А. Шевченко: вместе с властью мы сделали тектонический сдвиг в сознании чиновников

Алексей Биловол, "ИнтерМедиа консалтинг" Есть все-таки точки соприкосновения интересов оппозиции и власти. Есть, даже несмотря на декабрьское побоище в ВР, аресты представителей предыдущего Кабмина во главе с лидером БЮТ, на крымские конфликты с телекомпанией, принадлежащего одному из представителей оппозиционного правительства … Всего последнее время ситуация в стране несколько сюрреалистической. Ибо с одной стороны допросы Тимошенко, с другой – более 400 голосов за законопроект, подготовленный его ближайшим соратником, пятым номером БЮТ Андреем Шевченко вместе с представителем Президента в ВР Ю. Мирошниченко и депутатом от ПР Еленой Бондаренко, которая занимается в партии вопросами СМИ. О революционности новых законопроектов и уникальность сотрудничества БЮТ и ПР после прихода «донецких» к власти ИМК рассказал народный депутат, автор закона о доступе к публичной информации, председатель Комитета ВР по вопросам свободы слова и информации Андрей Шевченко. – Андрей Витальевич, насколько я знаю, принять Ваши законодательные предложения по доступу к публичной информации имели еще в прошлом году, но из-за драки в ВР голосование сорвалось. Вас изрядно расстроило?
– Конечно, разочарование относительно постановления у нас было.
– И как развивались события, благодаря чему удалось вернуться к рассмотрению законопроекта и принять его абсолютным большинством в сессионном зале ВР?
– У нас уникальный случай сотрудничества – это сотрудничество власти и оппозиции, общественных активистов и журналистов. Действительно уникальный случай для украинского парламентаризма, я думаю, что очень надо оценить сам факт такой переговорной группы. Да, мы тренировались, учились слушать друг друга, но результат очень достойный. Я думаю, что мы получили два блестящих законы, расширяющие права и гарантии.
– Скажите, а Вы вообще представляли на выходе, что будут такие законы, рассчитывали на менее профессиональные?
– Нет, с самого начала были зафиксированы позиции, с которых мы были бескомпромиссны.
-!?
– То, что информация о чиновника должно быть априори открытой, что информация о бюджетных средствах также должна быть открытой. В принципе, с самого начала мы для себя разобрались в этих позициях. Когда стало понятно, что все участники процесса готовы на этом фундаменте стоять, тогда уже перешли к решению технических вопросов.
– Скажите, какие были самые важные, самые критические вопросы в ходе деятельности рабочей группы?
– Этот вопрос конфиденциальности. Очень узкий коридор – с одной стороны, мы должны обеспечить защиту частной информации, персональных данных, конфиденциальной информации гражданину. С другой стороны, что касается публичного лица, политика, мы понимали, что они должны быть менее защищены – их персональные данные, конфиденциальная информация. Вот мы и искали коридор между правом людей знать и между правом человека защитить свою частную жизнь.
– И каким образом нашли коридор?
– Мы вышли на консолидированную позицию, которая заключается в том, если ты идешь в политику или на государственной службе высокого ранга – будь готов, что информация о тебе, о твоем частную жизнь будет менее защищена.
– А какие теперь права у журналистов?
– Для журналистов в новой редакции закона об информации появился очень важный целый раздел. Это раздел о дополнительных правах и гарантиях деятельности журналистов. Что предусмотрено? Есть дополнительные гарантии для журналистов для работы в помещениях органов власти, в зонах стихийных бедствий и чрезвычайных ситуаций. Кроме того, вводится так называемый заявочный принцип аккредитации. Если журналист направляет определенные документы о себе, орган власти не может ему отказать в аккредитации. И это очень важный момент.
Мы уравняли в правах Интернет-журналистов, фрилансеров с работниками традиционных масс-медиа. Четвертое – по аккредитации для иностранных журналистов. Я думаю, что это очень большой шаг навстречу журналистам.
– А когда у Вас самого появилась уверенность?
– Я никогда не сомневался, что мы этот закон примем. Я знал, что Украина не является страной-уродом, и мы неизбежно будем в числе тех стран, где действуют законы о доступе к информации.
- Господин Андрей, а какую выгоду гражданам из Ваших законодательных инициатив?
– В законе о доступе к публичной информации нет слова журналист. Все права распространены на граждан Украины, то есть это закон, от которого выиграют все граждане Украины. Просто журналисты – они, естественно, будут использовать этот закон гораздо чаще, чем другие.
– В документе по информированию является срок 5 дней – это, я так понимаю …
– Пять рабочих дней.
– Пять рабочих дней, если человек не в командировке?
– Нет, о командировке ничего в законопроекте нет. Если министерство или мэрия получает информационный запрос, через 5 рабочих дней гражданин должен получить ответ.
– И не важно, есть человек, которому адресован запрос, или нет?
– Запрос адресуется субъекту властных полномочий.
– Как будет наказан чиновник, если он нарушит закон?
– Первое – усилится ответственность в Кодексе об административных правонарушениях. Насколько помню – штраф может быть от 425 до 850 гривен. Все-таки это ощутимая сумма только за то, что ты опоздал с ответом и не предоставил информацию. Во-вторых, это служащий, это его ответственность, потому что в каждом органе власти по закону должен появиться человек или подразделение, отвечающее за работу с информационными запросами. И уже не будет так, что нет крайнего – нет, есть конкретный человек, который по должности должен давать ответы. Если не справилась, начальник сможет его наказать. И третье – это суд. Потому что с этими двумя законами журналист или общественный активист в судах сможет защищаться гораздо лучше. Через суд добиваться обнародования информации.
– А как Вы считаете, на самоцензуру это повлияет?
– На самоцензуру? Что именно?
– Ну, принятие такого закона.
– Объясните.
– Ну не знаю, потому что приняли закон о публичной информации, люди начнут больше открываться … Меньше указаний и меньше самоцензуры …
– Это длинная дорога. Мы же понимаем, что говорим о тектонический сдвиг в сознании чиновников. Это революционное изменение. Чиновник, который всю жизнь считал, что его миссия состоит в том, чтобы закрывать информацию – он разворачивают на 180 градусов и говорят: друг, твоя работа заключается в том, чтобы максимально отдать информацию твоим согражданам. Поэтому это, конечно, революционное изменение в сознании, на которую уйдут годы. Но это дорога, которую надо начинать.
– Понятно. А какие еще планируются законопроекты в тандеме власть-оппозиция, есть ли такие вообще?
– Для гражданского общества есть три очень важных закона, которые должны стать тремя китами для украинского гражданского общества. Это закон о доступе к публичной информации, уже принят, это новый закон об объединениях граждан – он зарегистрирован в Верховной Раде, среди его соавторов является Юрий Мирошниченко и Андрей Шевченко. И третий закон – о благотворительных фондах. Эти три закона должны стать тремя китами, такими столпами, на которых будет расти и, Даст Бог, крепчать гражданское общество.
Алексей Биловол, информационное агентство Интермедиа консалтинг
Фото – www.intermedia.org.ua

Еще по теме:

У статьи А. Шевченко: вместе с властью мы сделали тектонический сдвиг в сознании чиновников 0 комментариев.