Об истинных победителей президентских выборов

Сергей Грабовский для «Хроники» Скажите, 800 человек – это много или мало?
Очевидно, в зависимости от того, кто они, эти 800. Ведь были и 300 несгибаемых спартанцев, и 30 мучеников – украинский славных, молодых, и тот сакраментальный один, который, вопреки всему, в поле воин …
А 27 тысяч – это много или очень много?
крайней мере, целый стрелковый корпус Красной армии времен Второй мировой …
Так вот, первая цифра – это количество результатов, которую дает интернет-поисковик Google, когда вы набираете слово жидЮлька. Вторая цифра – это количество результатов, которое освещается при набранных слова Юля жидовка.
И далее: Капительман – около шести тысяч результатов, Капительман-Тимошенко – где-то так же, Капительман-Григян – две тысячи, Капительман Юлия – две с половиной тысячи, Капительман Юлия Владимировна – тысяча сто, Капительмане – 8500, Капительманша – 600 .. . Ну, и так далее, и подобное на это.
Так вот: это много или мало?
И как к этому всему относиться?
Конечно, можно все списать на то, что абсолютное большинство результатов такого рода касается разнообразных интернет-форумов (святая правда), что названные выше словеса могут употреблять те же лица, на одном форуме писал Капительмане, на другом – Капительмане-Григян (тоже правда ), что в конце концов, каждая нация имеет право на своих идиотов (украинский – не исключение).
Конечно, можно утверждать, что речь идет об общественных маргиналов, что подобные настроения определенной части электората не повлияли на общие результаты выборов, что для Украины характерен достаточно высокий уровень толерантности межэтнических отношений и что не стоит бросать тень на собственную страну ради того, чтобы поставить клеймо на тех, кто сам на себя его поставил (а вот с этим всем уже значительно сложнее, так как зовут маргиналами продвинутых юзеров не приходится, да и по тени-то такое мы уже слышали в советские времена).
И наконец, можно с улыбкой подтверждать слова едва ли не всех иностранных наблюдателей о том, что эти президентские выборы в Украине стали настоящим праздником демократии, – вместе с ними не замечая, что речь идет о первом такие выборы, на которых действовали факторы ксенофобии и антисемитизма.
Первые не в плане попыток импортных политтехнологов надуть несколько мыльных пузырей угрожающего вида для воздействия на психику избирателей-дурачков (Пане Ющенко, ваша жена американка, – и Кобзон, который поет об угрозе гражданской войны – это уже было в 2004 году), а в плане спонтанной, хотя и кем время пидьюджуванои активности интернета, направленной против инородцев, которые, мол, посмели претендовать на первые роли в государстве.
Процитирую фрагмент обсуждения статьи одного действительно достойного священнослужителя культуры на сайте влиятельного интернет-издания (стиль и правописание сохранены):
Проголосовать за Юлю, – скажут снова за ту аферистку – еврейку голосуем? Проголосовать за Януковича – скажут снова за бандита, зека, украинофоба проголосовали? Проголосовать против всех – скажут все равно Януковичу – бандиту помогли. Не пойти на выборы – скажут не выполнили свой гражданский долг. С любой стороны жопа.
ворон ты просто сельский рагуль, как в 17-м году одна хитрая нация столкнула русских лбами, что треск все еще слышен, так теперь п. Капитальман хочет сделать с нами. А может ты к ним относишься, то вопросов нет.
Да! Все понятно! Президентом хотите видеть еврейку, прим * ер-министром – молдаванина …….. У нас Украина или сборная солянка !!!!!!!
Уважаемые львовяне голосуйте по п. Григян – Капитальман она искренна украинского и еще искренней станет, как дадите ей миллиард долларов украсть, ей-богу вышлет вам самолетом Тамифлю бы вам голова не крутилась, как правду узнаете.
То, о чем написана статья, никого из форумчан не интересует. Проблема – одна. Аргументация – железная. Патриотизм, как говорится, так и прет … И это при том, что в этом интернет-издании откровенные матерные немедленно удаляют с форума …
Предположим, что это действительно маргиналы, офисный планктон или косноязычные студенты, подчас не способны даже грамотно построить предложение. Предположим, что определенные провокаторы инициировали подобную стилистику в обсуждениях и умело направляли ее в нужное русло – сполиттехнологической, разумеется, целью. Но спонтанность и искренность большинства подобных реплик сомнения не вызывает – и именно это должно было бы привлечь внимание украинских медиа к этому феномену.
Ведь речь идет о социально-политическую угрозу значительно большего масштаба, чем недорикувате базграння ужгородского мэра Ратушняка в адрес Арсения Яценюка, которое в прошлом году стало на время топ-событием в медиасвити (и, кстати, повлекло слива комментариев подобного рода в интернете). Ратушняк – это лишь один не очень харизматичный персонаж из тех десятков тысяч, оценивающих мир в определенных мировоззренческих категориях; здесь же речь идет о массе, которой только и не хватает, что фюрера, наделенного сильной харизмой.
