Герои без галстуков в титрах «Молодости»

  Екатерина Константинова, «Зеркало недели» На первых страницах и в светских хрониках в связи с 39-ю Молодостью всем известные имена: Катрин Денев, Жан-Клод Ван Дамм, Гоша Куценко, Ольга Куриленко … Но жизнь каждого фестиваля – это не только верхушки айсберга, но и подводные льдины, которые определяют различные кинотечии. В этом году как никогда Молодость порадовала количеством ярких гостей – кинематографистов из разных стран, которые представили свои работы. С некоторыми из них ЗН удалось пообщаться, выяснив не только творческие аспекты того или иного фильма, но и определенные жизненные приоритеты этих героев.
    Режиссер Владимир Лерт снял кино с украинской душой
    Единственный украинский фильм в главной конкурсной программе Молодости – Отторжение, снятый Владимиром Лерта. Этот 30-летний режиссер родился в Риге, учился киноремеслу в Голливуде. Но хочет снимать в Украине, об Украине … Богдан Ступка сыграл в фильме Лерта одну из самых интересных ролей в своей богатой кинобиографии.
    – Владимир, почему вы выбрали для экранизации именно книгу Андрея Соломатова Г? Что вас там задело?
  – Однажды увидел эту книгу в книжном магазине на Печерске. Последние четыре года я искал историю, по которой хотелось бы снять свой первый полный метр. Сначала испытывал. Ибо долго ничего не находил, пытался даже сам писать сценарий.
    привлек прежде всего вымышленный фантасмагорический мир. Правда, в этом авторском мире хватало хорошей любовной истории. Поэтому книга и фильм – две совершенно разные произведения.
  Из книги я взял только фантастический мир. И подумал, что фильм был бы скучен, если бы главный герой не влюбился … То есть не было бы романтической линии. Возможно, многие, читая книгу, будет считать ее значительно лучше фильм, однако еще раз повторяю – это совершенно разные произведения.
    – На Молодости вы прогремели, даже учитывая шумиху вокруг неудачи с первым показом. А возможен показ этой картины на других международных кинофестивалях?
  – Да, уже поступили приглашения – из Польши, Германии. И на российские фестивали зовут. Но решили начать с Молодости. Потому что душа у моего фильма все-таки украинский.
    Я вообще не признаю фильмов, бюджеты которых афишируются, причем по вкладу каждой страны. Например, в Америке, если снимается кино, то никто не знает, какой его бюджет. Ну если это не 300 млн. долларов. Да и большой бюджет – это же не показатель качества.
    Есть качественные ленты, бюджеты которых невысоки. Например, Вуди Аллен снимает фильмы с бюджетом один-два миллиона долларов. И они не уступают громким голливудским блокбастерам.
    Я работал с компанией MMG tv films. Съемки проходили в Киеве, в павильоне бывшей ВДНХ. Пришлось с нуля строить декорации. К сожалению, некоторые из них, причем очень хорошие, пришлось потом убрать из фильма. Ведь хронометраж не резиновый.
    – Владимир, а каким основным кинопостулатам вас научил Голливуд?
  – Прежде Голливуд научил меня не вестись на пафос, славу и другие бессмысленные гламурные вещи. На самом деле всего этого в киномире не существует! Очень много талантливых людей из кожи вон лезут, чтобы попасть в Голливуд. Так, для многих Голливуд – эталон. Ведь звезды большой фабрики грез диктуют моду, стиль, тенденции. На самом же деле все это лишь мыльный пузырь, иллюзия, мираж, если хотите.
    Когда я попал туда, понял: голливудская киноиндустрия – в первую очередь хорошо развитый бизнес. И не больше!
    – А какие из основных голливудских познаний вы хотели бы передать и украинским коллегам-кинематографистам?
  – К сожалению, как только пытаюсь это делать, на меня начинают реагировать весьма негативно … В Украине существует уже устойчивый канон: У нас тут не Голливуд! Типа намек: мол, езжай в свою Америку и учи там кого хочешь.
    Я, к сожалению, слышал это раз сто …
    Например тогда, когда хотел записать живой звук на площадке и говорил: Ведь в Украине столько хороших специалистов, мы большие деньги платим за технику. Давайте запишем прямо на площадке живой звук! Однако старая киношкола времена СССР в Украине живет и торжествует.
    Еще тогда актера после съемок на два месяца загоняли в кабинку – именно так происходило озвучивание. Наверное, поэтому сегодня в Украине фильмы дублируются настолько ужасно! То есть в Киеве в очередной раз мне сказали: У нас тут не Голливуд! И я от этого устал. Теперь набираю в свою команду людей, которые мне такого не говорят. А наоборот – пытаются создать в Украине мини-Голливуд.
    – Кого из актеров, кроме Ступки, вы видели в своем фильме в роли Ивана?
  – Честно говоря, слабо представлял, кто еще мог бы сыграть эту роль. Если бы Ступка отказался, то искали бы другие варианты. Но я надеялся. Богдан Сильвестрович долго читал сценарий. Я же заранее не расстраивался, не терял надежды увидеть его у себя на съемочной площадке.
    Мы с этим выдающимся артистом в прекрасных отношениях. Правда, он еще не видел картины …
    Что же касается других актеров … Все остальные – Сергей Бабкин, Агния Дитковските, Александр Баширов, Виктория Билан (Жилинский) тоже сыграли замечательно. Александр Ганнотченко – замечательный АКОР, я долго искал именно такого человека на определенную роль.
    Для меня в актере главное – человеческий фактор: кто эти люди в жизни, какой у них характер? Если они достойные люди, то зритель потянется к их открытой души. Если же человек неинтересная, скучная и с ней не о чем поговорить, и не ему исполнять главную роль.
    – Знаете ли вы о критическом состоянии дел в украинском кинопроизводстве? В лучшем случае снимают полторы картины в год. Можно ли реально изменить ситуацию?
  – Есть аналогия. Например, если завтра театр станет бесплатным, то актеры через месяц умрут от голода. Поэтому театр не может быть бесплатным. А в Украине кино бесплатное! Люди не понимают, что, покупая пиратскую продукцию, они душат свое же кино. Ни в одной стране такого нет! Ни во Франции, ни в Германии, ни в Испании …
    В Украине около 48 млн. человек! Это огромный рынок, который может работать на себя. И первое, что нужно сделать, – запретить пиратство!
    Между прочим, я узнал, что эта сфера еще как коррумпированная. И теневой рынок составляет приблизительно полмиллиарда долларов! Представьте … Эти огромные деньги просто воруют. Если в Украине запретят пиратство, то мы сможем выпускать в год сто таких фильмов, как Отторжение. Появятся маленькие картины. И каждый инвестор будет знать, что вложенные им деньги окупятся … А его фильм не появятся завтра в Интернете или на раскладках в пиратских версиях … Никто же не думает, что каждому режиссеру тоже нужно кормить семью! Некоторые считают, что государство должно кормить кинематографистов, – это ерунда! Нужно просто ужесточить меры против пиратов. Ведь есть сайты, на которые заходишь, качает фильмы, и твой интернет-трафик даже не считают.
    Сейчас в Киеве, даже в самом красивом магазине – пиратская продукция. Административная ответственность за это – штраф 1000 гривен. Нужно ощутимо увеличить штрафы. Я не призываю, чтобы украинские DVD-диски стоили по 60 гривен. Пусть они будут по 25 гривен, зарубежные – дороже. Поверьте, без наведения порядка в украинской киноотрасли никогда не будет никакого кино.
    Актер Грегуар Колен: Во Франции найти киноспонсора нетрудно
    Ему – 34. Но в послужном актерском списке Грегуара колена уже около 40 киноработ, сотрудничество с известными французскими режиссерами. На Молодость его пригласил Андрей Халпахчи с дебютной режиссерской короткометражкой Лисья бухта.
    – Грегуар, что можно сказать сегодня о противостоянии французского кино и кинопродукции Голливуда? Ранее эту тему активно муссировали СМИ.
  – Американские фильмы действительно занимают большую часть нашего экрана. Французских фильмов производится какого года – более, какого-то – меньше. Но в целом предварительная расстановка сил сохраняется. Становится более масштабных отечественных кинопроектов. Во Франции появилось много жанровых лент – триллеры, хоррор, драмы. Этого не было раньше.
    Чувствуется поддержка государства.
    Вообще, во Франции найти спонсора, который вложил бы в кино свои инвестиции, не так уж трудно. Наряду с этим, в прокате много французских фильмов, снятых за довольно небольшой бюджет.
    И еще … В связи с кризисом экономят деньги, потому ленты снимают гораздо быстрее и интенсивнее, чем раньше. Это сказывается на характере работы.
    Недавно я снимался в триллере с элементами хоррора под названием Добыча. Сначала это должна быть картина с большим бюджетом. Но в конце концов финансирование урезали. Пришлось экономить. Времени на дубле не было. И это изменило характер работы.
    – Обязательно французскому актеру, чтобы стать знаменитым, интегрироваться в американский кинобизнес? Или все-таки достаточно оставаться в нише отечественного кино?
  – Мне нравится работать с иностранными режиссерами. Работал с японской женщиной-режиссером. И у американского режиссера балканского происхождения. Пробовался на некоторые роли в голливудских фильмах. Но … Наверное, я им не подошел. Когда попадаешь в голливудскую обойму с Матье Амальрик или Ольгой Куриленко (они снялись в Джеймса Бонда), то открываются широкие возможности.
    А вообще, актеру нужно вносить больше разнообразия в свои роли, жанры. Если играешь в одном ключе, то постепенно можешь окостенеть.
    Хорошо, когда известный и получаешь предложения отовсюду. Тогда можешь работать с такими авторитетными режиссерами, как Дэвид Кроненберг и Стивен Соденберг.
    Но есть и обратная сторона медали. Когда становишься звездой такого масштаба, то появляются ограничения. Медийный актер постоянно находится в стрессе, в напряжении. Ведь он уже не может сниматься в менее значимых фильмах.
    – В вашем портфолио около 40 картин. С кем из режиссеров вам больше всего понравилось работать?
  – Люблю работать с одними и теми же людьми. Например, в Клер Дени я снялся в пяти или шести фильмах. Понравилось работать с Жиль Бурдос.
    – Помог ли актерский опыт уже в режиссерской работе?
  – Безусловно. Ведь актеры в моем фильме Лисья бухта почти не имели профессионального опыта. Юному актеру всего 14 лет. Другие к этому снялись только в одном фильме. Я не был снисходительным, требовал профессиональных технических навыков, которыми они не владели. Кроме того, все приходилось делать быстро. И им было тяжело. Но работа, по моему мнению, все равно вышла удачная. Хотя иногда и заходили в ступор! Ведь сценарий не совсем простой …
    Я вам расскажу сказку. Живет себе подросток, он купается в море, ловит рыбу. И вот он видит яхту, на которой – влюбленная пара. Ему понравилась красивая женщина, и он весь день следит за ней … А ночью ему снится эротический пиратский сон. В конце же фильма мы понимаем, что рыба, которую он поймал, – это символ его бедности. И вся лента – большое желание подростка: выйти из своей среды и попасть в другой для себя измерение. Я это показываю через его мечты, сны, недостижимые желания, которые и являются для него единственным способом убежать от своих реалий.
    – Кто-то из вашей семьи причастен к искусству кино?
  – Мой отец – известный театральный режиссер Кристиан Колен. И ему мой фильм понравился. Хотя сначала я боялся показывать свою работу отцу, поскольку он очень критичен и даже мог узнать в главном герое самого себя.
    Сначала отец был актером. Они просто с труппой играли на площадях в маленьких городках. Но уже шестнадцатилетним отец оставил этот туристический караван и уехал в Париж, где, прежде чем стать театральным режиссером, играл на профессиональной сцене. В наших творческих судьбах есть параллельные пути. Я тоже долго был актером, а теперь пытаюсь осваивать кинорежиссуру.
    – Как вы лично позиционируете киевскую Молодость – в мировых фестивальных раскладах?
  – Молодость входит в число тех фестивалей, которыми интересуются. И чем больше таких фестивалей, тем лучше. Я, кстати, закончил работу над фильмом в преддверии Каннского фестиваля.
    Да, короткометражка – это шанс засветиться на фестивале. Мою картину не очень заметили в Каннах, не было критики, интервью. Хотя для меня много значит реакция и мнение коллег об этой работе. Критика для режиссера – все равно что комплимент для актера.
    После Канн Лисья бухта уже побывала в Рио-де-Жанейро, Стамбуле, Лондоне, Карловых Варах.
  Евгений Чаплин против перекрашивания шедевров отца
    Одна из самых интересных фигур на нынешней Молодости – сын великого Чарли Чаплина Евгений. Он, как и отец, выбрал творческий путь. Но не кинематографический, а цирковой. Хотя и эта стихия близка мировые Чарли Чаплина. Мать Евгения – Уна О’Нил, дочь выдающегося американского драматурга Юджина О’Нила (Любовь под вязами. Как известно, у Чарли Чаплина – официально – было 11 детей.
    – Евгений, известно, что вы работаете в цирковом искусстве. Расскажите подробнее об этом направлении своей деятельности.
  – Я уже шесть лет занимаю должность художественного руководителя в швейцарском семейном цирка Нок (Nock). Это старая цирковая компания, основанная в XIX веке. Моя работа заключается в том, что разъезжает по разным странам, просматриваю цирковые представления, подбираю актеров. Затем совместно с другими режиссерами составляем концепцию шоу. Это компания семейная. Ответвление семьи Нок есть в Америке, какая часть живет в Швейцарии. Пио Нок – один из величайших клоунов, он очень хорошо известен в Европе. А уже клоун Белло Нок, младшее поколение этой семьи, работает в Америке.
    – У кого еще из детей Чарли Чаплина сложилась творческая судьба?
  – Все определенным образом работают и творят. Но, пожалуй, наиболее успешно сложилась карьера моей сестры Джеральдин. Она актриса. Снялась в более чем 20 картинах. Среди самых известных ее ролей? – Тоня в фильме Дэвида Лина Доктор Живаго и Катерина в картине Альмодовара Поговори с ней.
    В Врачи Живаго Жеральдин снялась еще 1965 года. Это, практически, была ее первая работа в кино. Как путевка в жизнь. Далее ее творческая карьера пошла успешно, она непрерывно работает.
    – Дети великого Чаплина дружат между собой?
  – В общем, да. Распрей между нами нет. Хотя многие живут в других странах, но иногда заезжают в Швейцарию. Примерно раз в год мы видимся. Бывает, что все встречаемся в Швейцарии.
    – Ваш отец был ярым антифашистом, он поддерживал СССР во Второй мировой войне. Сейчас, естественно, в мире тоже неспокойно. Вас вообще интересует мировая политика?
  – Действительно, существуют различные угрозы, и многие их чувствует. Известно, что история движется по кругу. И после спокойных периодов может наступить период экстремизма.
    Мой отец жил в трудные времена. Такие же тяжелые времена, возможно, переживают сегодня многие американцы. Имею в виду – прежде чем произошла смена президента. Думаю, предыдущий президент Америки, Джордж Буш, остановил американское общество в его развитии. Именно такой исторический момент залогов и мой отец. Уверен, что он хорошо чувствовал бы пульс событий в мире.
    – Кому официально принадлежат все права на творческое наследие Чарли Чаплина?
  – Только нашей семье. То есть всем его детям.
    – Часто в Америке переиздаются DVD с фильмами Чаплина? Какими тиражами?
  – Не помню точных цифр. Но с компанией Уорнер Бразерс мы недавно переиздали все отцу фильмы. Еще сотрудничаем с кинематекой в Болонье. Их работа – все тщательно реставрировать, вручную. Они просматривают буквально каждый миллиметр пленки и, если есть повреждения, реставрируют ее с помощью компьютера. Благодаря этому изображение получается идеальным. Ведь мой отец тоже очень внимательно следил за качеством пленки.
    Помню, у нас дома хранились кинокопии пленок его фильмов. Он обязательно раз в год проветривал их на свежем воздухе.
    – В России, да и в Украине, распространяется тенденция колоризации старых фильмов в угоду новому времени. Как вы относитесь к этим новомодных веяний?
  – Есть две теории на этот счет. Теория, с которой я категорически не согласен, заключается в том, что нужно раскрашивать старые фильмы якобы для привлечения нового поколения зрителей, молодежи. Мол, они охотнее пойдут на фильм, если он будет цветным. Я считаю, что фильмы – как живопись. Черно-белые фильмы были сняты для того, чтобы они черно-белыми и остались. Перекрашивать их – все равно что перекрашивать картины старых мастеров. Мне кажется, что важно воспитывать новое поколение зрителей именно на черно-белых картинах, потому что они такими созданы. Это необходимо учитывать!
    – Какой из многочисленных фильмов вашего отца вам больше нравится просто как зрителю?
  – У меня нет любимого фильма Чаплина. Люблю практически все картины отца, включая ранними комедиями. Хотя они не во всем совершенны, но мне очень нравятся. Более поздние его картины – серьезные. Совершенных родителей фильм – Огни большого города. Причем отец снял его немым, тогда как уже были звуковые фильмы. Хотя в этой картине потрясающая музыка. Наверное, он хотел доказать, что немое кино не хуже звукового. Мне кажется, ему это удалось.
    – Кто больше всего повлиял на ваше воспитание?
  – Наверное, все-таки мама. Она была костяком семьи. Она держала вокруг себя весь дом, организовывала семью.
    – Какое самое яркое воспоминание, связанное с отцом, остался с детства?
  – Наверное, то, что отец в моих воспоминаниях связан с мамой. Они всегда были вместе, чувствовалось, что они очень любят друг друга.
    – Что расскажете о своей собственной семье?
  – Естественно, дети приносят счастье в жизни и в дом. Моей старшей дочери уже 26. Еще у меня есть две девочки-близняшки, которым по два с половиной годика.
    На фото – Владимир Лерт
    Зеркало недели
   

