Украиноязычный сериал «Только любовь» на «1 +1» стартует 25 января

Премьера русского сериала Только любовь на 1 +1 состоится 25 января в 18.30, сообщили в вечернем выпуске ТСН 19 января.
Напомним, Только любовь – 100-серийная адаптация румынского формата Only love позиционируется как первая украиноязычная теленовелла.
Ее производство осуществляла 1 +1 Production. В главных ролях: Александр Никитин, Магдалена Горская, Алиса Лукшина, Виктория Литвиненко, Екатерина Кузнецова, Владимир Миненко, Влад Заднепровский, Лариса Руснак, Алексей Вертинский. Продюсер: Александр Ткаченко, Габриэль Попеску.
Режиссеры: Антон Гойда, Игорь Забара, Владимир Онищенко.
Ранее старт сериала планировался на сентябрь 2009 года.
Хроника

Ликбез. Как достигать «недостижимого» баланса мнений

Игорь Куляс, для «Хроники» Первым препятствием для получения комментария является элементарное трусость или лень самих журналистов. Часть 1 В серии статей под заголовком Ликбез (это древняя совицька аббревиатура, означающая ликвидация неграмотности) я попробую по порядку описать те основные приемы в работе тележурналиста, которых по разным причинам не знает множество нынешнего телевизионного люда. Говорю такое вполне ответственно, ведь это наглядно показал предварительный разбор полетов выпусков новостей: журналисты всех крупных каналов постоянно и упорно допускают одни и тех же серьезных системных ошибок в сюжетах, БЗ, устных сообщений и прямых включениях. А галасування анонимов в комментариях к моей критики лишь подтверждает слабую профессиональную подготовку журналистов: ведь они считают свои грубые ошибки почти правилом или же находят им оправдание, откровенно смешные с профессиональной точки зрения.
Я долго думал, с чего именно начать этот надкритичное ликбез. Ведь все составляющие профессиональной журналистской работы срабатывают только в комплексе, а о какой комплекс может идти речь, когда эфирный продукт показывает, что почти всеми этими составляющими журналисты комплексно пренебрегают? С какой же стороны начать? Я решил себе – надо отталкиваться от гласу анонимного народа. Те мои замечания, которые они больше всего оспаривают, – вероятно, и являются важнейшими для постепенного движения журналистов к настоящей профессионализма в работе.
Предисловие. Нацбанк по полюс недоступности
Начну с одной недавней истории. Помните, как Кабмину захотелось получить дополнительный миллиард гривен на борьбу с гриппом? А президенту давать этот миллиард не хотелось. Изюминкой дискуссии был вопрос источников этого понадбюджетного финансирования. Премьер-министр говорили, что эти деньги есть в Нацбанке, который их заработал в течение года. А президент говорили, что таких денег у Нацбанка нет, он их не заработал, так что такое финансирование будет означать лишь дополнительную эмиссию ничем не подкрепленных денег. И усилит инфляцию. Телеканалы в новостях так и рассказывали об этом – мол, премьер: есть деньги – президент: не является денег. А я, как телекритик, заметил, что логично было бы в этой ситуации спросить у самого Нацбанка, эти деньги у него есть. Этого ни один (!) Из каналов тогда так и не сделал. Так что все каналы показали здесь критическую непрофессионализм. Как на мой личный взгляд, это было самоочевидно. Но журналисты-анонимы считали иначе. Так, например:
Прасковья / / 18.12.2009 00:22:04
А у самого Нацбанка спросить чего у журналистов не хватило. То ли фантазии не хватило, а может, еще чего, не знаю … Автор, Вы живете на мысяцы. Нацбанк найзакриттыша учреждение для прессы. ЦИК не признает какие-то пресс-конференции раз в 2 месяца, и на них час отвечает на заготовленные вопросы из бумажки а потом говорит что больше нет времени. А так его поймать где-то – нереально:) Мечтатель ..
Госпожа Прасковья здесь озвучила типичную журналистскую отмазку. Которая свидетельствует лишь о том, что журналисты не умеют и не знают простой технологии работы с отказами от комментариев. Хотя я лично сомневаюсь, что кто вообще тогда обращался в НБУ, поскольку, как с праведным возмущением замечает госпожа Прасковья, Нацбанк найзакриттыша учреждение для прессы. А это, в понимании неумелых (или просто ленивых) журналистов, означает, что и обращаться к ним за комментариями не надо. Но согласитесь, если вы не спросили – никто вам точно и не ответит!