При этом хамская открытость этой публики на интернет-форумах и в блогах сочетается – и на это тоже никто не хочет обращать внимание – с почти изысканной риторикой интеллектуалов на тему настоящего украинского президента, всего украинского потомственный. И похоже, именно эти публикации за подписями известных людей, а не зоологическое хамство Ратушняка побудили Арсения Яценюка опубликовать свою родословную к казна которого колени, чтобы засвидетельствовать: я не виноват, у меня все предки украинского и жена украинского, мы расово чистые!
Можно было что-то подобное представить еще несколько лет назад?
Впрочем, для кого это проявление торжества демократии …
Хотя можно было бы просто отсканировать и поместить в интернете несколько страниц диаспорной Энциклопедии украиноведения, созданной настоящими (без кавычек) буржуазными националистами, где четко и ясно описано ту невероятную радугу расово-антропологических типов, которая присуща среди европейских, пожалуй, только украинскому этноса. Среди прочего, там речь идет и о средиземноморский антропологический тип (малую расу) в составе украинского этноса, и доминирует этот тип как раз в родных местах Яценюка (так же, как и автора этих строк). А еще этот тип распространен в Испании, Италии, Греции и – о горе! – В государстве Израиль. Понятное дело, что ничего из того, что писали удельные украинские националисты, нынешние суперпатриоты не знают и не нуждаются знать, зато наиболее либеральные среди них четко формулируют требования к неукраинцев, претендующий на высший пост в государстве (ангел с сине-желтыми крылышками — и тот бы, пожалуй, не сложил соответствующих экзаменов).
А вот барон Карл Густав Манергейм спас в 1918-19 годах Финляндию, имея неправильное, то есть шведско-немецкое происхождение и не научившись еще свободно говорить на финском языке; хотя и среди финнов тогда были суперпатриоты, к счастью, их вовремя поставили на место. Но это какие-то финны, а не искренние украинские патриоты, не так ли? Один лишь эпизод из тогдашней отечественной истории: в феврале 1918 года большевики захватили Каменец-Подольский. Многочисленные украинские военные части объявили нейтралитет. И вот тогда полковник артиллерии Игорь Палеолог-Комнин, потомок аж двух (!) Византийских императорских династий, взяв под команду татарский (!) Батальон, выбил большевиков из города и передал власть украинским политикам, которые находились в очень-очень глубоком подполье. Дело в том, что осенью 1917 года Палеолог-Комнин принял присягу на верность УНР, и, в отличие от многих искренних офицеров-украинский, она не была для него пустым звуком. Но помнят о полковнике Палеолога-Комнина наши нынешние суперпатриоты? Вопрос лишнее – зайдите в интернет, убедитесь …
Но в суперпатриоты готов ответ: то речь идет о политических украинском, а мы – о коренной нации, именно из ее рядов должен появиться глава государства, наделенный ее глубинный и бессмертными ценностями.
Ага. Политический француз Наполеоне Буонапарте (тот самый Корсиканець – а это отдельный этнос, – который стал императором. Или франкоязычный поэт Аполлинарий Костровицький (тот, которого мы знаем как Гийома Аполлинера. Попробуйте поучить французов расологии по-украински – думаю, ответ будет адекватным. И почему Франция позволила себе выбрать главой государства Николя Саркози с его едва не всеевропейской смеси предков, – и после того почему не утратила статуса великой державы и свою культуру.
Да хватит. Уже давно подмечено: украинские суперпатриоты выглядят почти полными копиямироссийско-имперских черносотенцев. И еврейские погромы от имени Петлюры делали чаще ребята, которые еще несколько лет перед тем кричали под хоругвями Союза Михаила Архангела: Бей жидов, спасай Расея! То же и сегодня – если не брезгуйте, перечитайте интернет-форумы. Вот где самое тесное братское единство, вот где непреложный славянский союз …
Но опять же, речь не о маргиналов самих по себе. А и о тех ясночолих интеллектуалов, которые фактически подыгрывали этим маргиналам, выступая в солидных изданиях. Только их методы были изысканнее – никаких Капительмане-Григян, а сравнение Тимошенко с Троцким (и в скобках – Бронштейном, для совсем тупых). И о Викторе Ющенко, который несколько месяцев в публичных выступлениях отмечал, что все идет очень хорошо, – вот только не хватает украинского премьер-министра – при этом не расшифровывая, что же именно он имеет в виду под украинскостью. И неужели никого из журналистов это не заинтересовало – что такое украинскость от позднего Ющенко, некоторые речи которого начали неожиданно изобиловать такими пышными русизмами, будто их неуклюже переводили с русского? И неужели никто не захотел исследовать, почему молчат едва ли реагируют на все то, что сопровождало выборы, профессиональные евреи, которые обычно видят антисемитизм даже в банальной критике тупой корысти нибудь из отечественных олигархов соответствующего происхождения?
Но как бы там ни было, именно указанные маргиналы и их покровители и вдохновители оказались истинными победителями президентских выборов. И победителями в битве за медиа-пространство – пока в Интернете, где им не смог противостоять никто.
А из каких числовых величин начинается что-то общественно-значимое, тем более массово-ужасающее … В октябре 1919 года в недавно организованной Германской рабочей партии присоединился новый активист. Он стал всего лишь 55-м партийцем. Звали его Адольф Гитлер.

