Продажа подержанных авто. Объявления недвижимость. Ноутбуки.

Специалисты давным-давно дали название современному обществу – общество потребителей. Мы регулярно находимся в поисках необходимых вещей. К тому же поиск осуществляется не из-за того, что продукция в дефиците, а потому, что из-за переизбытка предложений сложно принять решение. Мы затрудняемся с выбором недвижимости, нам трудно выбрать машину. Такие крупные покупки осуществляются не каждый день. Далее »

Ивано-Франковская область ТРК «Вежа» будет выходить на кабельном ТВ

В Ивано-Франковске муниципальная телерадиокомпания Башня продлила лицензию на вещание, сообщает портал Коломыя.
Соответствующее решение принял Национальный совет Украины по вопросам телевидения и радиовещания. Как сообщил представитель Нацсовета в Ивано-Франковской области Владимир Турелик, программы Башни транслироваться в сети Ивано-Франковского оператора кабельного телевидения Дискавери. Канал охватывает 48 426 домохозяйств. Объем вещания Башни составит 24 часа в сутки.
Как писала ТК, ранее программы Башни выходили на Дискавери. Телекомпания пыталась получить разрешение на самостоятельное вещание, однако работе ТРК мешал затянувшийся конфликт. Он вспыхнул после того, как мэр Ивано-Франковска Виктор Анушкевичус единолично уволил и.о. директора ТРК Вежа Ивана Вовка и назначил вместо него своего советника Ирину Макацарию. Впоследствии городской совет принял оставить руководителем телерадиокомпании Ивана Вовка, однако Виктор Анушкевичус ветировал это решение и назначил другого временного исполняющего обязанности. Сейчас директором ТРК является Елена Третьяк, который до назначения работал сначала руководителем коммерческого отдела Башни, а позже – и.о. директора.
Хроника

«Нужно быть немножко честными»

Андрей Трипольский, для «Хроники» Виктор Янукович и Юлия Тимошенко отличаются разве что персональными способностями к манипуляциям, которые очевидно выше у действующего премьера. Мониторинг политического популизма и вранья. 6 – 14 февраля 2010 Вот и все. Финальный раунд президентских выборов завершился. Его ход, как и итоги второго тура, позволяют сделать несколько выводов относительно содержания всей избирательной кампании. Как и ожидалось, информационное противостояние финалистов так и не вышло на уровень конструктивной дискуссии о стратегии развития страны, ограничившись соревнованием устаревших мифов.
Сторонников именно такой модели политических соревнований на этот раз существенно уменьшилось – более трети избирателей активно или пассивно отказали в доверии обоим кандидатам. В результате победитель – кого бы им окончательно не были признаны – заручился поддержкой также чуть трети граждан. А учитывая активное использование админресурса обеими сторонами – и того меньше.
Выжидательная позиция двух кандидатов, с относительным успехом боролись за голоса сторонников новых лиц – Сергей Тигипко и Арсения Яценюка, – откровенно обнажил перед избирателями их истинную цель – побороться за высокие должности уже сейчас, и, на наш взгляд, существенно подорвала их реноме даже среди тех, кто поддержал их в первом туре. За несколько месяцев, оставшихся до местных выборов, на которые и Тигипко, и Яценюк возлагали немалые надежды, ситуация может для них еще больше ухудшиться.
Попытки согласно украинской политической традиции пройти между капелек, выжать максимум выгоды при минимуме рисков – с одной стороны, прекрасно продемонстрировали степень новизны и независимости обоих упомянутых кандидатов, а с другой – стали для них своеобразным уроком демократии. А именно: как можно за считанные дни потерять ситуативно приобретенный электоральный авторитет, взамен почти ничего не получив.