Харьковские депутаты ищут нарушений в кинотеатре «Боммеръ»

  Ревизию кинотеатра Боммеръ начали вчера, 30 октября, чиновники и члены профильной комиссии харьковского облсовета. Об этом сообщает Медиа-порт. Депутаты – среди них были представители управления коммунальной собственности, члены комиссии по вопросам культуры, – инспектировали как руководство Боммера соблюдает условия аренды.
    Но началась работа комиссии по перепалки с активистами гражданской кампании Спасти Боммеръ. Молодежь считает, что сначала чиновники должны были бы отменить решение о приватизации – именно это обещала накануне заместитель председателя облсовета – и только после этого проводить проверки и решать вопросы аренды Боммера.
    Разговор депутата с активисткой:
  Депутат: Мы вправе распоряжаться этой собственностью или не имеем?
  Активистка: Вы имеете право распоряжаться.
  Депутат: Ну, вот мы и распоряжаемся собственностью! А вы пытаетесь наши права заменить, там, подписями граждан.
    Депутаты прошлись по всем помещениям, сверили их с планом, посидели в креслах кинозала, проверили, на месте оборудования. Кинотеатр – на первом этаже. Второй занято фирмами-субарендатор. Длкументамы на эту субаренду депутаты интересовались особо. Директор Людмила Чистова объясняет: с управлением коммунальной собственности все согласовано. Но только вначале и без уточнения сроков.
    Елена Ковалева, заместитель начальника управления коммунальной собственности облсовета: Сведем все эти материалы, проанализируем, юристы поработают, наше управление, после чего снова все выводы вынесем на рассмотрение комиссии, для тог чтобы они приняли взвешенное решение и уже инициировали комплексно вопрос на сессию.
    Как бы и мне было, расторгнуть договор аренды своим решением облсовет не может, говорит Елена Ковалева. Или по соглашению сторон, либо через суд, третий на дано. Срок действия договора – еще три года.
    Активисты общественного движения по защите кинотеатра комиссии не доверяют. Говорят: настораживает, что депутаты зацикавидися состоянию коммунальной собственности только теперь.
    Оксана Нестеренко, активистка гражданская кампании Спасти Боммеръ: Я считаю, что это давление на коллектив кинотеатра. Почему – сейчас ищут существующие и несуществующие поводы расторгнуть договор аренды. Мне кажется, что эти проверки направлены на то, чтобы убрать Чистова.
    Активисты опасаются: изменит облсовет директора – и будут показывать в Боммере популярные фильмы, как и везде, зарабатывать деньги. Для этого даже продавать кинотеатр не обязательно.
    Член комиссии садится в кресло: Ну что это такое? Что это? Как я могу сесть сюда – вот я, зритель?
    Чья это была инициатива – продать кинотеатр? Председатель облсовета Сергей Чернов на заседании сессии подчеркивал: облсовет включила кинотеатр в список объектов на продажу только после соответствующего письма директора Боммера. Мол, коллектив хотел выкупить кинотеатр за бесценок, а узнав, сколько он стоит на самом деле, – отозвал решение. По словам Людмила Чистова, директор кинотеатра, – все было наоборот.
  Людмила Чистова, директор кинотеатра Боммеръ: Я пыталась найти инвестора, но поскольку мне представили уже в конце мая потенциального покупателя – еще до сессии! – То это было бы смешно, понимаете. Я понимаю, что раз есть покупатель, то, значит, есть договоренность, и будет продано.
    Когда депутаты и чиновники объявят результаты проверки? Елена Ковалева, заместитель начальника управления собственностью облсовета, пока ответить не может. Но не исключает, что в понедельник, 2 ноября, выводы будут рассмотрены на общем заседании комиссий облсовета по вопросам культуры и коммунальной собственности.
    Медиапорт
   

Facebook отсудил у спамера 711 миллионов долларов

  Владельцы социальной сети Facebook отсудили 711 млн долларов у человека, рассылала этой сетью спам. Об этом сообщила Лента.ру со ссылкой на Associated Press.
    Суд признал, что гражданин США Сэнфорд Уоллес, который занимается интернет-маркетингом, незаконно получил доступ к паролей многих пользователей Facebook и от их имени рассылал рекламные объявления. Кроме того, Уоллеса обвинили в неуважении к суду. Это означает, что после уплаты многомиллионной компенсации ему может грозить заключение. Окончательно этот вопрос еще не решен.
    Адвокат Facebook Сэм О’Рурке заявил, что владельцы сети не рассчитывают на получение полной суммы компенсации от Уоллеса. Но они надеются, что решение суда дальнейшем сдерживать спамеров.
    Уоллес известен под прозвищем король спама. В 90-х годах он возглавил компанию Cyber Promotions, которая рассылала 30 миллионов нежелательных электронных писем в день. 2006 Федеральная торговая комиссия США оштрафовала его на четыре миллиона долларов за неправомерную рекламу с использованием выныривая окон. В 2008 году суд обязал Уоллеса и его делового партнера Уолтера Райнс уплатить за рассылку спама 234 миллиона долларов владельцам социальной сети Myspace.
    Для Facebook это также не первое подобное слушания. 2008 социальная сеть отсудила 873 миллионов долларов у Адама Гербиза, рассылавший сетью спам сексуального характера.
    Лента.ру
   