Акценты и пузыри. Владимир Панченко о миссии критики, интернет-литературу и взаимность

Екатерина Паньо, «Зеркало недели» Если литература бывает высокой и не очень, то литературная критика и литературоведение – всегда на высоте. Иногда недосягаемой для читателя. Ну он, читатель, и голову так высоко не часто задирает. Выбирая книгу, чаще всего он не ориентируется на мнение критика. Дело не в степени доверия / недоверия. Читатель зачастую с этим мнением просто незнакомый. Сколько в этом вине критика, который предпочитает оставаться на профессиональном поле, а не опускаться до неспециалистов? Сколько вине читателя, который предпочитает ориентироваться в выборе на что угодно, кроме экспертного мнения? Или все дело в рынке, на котором баланс спроса и предложения стихийный, и этот рынок просто не нуждается виртуальных встреч автора, писателя, критика и издателя, которые, собственно, и формируют и книжный рынок, и саму литературу?
бы то ни было, на вопрос что читать или кого читать мы ищем ответ где угодно, только не в людей, которые по сути являются профессиональными читателями. Совсем не потому, что мы им не доверяем, – скорее, мы их почти не слышим, а когда слышим, не всегда понимаем. Украинский медиапространство растянутый между политикой и шоу-бизнесом, и литературной критике остаются заповедники, как и критике музыкальной, театральной и т.д.
Однако тот, кто хочет быть услышанным, в современных условиях непременно получит такую возможность. В любом случае, технически. Пример решения проблемы доступности литературной критики и шире – вопросам литературы: интернет-проект ЛитАкцент. Скорее, журнал в интернет-формате, чем сайт, поскольку созданный для читателя (в том, традиционно книжном, понимании), а не для интернет-серфера. Они и называют себя по-дедовски изданием чаще, чем сайтом. И с истинно библиотечным размахом не только занимаются критикой и литературоведческой публицистикой, но и предлагают собственный рейтинг украинских книг, а в недалеком будущем – готовят к выпуску книжную серию. То есть в целом ведут жизнь доброго толстого журнала прежних времен. Только в демократическом формате.
Впрочем, наш разговор с главным редактором ЛитАакценту Владимиром Панченко не ограничилось вопросами соответствия форматов.
– До недавнего времени привычным форматом литературной критики были печатные издания. Прежде всего – толстые журналы. В этом была своя логика, ведь критика также имела дело с печатной продукцией. Почему вы выбрали электронный формат?
– Проект ЛитАкцент начался в конце 2007 года. Я тогда сложил полномочия вице-президента Киево-Могилянской академии и хотел посвятить свое время литературном проекта. Мы готовили – и теперь делаем – этот проект в партнерстве с Киево-Могилянской академией и издательством Темпора. И действительно, сначала речь шла именно о журнале. Впрочем, вопрос: печатный журнал или интернет-проект – встал очень быстро. Вы представляете, какой инфраструктуры требует печатное издание? Куча сотрудников, массив технической работы, большое помещение, время на раскрутку … Сам подготовительный период мог длиться очень долго. Поэтому мы решили попробовать работать в Интернете. Теперь я считаю, что это было правильное решение. Особенно в современной ситуации. Мы не только имеем возможность выполнять большую работу небольшими силами, все это не просто оказалось дешевле и удобнее, – мы получили сразу прекрасную аудиторию, которая очень быстро расширяется, в основном молодую образованную аудиторию. Начинали в 2007-м из 100 – 130 посетителями в сутки, теперь наша посещаемость – 800 в сутки.
– Впрочем, любовь к печатному слову также удовлетворяют?
– Да, мы делаем бумажную версию – полугодовой альманах, в который входят самые интересные материалы основных рубрик сайта.
– Итак, успешный переход критики в электронный формат, можно сказать, состоялся. Скоро ли, по вашему мнению, ожидать такого же шага от объекта критики?
– Литература уже некоторое время существует в интернет-формате. Есть даже такое понятие – сетевая литература. Но я человек консервативна. Считаю, что книга потеряет или, возможно, изменит свою функцию, но останется навсегда. Когда возник кино, многие считали, что наступил конец театра. Однако этого не произошло. Так же, думаю, не произойдет и слитературой. Появятся специфические формы литературного, текстовой творчества, которые воспримут природу сети. Но это вряд ли станет концом для печатной книги. По крайней мере такая ситуация продержится еще некоторое время. Какой – не знаю. Теперь все меняется очень быстро. Я учился и начинал читать при керосиновой лампе. А теперь я редактор интернет-издания. Впрочем, читать предпочитаю все равно книги. Книга имеет много прелестей, которых для меня ничто не заменит. Для кого-то другого – возможно. А я – человек консервативен.
