Вуаля, ахтунг и се ля ви

Михаил Брыных, для «Хроники» Концепция ежедневного тележурнала «Культ-сити» «о художественная жизнь столицы» на канале «Сити» напоминает модель хаоса, а тренированный зритель сразу распознает в этой программе знакомый запах – запах профессионального слова о культуре Мне уже приходилось писать , что каждая программа о культуре на украинском телевидении порождает в душе удивление, смешанный с животным чувством опасности. Увидев такую программу по телевизору, я сначала ищу рациональное объяснение этого феномена: мираж, галлюцинация, передозировка каротином. Если ни одна из этих версий не выдерживает испытания реальностью, к коре головного мозга поступает сигнал, что произошла какая-то ошибка.
С другой стороны, к этой разновидности пустоты трудно привыкнуть. Где-то рядом в моем городе дают искусство, а я сижу дома, как барбос, и даже не догадываюсь об этом. Должно быть иначе. Должно быть так, как говорит скульптор Олег Пинчук: Мы везде ходим, а они по телевизору на нас смотрят. Я случайно услышал эту фразу в эфире и лишь тогда спохватился: да, их показывают. Вот, значит, в кадре скульптор Пинчук, который посетил выставку скифского золота, вот Игорь Дидковский, директор Художественного арсенала, который повествует, насколько грандиозна эта экспозиция: И Лувр хочет выставлять, и Финляндия, и Англия, – Кароче, я уже не знаю , куда бежать. Наконец до меня доходит, что показывают все это праздник Воскресаючого Духа не в каких жалких новостях, а в программе, само только название которой – дар волхвов прямолинейности – уничтожает мой недавний сумм, печаль некультурного барбоса и ощущение пустоты. Следовательно, это была программа Культ-сити на канале Сити, и мое прежние незнание о факте ее существования оправдать невозможно. Тележурнал о художественная жизнь столицы. Культовые персонажи и культовые события.
Ведущая – без шляпки. И зовут ее не Катя Осадчая, а как раз наоборот – Татьяна Гончарова. И это мгновение надежды. Впрочем, предыдущие проекты Гончаровой – это программы Вуаля и Се Ля Ви все красивое, гламурное и светское. Но я держу миг надежды с хвоста, жену прочь предчувствия ошибки.
Несколько недель пытки культовыми событиями и людьми столицы не прошли зря. Да, это не передозировки каротином. И не галлюцинация. Это просто очередная ошибка.
Вот ведущая стоит под Эйфелевой башней и ест булку. Привет из Парижа, здесь очень холодно. Прекрасное начало, международный масштаб. Правда, о Париж в программе больше не шла, поскольку программа – о культуре киевскую. А именно о Ирина Хакамада, интервью с которой и послужило основным наполнителем. Мирная такая беседа с экс-политиком, русском общественной деятельницей и литератора. О ее книги, о лидерстве, о воспитании детей, о Руский характер.
Нет, я не был удивлен таким форматом подачи художественных новостей столицы. Ведь в предыдущей программе, которую Гончарова также начала приветствием из Парижа, было четко сказано: ведущая преодолела несколько тысяч километров, чтобы просто поздороваться с вами красиво. После чего – длинное интервью с Тимати о его популярности, благотворительность и творческие планы, и в завершение – рейтинг киевских ресторанов.
Да, меня снова обманули. Ибо как иначе воспринимать арифметическую формулу Париж + Хакамада + Тимати = тележурнал о художественная жизнь столицы? Но это было первое впечатление, и я ему не поверил.
Вознаграждение за веру не заставил себя ждать. В некоторых других выпусках Культ-сити действительно речь шла о всевозможных художественные выставки в Киеве. Чаще всего – об экспозиции ювелирных изделий и других драгоценных изысков. На втором месте рейтинга культурных событий – всевозможные ресторанные и светские сборища. И только где-то в подвале – сюжетик о творческий вечер документалиста Дирдовського.
