доброжелательности и политкорректности. Основная моя претензия – эта программа не расставляет точек над и.
      Олег Рыбачук, глава наблюдательного совета фонда Общественность:
    – Мне очень понравилась идея этой программы, но не понравилась ее реализация. Для политика, а тем более кандидата в президенты (а именно на эту категорию гостей, насколько я понял, и рассчитано прежде всего формат), программа должна быть жесткой. Политики привыкли говорить все, что они хотят. Ведущая этой программы просто морально не готова перебивать, поворачивать дискуссию в конструктивное русло. Ведущим подобного проекта я вижу все же личность, которая готова, что называется, останавливать коня на скаку. Мне очень понравилась аудитория, люди производили впечатление неравнодушных и таких, которые действительно пришли задать вопрос и услышать на них ответы. Но люди сталкиваются с профессиональными политиками, которые умеют мастерски уходить от ответов, поэтому здесь не обойтись без ведущего, который бы дотискав ситуацию, модерировал бы разговор так, чтобы ответ на тот или иной вопрос таки прозвучало. Поэтому по-настоящему острой программы не получилось.
      Также ТК взяла обратилась к генеральному директору телеканала Украина Вальдемара Дзики.
      Вальдемар Дзики, генеральный директор ТРК Украина:
    – Эта программа будет путешествовать по всей стране в течение всего предвыборного периода. Она выходит не в прямом эфире, а в записи, но хронометраж самой записи максимально приближен к эфирном хронометража, чтобы не было оснований подозревать нас в манипуляциях при монтаже.
    Принципиальный момент: это не авторская программа Оксаны Зиновьевой, а проект, необходимый обществу в это предвыборное время. Активность участия Оксаны во многом зависит от того, каков наш главный гость: кто-то может общаться с людьми легко, а кому-то нужна поддержка, которую в таком случае и будет оказывать ведущая. Здесь важно не ее лицо, а сама встреча гражданина и кандидата в президенты, диалог между ними, которого, по нашему мнению, в Украине не хватает. На украинском ТВ есть много политических программ, где у политиков есть возможность дискутировать между собой и с тем или иным ведущим. Создавая эту программу, мы исходили из того, что у людей, которые вскоре пойдут на выборы, должна быть возможность задать вопрос какому-либо из кандидатов напрямую. Все, заинтересованные задать свой вопрос, могут заполнить анкету на нашем сайте и стать участником программы. Кроме того, накануне очередной записи в том или ином городе мы монитором ситуацию и стараемся пригласить в студию местных лидеров общественного мнения.
    Готов отвечать – новая программа, которая еще нуждается в корректировке. Еще раз повторяю: эта программа организована на время до выборов. Если интерес нашего зрителя к самому формата будет достаточно высоким, мы будем думать о его перспективах в эфире и после выборов.
   

Создатели «оперов» оплатят «Ментам» рекордную компенсацию -1,72 миллиарда рублей

  Создатели сериала Опера оплатят продюсерам Ментов 1,72 миллиарда рублей. Об этом со ссылкой на российские издания сообщает Новинар.ua.
    Продюсер телесериала Улицы разбитых фонарей (Менты), ООО Новый российский сериал выиграл иск о нарушении авторских прав против компаний ООО Феникс-фильм и ООО Люксфильм, которым принадлежат права на сериалы Опера, Хроники убойного отдела и Опера-2.
    Как отмечает Коммерсантъ, Новому русскому сериалу удалось добиться рекордной компенсации благодаря одному из правил, содержащихся в статье 1301 Гражданского кодекса Российской Федерации. Согласно этому пункту, истец имеет право требовать компенсацию в двукратном размере стоимости права использования произведения. В большинстве случаев, отмечает газета, размер компенсации по подобному делу о защите авторских прав не превышал пяти миллионов рублей.
    Судебная тяжба длилась пять лет. В 2004 году Новый русский сериал подал иск в суд на компанию Феникс-фильм, обвинив ее в производстве контрафакта. Тогда Опера официально признали контрафактной продукцией.
    В феврале 2009 года Новый русский сериал инициировал новое рассмотрение против производителей оперов, подав иск в Арбитражный суд Москвы.
  Новый русский сериал в свою очередь также выступал ответчиком по делу о защите авторских прав в связи с показом Ментов. В частности, в суд на компанию подал писатель Андрей Пименов (Кивином), который требовал признать исключительные права на его интеллектуальную собственность за кинокомпанией Феникс-фильм.
  Однако в августе 2009 года Мосгорсуд оставил без удовлетворения кассационную жалобу Пименова, став таким образом на сторону создателей Ментов.
    Премьера Улиц разбитых фонарей состоялась в 1997 году на канале ТНТ. Позднее права на показ сериала выкупил Первый канал, а повтор сериала на других телеканалах продолжается и сейчас.
    Хроника