– То есть то, что нас привязывает именно к бумажной книжки, – это скорее эмоции, нежели рационально или экономически обоснованные вещи?
– Да, это то, что живет в душе человека, и с этим уже ничего поделать нельзя. Я никогда не пойму страстей, которые бушуют вокруг электронной версии того же текста, который я читаю в книге. Но это касается только меня. Впрочем, время все меняет. Возможно, изменит и это. Что касается литературы – я думаю, ее будущее все же будет связано с книгой. Пока что сетевая литература, насколько я вижу, – это такой себе тусовковий приколизм, эксперимент, что угодно, но не та литература, которой я стремлюсь. Впрочем, появляются литературные сайты с вполне приличной поэзией. Кстати, я считаю, что именно поэзия может выйти вперед на интернет-направлении. В Европе, говорят, поэтические издания идут на спад. Поэзия – вообще не очень удобный продукт для рынка, потому что у нее обычно нет какой стабильной аудитории. Но в Европе еще и сам характер поэзии меняется. У нас поэзия остается достаточно традиционным, спонтанной, в ней все еще много души. А там поэзия – больше игра, в ней больше ума, это своего рода шахматы. В этом, кстати, вижу наше преимущество. Потому этих спонтанности, эмоциональности требует душа, тем более та, которая попала в царство рацио. Если бы украинская поэзия активно переводилась, продвигалась, она могла бы иметь успех в Европе: там явно есть запрос на тексты-эмоции, тексты-переживания. Интернет – это возможность донести такие тексты к читателю, который в них нуждается. Поэтому поэзия, возможно, первый устаткуеться в интернет-пространстве.
– Вы говорите о довольно большую посещаемость сайта ЛитАкцент – тем самым констатируя интерес к литературной критики. Впрочем, бытует мнение, что, собственно, в критике теперь заинтересован только критик. Даже писатель – по крайней мере некоторые из них это утверждают – не интересуется критикой в собственные произведения. И критики, в свою очередь, кажется, больше интересуются собственным успехом у публики, чем произведением, о котором пишут.
– Ситуация не аж такая трагическая, как на мой взгляд. Да, иногда создается впечатление, что критика существует отдельно, а авторы и их произведения – отдельно. Но это только впечатление, – действительно – порой старательно поддерживают обе стороны. Но любовь хороша тогда, когда она взаимна. Иначе это уже не любовь, а мука. По моим наблюдениям, ситуация небезнадежна. У нас критики общаются, контактируют, дискутируют между собой, и многие писатели читают материалы за этими дискуссиями, а то и участвуют в обсуждениях. Есть несколько писателей, которых критика якобы не интересует. Например, так говорит Юрий Андрухович. Но он слишком старательно, как на человека, которому все равно, что о ней говорят, выстраивает собственный имидж и слишком внимательно следит за публикациями о себе. В свою очередь, скажем, Оксана Забужко не скрывает своей заинтересованности. Она следит за откликами на свои книги. Но одновременно она говорила – после выхода Полевых исследований …, – что ей интереснее читать русскую критику, чем украинский. Наши публикации, на ее взгляд, поверхностные, а там она наталкивалась на мысли, которые ему интересны.
– Не является ли эта этажность результатом того, что критика в наших просторах превращается в битву самолюбие?
– Это зависит от человека и его профессиональных качеств. Есть критики, для которых важен не текст, о котором они пишут, а они сами, красивые. Такой критик забывает об объекте и вообще все остальные, кроме собственного самолюбия. Человек просто любуется собой. А читатель не получает никакого представления о собственном книгу. Однако это вовсе не критика. Она своей миссии не выполняет. Она и называться должно как-то иначе. Ибо критика – это диалог с автором. И в этом диалоге, как и в любом другом, много зависит от интонации, от нравственной установки критика. Критик можетвыразить очень неприятные для автора вещи, но выразить так, что это автора не обидит, а поможет ему понять свои слабые места. Был у меня такой случай. Я заказал рецензию на новый сборник Неборака Марианне Кияновской. Бедняга – очень интересный автор, Марианна – очень интересный автор, эти имена представлять не надо. Однако ситуация оказалась неожиданной. Марианна написала рецензию, а потом говорит: Я не пришлю ее. Бедняга – классный поэт, я его очень уважаю, но этот сборник слабая. И я об этом написала. Но имею ли я право выходить с этой оценкой на люди? Я тогда настоял, чтобы рецензия была опубликована. Потому что был уверен в том, что этическая интонация в ней правильная. А написать то, что считает нужным, критик должен. Важно, наконец, не что написано, а как. Со злобой, завистью, желанием продемонстрировать себя, разрушить авторитеты? Ли с сочувствием и спивдуманням? Этот – этический компонент – чрезвычайно важен. Спивдумання в противовес самоутверждению. Идеальный критик – Иван Дзюба. Читать его – сама сладость. Он так безупречно пишет – и стилистически, и аналитически – что тот, кто его читает, не может не втянуться в это письмо.