Рожденный сказку сделать былью

  Алла Башук, «Зеркало недели» Осень – время подведения итогов. Вот осень 2009 г. профессора Г. Почепцова. Сентябрь – лекции в Эстонии, откуда он привез свою вторую за этот год книгу, изданную на эстонском языке. Октябрь – лекции по информационным войн в Высшей школе экономики (город Санкт-Петербург). Ноябрь – Ереван, где, по приглашению администрации президента Армении, он будет встречаться с представителями пресс-служб государственных структур и экспертного сообщества. А еще – два новых учебных курса в Киеве – Стратегический анализ для магистров в Киевском политехе и информационные избирательные технологии в Национальной академии государственного управления.
    Талантливый человек – талантлив во всем. Эта знаменитая фраза наиболее полно характеризует Георгия Георгиевича Почепцова, которому исполнилось 60 лет. Обычно здесь еще добавляют известную ипостась человека: пишут о писателе, ученого или журналиста. Но кто является Почепцов? Выпускник факультета кибернетики Киевского университета, писатель-сказочник, доктор филологических наук, профессор, заведующий кафедры (в разное время в различных вузах), один из первых специалистов по коммуникациям и прогнозирования будущего не только на территории Украины, но и, фактически, всего СНГ, и, бесспорно, первый популяризатор коммуникативных дисциплин (ПР, имиджелогия, информационные войны) как отдельной научной сферы знаний. И еще: практик в области политического ПР, консультант многих компаний и государственных организаций, член ряда государственных экспертных комиссий, член Союза писателей, заслуженный журналист Украины. Перечислять можно долго, но имейте в виду: во многих сферах деятельности он был первооткрывателем.
    А начиналось все с новой специальности структурная, прикладная и математическая лингвистика, которая создавалась в 70-е годы на факультете кибернетики в КГУ. Оставшись работать в университете после окончания аспирантуры, молодой специалист Георгий Почепцов, среди других курсов и спецкурсов, разрабатывает и читает семиотику, активный интерес к которой проявился через несколько десятилетий в толстом томе Русская семиотика (2002 г.). Кроме того, этот период – вплоть до 90-х годов – обозначен яркой гранью таланта рассказчика. Одна за другой выходят сказки – и не простые, а фантастические, которые сегодня называются фэнтези. Его перу принадлежат около двадцати детских книг. Среди них особенно запомнились Бюро добрых услуг рассеянного волшебника, Ключ от города колдунов, Дверь в волшебную страну, Планета воздушных шаров, Город королей, Замок на загадочной планете, а трилогию Золотой шар отмечен литературной премией имени Николая Трублаини. Было множество читателей и, по нынешним меркам, просто огромные тиражи. И, хотя вся эта красота представлялась только в Киеве, в Союзе не было границ, и его сказки стали достоянием детей из разных ныне стран. Сказочный мир – это мир вечных образов, истин, ценностей, мир всегда актуального времени и пространства. Я знаю тех, кто наизусть цитирует отрывки из его сказок. Узнаваемые прообразы персонажей (кто помнит университет n-летней давности) вызывают улыбку и являются образцами вечных героев – злых ведьм и колдунов, а также отважных, решительных, любознательных и ловких смельчаков. А мы детьми разыгрывали сюжеты из Золотого шара, еще не зная, что в профессиональной деятельности придется ознакомиться с понятием ролевая игра.
    Перемена мест работы приносит новые сферы знаний и интересов. Следующий тринадцатилетний период жизни Г. Почепцова связан с факультетом, затем – Институтом журналистики. Разработанный им курс Теория коммуникации во многом задает вектор интересов на будущее, отсюда и внимание к миру массмедиа. С 1993 года – работа в Институте международных отношений, где Г. Почепцов возглавил кафедру международных коммуникаций и связей с общественностью. Начинается плодотворный период, когда мир открывает благодаря книгам другого Г. Почепцова: наблюдательного исследователя коммуникативного пространства и его организации, специалиста по ПР, имиджелогии, избирательных технологий, информационных и психологических войн. Эти работы известны всем специалистам информационно-коммуникативной сферы: Теория коммуникации, Паблик рилейшнз, имиджелогия, Коммуникативные технологии ХХ века, Информационные войны, Информационная политика, Информация дезинформация, Пропаганда и контрпропаганда, Психологические войны, Стратегия: Инструментарий по управлению будущим, Стратегические коммуникации, Глобальные проекты: конструирование будущего и многие другие.
    Они дают толчок развитию новой научной сферы во всем СНГ, способствуют появлению разнообразие авторов и названий на рынке образовательной литературы по ПР, имиджа, информационной политики. Кстати, первые статьи ученого были посвящены рекламе и вышли в московском журнале Реклама лет двадцать-тридцать назад, когда передперебудовна страна только осваивала новые понятия. Тезисы ученого всегда изобилуют примерами из мировой практики, систематизируют и структурируют новые сферы деятельности – их общие и конкретные стратегии, инструментарий, – раскрывают неожиданные аспекты наук коммуникативного цикла. Свидетельством особой популярности и актуальности его работ, в частности, является то, что учебники имиджелогия. Инструментарий по управлению будущим и Паблик рилейшнз для профессионалов выдержали уже по шесть изданий. Г. Почепцов – единственный ученый, чьи книги в таком количестве издают и продают в Москве, Санкт-Петербурге, Таллинне и вообще за пределами Украины (здесь продается только 10%). Отсюда – постоянные предложения по поводу прочтения лекций и консультаций. Не только украинским студентам, но и аудиториям из США, Германии, России, Литвы, Латвии, Эстонии, Грузии, Армении и других стран посчастливилось слушать лекции метра коммуникации.
    И, наверное, беспрецедентный случай: украинского ученого-гуманитария приглашали возглавить кафедру в МГУ. Но после того как ученый покинул Киевский национальный университет в 2001 г., Г. Почепцов заведует кафедрой информационной политики теперь – Национальной академии государственного управления при президенте Украины. А с 2002-го по 2005 год – он руководитель Управления стратегических инициатив администрации президента Украины. Возможно, именно здесь возникают научные темы последних лет.
    Следует подчеркнуть, что интерес профессора в коммуникативных практик современности никогда не ограничивался чисто научно-образовательной сферой. Г. Почепцов был советником по связям с общественностью у высокопоставленных лиц, консультировал государственные структуры, входил в состав ряда исследовательских групп. В сфере ПР работал на уровне политических партий, общественных организаций, крупных предприятий Украины, в частности в области атомной энергетики, нефтегазовой отрасли, фармацевтики. Это и раскрутка субъекта ПР, и кризисные связи с общественностью, избирательные кампании – практически весь спектр ПР-услуг, который существует на украинском рынке. Г. Почепцов также создал и возглавил Украинскую ассоциацию Public Relations, – ее уже давно нет, Георгий Георгиевич отошел от этой деятельности, но возникли две новые организации. Поэтому в его трудах мы находим не только теоретические обобщения. Большой практический опыт и особый тип мышления, присущий автору, дают возможность выхода на мегаривень.
    Георгий Почепцов не любит жить за чужой стратегией, зависеть от чужих целей и задач. Сейчас он всегда сам планирует свои действия, оставаясь профессором Мариупольского государственного гуманитарного университета и Национальной академии государственного управления при президенте Украины. Его часто приглашают в качестве известного эксперта по информационным и психологических войн в различные телевизионные программы, и не только в Украине. Его точные и глубокие комментарии встречаются в прессе. У него сотни успешных учеников, и сегодня его лекции можно услышать в разных уголках мира. Ведь для коммуникатора главное умение – умение рассказывать истории, успешно делает и учит нас этого метр ПР-технологий. В этом контексте вполне логичным представляется переход от волшебного мира сказки к виртуальному информационного пространства – с его определенной организацией и законами.
    Так кто же все-таки Георгий Почепцов? По-моему, у каждого и для каждого он свой. Главное – всегда актуальна, всегда интересен, всегда готов открывать нам новые горизонты. Спасибо, что продолжаете быть нашим Учителем, раскрываете тайны коммуникации, тешите новыми и новыми работами, а значит – дни моего Почепцова не иссякнут …
    Зеркало недели
   

Украинская служба Би-би-си ищет журналиста для работы в Киеве

  Украинская служба Би-би-си объявляет конкурс на вакантную должность мультимедийного продюсера / журналиста для работы в Киеве.
    Требования к кандидату: опыт работы в журналистике не менее двух лет, отличное владение украинским языком, способность писать, редактировать, переводить материалы для радио, создавать оригинальные аудио-и видеосюжеты, а также работать в прямом радиоэфире, мать радийная голос.
    Одним из требований к кандидатам является знание английского на разговорном уровне. Приветствуется знание другого иностранного языка.
    Кандидат должен хорошо ориентироваться в политических событиях в Украине и за ее пределами.
    Очень важным является умение кандидата работать в команде, быстро ориентироваться в событиях, а также быть готовым к ненормированного труда, посменной работы, в том числе ночью.
    Серьезной составляющей деятельности Украинской службы Би-би-си есть интернет, поэтому предпочтение будет отдаваться кандидату, который сможет приобщиться к наполнению сайта Украинской службы Би-би-си.
    Конкурс на получение вакантной должности будет проведен в декабре 2009 года, ориентировочное время начала работы в киевском офисе Би-би-си – январь-февраль 2010 года.
    Для участия в конкурсе необходимо заполнить анкету, которую можно скачать здесь, и переслать ее председателю Украинской Службы Би-би-си Мачек Бернат-Рещинському по адресу: Maciek.Bernatt-Reszczynski @ bbc.co.uk, не позднее 23 ноября 2009 .
    Би-би-си
   

Холдинг «Главред-медиа» возглавил Александр Ситник, а журнал «Главред» – Диана Дуцик

  Генеральным директором холдинга Главред-медиа 28 октября был назначен Александр Ситник. Сегодня его представили коллективу. До этого господин Ситник работал генеральным директором оператора наружной рекламы ООО Доверие аутдор. Ранее после раздела компании Гравис (Сити и Кино) и освобождение Онно Зонневельд он возглавлял ООО Гравис (канал Сити).
    Передо мной поставлена задача прежде всего коммерческого развития структуры, а также сохранения тех традиций, которые были в структуре. Самое главное, чтобы холдинг работал как холдинг – единым целым, – рассказал господин Ситник ТК о задачах в новой должности.
    Также он сообщил ТК, что главным редактором журнала Главред назначен заместитель директора Могилянской школы журналистики Диану Дуцик. Больше новых назначений нет и пока не планируется, – добавил Александр Ситник.
    Напомним, что должность генерального директора холдинга Главред-медиа была вакантна после назначения Олега Наливайко и.о. председателя Государственного комитета телевидения и радиовещания 9 сентября.
    Хроника
   

Ольга Сумская: «Как видите, меняется руководство – и меняется все»