Если же взглянуть на ситуацию в целом, можно смело утверждать, что закрытость для прессы отдельных учреждений, организаций, чиновников, бизнесменов или политиков на самом деле есть … нерукотворным творением самих же журналистов. Любой из необходимых комментаторов начинает диктовать журналистам определенный стиль общения (например, те же какие-то пресс-конференции раз в 2 месяца с заготовленный вопросами с бумажки или же вообще полное молчание) лишь тогда, когда журналисты с этим заранее соглашаются. Через собственные лень, страхи или непрофессионализм. Наконец, этому чиновнику удобно: он говорит журналистам только то и тогда, когда он сам хочет, а в других ситуациях журналисты его не беспокоят. Даже тогда, когда его комментарий является критически необходимым для полноценного раскрытия конфликтной темы!
Здесь я поставлю многоточие и вернусь к разбору истории с НБУ немного позже. А сначала вспомним, чего от журналистов требует такой профессиональный стандарт информационной журналистики, каксбалансированность подачи информации.
Стандарт сбалансированной подачи информации
Жизнь состоит из больших и малых конфликтов. Иногда это открытые боевые действия, иногда – глубоко скрытый конфликт интересов. Основная задача журналиста, когда он начинает готовить материал по определенной теме, – понять суть конфликта, выяснить, что является предметом конфликта. Этот предмет конфликта может быть вполне материальным – конкретные деньги, конкретная недвижимость, конкретные имущественные права, льготы и т.д. А может быть и нематериальным – разные взгляды на определенные стороны бытия. Например, поддержка различных партий на выборах или разные взгляды на религию. Могут быть и комбинированными. Например, определенная группа людей поддерживает определенную политическую силу лишь потому, что эта сила именно этой группе людей пообещала материальную помощь.
Хорошо поняв предмет конфликта, уже легче четко определить все заинтересованы в нем стороны и то, в чем заключается различие их взглядов на предмет конфликта. Задача журналиста – предоставить слово всем сторонам конфликта. Очень часто слышим упрощенный до примитива вариант стандарта баланса мнений: слово предоставляется двум сторонам конфликта. Это неправильно, поскольку сторон действительности может быть не две, а больше. И все они должны получить слово.
Лирическое отступление. Здесь часто слышим еще одно традиционное возражения журналистов: так что же мне сюжет на 10 минут делать, если сторон конфликта много, о чем, кстати, в последних комментариях упоминали уважаемые анонимы. Это опять является лишь журналистской отмазкой, оправданием собственных лени. Хронометраж сюжета диктует материал! Разумеется, если сторон конфликта будет больше, то и хронометраж будет больше, но сюжет будет полноценной. Если редакторы ставят в таких случаях искусственные ограничения на хронометраж, это просто означает, что редакторы не понимают простой вещи: зритель хочет получить полноценную рассказ. И вопрос лишь в том, чтобы тема была интересной, а журналистская работа качественной (в частности, поменьше собственных розумувань в закадрового текста, перекрытому обоями, и побольше прямой речи участников события). Тогда, поверьте, зритель не видриватиметься от экрана даже если сюжет будет длиться 3-4 минуты. Больше вам не понадобится, поверьте. Даже когда количество сторон конфликта является максимально большой, по грамотной подачи материала всегда удается подать комментарии всех сторон и поместиться при этом во вполне приемлемый для выпуска новостей хронометраж. Конец лирического отступления.
Когда вы делаете репортаж – в нем должны быть озвучены, как минимум, позиции всех сторон конфликта. Позиция – это качественно сформулирована мысль о том, за что (или против чего) выступает каждая сторона именно в этом конфликте. Для журналистского расследования критически важной становится уже аргументация позиций, то есть объяснение, почему каждая сторона выступает за или против чего-то. Здесь имейте в виду, что даже в ситуации, когда эта аргументация кажется очевидной, все равно следует дать возможность каждой стороне конфликта изложить ее в сюжете самостоятельно. Во-первых, для телевидения ценной является прямая речь героев на картинке (синхрон, записанный на камеру). Во-вторых, аргументы в изложении героев могут оказаться неожиданными даже для вас (журналист вообще должен всегда сомневаться даже в очевидном, так как очевидно вовсе не обязательно окажется соответствующим реальности!) В-третьих, для зрителя всегда будет намного ценнее услышать аргументы от самого участника конфликта, чем в пересказе журналиста (как минимум потому, что первоисточник всегда является надежным за любой перевод его мысли. В-четвертых, стандарт баланса требует представить мнения сторон конфликта таким образом, чтобы ни одна из этих сторон не получила от автора материала никакого преимущества.