– Но есть другой взгляд на критику – как на разновидность эссеистка, которая сама собой – самодостаточное произведение. Нынешнее поколение критиков, кажется, тяготеет именно к такому типу текстов.
– Всегда есть разные точки зрения на одни и те же явления. Действительно, иногда критик, писал, создает собственный текст, собственную реальность, считая, что ничем не обязан текста, к которому апеллирует. Он претендует только на то, что его собственный текст может быть интересно прочитан сам по себе. Наконец, Шевелев, которого я очень люблю, – относится к этому направлению критики. У него почти нет тяжелой терминологической оружия, кондовой литературоведческой лексики. Это эссеистка. В одной своей статье он написал балак – по-ученому дискурс. Он легок в чтении, тонкий иронист, и при всем том он многое открывает в тексте. Скажем, никто лучше и точнее не написал о Моисее Франко. Это еще один идеальный критик, но совсем другого плана, чем Дзюба.
– В вашем рейтинге ЛитАкцент года вы ориентируетесь, кажется, именно на профессионального критика. Но для массового читателя имена ваших экспертов немного говорят.
– Во-первых, понятие массовый читатель – условность, когда речь идет о наших обычные для Украины тиражи в две тысячи. А что касается наших экспертов, то среди них есть несколько имен, очень известных читателю. В нынешнем году это Неборак и Дубинянская. А критики, которые входят в совет экспертов, также известные в своем профессиональном кругу. Это для нас принципиально, – этот рейтинг является именно профессиональным. Эксперты меняются каждые два года. Когда я формирую группу, для меня важно, чтобы это были разные люди – по возрасту, вкусами, опытом, средой. Чтобы мы не были людьми одного плана.
– Не много книжных рейтингов для такого скромного рынке?
– То, что они есть, – это хорошо. Мы пришли к мнению о рейтинге через год после появления проекта и, я считаю, заняли свое место. Сейчас действительно стоимостных рейтингов не насчитаете больше, чем пять-шесть. И все они разные по принципу. Книга года охватывает огромное количество печатной продукции и отмечает не так автора, как издательство. То есть, фактически, это рейтинг издательств. Рейтинг Би-би-си имеет другой принцип. Здесь отмечаются автор и его книга, но эксперты – публичные люди, которые иногда читают книги. Здесь доминирует элемент шоу, а критерием становится то, что связано с рецепцией книги, а не с ее художественной сущностью: яркость, своевременность, успешность. У нас – третий подход. Профессиональный. Мы также отмечаем автора, но у нас эксперты – специалисты, которые постоянно имеют дело с книгами как ученые, критики, преподаватели, писатели.
– Среди ваших номинаций, кроме обычных, которые охватывают художественную литературу и литературоведение, есть номинация Золотая пузырь. Кажется, это изюминка вашего рейтинга?
– Золотая пузырь действительности воспринимается с большим интересом. Мне иногда приходится напоминать, что у нас, кроме Бульки, есть еще и положительные номинации. В этом году в коротком списке были Люко Дашвар Рай.Центр и Олесь Ульяненко Женщина его мечты. Мы решили в пользу Люко Дашвар. Нам не хотелось, чтобы наше решение относительно книги Ульяненко воспринималось как продолжениескандала с НЭК. Но обозначить, что эта вещь, вне вопросами общественной морали, не стоит серьезного разговора именно как литературное произведение, – мне кажется, было нужно. Авторы-лауреаты Бульки реагируют на присуждение этой премии по-разному – кто-то обижается, кто относится сдержанно. Обычно, правда, в свою награду не приходит никто. У меня есть намерение к какой годовщины рейтинге сделать галерею Золотых пузырей, которые отказались получить лауреаты. Иногда мне говорят – вот вы своей пузырем достигаете противоположного эффекта. Назвали Карпу или Люко Дашвар – и их немедленно побежали покупать и читать. Потому что антиреклама – это тоже реклама. Да я не против того, чтобы их покупали! Не в том смысле рейтинга. Мы не можем игнорировать этих явлений в литературе, потому что именно в этом и состоит наша задача – анализировать все, что в ней происходит, и давать пусть субъективные, однако профессиональные оценки.
Зеркало недели