  Наталия Данькова Ведущая проектов «Утро с” Интером “» и «Место встречи» не против продолжить сотрудничество с «Интером». ТК уже сообщала о планах Интера закрыть Место встречи и переформатировать Утро с Интером. В официальном комментарии пресс-служба канала отмечала, что окончательного решения по поводу продолжения Места встречи еще не принято, а утренний проект по 9 ноября будет выходить без ведущих и студии.
    Актриса Ольга Сумская прокомментировала ТК закрытии двух своих проектов на канале Интер.
    – Пани Ольга, как вам руководство объяснило причины переформатирование Утра с Интером и закрытия Места встречи?
  – Я не знаю, что сказать, потому что я в полном неведении, как говорится. Пожалуй, я последняя в списке людей, которые узнали о закрытии и переформатирования. Я вам скажу, что нам (ведучим. – ТК) до сих пор никто ничего не сообщил – с нами никто не общался по этому поводу. Это довольно типичная ситуация на телевидении, я могу легко сравнить ее с моей работой на канале Киев, или, например, с работой на 1 +1. Никто никому ничего не говорит … В этот раз тоже ни одного звонка ни от Созановского, ни от Бенкендорфа не прозвучало. На дне рождения Интера (19 октября) я виделась с Сергеем Созановский. Он был очень приятным в общении, даже назначил мне встречу, которая должна состояться на этой неделе во вторник, но не состоялась. Возможно, человеку некогда. Но я же не буду обрывать телефоны, стоять под кабинетами или судиться. Это не мой стиль работы. У меня немного другой статус. Неофициально мне сказали, что на время выборов нет возможности продолжить работу в нашей студии.
    – Это относительно Утра?
  – Да. Нам объяснили, что студии пока не будет – у канала нет денег строить новую, а в нашей студии работать больше нет возможности. Но, возможно, со следующего сезона Утро появится снова, а пока, на время выборов, проект будет переформатирована. В каком формате он получится, мы увидим фактически уже в понедельник.
    – А на какой срок у вас был подписан контракт с каналом?
  – У меня не было летнего контракта, я ежемесячно подписывала соглашение.
    – В дальнейшем вы планируете продолжать сотрудничество с Интером?
  – Это вопрос не ко мне, а прежде всего к Сергей Созановский. Если Сергей Леонидович захочет, мне будет очень приятно и я с удовольствием продолжу работать в этом прекрасном формате с Николаем Басковым (Место встречи – ТК), который украшает эфирную сетку телеканала Интер. Хотя, возможно, руководство видит совсем другой путь развития … Заметьте, процесс закрытия проектов начался не с нас – раньше была Картата потата новостей на К1 … Или это к лучшему – рейтинги покажут. Но я бы с удовольствием продолжила сотрудничество с Интером.
    – Как вы объясняете ситуацию для себя?
  – На мой взгляд, руководитель создает свою команду … Но знаете, я прослеживает определенные совпадения: когда-то на канале Киев я вела Мир кино и Время мэра. Но с приходом Бенкендорфа на канал меня из эфира убрали. Тогда сразу закрыли программу Время кино и меня без предупреждения убрали из эфира Времени мэра. Сейчас здесь аналогичная ситуация. Наверное, это просто совпадение, ибо почему так происходит, я не знаю.
    – Как вы оцениваете свою работу в этих проектах?
  – Место встречи, на мой взгляд (и не только на мой), – удачный формат. Хочу сказать, что такой формат уже 5 лет достаточно удачно выходит на канале Россия и украшает эфир. В Утра с Интером интересный и красивый стиль, которого сегодня так не хватает нашему зрителю. Это был теплый актерский дуэт … И главная том, что оба проекта имели хорошие рейтинги. Но, как видите, меняется руководство – и меняется все.
    – В каких сериалах вы сейчас снимаетесь?
  – Я завершила работу с Владимиром Горянским и Дмитрием Харатьяном в сериале Вера. Надежда. Любовь, производства Про ТБ, теперь снимаюсь в сериале компании Киевтелефильм Валентина Опалева Ефросинья, где играю мать главной героини. Но если меня пригласят в когорту Анны Витальевны Безлюдной, я буду очень рада. Потому что я чрезвычайно высоко оценила то доверие, с которой она ко мне отнеслась. Это меня окрылило. Я всегда помню добро.
    – Это означает, что команда Безлюдной планирует продолжить Место встречи на другом канале?
  – Сейчас идут переговоры именно по этому поводу. Место встречи должно иметь продолжения, иначе это было бы преступлением. Ведь программа – красивая, яркая и дорогая. Меня вроде бы обнадежили, что будет продолжение.
     

Олег Панюта вести «Подробности недели» на «Интере». Журнал будет выходить на русском

  Интер возвращает в эфир Подробности недели. 1 ноября информационно-аналитический еженедельник выйдет в эфир с новым ведущим – Олег Панюта. Об этом сообщила пресс-служба телеканала Интер.
    Эту информацию ТК подтвердил и Олег Панюта. По его словам, программа будет выходить в эфир на русском языке. Вопрос о причинах языковых изменений он попросил адресовать не ему.
    Согласно прессовых сообщению, программа также обновит студию и графику.
    Как известно, Подробности недели не выходили с 13 сентября; вместо недельного выпуска в эфире были Подробности с Русланом Сеничкин. Такое изменение было связано с увольнением генерального продюсера Анны Безлюдной, что, в свою очередь, потянуло увольнения нескольких ключевых людей из ее команды, в частности и ведущего Подробностей недели Андрея Данилевича.
    Хроника
   

«Ни о чем не жалею»