Итак, если у нас один участник конфликта говорить сам, а при другом мы пересказывать в тексте за кадром, – мы уже частично нарушим стандарт баланса в пользу первого участника, ведь его слова будут восприниматься зрителями более эмоционально и выигрышно. Такие ситуации могут возникать оперативно, но журналисту следует стремиться в каждом случае добиваться полноценного баланса.
Часто у журналистов возникают сомнения по двум вопросам. Первое – имеют синхроны сторон конфликта быть одинаковыми по хронометражу или же не будет считаться нарушением баланса разный хронометраж этих синхронов? Главное в любом синхроне не его продолжительность, а то, насколько четко донесли в нем до зрителя определенное мнение. Журналист может копределенной степени регулировать продолжительность синхрона. Это зависит от того, как он работает с синхронованим к записи интервью и особенно вопросы ему задает во время записи.
Второй вопрос – в каком порядке располагать интервью в сюжете? Здесь есть разные мнения со ссылками на различных психологов. Одни говорят, что преимущество получит тот, кто говорил первым, другие говорят о преобладании последнего. Мне лично кажется, что никакой такой железной закономерности нет, – вероятно, именно этим и объясняются расхождения между психологами. Синхроны же в сюжете размещаются по логике материала. Например, в конфликтной ситуации чаще всего есть сторона, которая обвиняет другую сторону. Понятно, что здесь логика будет такой: сначала обвинения – потом ответ на это обвинение.
Все стороны конфликта должны комментировать единую тему, если вы ставите в сюжет синхрон стороны конфликта не по теме, это грубо нарушает баланс мнений, поскольку вы тогда сознательно показываете эту сторону конфликта не лучшим образом, наталкивая зрителя на неправомерное мнению, мол, этому человеку даже и ответить нечего. Идеальный вариант – когда ваши герои отвечают на единственное во все вопросы. Тогда вы создаете между ними вполне естественный диалог в своем сюжете.
Следует иметь в виду еще одно. При подготовке журналистских расследований вполне могут возникать ситуации, когда будет иметь смысл не только записать аргументы сторон, а вновь вернуться к ним по контраргументы к аргументам. Я полностью согласен с тем, что это потребует от вас дополнительных затрат усилий и времени, а от редакции – дополнительных затрат драгоценного ресурса, но результат может превзойти все ожидания!
Классификация сторон конфликта
Сторонами конфликта могут быть вполне конкретные люди. Например, Иван Иванович поссорился с Иваном Никифоровичем. Могут быть цели заведения, учреждения или организации. Например, Кабмин требует от Нацбанка дополнительной эмиссии денег. А могут быть большие группы людей, дальше я буду называть коллективной стороной конфликта. Например, ЖЭК отключил от отопления многоэтажку – здесь коллективной стороной конфликта будут выступать несколько десятков или сотен человек, которые в той многоэтажке живут. Или налоговая изменила систему отчетности для субъектов предпринимательской деятельности – здесь коллективной стороной конфликта будут несколько миллионов частных предпринимателей. Или ГАИ ввела новые правила прохождения техосмотра – здесь коллективной стороной будут уже десятки миллионов водителей.
Если сторонами конфликта является уже упомянутые конкретные люди – все просто: значит в сюжете о ссоре двух Иванов должны быть комментарии и Ивана Ивановича, и Ивана Никифоровича. В этом случае замена является нежелательным. Хотя и возможна. В определенной ситуации за такого конкретного героя может прокомментировать конфликт уполномоченный им адвокат или родственник. Зачастую мы сталкиваемся с такой ситуацией в криминальной тематике: часто комментарий адвоката становится единственно достижимым, когда следствие отказывает журналистам в возможности взять комментарий арестованного. Но понятно, что всегда мнение самого такого Ивана все равно будет намного ценнее, следовательно, всегда есть смысл приложить все зависящие от нас усилия, чтобы постараться получить именно его мнение. И только тогда, если уж все наши попытки оказались неудачными, довольствоваться заменой.