Лидер «России молодой» подал в суд на главреда The New Times

Лидер движения Россия молодая, депутат Госдумы Максим Мищенко подал в Тверской суд Москвы иск о защите чести, достоинства и деловой репутации против главного редактора журнала The New Times Евгении Альбац. Об этом сообщает Лента.ру со ссылкой на Интерфакс. Сообщается, что Мищенко требует взыскать с Евгении Альбац один рубль и опубликовать опровержение.
Поводом для судебного разбирательства стала статья под названием Наци на марше, автором которой является Евгения Левкович. Она была опубликована в номере журнала The New Times от 9 ноября 2009 года. По словам Екатерины Акатьевои, руководителя пресс-службы России молодой, в этой публикации ложно утверждается, что лидер России молодой депутат Госдумы Максим Мищенко курирует националистические организации.
В статье, в частности, говорится, что Мищенко является куратором движения Российский образ. Екатерина Акатьева отметила, что эти сведения не соответствуют действительности. По ее словам, они могут зплямуваты честь и достоинство Максима Мищенко. Госпожа Акатьева сообщила, что через опубликованную информацию Россия молодая стала мишенью для экстремистского движения Антифа. Она напомнила, что после публикации антифашисты совершили нападение на московский штаб организации.
Евгения Альбац уже прокомментировала заявление пресс-секретаря России молодой. Она заявила, что никакого уведомления из суда мы не получали. При этом Альбац напомнила, что в статье есть цитата Максима Мищенко, где он сам дает опровержение. Чего он еще хочет, я не понимаю, – отметила главред The New Times.

Киевское бюро «Радио Свобода» объявило конкурс на должность журналиста – ведущего новостей

для «Хроники» Радио Свобода объявило конкурс на должность журналиста – ведущего новостей для работы в Киевском бюро.
Требования к кандидату:
– высшее образование, опыт работы на радио не менее двух лет;
– умение писать, редактировать, переводить материалы для радио;
– работа в прямом радиоэфире;
– подготовка новостей для сайта;
– свободное владение украинским и английском языках.
Кандидат должен хорошо ориентироваться в текущей политической ситуации и в экономических процессах в Украине и за ее пределами.
Для участия в конкурсе необходимо прислать резюме и пробный аудиозапись по адресу:
Инна Кузнецова, главный редактор
Киевского бюро Радио Свобода
ул. Крещатик, 19-А
г. Киев 01001 Украина

ИМП: Решение относительно общественного вещания, введенное в действие указом Ющенко, не был одобрен СНБО

Указ Президента Украины от 18 февраля 2010 о введении общественного телевидения и радиовещания в Украине, которым введено в действие решение СНБО от 11 сентября 2009, дает зеленый свет недемократическую принципа, по которому государственное телевидение и радиовещание должно существовать параллельно с созданием общественного. Об этом говорится в заявлении, обнародованном вчера, 19 февраля 2010, Институтом медиа права.
В заявлении в частности говорится, что на соответствующем сентябрьском заседании СНБО было решено создать рабочую группу для доработки проекта решения. В течение пяти месяцев работы проект неоднократно существенно менялся, и окончательный текст был одобрен рабочей группой, но на заседание СНБО он не выносился.
Ниже приводим текст заявления полностью.
Заявление
Института медиа права
относительно Указа Президента Украины о введении общественного телевидения и радиовещания
19 февраля 2010
Институт Медиа Права разочарован Указом Президента Украины от 18 февраля 2010 о введении общественного телевидения и радиовещания в Украине, которым введено в действие решение СНБО от 11 сентября 2009 года. К сожалению, Президент Украины поставил свою подпись под недемократическим принципу, по которому государственное телевидение и радиовещание должно существовать параллельно с созданием общественного.
Мы благодарны Совету национальной безопасности и обороны Украины за возможность участвовать в заседаниях рабочей группы, на которых доопрацьовувалося решения СНБО перед подписанием его Президентом Украины. К сожалению, наши предложения не были учтены в окончательном тексте. С другой стороны, радует то, что Указ президента, который уходит с должности, очевидно, выполнять никто не будет.
Как участники заседания СНБО 11 сентября 2009 утверждаем, что текст решения Совета национальной безопасности и обороны, подписанный Виктором Ющенко и Раисой Богатыревой, СНБО не одобряла. Дело в том, что 11 сентября состоялось заседание, на котором был рассмотрен проект решения по этому вопросу. По результатам обсуждения Президент Украины решил создать рабочую группу для доработки проекта решения. Это произошло в том числе и после выступления директора Института Медиа Права Тараса Шевченко относительно невозможности параллельного существования общественного и государственного телерадиовещания. В течение пяти месяцев работы проект неоднократно существенно менялся, и окончательный текст был одобрен рабочей группой, а на заседание СНБО не выносился.
Дополнительно обнародуем предложения Института Медиа Права, разработанные в ходе подготовки проекта решения СНБО по внедрению стандартов общественного телевидения и радиовещания, которые не были учтены в окончательном тексте.
Текст Указа Президента Украины № 189/2010 О решении Совета национальной безопасности и обороны Украины от 11 сентября 2009 О концепции создания системы Общественного телевидения и радиовещания Украины и ход внедрения цифрового телерадиовещания.
Предложения Института Медиа Права к проекту Решения Совета национальной безопасности и обороны Украины от 11 сентября 2009 О концепции создания системы Общественного телевидения и радиовещания и ход внедрения цифрового телерадиовещания в Украине.
Институт Медиа Права является общественной организацией, которая ставит целью защиту права на свободу слова и свободу информации, содействие свободному распространению информации и развитию независимых средств массовой информации.
Адрес Института: г. Киев, ул. Старонаводницкая, 8, тел. 284-6164, http://www.medialaw.kiev.ua/
Контактное лицо: Шевченко Тарас, директор Института