Господин Тигипко вообще оказался в несколько дурацкие ситуации, когда в трехнедельном промежутке между первым и вторым туром почти почувствовал себя незаменимым премьер-министром, а после второго тура оказался ненужным ни победителям, ни побежденным. Что, кстати, показало масштабное распространение в инете публикаций о не слишком профессиональную банковскую деятельность бронзового призера, которое на всякий случай инспирировали те, кто хочет окончательно похоронить его амбиции. Теперь, видимо, снова придется вкладывать собственные средства – на этот раз в раскрутку свежеиспеченной Сильной Украины на местных выборах, а собственной кандидатуры – на выборах киевского градоначальника. Если, конечно, они состоятся.
Сегодня мы – в рамках проекта мониторинга политического популизма – подробнее остановимся на публичной активности Юлии Тимошенко. Конечно, не потому, что в нынешней ситуации все еще действующий премьер-министр превращается в удобную мишень. Наоборот, мы как раз убеждены, что именно Тимошенко продемонстрировала (и еще не раз продемонстрирует) качества настоящего политического бойца, на которые вряд ли кто способен с ее коллег-политиков.
Просто риторика, к которой прибегала Юлия Тимошенко в своих телевизионных выступлениях в течение прошлого года и в ходе избирательной кампании, достаточно отчетливо демонстрирует определенные закономерности, присущие современной украинской политике. Более того, именно ее стиль общения со СМИ (а через них – и с избирателями) пытались – с разным успехом – копировать ее политические конкуренты, прежде всего Виктор Янукович и Виктор Ющенко. Признаки этого стиля – жесткая дисциплина в соблюдении технологических месседжей, попытки навязать аудиториии исключительно удобные для себя темы, трактовка как интриг оппонентов любых попыток журналистов или экспертов отойти от комфортного для политика сценария.
Итак, находясь на опасном с точки зрения электоральных потерь месте премьер-министра и одновременно не желая этот пост оставлять, Юлия Тимошенко в своих публичных выступлениях пыталась решить триединую задачу:
– подчеркнуть успешности своего правительства в борьбе с экономическим кризисом;
– демонизировать своих политических оппонентов как главных виновников неудач правительства в борьбе с той же экономическим кризисом;
– оправдать собственные неудачиглупость политической системы, дефицитом властных полномочий (кстати, в этом аспекте риторика Тимошенко очень близка к высказываниям Виктора Ющенко, что особенно отчетливо проявилось в ходе его предвыборных выступлений).
Проанализировав десятки публичных выступлений Юлии Тимошенко, можно прийти к выводу, что они очень четко укладываются в технологические схемы, выбраны именно для достижения вышеуказанных целей. Понятно, что текущие политические события определенным образом модифицировали содержание выступлений. Например, в свое время неудачная попытка создать супершироку коалицию с Партией регионов требовала объяснения и нейтрализации негатива в глазах собственных избирателей. Так появилась и была озвучена версия о попытке широкого объединения для борьбы с кризисом, который был коварно разрушен безответственными политическими оппонентами:
Ю. Тимошенко: … Действительно, я 9 месяцев настойчиво, с момента возникновения кризиса, день за днем строила возможности объединения всех политических сил. Не ради рейтингов – я точно знала, что любое объединение может чьи рейтинги разрушать, чьи рейтинги поднимать, – не о рейтингах нужно думать, а о стране. И именно поэтому сегодня уже я могу констатировать, что 9 месяцев, к сожалению, завершились ничем. И сегодня переговорный процесс никакой не идет – все пошли на выборы, все ушли в борьбу и в войну. Но в то же время, я хотела бы еще и положительную дело сказать: этот такой развал мгновенный, этот срыв, это дезертирство – оно имеет и свои положительные вещи. По крайней мере, я четко распрощалась со всеми иллюзиями, что кто будет жить сейчас для страны, а не для своих рейтингов. Я четко рассталась с иллюзиями и знаю, что у меня уже никто не может стать рядом: ни один Виктор, ни вторых, и это значит, что я должен полагаться только на себя, и сильно, уверенно проходить этот путь (ICTV, Свобода слова, 15 июня 2009 г).