Если бы все этим и ограничивалось, можно было бы констатировать, что у программы Культ-сити – неправильное название; это светско-ресторанно-ценный формат трудно с чем-то перепутать. Ан нет, концепция Культ-сити значительно более изощренная и напоминает модель хаоса, изготовленную из ромашек, муравьев и колючей проволоки. Тренированный зритель сразу распознает в этой программе знакомый запах – запах профессионального слова о культуре. Когда я слышу в репортаже о выставке современного искусства вроде такого: Яркие, насыщенные цвета переносят зрителя в иную реальность, то не имею никаких сомнений, что на выставку припхався специалист, человек с дипломом искусствоведа. Только они умеют рассказывать о живописи еще скучнее, чем это удавалось авторам программы Мистецька Рада на канале Рада. Когдатакие люди берутся за изготовление телевизионных экзерсисов об искусстве, из портретов облущуеться краска, натюрморты покрываются серой поволокой и плесенью, и дух тошноты победно гарцует обе стороны экрана. Еще летом я не мог сдержать слез, когда ведущий Художественного Совета уверял с интонацией распорядителя ритуальной службы, что главным источником надежды и веры всегда было искусство. Доступ к таким сакральных методов освещения культуры дает только высшее образование. И когда человек приобщается к традиции произнесения словосочетаний игра света и теней, экспрессивная энергетика линий – с этим ничего поделать. Соответствующий жаргон комфортно дышит в специализированных изданиях, и он таки убивает шанс засунуть предмет разговора в голубой экран.
Другой полюс эстетического материка Культ-сити – это жесткая наивность, безжалостная простота и готовность скормить публике любую тему. В результате случаются такие чудеса, как обширный сюжет о киевских фортификационные сооружения. Также вряд ли большой новостью с художественной жизни столицы можно считать рассказ о Андреевский спуск. В частности, о том, что в замке Ричарда не было привидений, а лишь замурована яичная скорлупа, которая время от времени страшно завывала. Но даже этот тематический диапазон (прямой конкурент вселенной) определяет истинный стиль программы, который кроется, конечно, в деталях. Например, в сюжетах Культ-сити почему-то предпочитают не вспоминать, где происходит та или иная выставка, даже об авторах работ умудряются забывать.
Вот вам сюжет о мини-искусство. Коллекция карманного живописи. Выставка в одной из столичных галерей. А вот выставка кукол. Недешевые материалы. Где? В Киеве. Кто автор? Художник. Или нечто совершенно невероятное, за пределами всех представлений о репортерские ориентиры: русская художница Ирина Германова (ура) привезла в Киев свою коллекцию японской гравюры, 22 авторские работы. Правда, это не гравюры, потому что Ирина не обладает такой техникой, а работы на холсте. И сама автор считает, что они не очень удачные. Поэтому комбинирует японские мотивы с православной иконой. И сюжеты выбирает соответствующие: гейши, театр и герои легенд. Еще в галерее можно увидеть самурайские мечи, императорские шахматы и коллекцию японского фарфора. Ищите галерею на территории столицы. Где-то здесь она.
Отдельного награду заслуживает умение ведущей загонять героев программы в тупик. Посетив на художественную вечеринку в галерею Людм.Березницкую, чтобы поговорить с послами об их планах на год сегодняшней, Татьяна Гончарова сперва ошеломила посла Германии вопросом: Какая часть Берлина считается прогрессивной?, А впоследствии пыталась упрекнуть послу Великобритании: Почему Англия в своем представлении в Украине делает акцент именно на язык? Самой прекрасной ее жертвой стала Валерия Гареев, критик светской жизни и культовый персонаж нашей современности, в которой ведущая поинтересовалась: что человек, который приходит на такое закрытое мероприятие, может говорить с другими людьми? Валерия, в отличие от послов, не растерялась: Ну, єслі ето беседа с послом, то можно спросить, где вы учили Руский язык.
И это очень верно совет. Потому что если бы мне довелось общаться с Татьяной Гончаровой, я бы именно об этом и спросил. Очень мне интересно, где украинских филологов приобщают к вербальных роскоши вроде такого красивого поздравления: Это программа Культ-сити. Я несу стражу с строго стоячими солдатами в пражском месте на одной из красивейших площадей Праги.