Если речь идет о заведении (учреждении, организации, фирме и т.д.), – все уже немного сложнее. Идеальным представляется вариант, когда комментировать от этой структуры ее руководитель. Но это не всегда так. Возьмем простой пример: городские власти решили повысить тарифы на жилье. Если мы в сюжете рассказываем о самом это политическое решение, – конечно, самые компетентные комментатором будет мэр, который олицетворяет собой городскую власть. А если нас интересуют подробности принципов нового ценообразования, – голова уже не будет наиболее компетентных. Он в этой ситуации обладает лишь общими цифрами и аргументами. Значительно лучше сможет прокомментировать эту тему его заместитель по вопросам ЖКХ. Следовательно, в случае с комментариями от определенной структуры, журналист должен для себя четко определить, в чем глубинная суть конфликта: сам факт определенного решения (или действия, намерения) или конкретные детали, подробности. Первое – это ответственность руководителя, второй – ответственностью конкретных его подчиненных, которые специализируются на конкретных сторонах вопроса.
Какими могут быть замены в случаях, когда мы ищем комментарий от учреждения (учреждения, организации)? Во-первых, никогда не следуетлениться и, в случае отказа одного представителя этой структуры, пройтись вверх и вниз по цепочке. У каждого руководителя есть заместитель, а у заместителя – свой заместитель. Возможно, мы частично потеряем в качестве (компетентности) комментария, но найдем достаточно компетентного в нашей теме комментатора именно от этой структуры. Во-вторых, часто разные структуры или лично их руководители заводят себе пресс-секретаря (пресс-секретарь, помощник по связям с прессой и т.д.). В безвыходной ситуации, когда этот главный комментатор или его заместители наотрез отказываются общаться с нами на камеру, прячась за своего представителя, можно удовлетвориться и комментарием такого представителя. Если этот комментарий будет содержательным, то есть четко артикулюватиме позицию речников босса.
Еще бывают ситуации, когда структура в общении с прессой ограничивается только письменными упражнениями, направляя в редакцию пресс-релизы с комментариями. Их в худшем случае можно озвучивать, но, конечно, предварительно необходимо сделать все возможное для того, чтобы все-таки получить полноценный комментарий, сказаний конкретным человеком из этой структуры на камеру. Ибо известно, что журналисты часто довольствуются малым, даже не попытавшись сделать то, что в действительности обязаны были сделать (это и так закрытая структура, зачем пробовать)!
Как действовать в ситуациях с коллективной стороной конфликта? Понятно, что в отдельном сюжете невозможно предоставить слово всем частным предпринимателям страны или даже всем жителям многоэтажки. Но можно найти такого представителя коллективной стороны конфликта, который сможет четко и ярко озвучить комментарий от имени всех представителей всей коллективной стороны. Логичный подход – кратко, но емко, рассказать историю этого человека, пригодно к теме сюжета, и придать этому герою в сюжете слово прямой речью.
Очень важно, чтобы выбранный вами представитель коллективной стороны конфликта был вполне типичным, то есть, чтобы нюансы его личной истории не были тем или иным образом исключительными для нашей темы. Любая исключительность приводить к розфокусу темы, следовательно розмиватиме позицию коллективной стороны конфликта (о фокус темы мы поговорим чуть позже). Например, если в теме изменения Госавтоинспекцией условий прохождения техосмотра в качестве представителя всех водителей вы возьмете нового украинского на Лексусе, вы рискуете получить искаженную позицию и тем более аргументацию коллективной стороны (всех водителей). Потому что этот человек скорее о техосмотре не знает почти ничего – за него техосмотры проходит нанятый им личный водитель, который обслуживает весь автопарк хозяина. Другой пример – водитель, который является инвалидом 2-й группы. У него в связи с этой гаишные пыток (техосмотром) является совсем другие – специфические – проблемы. Нехарактерные для основной массы водителей. (Все это не означает, что героем определенного сюжета не могут стать ни владелец Лексуса, ни инвалиды, – просто то будут сюжеты на другие темы.) B47r Другая важная вещь. К поиску представителя коллективной стороны конфликта всегда следует подходить очень тщательно. Ведь этот человек для зрителей будет представлять большую группу людей. Следовательно, важно и то, чтобы история этого человека была достаточно убедительным и красноречивым, и чтобы сам этот человек хорошо выглядела в кадре. И чтобы говорила этот человек хорошо – просто, понятно и эмоционально.