В этом же выступлении Тимошенко озвучивает тезис о нехватке собственных полномочий как основную причину трудностей и проблем, с которыми сталкивается правительство в своей самоотверженной борьбе с кризисом национальной экономики и коррупцией, одновременно закладывая основу для будущего обоснование возможного пересмотра конституционной реформы в пользу расширения полномочий новоизбранного президента страны:
Я хочу два слова вам сказать о Конституции. Что сегодня происходит? Никто ни за что не отвечает, никто абсолютно не имеет самодостаточных полномочий, чтобы осуществлять политику, и при этом хаос, который не приводит ни к чему. Это произошло в тот момент, когда проголосовали в 2004 году, опять же под войну на президентских выборах, конституционные изменения, которыми все перемешали. И сегодня – представьте себе – я работаю премьер-министром; кроме нескольких министров, я никого в стране не имею, чтобы управлять процессом. Вся местная звено исполнительной власти: губернаторы, руководители районных, областных администраций, – вся вертикаль на местах – у президента. Ко мне губернаторы даже на совещание не ездят, потому что у них прямой запрет. Как выстроить политику в город, в село, к поселку? – Невозможно. Следующее: два ведра компромата, которые набрало КРУ по злоупотреблению бюджетными ресурсами. Более 20-ти миллиардов гривен! Куда это все передать добро? – В Генеральную прокуратуру. Генеральная прокуратура – под президентом. Я могу только издали смотреть на Генеральную прокуратуру и наблюдать, как не открывается ни одного уголовного дела там, где ее нужно открыть. Есть такой министр внутренних дел – Юрий Луценко … Так вот, все уголовные дела, которые открыты против любой коррупции, требуют санкций в Генеральной прокуратуре. Ничего не санкционировано! В суд дойти невозможно! Скажите, пожалуйста, какими инструментами в кризис, в хаос наводить порядок? Несколькими министрами? – Да, возможно, но частично. Следующее – Национальный банк: полностью вся политика гривны. Курс гривны, процентные ставки в банках, полностью вся политика денежно-кредитная, инфляция, Национальный банк. Я, как премьер-министр, не только не влияю на Национальный банк, а я даже подойти к нему близко не могу – это под президентом. И скажите, пожалуйста, как воевать с кризисом в такой Конституции, когда президент хочет чем хуже, тем лучше, потому что тогда упадет Тимошенко и можно идти навыборы, опять же очередные президентские? А с другой стороны, у него все инструменты в руках, чтобы сделать чем хуже, тем лучше.
… Вы только просто понаблюдайте: был Кучма у власти, теперь Ющенко у власти – что происходит между президентом и премьером? Прямая конкуренция. Кучма премьера более одного года не терпел, потому что он сразу наблюдал и подозревал его в том, что он уже идет баллотироваться на президентскую кампанию. Как можно работать в одной команде, когда президент и премьер – конкуренты, а не одна команда? И именно поэтому у нас каждые десять месяцев, как показывает статистика, менялись премьеры. Только немножко премьер встал на ноги – его освобождают, только он что-то начал делать – он уже создает конкуренцию президенту. А когда изменения в Конституцию в 2004-м году были сделаны – это еще хуже ситуация выглядит. И именно поэтому я еще раз подчеркиваю, что мы будем двигаться абсолютно публично изменениями в Конституцию, мы будем советоваться с людьми и будем давать в Конституции не только вертикали власти, но еще и очень жесткие системы, которые дают вам права, а чиновникам – ответственность ( ICTV, Свобода слова, 15 июня 2009 г)
Интересно, что премьер-министр, как видим, никогда не уставала настаивать на одних и тех же тезисах. Тема Она против всех проходит красной нитью уже во второй подряд большом телевыступлении Юлии Тимошенко (и это только на том же канале). Для сравнения процитируем с ее же выступления в программе "Свобода слова от 30 марта 2009