  «Хроника» Пять лет назад, во время событий журналистской революции 2004 года, с телеканала «1 +1» в знак протеста против цензуры уволились семь журналистов. Сегодня с помощью экспертов ТК оценивает этот радикальный шаг и его значение для общества и отечественной журналистикиПьять лет назад, в конце октября 2004 года, началась журналистская революция, которая предшествовала Майдана. Журналистская революция была проявлением протеста многих украинских медийщиков против цензуры темников, которая в то время внедрялась Администрацией президента Леонида Кучмы. Напомним для нового поколения репортеров, темниками называлось распространение неофициальных инструкций для медиа, как и какие именно темы освещать или не освещать в информационных материалах. В результате контроля за редакционной политикой со стороны президентской администрации, согласованного с владельцами каналов, вещатели прибегали к несбалансированной подачи новостей, цензуры фактов или размещение их в манипулятивного контексте, до сопровождения политтехнологических спецопераций в пользу одного из кандидатов президентской избирательной кампании и т.д.
    Журналистская революция готовилась несколько месяцев – с помощью Киевского независимого медиа-профсоюза, которую тогда возглавлял Егор Соболев, с помощью отдельных авторитетных журналистов (Андрея Шевченко, Романа Скрыпина, Евгений Глибовицкий, Вахтанга Кипиани и других), независимых интернет-сайтов – Хроника, Украинская правда, Майдан … Среди масштабных событий тех дней вспомним и марш киевских журналистов по Крещатику 23 октября 2004 на защиту 5-го канала – тогда единого оппозиционного – против давления власти и олигархов. И голодовку 25 журналистов 5-го канала, которое началось 25 октября. И открытую протестную заявление 41 журналиста 5 центральных телеканалов – ICTV, Интер, Новый канал, Тонис, НТН, – которую те произнесли на лестнице агентства УНИАН 28 октября, а через несколько дней на сайте Хроника это заявление подписали 346 тележурналистов из 19 отечественных телекомпаний. И публично провозглашено 10 ноября решение журналистов Первого национального канала работать исключительно по выписанным ими самими принципами редакционной политики. И знаменитая покаянная заявление к общественности в прямом эфире коллектива ТСН и менеджмента 1 1 25 ноября …
    Были и менее резонансные, но одновременно не менее существенные события и действия отдельных журналистов против цензуры – как, например, интервью Хронике журналистки ТСН канала 1 +1 Леси Сакада, в котором она открыто рассказала о том, что в результате давления в подготовленном ней в эфир биографическом сюжете об Виктора Януковича – кандидата на президентский пост от власти – не было отмечено факта его судимостей. Или поступок ведущей сурдоперевода Первого национального Натальи Дмитрук, которая в выпуске новостей 25 ноября рассказала своим телезрителям с недостатками слуха, что результаты выборов сфальсифицированы.
    Было много и других шагов тех из нас, кто находил в себе силы отстаивать не только собственное право работать честно и искренне, по демократическим стандартам, но и – главное – право общества на получение достоверной и полной информации, в результате чего только можно сделать ответственный выбор.
    Но наиболее радикальный поступок против цензуры в гуще тех событий и эмоций совершили семеро журналистов ТСН – Наталка Фицич, Федор Сидорук, Виктор Заблоцкий, Игорь Скляревский, Юлия Бориско, Галина Бецкого и Марьяна Воронович. Того же 28 октября они в знак протеста против цензуры уволились с канала по собственному желанию. Произошло это вследствие очень сложной ситуации в редакционном коллективе 1 +1. Сначала более 30 журналистов ТСН собирались обнародовать собственное заявление против цензуры – жесткую, чем упомянутое заявление 41 журналиста. Но во время встречи с коллективом тогдашний генеральный продюсер 1 +1 Владимир Оселедчик заявил, что вследствие присоединения журналистов 1 +1 к акциям протеста может возникнуть угроза его жизни. Часть ТСН-овцев отозвала свои подписи. Но названа семерка уволилась. Журналисты отметили, что пошли на такой шаг после продолжительных, но безрезультатных переговоров с руководством ТСН. Наше телевизионное ремесло окончательно превратилось в обслуживание интересов тех, кому 1 +1 отдан его собственниками в политическое использования, – резюмировали они.
    Пять лет спустя многие отчаялся, к сожалению, не только в Майдане, но и в результатах журналистской революции. И сегодня, в 2009 году, мы говорим о низком качестве теленовостей, о давлении владельцев на редакционную политику ньюзрумов, об отсутствии в стране общественного вещания, о преграды в доступе к информации и т.п. Наверное, пришло время ревизии. Наша тогдашняя невидстороненисть от политических баталий, поддержка оппозиционных политиков сыграли злую шутку, ведь оппозиция, пришедшая к власти, продолжала считать, что медиа должны безоговорочно ее поддерживать, болезненно реагировала на критику. Наше восторг от побед нас же и расслабило – и уже в 2006 году мы оказались не готовы к масштабной корпоративной солидарности, когда на Интере начались крупные увольнения, а в 2007 году то же самое произошло и на 1 +1. Журналисты оказались беспомощными распознать лицемерие владельцев, которые подчеркивали бы чисто экономическим причинам увольнений, хотя на самом деле освобождали прежде опытнейших и непослушных репортеров.
    И все же, признавая собственные ошибки и несмотря на то, что результаты нашей борьбы 2004 года не совсем такие, на которые мы надеялись, можно сказать: те события таки сыграли для украинской журналистики огромную роль. Мы получили опыт согласованных совместных действий в защиту демократических стандартов журналистики. Мы достигли и существенных изменений в редакционный политике своих СМИ – все-таки и плюрализм, и возможность свободного выражения мнений сейчас есть в нашем телеэфире. А главное – Поступок с большой буквы всегда остается поступком, и даже если он не имеет большого непосредственного влияния на события, то ментальное влияние на сознание поколений должен обязательно.
    Так что к 5-летию октябрьских событий 2004-го ТК решила задать несколько вопросов нашим экспертам и непосредственным участникам журналистской революции относительно их оценки наиболее радикального шага, к которому прибегли семеро журналистов 1 +1. Имел ли этот шаг смысл? Ли сдвинулся он что-то в отечественной журналистики? Имеем ли мы быть готовы именно к таким радикальным действиям во время любой угрозы свободной журналистике, свободным СМИ, свободе слова?
    Отношение к нашей идеи выявило, на наш взгляд, актуальность анализа журналистской революции. Ведь выяснилось, что и сейчас нет однозначности в оценке тех событий. Также неоднозначной оказалась реакция самой семерки журналистов. Часть из них, кстати, уже не работает в журналистике – что также свидетельствует о незавершенности процесса демократизации украинских СМИ, освобождение их от давления. Виктор Заблоцкий и Федор Сидорук не захотели вспоминать те времена, Юлия Бориско, которая теперь работает на 1 +1, уклончиво пообещала высказаться только при условии, что все семеро ее коллег примут участие в опросе.
    Также не захотели вспоминать событий 2004-го ни тогдашний генеральный продюсер 1 +1 Владимир Оселедчик, ни руководитель информационного вещания канала Вячеслав Пиховшек. Правда, господин Пиховшек отметил, что считает то освобождение спецоперацией Хроники против ТСН, и этим ограничился. Журналист Сергей Швец на предложение ответить на вопрос ТК попросил прислать их пресс-службе. И таки прислал ответы, в которых свое отношение к событиям 2004-го охарактеризовал максимально лаконично: Однозначного оценки не имею. И все. Точка.
    Поэтому спасибо тем, кто нашел в себе силы вспомнить 2004 год. А это Наталка Фицич, Роман Чайка, Максим Равреба, Борис Фуксман, Леся Сакада-Островская, Ирина Геращенко, Алексей Шалайский, Елена Бондаренко, Сергей Васильев, Юлия Жмакин, Егор Соболев.
    Вопрос ТК:
    1. Как вы оцениваете сегодня поступок семи журналистов с 1 +1, которые уволились с канала в знак протеста против цензуры?
    2. Какими методами должно защищать журналист право работать по профессиональным стандартам?
          Наталья Фицич, журналист, генеральный продюсер продакшна Закрытая зона:
  1. Я нынешняя, 5 лет спустя, считаю, что это был единственно правильный и единоверных на тот момент поступок. Ни о чем не жалею. И то, что происходит в моей судьбе теперь, еще раз доказывает, что тогда все было сделано правильно и искренне. На тот момент мы верили в идею и шли за ним, мы не поддерживали ни одной из политических сил, мы просто отстаивали наше право, как журналистов, писать правду.
    Я считаю, что тогда мы поступили правильно. То, что произошло потому, тоже об этом свидетельствовало: 1 1 за месяц изменил свою политику. Правда, впоследствии началось наступление желтой и коммерческой журналистики, но это уже другая история, и она связана с другими журналистами, которым нужно отстаивать право на профессиональную, взвешенную журналистику.
    2. На сегодня для защиты профессиональных стандартов подходят любые легальные средства. Тогдашний поступок – это крайний метод, но это единственное, что оставалось. Теперь есть больше возможностей: отстаивать свою позицию, говорить, спорить, дискутировать. И мне кажется, что это заслуга тогдашней борьбы за свободу слова. Другое дело, что она вернулась несколько иначе – в каком смысле этой свободы стало слишком много. Ведь сейчас журналисты очень часто отстаивают свободу, забывая об ответственности.