И еще одно. Имейте в виду, что для профессионального выполнения вашей работы чрезвычайно важно четко очертить границы коллективной стороны конфликта. Простой пример: городские власти закрывают тубдиспансер. Против этого, конечно, будут выступать и врачи, и пациенты этого учреждения. Но они не являются единственной коллективной стороной конфликта. Позиция их, безусловно, совпадает – все они против закрытия заведения. Но аргументация у них разная: врачи теряют работу и заработок, больные – лечение и, возможно, даже право на жизнь! Следовательно, с точки зрения баланса мнений в своем сюжете на эту тему обязательно должны быть и мнение представителя коллективной стороны конфликта – врачей тубдиспансера, и мнение другой коллективной стороны конфликта – больных туберкулезом, которые лечились здесь.
И последнее. Очень часто журналисты путают понятия коллективной стороны конфликта с блиц-опросам (опрос на улице, Вокс популяр т.п.). Все люди никогда не является коллективной стороной конфликта. Это обман и себя, и зрителя. Особенно выразительным это обман становится тогда, когда несколько собранных на центральной улице города блице журналисты выдают за определенное социологическоеисследования.
Отказ от комментария. Первые шаги в переговорах
Ситуация, которая почему-то рубить под корень большое количество журналистов, в том числе и уже упомянутую выше госпожа Прасковью, – это отказ от комментария. При этом намаханий политик, госчиновник или бизнесмен легко и непринужденно пользуется этой журналистской несостоятельностью.
Что делать в таких ситуациях?
Начнем с самого начала. Как в упомянутом примере с господином Стельмахом (который устраивает какие-то пресс-конференции раз в 2 месяца, и на них час отвечает на заготовленные вопросы из бумажки а потом говорит что больше нет времени, а так его поймать где-то – нереально).
Первым препятствием для получения комментария является элементарное трусость или лень самих журналистов. Ведь есть универсальное самооправдание: по журналистской мифологией, этот чиновник является недоступным для прессы. Следовательно, делает для себя вывод журналист, нет смысла тратить время и нервы, пытаясь достичь недостижимого. Единственный способ преодолеть эту самую первую препятствие – это все же попробовать! На этом этапе (борьбы с собственной трусостью или ленью) никаких других секретных советов нет. История с гриппозным миллиардом, равно как и сотни других историй, показала, что все, без исключения, редакции крупнейших украинских телеканалов оказались ли командами трусов, то бездельников, которые так и не удосужились хотя бы попытаться получить Стельмахова комментарий!
Двигаемся дальше. Если вам удалось преодолеть собственный комплекс неполноценности, надо доброжелательно, но настойчиво, и не просить, а требовать от конкретного героя комментарий по конкретной теме, по конкретному вопросу. За вас здесь играет огромная команда людей – это все зрители ваших новостей. Как легко журналисты забывают об этом, сталкиваясь с Великим и Ужасным Сильными Этого Мира! Сравните любого государственного чиновника (начиная с президента или премьера, из председателя центрального банка или спикера парламента) с миллионами людей, которым все эти чиновники действительности подотчетны, поскольку только эти люди своим прямым или косвенным выбором ставили этих чиновников на их сегодняшние должности , где они сегодня чувствуют себя Большими Цабе, и даже, как говорят злые языки, миллионами и миллиардами воруют человеческие деньги! Поэтому у вас всегда есть карт-бланш. Любому чиновнику можно сказать без особого риска, что тот обязан рассказать вашим зрителям о своей работе. Вы не в постель к нему лезете!
Все привычные отмазки о нехватке времени и занятость действительности преодолеваются очень просто. Ведь комментарий с картинкой можно снять даже в посредственный качества (т.е. без подготовки и без штатива). В западной журналистике традиция интервью на ходу или интервью за пуговицу существует очень давно. А у нас журналистами почти не используется. Если причиной отказа от встречи со съемочной группой чиновник называет нехватку времени, – узнайте о его ближайший маршрут. И пристосуйтеся до этого маршрута. Ответ на один-два ключевых вопроса, если вы сформулируете их по-человечески, а оператор более или менее качественно снимать с плеча, – отберут у вашего занятого чиновника не более 5 минут. Это ничто по сравнению с тем, что миллионы людей смогут услышать конкретный комментарий Великого Цабе.