… Если мы говорим о том, кто какое направление должно вести в экономике, у каждого, к сожалению, после изменения Конституции – свои полномочия. И вообще, изменение в Конституции, которая состоялась, которая президентскую форму правления в Украине превратила в этот хаос, который есть сегодня, – это была огромная ошибка, потому что в кризис власти не как кулак действует, а пятернёй растопыренной. Президент имеет отдельные полномочия, на которые не влияет правительство, президент не влияет на правительство, правительство не влияет на Национальный банк, и конституционная реформа привела к полному разбалансированию власти в стране. И когда идут такие споры между ветвями власти, это значит, что Конституцией не определено, кто за что отвечает вообще. Сегодня кто отвечает за финансы? – Понятно, что Национальный банк. Кто за это отвечает в публичной плоскости? – Правительство. Без инструментов. И потому хотелось бы, честно говоря, чтобы была не проголосована и конституционная реформа – мы за нее не голосовали. Я была за то, что если есть президентская форма правления, поставьте под контроль президента, его команду, еще кого, но не меняйте. Ну, если хотите менять на парламентскую форму правления, измените в парламентскую – но так, как, например, в Германии или Великобритании – чтобы логика была. А не так, как в Украине. Я знаю, что вам это не должно быть интересно, потому что вы власть выбрали, и пусть власть там себе делает все, что она хочет. Вам нужен результат. Я это понимаю. Но в то же время, каждая страна живет так, как она свою жизнь построила: как построила власть, как выбрала политиков. И если бы сегодня, – извините за такой пример, – но если бы сегодня наша фракция имела не 150, где мы ни одного решения принять не можем, а все остальные к нам в оппозиции, и говорят: мы подождем, как вы этот кризис переживете, когда доверие к вам людей упадет до нуля, а потом мы пойдем, проведем досрочную парламентскую кампанию, и будет так. Вы – аутсайдеры, кризис на своих плечах вынесли, а мы тут нормально потом будем делить то, что осталось в стране. Вот, какой подход является. И потому, если бы было 226 у нашей политической силы, был бы изменен руководитель Национального банка, были бы изменены те министры, которые сегодня, к сожалению, по коалиции по каким квотам попроходилы, было бы многое изменено. Генеральная прокуратура бы стала на место … А сегодня мы имеем ограниченное количество инструментов. Но в то же время, я хочу вам сказать, что даже с такими напивинструментамы и полувластью мы будем делать все, чтобы страна вышла из кризиса более сильной – не разваленной, не разрушенной, а модернизированной и реконструированным.
… Это абсолютная ошибка, что сегодня у Премьер-министра наибольшая власть в стране. Я вам объясню, почему. Потому что сегодня Премьер-министр управляет частью небольшой правительства. Весь остальной правительство, я хочу вам напомнить,формировался коалицией. Были предложения от Президента Украины, от всех фракций. И я для того, чтобы иметь большинство в парламенте, принимала те кадровые предложения, которые нужно. Я хочу напомнить вам, что все губернаторы, а это вертикаль исполнительной власти, подчиненные по Конституции Президенту и назначаются указом Президента. Я хочу напомнить вам, что Генеральная прокуратура, Национальный банк назначаются и увольняются руководители по представлению Президента. Я могу только наблюдать за движениями, которые там происходят. А большинство в парламенте – это вообще после реформы Конституции аморфная структура, аморфное образование, которое каждый день перемещается то вправо, то влево. И поэтому сегодня я могу твердо сказать, что я управляю приблизительно одной третью правительства, которое я назначала по квоте, которая была у нашей фракции. И поэтому это утопия … (ICTV, Свобода слова, 30 марта 2009)
Одна из последних появлений на телеэкране Юлии Тимошенко накануне второго тура голосования состоялась на канале Интер в программе Большая политика. Интересно, что именно этот канал во многих публичных выступлениях премьер-министра преподносился как символ информационного прессинга против нее со стороны олигархов и политических противников. Что, однако, не мешало Тимошенко неоднократно использовать его эфир. Кстати, сейчас не скажу точно, кто именно стал родоначальником практики организации комфортных прямых телеэфиров в псевдодискусийному формате, но оба финалиста президентской гонки с удовольствием к нему прибегали. Хотя случались и исключения, когда эксперты и журналисты создавали некоторые проблемы для политиков.