Суд запретил «Главреду» писать о Сергея Власенко

Народный депутат (фракция БЮТ) Сергей Власенко подал в Шевченковский районный суд города Киева три иска: против экс-супруги Наталья Окунская (Власенко), интернет-холдинга Обоз-UA и журналиста Обозревателя Владимира Унжина. Об этом Хроника узнала от г Унжина.
Причина иска – публикация Владимира Унжина на Обозревателе Скандал Власенко-Окунская: все только начинается от 3 февраля. Сергей Власенко просит суд признать информацию, изложенную в этом материале, недостоверной и порочащей его честь, достоинство и деловую репутацию.
10 февраля суд вынес решение в обеспечение иска. Ею он запретил до момента рассмотрения дела по существу публиковать на интернет-сайтах, принадлежащих холдингу Обоз-UA, статьи, в которых упоминается Сергей Власенко и / или обстоятельства его личной жизни. Кроме этого, Владимиру Унжину запрещено публиковать такие статьи и в других средствах массовой информации, а Наталья Окунская (Власенко) – распространять в любой способ такую информацию.
Несмотря на появление судебного иска, 16 февраля на Обозревателе вышла вторая часть материала Скандал Власенко-Окунская: продолжение.
Хронике Владимир Унжин заявил, что считает ложью обвинения в пороченни чести, достоинства и деловой репутации и распространении ложной информации. Я готов отстаивать свою позицию, честь достоинство и деловую репутацию в суде. Потому что считаю, что такие обвинения бросают на меня тень недобросовестного журналиста, и нацелены на блокирование моей дальнейшей журналистской деятельности, что автоматически является блокировкой свободы слова в Украине в целом, – добавил он.
Предварительное слушание по делу назначено на 26 февраля. ТК будет следить за ходом событий.
Хроника
На фото – Владимир Унжин