          Роман Чайка, журналист, ведущий программы 5 копеек (5 канал):
  1. Оценивать сегодня те события – это где-то же, что сейчас обсуждать Переяславскую совет или Черную раду полковников казачьего войска: мы бы это представляли как доклады СНБО и политбюро, а на самом деле тогда у людей была совершенно иная мотивация. Так же и мотивация людей в 2004 году была иной, чем у нас настоящих … Они имели опыт игры в темники (или против темников), работы под руководством Пиховшека, опыт того, что 5-минутка лайнометив Корчинского и Джангирова шла как часть ТСН … А ТСН – это был бренд, где работали очень профессиональные журналисты (не сравнить с нынешним ТСН …). То есть тех людей это просто достало, и они искренне верили, что как один раз резко сказать достаточно, это действительно прекратится. В принципе, этот поступок не был простыми эмоциями. То, что он не дал никакого результата, учитывая сегодняшний день, то это так же можно сравнить с многолетней борьбой УПА, когда ребята, которые шли в лес, знали заранее, что они никогда не смогут преодолеть войск НКВД и действующую армию, но другого выхода задекларировать позицию не было. И эти люди остались, по крайней мере перед собой, честными.
    2. Сегодня никакие коллективные методы я не считаю эффективными, поскольку это все зависит от позиции каждого отдельного человека. Результативность акций сопротивления не слишком высокой. Например, мы были свидетелями, как в последнее время журналистов дважды использовали вслепую. Первый раз был, когда президент собирал журналистов, чтобы объяснить, что это они остановили широкую коалицию, что в действительности оказалось абсолютной ложью. А второй раз был тогда, когда именно журналисты занялись распространением абсолютно непроверенных фактов и прямых обвинений, плюнув на все стандарты.
    Если человек, например, не хочет выполнять редакционное задание на мочиливку или участвовать в каком-скандале, где журналистов просто используют, то вариант защиты журналистов может быть только персональным .. Потому что в нашем цехе работают десятки тысяч тупых зомби, которые не имеют никаких знаний, практики проверки информации или факта из трех источников, для которых имеют значение зарплата, рабочий график и возможность красиво держать микрофон перед мордой политика. Поэтому я считаю, что, к сожалению, коллективные действия в стиле романтики 2004 закончились.
          Максим Равреба, заместитель главного редактора информационного агентства Интер медиаконсалтинг:
  1. Тогда каждый поступал, исходя из собственных взглядов, и каждый решал сам для себя – стоит ему что-то делать или нет, уволиться в знак протеста, или подписать петицию, или просто молча делать свою работу на своем месте. Но тогда ситуация была иной. Тогда внутренне каждый знал, где добро, а где зло, что правильно, а что лукавство. А сейчас ситуация сложнее. Сейчас все гораздо непонятно, да еще и усугублено кризисом. Сильно снижена престижность журналистского труда, в первую очередь благодаря безлюдовщине 2007 – 2009 годов. Анна Безлюдная – и я в этом уверен – продемонстрировала, как журналиста можно превратить в колхозника, который примитивно выполняет неквалифицированную работу. А как могут защищать престиж профессии люди, которые фактически ничего не знают? Понимаете, смена поколений произошла не диалектического.
    2. Поэтому еще долго принимать решение будет каждый за себя. Но правильнее было бы, если бы журналисты пошли по пути солидарности, создали какие-то третейские организации, которые занялись бы люстрации, изгнания из профессии людей, которые запятнали себя заказухой и политическим мочиловом. Например, у Безлюдной была такая политика: если ты лоялен – работаешь, не лоялен – не работаешь. И вот сидит такой человек, делает все то, что ему скажет менеджер, и думает, что ему за это ничего не грозит. А в это время некая профессиональная организация принимает решение, что этот человек не является журналистом, потому как нарушает профессиональные стандарты. И менеджер должен его, такого лояльного, уволить. Это мои собственные разработки, и я считаю, что это очень неплохие идеи. Но для того чтобы это появилось, необходимо, чтобы журналистская элита перестала думать о собственном благополучии и нашла в себе силы объединиться и договориться. Но это, наверное, невозможно. Сейчас каждый думает больше о собственном благополучии и не хочет интегрироваться в серьезные профессиональные объединения.
          Борис Фуксман, бизнесмен, экс-владелец 1 +1:
  1. На тот момент я был очень далек от оперативного управления каналом. Лично я за время своей деятельности и в качестве учредителя, и в качестве оперативного менеджера никогда не оказывал давления ни на одного журналиста или ведущего. Потому я считаю, что если такая проблема и возникала, то были другие способы высказать свое неудовлетворение и продемонстрировать его журналистскому сообществу. Но прежде чем выносить что-то на суд общественности, не стоит ли обсудить это на канале? Я не могу подтвердить проявления какой-то борьбы или недовольства внутри – ни на внутренних страницах сайта канала, ни в кулуарных разговорах … Может быть, люди таилы в себя какое-то недовольство, а потом предприняли этот шаг? Я не сужу их, а отвечаю на ваш вопрос. Знаете, при том, что никто не проявлял недовольства, как я уже сказал, у нас в тот момент было много людей, лояльных к революционному движению, где-то 90% сотрудников канала 1 +1 были сторонниками Оранжевой революции. А может даже и больше: многие, может быть, делали не то, что они думали, но сердцем и душой они были все с Оранжевой революцией.
    2. Если перейти к сегодняшней ситуации, то мы в Украине живем в достаточно открытом обществе: каждый имеет право на свою точку зрения. Но надо понимать одну вещь – если ты работаешь в СМИ, то его информационную политику определяют главные редактора. У тебя, по сути, есть альтернатива – либо работать в режиме предложенной информационной политики, либо же уволиться. И если ты выступаешь или пишешь я журналист канала 1 +1, то, естественно, должен работать в рамках корпоративных правил, но как гражданин страны ты имеешь право говорить что хочешь и где хочешь. Это две разные позиции: личная и профессиональная.
          Леся Сакада-Островская, независимый журналист, экс-ТСНивка:
  1. Я считаю, тогда не стоило увольняться … Потерял, прежде всего, зритель 1 +1, которого увольнении в знак протеста лишило сюжетов таких супермижнародникив, как Виктор Заблоцкий и Федор Сидорук. Благо, девушки вернулись … Только Наталье Фицич удалось зажечь интересный авторский проект на другом канале, остальным – нет.
    Есть такая мудрость: если кто возвращается туда, откуда ушел, хлопнув дверью, – значит, он признал свои ошибки … Самое обидное в этой истории, что боролись с цензурой, а обидели мудрого Владимира селедочка, который уже тогда прозорливо предсказал сценарий отношений людей и майданной власти и искренне пытался проветрить наши ТСН-овское мозги от оранжевых иллюзий … А его, как руководителя одного из самых влиятельных каналов, цензура во временаМедведчука-Кучмы душила еще сильнее нас, всех вместе взятых … А вот о себе … Да, я помню тогда свое интервью Хронике К сожалению, я солдат … Я тогда рассказала все честно и ни о чем не жалею.
    2. Дело в том, что для меня как для тележурналиста, который видит себя только в культуре, существующей сейчас неформатом для ТВ, злейший враг – телебоссам! Они бессильны или воодушевить меценатов на культурные телеподвигы, или придумать неординарные проекты, которые бы имели сумасшедшие рейтинги, и мне остается лишь ждать, когда потребительское ТВ накроет полный кризис … Чтобы ускорить процесс – умолять самых культурных телевизионщиков всех каналов объединиться в творческом порыве и в знак протеста против бескультурной ТВ всем дружно позвильнятися! И будем вместе ходить в архивы, читать книги, писать в стол – и готовиться к культурному прорыву в украинском эфире! :)
          Ирина Геращенко, народный депутат (фракция Наша Украина – Народная самооборона):
  1. Во-первых, мне жаль, что среди тех, кто тогда уволился, не все вернулись в медиа. В частности Виктор Заблоцкий, которого я считаю одним из самых сильных журналистов-международников.
    Что касается поступка, а это был настоящий поступок, на который сегодня в Украине мало кто способен, то я высоко его оцениваю. Мы знаем, что самый страшный цензор живет в нас самих, мы сами можем дать объективную оценку тому, что мы делаем. Тогда люди сами себе сказали, что то, чем они занимаются, не является журналистикой.
    Сегодня также сложная ситуация в журналистике, но в отличие 2004 диагноз несколько другой. Сейчас речь надо вести не о цензуре в украинских медиа, а о чрезвычайно низкие профессиональные и личностные стандарты. Поэтому для украинской журналистики будет значительным испытанием избирательная кампания 2010 года. Мы это хорошо видим в новостях, когда политические новости превращаются в пресс-релизы пресс-служб. И против этого никто не протестует …
    2. Защищать себя журналист имеет своим профессионализмом. У нас проблема с профессионализмом во всех сферах: власти, государственных учреждений, журналистике. О каких стандартах можно говорить, когда люди просто не владеют профессией? Посмотрите на ТСН на Плюсах. Зрители их просто не узнают. Мне кажется, что даже в пик цензуры они были сильнее, преимущественно за счет личностей, которые там работали. А сегодня это какая криминальная хроника …