Безусловно, следует признать, что уровень готовности Тимошенко реагировать на неприятные и неудобные вопросы значительно выше, чем у ее оппонента. Но так же характерно, что вопросы, касающиеся личностей, в частности вопросы материального положения, которые заставляют выходить за рамки технологически созданного имиджа, выводят из равновесия обоих кандидатов. Вообще тема личных состояний явно табуирована для украинских политиков на всех уровнях. Достаточно вспомнить, как в эфире у Савика Шустера Виктора Януковича явно вывели из себя настойчивые вопросы журналиста Мустафы Найем о его Межигорская владения.
Да и Юлия Владимировна, которая в рамках упомянутой программы на Интере охотно рассказывала о Межигорский сюжет своего конкурента, весьма раздраженно реагировала на вопросы относительно своей скромной декларации и аренды немаленького особняка:
Евгений Киселев: И вот когда вы говорили о генеральном прокуроре, я просто хотел заметить, что раз уж зашла речь о вопросах, связанных с недвижимостью … Знаете, есть такая хорошая пословица английская, что живущий в стеклянном доме не кидается камнями. Но вот в свое время вы говорили, что арендуем дом в Конча-Заспе. Но в вашей декларации о доходах в графе Оплата аренды стоит прочерк. Получается, что вы арендуем дом бесплатно?
Юлия Тимошенко: Вы знаете, дело в том, что вы попутали просто определенные бухгалтерские термины. Дело в том, что то, что касается аренды – это если я сдаю в аренду и мне кто платит, и это является доходами в декларации. Именно поэтому я прошу вас: давайте каждый будет заниматься своим делом. И декларация многократно проверена прокурором, оппозицией, всеми, кто мог проверить. И знаете, вот я горжусь тем, что я первый Премьер-министр страны, причем как в 2005 году, так и в 2008-м, который никогда не жил на государственных дачах, не заезжал туда всеми семьями, не жил за государственный счет . Да, я арендую небольшой дом, и хочу пригласить вас в гости между первым и вторым туром, чтобы вы просто были приятно удивлены, что премьер-министры могут жить скромно и не на государственных дачах с бассейнами. Кстати, кроме меня, больше исключений не было из этого правила. Всегда жили на дачах, и каждую дачу с собой забирали. Поэтому я хотела бы, чтобы и дальше вы задавали …
Евгений Киселев: Я с удовольствием воспользуюсь вашим приглашением, посмотрю, что ж это за маленький домик такой скромненький.
Юлия Тимошенко: Да, чайку попьем, я вам покажу своих собачек, попугай. Они у меня живут там (Интер, Большая политика, 29 января 2010 г.)
Способность переламывать публичную дискуссию в угоду собственным технологическимпостроение, которую Тимошенко ярко демонстрировала на протяжении всей своей политической карьеры, была засвидетельствована и в ее последних предвыборных телеэфирах. Вот небольшой пример, как премьер-министр отвечала на вопрос, который касается реальных экономических перспектив страны:
Евгений Киселев: То есть вы хотите сказать, что вы взяли на себя всю ответственность за экономическую ситуацию в стране в ситуации кризиса?
Юлия Тимошенко: Потому что все другие отошли в сторону и показывали пальцем, кто несет ответственность.
Евгений Киселев: Понятно. Значит, скажем, за то, что растет дефицит госбюджета отвечает ваше правительство?
Юлия Тимошенко: А вы изучали цифры бюджета? Вы знакомы с ними лично?
Евгений Киселев: Я могу сказать, что … А что вас так удивляет, что, скажем, по предварительным данным дефицит государственного бюджета за 2009 год превышает 100 миллиардов гривен.
Юлия Тимошенко: Вам это в Партии регионов справку написали?
Евгений Киселев: Нет, отнюдь.