Те же проблемы, только в профиль

Андрей Кокотюха для «Хроники» На официальном сайте К1, среди прочего, отмечается: Целевая аудитория канала – мужчины и женщины в возрасте 18 – 45 лет. Эта аудитория несколько моложе зрителей других национальных каналов и является активным потребителем товаров и услуг. То есть так, будто раз целевая аудитория канала несколько моложе, чем зрители других национальных каналов, то значит – потребительская. И зрителей в возрасте от 18 до 45 лет совсем не пугают и не удивляют передовые цифровые технологии – они сталкиваются с этим ежедневно. Интернет, фотошоп и мобилки – уже забавы для младенцев. А именно на передовые цифровые технологии ориентированное производство собственных программ на К1 – повторяю, все это я не придумал, а прочитал на сайте К1. Недельная программа Скептик, которая стартовала в эфире канала 5 февраля в 18:50, подтверждает это. И, по-моему, больше ни смысловой нагрузки не несет.
Скептик – это прежде всего картинка. Для развенчания очередного мифа, придуманного СМИ, чтобы нас с вами напугать, автор и ведущий Александр Тесленко в начале программы заходит в прозрачную капсулу, напоминающую по конструкции душевую кабину, опускается в ней под землю, где собрано полную противоречий информацию на заданную тему, которую надо анализировать. Там на плазменном мониторе с помощью тех же спецэффектов какая голограмма женским голосом зачитывает важные и ключевые тезисы. С другой – экран для наглядной агитации, которую ведущий время от времени демонстрирует. Потом, поговорив с нами так минут двадцать, он возвращается в капсуле на грешную землю с сакраментальным Хотите – верьте, хотите – нет. Но даже несмотря на совершенную компьютерную графику, несмотря оригинальные эффекты зрелищем Скептик не становится. Потому что, оказывается, мало пользоваться передовыми технологиями – надо предлагать зрителям то полезнее матрицу, Ночной стражу или Аватара. Можно, конечно, и такое – только если наполнить зрелище содержанием. Скепсис ради скепсиса – достаточно условное содержательное наполнение.
Если уж Александр Тесленко никому не доверяет и не советует, потому что он в программе – скептик, то воспользуюсь его приемом. Вернемся к примеру к сухой информации на сайте К1 – о том, что производство на канале сориентировано на передовые цифровые технологии. Если да, то не может ли это означать: производство на других каналах не ориентируется на передовые цифровые технологии или, в лучшем случае, ориентируется на них в меньшей степени, чем К1? Придравшись к такого утверждения, можно построить вокруг него риторики на те же 20 минут, чтобы под финал, выехав на виртуальной капсуле из-под земли, сказать: У кого какие технологии – решайте сами!
примотаться, как гласит народная мудрость, можно и к столбу. Что Александр Тесленко в роли скептика и делает. С успехом или нет – решайте сами на основе рейтинговых показателей. Однако журналистские сообщения, ведущий подвергает критическому анализу, на самом деле занимают в системе ценностей не только рядового украинского, но и вообще – рядового землянина не слишком значительное место.
Например, в премьерной программе Тесленко подробно объясняет, почему лозунгам никаких политических сил в Украине не надо доверять, почему их так много и кто и для чего создает партии. Так, в результате имеем вывод: ни одна политическая сила нас не преодолеет, равно как и не поможет нам. Потому партий – больше сотни, каждая из них – не столько идеологический, сколько финансовый проект. Своего рода офшорка для отмывания бизнес-денег внутри страны. Но, во-первых, таких, как я, противсихив, которые еще и на выборы не ходят, политинформация вообще не интересует в любом виде, а во-вторых – украинский идут в политические штабы и впрягаються в предвыборную агитацию не потому, что кому верят больше, а кому меньше: просто зарабатывают деньги, поскольку это – певняк с певнякив. Глядя, а точнее слушая телевизионного скептика, я вспомнил сюжет из ТСН о том, как Инна Богословская не заплатила своим агитаторам после первого тура выборов, потому что они, видите ли, не старались ради нее – превращали скажи, выборы Богословской в президенты на заработки! Вряд ли кому надо объяснять, что у Инны Германовны просто нет денег. А нет денег – нет политической силы,нет политика. Вот и весь скепсис. Какие перекресток мнений, сознательные нагнетания обстановки Александр Тесленко увидел в наличии в нашей стране нереальной кучи политических партий, да еще и с почти одинаковыми уставами – я не знаю.
Мне гораздо ближе тема, поднятая скептиков в выпуске от 12 февраля. Генетически модифицированные продукты (ГМО) – монстр еще тот. Прочитайте надписи на упаковках и по возможности избегать продуктов с ГМО призвали в Правилах жизни на СТБ. Если не ошибаюсь, даже несколько раз. По крайней мере, моя жена запуганная сообщениями о смертельной опасности ГМО настолько, что читает мелкие буквы на прозрачных фантиках леденцов, особенно сделанных на Донбассе, совершенно не принимая за шутку мои замечания: Думаешь, они из угля? Однако запросто ест грейпфруты и нектарины, хотя эти фрукты – не что иное, как продукты естественной гибридизации, а следовательно – модифицированы. Сразу напрашивается ассоциация с Чернобылем: сначала люди панически искали повсюду радиацию, потом начали выводить стронций пропавшим по продаже красным вином, а потом узнали, что радиационный фон в природе всегда был, только мы об этом ничего не знали. Тоже самое с ГМО: доказывая, что не такие они страшные, как их рисуют, господин Тесленко апеллирует к американцам. Мол, там уже давно потребляют ГМО, и если бы они были вредны, американцы первых подняли бы пусть. Но в данном случае скептически высказываться по поводу ГМО равнозначно спорам, когда молодым людям надо начинать половую жизнь. Какие бы возрастные рамки не определили медики и психологи, каждый отдельный молод и юнка сделают это впервые, когда захотят. Соответственно, не происходит сейчас ни массового отказа от покупки продуктов, содержащих ГМО, ни всплеска спроса.
Чтобы быть скептиком до конца, я купил себе пакет молока, на котором написано: Не содержит ГМО! Но верю написанному? Учитывая это проект Скептик – это переливание из пустого в порожнее с использованием в создании программы передовых цифровых технологий. Ну что ж, с помощью такой картинки нам о всем известные проблемы еще не докладывали.

Азаров: в прошлом году 568 миллионов гривен ушло на освещение деятельности правительства

В прошлом году правительство потратило 568 миллионов гривен на создание телепрограмм и освещения своей деятельности. Об этом в ток-шоу Большая политика с Евгением Киселевым на телеканале Интер заявил народный депутат (фракция Партии регионов) Николай Азаров.
А надо ли было столько тратить? А сколько ушло на вояжи?, – Риторически резюмировал господин Азаров.
Хроника