Если же чиновник уперся, как осел, не желая сказать свое мнение на камеру, – можно записать его комментарий телефоном. Конечно, это уже следующий этап переговоров, поскольку вам потребуется его согласие на выдачу этой записи в эфир (чтобы не иметь потом судебной волокиты). Если такого согласия не получили, – так что же, отложите этот аудиозапись про запас для возможных судебных разборок, а сам комментарий подайте в эфир цитатой (чиновник может оспорить право на трансляцию в эфир его прямой речи, но не может оспорить сам факт цитирования его мысли, разве что он обвинит вас в извращении этой мысли, – так на этот случай у вас есть хорошие шансы доказать в суде свою правоту с помощью аудиозаписи.
Вообще в переговорах о комментарии этот момент – отказ вашего героя от очной встречи перед камерой и его реакция на вашу просьбу прокомментировать в этом случае телефоном – является хорошим поворотным пунктом. Ведь это является четким индикатором – может или не может, хочет или не хочет чиновник вообще комментировать эту тему. Если комментирует телефоном, но не соглашается на съемку, это означает, что причины отказа от встречи достаточно веские. При этом комментарий (пусть без картинки) вы уже имеете, значит дело, по большому счету, сделано. Если же он не комментирует даже по телефону, этоуже означает факт отказа от комментария.
(Продолжение следует, в частности, и завершение истории, как можно было выяснить, есть ли у НБУ деньги для правительственной борьбы с гриппом)
Игорь Куляс – медиатренер; с 1989 года прошел на украинском телевидении путь от репортера до шеф-редактора новостей . В течение 1999-2002 годов был шеф-редактором телекомпании Новый канал (Репортер). Стажировался на BBC, Reuters, ITV, CBC. Работал кризис-менеджером в 20 региональных и общенациональных телекомпаниях.
Ныне является тренером-консультантом МГО Интерньюз-Украина с телевизионного производства. Создал собственную методику оценки новостных программ. Последние четыре года сотни тележурналистов со всей Украины прошли у Игоря Куляс и его партнера Александра Макаренко тренинги в рамках Школы новостей Internews.
В рамках проекта общественной организации Internews Network У-Медиа Игорь Куляс осуществляет Мониторинг соблюдения журналистских стандартов и повышения медиаграмотности широкого круга украинских граждан, который Хроника реализует совместно с Институтом массовой информации.
Критерии оценки качества новостей объяснено здесь (часть 1, 2, 3).
Фото Lenizdat.ru

Шпигування за покойниками

Павел Кнур, для «Хроники» С первых кадров ленты Елена Елагина «Вячеслав Тихонов. Штирлиц навсегда »(« 07 Продакшн ») стало понятно: создатели фильма будут шпионить преимущественно в спальне Вячеслава Васильевича Теленекрологамы, эпитафиями и стихами на жалосний погреб Вячеслава Тихонова значительная часть российских каналов отреагировала еще в декабре. Снимались новые ленты и показывались старые: Профессия – киноактер (1979, реж. Станислав Ростоцкий), Мгновения Вячеслава Тихонова (1998, реж. Юрий Малюгин), Семнадцать мгновений Славы (2003, реж. Светлана Николаева), Последний герой эпохи, отходящий (2006 год, реж. Сергей Садовский), Воздух вдохновения (2008 год, реж. Елена Николаева), В гости к Вячеслава Тихонова (2008).
Их младший брат Интер решил вплести собственную киноленту в погребальный венок автора с некоторым опозданием, приурочив эфирное премьеру картины на 40 дней со дня его смерти.