          Олекса Шалайский, главный редактор proUA:
  1. Как оценивал тогда, так оцениваю и сейчас. Поскольку поступок остается поступком независимо от времени, прошедшего с тех пор. А это был поступок. Во-первых, потому что никто из них не озолотился от своего шага. Во-вторых, потому что тогда следующим образом применила минимальное количество журналистов.
    2. К сожалению, влияний журналистов на редакционную политику не прибавилось. Поэтому свобода слова журналиста зачастую зависит просто от того, удалось ли ему с владельцем. Причем о том, удалось ли, работник узнает лишь после нескольких месяцев работы.
    Единственный шанс выжить в таких зверских условиях – попытаться стать известным журналистом. По крайней мере, профессиональным других коллег. Все-таки хороший журналист с рынка не исчезает. А если репортер никчемный, то он хлопнет дверью, или тихо уйдет – это никого не касается. Кроме того, профессиональный журналист имеет шанс защитить от морального ломки и молодого-перспективного товарища.
    Относительно заявлений, обращений и пикетов: они нужны, но они уже будут бороться с последствиями. Спасти слово в Украине стратегически может приход сюда нескольких западных медиа. А сломать – объединение крупнейших политических сил в очередную широкую коалицию. К сожалению, второй пока более вероятно. Западный капитал, как видим, сюда приходит, а потом пытается убежать.
    Как ни странно это звучит, но всякий журналист, который сделает хоть что-то для цивилизованного рынка распространения, замеров аудитории и т. д., – приблизит этих инвесторов сюда, а следовательно поспособствует и свободе слова.
          Елена Бондаренко, народный депутат (фракция Партии регионов):
  1. Тогда это всем казалось подвигом. Но прошло 5 лет, предреволюционный флер Развеялся, поблекли краски, и есть объективная данность, зачатие которой состоялось именно 5 лет назад. Один из моих коллег как-то выразился: Ранее журналисты работали как невольницы в гареме, зато теперь как падшие личности в борделе. Разве второй вариант лучше? Бунт против нелюбимого султана закончился продажной любовью …. Молчание об ошибках оранжевых любимцев публики, которое демонстрировало большинство журналистов в 2004 – 2009 годах, практически подтвердило эту точку зрения.
    На самом деле дефицит свободы слова компенсировался только за счет травли неоранжевых. Демонизации их образа была возведена чуть ли не в обязательную миссию пишущих и снимающей. Чего стоил один из материалов все тех же Плюсов о трагической смерти гендиректора Артемовского завода шампанских вин, который в результате неверного обращения с оружием застрелился дома на глазах у своих друзей. Помните, какую версию обнародовали ТСН? Предполагалось, что он застрелился потому, что именно в бутылке из-под шампанского в Украину завозили диоксин, которым был отравлен Ющенко. Бред вообще!
    Крайности приводят к крайностями. Тогда журналисты подписали заявление о том, что они не могут профессионально исполнять свои обязанности и предоставлять обществу правдивую информацию: Наше телевизионное ремесло окончательно превратилось в обслуживание интересов тех, кому телеканал отдан его владельцами для политического использования …. Хочу спросить: вам это не напоминает год эдак 2009-й?
    2. Метод один: соблюдать стандарты журналистской работы. Как минимум, подавать две различные точки зрения на одну и ту же проблему. И максимально избегать субъективных оценок, личного отношения к событиям, фактам. Знаю не одну редакцию, где именно так и стараются работать. Есть журналисты, на которых стоит равняться. Сейчас же у нас не репортажи, а какие-то заметки о Простоквашино, журналистика все более скатывается к блоготристике, где, в общем-то, и ответственности никакой. Факты все более вытесняет Отсебятина (я имею в виду оценки, отношения, мнения). Грани и детали стираются неумнымы обобщениями. Дай бог нам эту болезнь пережить.
          Сергей Васильев, заслуженный журналист Украины, экс-руководитель Главного управления информационной политики Администрации президента Кучмы, по мнению многих экспертов – один из проводников темниковской цензуры в период 2002 – 2004 годов:
  1. Это была политическая конъюнктура и ничего больше. События, произошедшие затем и все, что впоследствии произошло с так называемыми независимыми журналистами, добавляет справедливости моей оценке.
    2. Относительно того, как журналисты должны защищаться. Для этого есть украинское законодательство и Конституция. Надо быть принципиальным во всем, пропагандировать правовой способ мышления и жизни, пытаться требовать этого от других. То есть создавать правовую среду, в котором любой человек, в том числе и журналист, сможет обеспечить право на беспрепятственную профессиональную деятельность. Не надо ничего придумывать, не надо революции проводить. Есть действующее законодательство, и надо всеми возможными и доступными средствами делать так, чтобы оно работало. А у нас, к большому сожалению, программы правового обучения населения ни на телевидении, ни на радио (за редким исключением) практически нет. Телепрограмму, которая занималась правовым всеобучем населения, которую я делал больше 10 лет, с приходом президента Ющенко 2005 года сняли с эфира Первого национального канала только потому, что я работал в Администрации президента Кучмы. Вот вам и ответ. Если бы все жили в правовой среде, то у журналистов, которые сейчас работают с Ющенко, при условии смены президента не должно возникать проблем с трудоустройством. Они должны иметь возможность продолжать свои интересные и полезные проекты. Право является гарантией, которая даст возможность представителям масс-медиа быть независимыми и не обращать внимания на капризы политической погоде. Журналисты должны заниматься общественно-полезным трудом на благо людей, независимо от того, кто придет к власти.
          Юлия Жмакин, редактор программы Завтрак с 1 +1:
  1. Для чего оценивать события 2004-го? Эти люди ушли, и ушли достойно, не потерялись в информационном пространстве, и мы все их помним. Может ли повториться подобное в нынешних условиях, при нынешней президентской кампании – вот в чем вопрос.
    2. Мы можем начать долгую и бесплодную, как показывает ситуация в Украине, дискуссию о том, что должно быть редакционный совет, который подписывает договор с владельцем канала, и что в этом договоре должно быть обусловлено политику невмешательства и так далее. И только тогда журналист, условно говоря, будет защищенным. Но это все – глубокая теория, в чем я убедилась во время работы в новостных службах нескольких телеканалов. Поэтому скажу откровенно: я не знаю, как защищаться. Наверное, работать на приличных каналам, которые, в крайнем случае, могут сопротивляться, если ситуация выходит за рамки не только профессиональной ответственности, но и персональной ответственности и совести.
          Егор Соболев, руководитель бюро журналистских расследований Сознательно:
  1. С каждым годом этот поступок выглядит все … справжнишим. Я, как лидер профсоюза, с этой благородной семеркой тогда спорил, что не надо увольняться, надо оставаться на рабочих местах и, не выполняя приказов цензоров, давить своим поведением на тех, кто выполняет темники. С Игорем Скляревьким даже ссорился … Сейчас хочу извиниться перед ним. Он первый написал заявление и вдохновил всех остальных. Сейчас хочу сказать, что Игорь для меня – настоящий герой. И хотя он оставил журналистику, он для меня героем журналистики останется навсегда.
    Тогда я был очень расстроен их решением, убеждал других, что нет, нельзя им освобождаться, не надо. Но это было важно. Для того, чтобы журналисты, работавшие в редакциях, видели, что рядом с ними есть коллеги, которые занимают настоящую журналистскую позицию. И что эти коллеги продолжают работать, но работать честно, под аплодисменты общества, под аплодисменты людей, которые об этом знают, а не, втягивая головы в плечи, занимаются неизвестно чем. И, в конце концов, именно такая тактика сработала. Люди, оставшиеся на Интере, на 1 +1, на Новом, на ICTV, и продолжали не выполнять темников, изменили мнение большинства журналистских ньюзрумов. Я за то, чтобы о поступок этих людей снимали фильмы и изучали в журналистских вузах.
    2. Это не вопрос какого-то приема. Это как быть хорошим семьянином – прежде всего надо этого захотеть. Далее следует с уважением относиться к другим членам семьи. Третье – надо за ними ухаживать, не требуя чего-то себе, взамен. Четвертое – нужно не изменять жену или мужа, не забывать детей, проводить как можно больше времени вместе.
    То же – быть хорошим журналистом. Нужно этого хотеть в любых условиях. А когда это не удается, нужно еще больше хотеть. А дальше жизнь подскажет. Не выполнять указаний, которые противоречат журналистским стандартам. А если не удается убедить людей, лучше поступить, как сделала эта героическая семерка: уволиться. Игорь Скляревский, который сейчас является блестящим веб-архитектором, – счастливый человек. Я с ним время от времени общаюсь и вижу в нем внутренний покой, удовлетворение жизнью. И просто подлинность. Кажется, когда он утром смотрит в зеркало, ему не стыдно. Я точно уверен, что не стыдно …
    Фото – Яны Новоселова, www.agitclub.ru, www.day.kiev.ua, www.liga.net, mayor.benkendorf.kiev.ua, focus.ua, www.umoloda.kiev.ua
   