Юлия Тимошенко: Если нет, так тогда эти цифры не соответствуют действительности. Я хочу вам сказать о том, что утвержденный закон о бюджете …
Евгений Киселев: Юлия Владимировна, эти цифры, в частности, мне подтвердил ваш бывший министр финансов Виктор Пинзенык, который к Партии регионов не имеет никакого отношения, согласитесь.
Юлия Тимошенко: Вы знаете, я думаю, что вам нужно просто открыть сайт Министерства финансов, и вы увидите совершенно другие цифры, которые, кстати, контролируются …
Евгений Киселев: Вот абсолютно? То есть вот цифра 100 миллиардов долларов …
Юлия Тимошенко: Абсолютно не соответствует действительности.
Евгений Киселев: Хорошо.
Юлия Тимошенко: Тогда я вернусь еще раз, и я вас прошу, дайте мне хотя бы предложение завершить. Договорились? Так я сейчас информирую вас о том, что …
Евгений Киселев: А ваша цифра – сколько все же дефицит государственного бюджета Украины на конец 2009 года?
Юлия Тимошенко: Поэтому я вам еще раз повторяю, что законом о бюджете на 2009 год установлен дефицит 2,97% к ВВП. Мы сегодня закончили год, не превысив этот дефицит бюджета. Мы строго идем в параметрах бюджета. И я хочу, чтобы мы разделили профессиональную деятельность и разделили просто черную пропаганду, которая сегодня раздается по всем абсолютно каналам телевидения, и которой, кстати, рекламной предвыборной программе Януковича. И поэтому я хочу просто вам сказать, что сегодня правительство и я, как кандидат в Президенты, мы смотрим достаточно уверенно в будущее. Потому что трудно переживать кризис, но возможно. Кризисы не длятся пожизненно, они всегда имеют начало и имеют конец. Мы прошли этот кризис, не разрушив финансовую стабильность страны. И сейчас, я думаю, 3-4 месяца, максимум полгода – и страна выйдет именно на тот путь, который и будет называться экономическим становлением. И я думаю, что мы этот путь построим вместе с новой командой, с новыми политиками, которые пришли на президентские выборы, и сможем показать страну красивую, модерн, реформированную. Так оно и будет. А кризис – безусловно, это беда. Но нельзя на беде строить политику и рейтинги, строить пропагандистские кампании, а не помогать стране. Надо уметь помогать стране и брать ответственность – так, как это произошло в других странах. А наш политикум, к сожалению, безответственный, так как он не имеет традиций служения родному государству.
Таким образом, учитывая итоги президентских выборов, приходится очередной раз констатировать: в украинской политике продолжают доминировать деятели, которые привыкли общаться с гражданами на уровне информационных манипуляций, обеспечивать влияние на избирателей не с помощью рациональных аргументов, а за счет создания и нав ' Связывание мифологических конструкций. В этом смысле Виктор Янукович и Юлия Тимошенко отличаются разве что персональными способностями к манипуляциям, которые очевидно выше у действующего премьера. Этот тезис не опровергают даже цифровые показатели второго тура. Так уж случилось, что именно среди избирателей Тимошенко несколько выше оказался процент тех, кто понимает, что исключительно мифотворчеством не решить реальных проблем страны. Если же учесть тот миллион граждан, которые отказались поддерживать какие-либо из кандидатов, то есть надежда,что приближается время, когда политикам, как выразилась (правда, по другому поводу) сама ЮлияТимошенко, таки придется быть немножко честными.
PS Порой необходимость придерживаться технологических установок играет с политиками плохие шутки. Вот как ответила Юлия Тимошенко на вопрос относительно возможного разрыва между кандидатами во втором туре:
Я не буду прогнозировать разрывы, я буду прогнозировать победу. И поэтому разрывы – это не моя задача. Я думаю, любого разрыва достаточно, чтобы объявить победу президента. И это не тема сейчас для дискуссии.

Фото – www.zavtra.com.ua