Я ждал этого фильма больше недели. Как историка меня привлекала упоминание в названии фильма агентурного имени героя одного из крупнейших советских эпосов. Мне казалось, что именно на образе Штирлица режиссер ленты сделает основной акцент. Настраиваясь на просмотр, я надеялся услышать рассказы агентов ГРУ и военных историков, увидеть архивные кинодокументы и фотографии, завернуться в тени реальных прототипов аристократического шпиона … Но о деятельности советской разведки автор фильма Елена Елагина упомянула лишь во вступительном слове. К тому же невольно и с ощутимым налетом желтизны. Речь шла о завербованном Вильгельма Лемана, которого работать на СССР заставили долги игрока и куча голодных любовниц. Ни слова не было сказано о легендарном Рихарда Зорге, Мартина Бормана, Исаия Борового, Михаила Михалкова и полумифического Исаева, о котором вспоминали старые преподаватели военной академии имени Фрунзе.
Я нервно дернулся, но проглотил, ожидая шпионские страсти дальше. Впрочем, за несколько минут с экрана прозвучало нарезка фраз известных актрис, общая тональность которой не оставляла сомнений – создатели фильма будут шпионить преимущественно в спальне Вячеслава Васильевича. Приятным исключением был фрагмент интервью с детским второй Тихонова, который открыл секрет, почему руки Штирлица играл дублер: на пальцах актера красовалось татуировки СЛАВА. В течение следующих двадцати минут Наталья Варлей, Светлана Светличная, Раиса Недашковская наперебой смаковали плейбойских качества Тихонова. Вспоминали красоту, осанку, харизму и магнетический влияние на слабый пол, который каждая из них переживала в себе. Все это было бережно приправлено интимными подробностями его брака с Нонной Мордюковой. С особым азартом доставала скелет из шкафа однокурсница Татьяна Конюхова, обсасывая то супружескую измену, то несогласия актеров во время беременности. Воспоминания женщин разбавлялись незначительными вкраплениями о вступлении Тихонова в театральное училище, кастинг на 17 мгновений …. Эти мгновенные остановки на биографических вехах напоминали вырванные страницы из киноенциклопедии. Голые общеизвестные факты. А тут – опять перчинка! Наталья Варлей рассказывает о праздновании Нового года в московском Доме актера, на котором ее кавалером был (внимание!) Уже разведен Тихонов. Но она (хи-хи-хи) подумала, что секс-символ для нее слишком стар, и того же года судьба свела ее с сыном Нонны и Вячеслава. Далее – рассказ о сыне. Причем арсенал художественных средств рассказы частности и фильма в целом довольно ограничен: интервью в студии, нарезка художественных фильмов и фотоархив. Ни одного документального кадра с участием фигуранта, никаких походов с камерой по местам боевой славы. Синхрон – фото – отрывок фильма – закадровый голос – аксиома интеровской документалистики.
При просмотре возникали вопросы: почему с пространных рассказов талантливых актрис режиссер фильма выбрала фразы с ярко выраженным сексуальным привкусом? Те, которые для них еще двадцать лет назад были неэтичными, табуированными. Какому зрителю адресован этот телекод с прицелом ниже пояса? В конце концов, разве брачные и внебрачные отношения – это самые интересные моменты актерской биографии? И потом, почему у нас привыкли делать так, будто мы живем в информационном вакууме? Будто сейчас люди не смотрят BBC, Discovery, History. Будто Парфенов никогда не снимал свое Намедни. Будто в журналистов нет образцов, на которых можно и нужно учиться? Мои размышления прервал логотип любимого водочного второй Интера, а заним – стадо квикаючих свинобисив в виде рекламных кричалок. Визжали они в разы громче закадровой начитки автора фильма, несмотря ни на какие законы о масс-медиа.
Фото – www.rusactors.ru

 

Blocked/Доступ ограничен

IP-адрес данного ресурса заблокирован в соответствии с действующим законодательством.

195.22.26.24816.04.201827-31-2018/Ид2971-18Генпрокуратура

Доступ к информационному ресурсу ограничен на основании Федерального закона от 27 июля 2006 г. № 149-ФЗ "Об информации, информационных технологиях и о защите информации".

Если Вы считаете, что включение ip-адреса нужного Вам интернет-ресурса в "Единый реестр..." или "Реестр доменных имен..." произошло по ошибке, или оно нарушает Ваши законные права, пожалуйста, обращайтесь непосредственно к уполномоченному органу по координатам на интернет-сайте реестра.

Перейти на сайт
Универсального сервиса проверки ограничения доступа к сайтам или страницам сайтов сети "Интернет"