Иван Андрусяк в ВНУ: нестандартный ракурс

  Екатерина Довгопол «Я не знаю, что такое” широкие массы “. Я не пишу для них. Не пишу для читателя »Вчера, 29 октября, мы имели возможность встретиться с известным украинским поэтом, переводчиком, автором многих детских произведений Иван Андрусяк. Но – нет! Начинать не так! Уж очень надоели отчеты, корреспонденции и сухие репортажи. Потому что именно такие жанры используешь, когда пишешь отзыв на событие. Согласитесь: скучно читать произошло, произошло, сидели-слушали, приглашенные отвечали, задавали вопросы, читали стихи, разошлись … Потому что именно так пишут теперь журналисты в информационном формате. Хочется какого смаколики – выражаясь любимой фразой одной из наших семейных волынских газет. Поэтому предлагаю смаколики!
    – Я совсем здитинив, однако не совсем! – Так представил себя Иван Андрусяк на встрече со студентами ВНУ им. Леси Украинский.
    Оно и заметно было: непринужденная детская улыбка, не до конца отработаны движения поведения на сцене и перед публикой, что, кстати, очень приближало человека в зал, какая-то расхлябанность, так сказать, – все это не вписывалось в рамки возвышенного и вынужденного пафоса ведущей. Резкий контраст резал глаз и ухо. Критика? Если мой читатель уловил мысль, то заверяю – зрители это почувствовали сразу. Итак Он – Дивов не удивляются, с чудом все иначе! – Так подтвердил пан Иван … (Ну не буду же я говорить: Иван Андрусяк за-чи-тав свои по-езии, и Особое-во уроч-сто пролуна-ло его Дивов не удивляются … / Страх, к чему не терплю пафоса!:)
    Далее с минут двадцать ничего интересного не было. (Не буду обманывать читателя – действительно ничего интересного не было: автор читал стихи, ставили формальные вопросы, которые, кстати, уже заранее приготовили – это сразу заметно, приглашали к слову известных.) Последние ряды медленно погружались в сон, лишь иногда шевелились от резкого микрофонного голоса со сцены. Оператор, который снимал сюжет для телевидения, сначала меланхолично и упорно наматывал километры по часовой стрелке, затем ждал конца, чтобы иметь завершающий момент для видеоряда – очевидно, кассета не рассчитана на полуторачасовой проект …
    Иван Андрусяк, видимо, был единственным лицом, который понимал конечную цель аудитории: ряды ридилы каждые две минуты. Поэтому он из всех сил пытался разогреть ее. Это удавалось – действительно искусство. Его спросили: как объяснить то, что стихи направлены на разумных читателей и широкие массы не всегда правильно воспринимают написанное? Ответ: Я не знаю, что такое широкие массы. Я не пишу для них. Не пишу для читателя. Когда писатель говорит, что он пишет для читателя, – не верьте, ибо это неправда. Об читателя он думает в последнюю очередь! Не буду вдаваться в преувеличение, но эта фраза стала шокирующей и … правдивой. Хотя, однозначно, не все уловили сказанное. Жаль.
    (Далее выступали Владимир ноября и Надежда Гуменюк, но мы договорились: писать без пафоса и романтичности, поэтому мне нечего сказать об их речи.)
    В предвыборное время актуально о светлом будущем. Цитата Ивана Андрусяка: Тот мир, который крутится вокруг нас, катится не совсем туда. Сейчас он уже докатился. Комментировать отказываюсь.
    Ну как? Вкусно? Настоящие гурманы отказываются есть каждый красный борщ (заметки с отчетами о событиях и мероприятиях)! Разнообразьте питание: желудка вредные фактичность и приправленная пафосом будничность. Не правда ли, журналисты?
    Екатерина Довгопол, студентка Института филологии и журналистики ВНУ им. Леси Украинский
    Фото – dyskurs.narod.ru