Адвокат Пукача: Команду Пукачу перезахоронить тело Гонгадзе дал Кравченко после визита Литвина

Сергей Лещенко, "Украинская правда" В деле Гонгадзе происходят странные события после того, как следствие перешло в подчинение Рената Кузьмина. Сначала следователь Харченко, который вел расследование не один год, выносит постановление об отказе в возбуждении дела против Кучмы и Литвина. Делает это, хотя настроения имел совсем другие.
И очевидно, что подписать такой процессуальный документ он не мог, не посоветовавшись с Кузьминым, который есть над ним непосредственным начальником.
А еще через несколько недель Харченко вообще надоело расследовать дело, которое он так настойчиво раскручивал до мельчайших деталей. Важняк просится на пенсию. А Ренат Кузьмин под фанфары отменяет постановление относительно Кучмы и Литвина и назначает нового следователя.
Казалось бы, сделан еще один шаг к установлению заказчиков убийства. Но на этой неделе был отстранен адвоката Пукача, который вместе со своим подзащитным вел версию о причастности экс-президента и главы его администрации к убийству журналиста.
Замена адвоката состоялась по настойчивой рекомендацией нового следователя из команды Кузьмина …
Защитник генерала Олег Мусиенко был в числе отдельных лиц, с которыми Пукач общался в течение последнего года. В том числе – о жизни. Адвокат мог составить личное впечатление, не ограничено протоколами допроса, о генерале, который подозревается в совершении громкого преступления времен независимости Украины.
Возможно, Олег Мусиенко изображает Пукача лучше, чем он есть в действительности. Но изложенные им в интервью Украинской правде факты не оставляют сомнений – следствие по делу Гонгадзе было в шаге от привлечения высших должностных лиц к ответственности. Как вдруг изменило мнение.
– Что предшествовало вашему отстранению от защиты Алексея Пукача?
– Только благодаря моему ходатайству, согласованном с Пукачем, о дополнении предварительного следствия и отмене постановления об отказе в возбуждении уголовного дела против Кучмы и Литвина, заместитель генерального прокурора Кузьмин принял такое решение.
Этому предшествовала встреча с Ренатом Равелийовичем. Кузьмин меня убеждал, что он за справедливость, восхищался моим профессионализмом и спрашивал: вы же и в суде будете подчеркивать, что следствие проведено неполно? Да, безусловно, – отвечал я. И вы скажете, что я принимал участие в допросе Пукача?
– Кузьмин участвовал в допросе Пукача?
– Да. Кузьмин участвовал в допросе, который состоялся примерно 9 сентября, перед окончанием предварительного следствия Харченко.
– Зачем там был Кузьмин?
– Кузьмин пришел с одной целью – спросить Пукача, не применялись к нему незаконных методов следствия, в том числе и психологического давления.
Это была личная инициатива Кузьмина. Он не ожидал, что Пукач лично ему, Кузьмину, даст показания о причастности к убийству в качестве заказчиков Кучмы и Литвина. Это уже всем известно, и не является разглашением данных досудебного следствия, поскольку сам Кузьмин отменил постановления об отказе в возбуждении дела в отношении Кучмы и Литвина.
Но как показали дальнейшие события, несмотря на попытки Кузьмина выставить себя принципиальным прокурорским работником, дальнейшие события показали, что это был просто пиар-ход Кузьмина.
ли он согласован с Медведько, или с президентом, но то, что Кузьмин заявил, что будет продолжено объективное расследование дела, не соответствует действительности.
Без моего участия, с 12 по 18 октября Пукач неоднократно вывозился в следственное управление Генпрокуратуры на Борисоглебске, где на него давили.
– Там проводились какие следственные действия?
– Это были следственные действия. Его ознакомили с постановлением о принятии дела к производству следователем Грищенко, о создании следственной группы, об отмене постановления об отказе в возбуждении дел в отношении Кучмы и Литвина. Как это ни крути, это следственные действия, и Пукач ставил подпись. Когда я пришел к нему 13 октября в месте его содержания, мы разговаривали, и Пукач говорит: Я поставил свою подпись, а вы поставьте той датой, когда будете знакомиться с документами.
Пукач также сообщил мне, что 12 октября с ним встречался личноКузьмин. Тот убеждал, что он неоднократно беседовал с дедом, как он говорит – то есть с президентом Кучмой – и тот ему клянется-божится, что он не причастен к делу Гонгадзе. Кузьмин также заявил, что Володя здесь вообще не при делах, имея в виду Литвина.
– Тогда возникает вопрос, зачем Кузьмин отменил постановление об отказе в возбуждении дела против Кучмы и Литвина?
– Я вам скажу, зачем. 3 ноября истекает срок полномочий нынешнего генерального прокурора Александра Медведько. И Кузьмин, имея целью занять кресло генерального прокурора, перед общественностью занялся очковтирательством, чтобы показать, какой он принципиальный борец с преступностью.
В дальнейшем произошло то, что произошло. Следователь Грищенко от меня прятался. Уже в конце дня 12 октября, после отправки Пукача к месту содержания, Грищенко со мной пообщался. Заверил, что никаких нарушений Уголовно-процессуального кодекса он не допустит, что больше без моего участия допрашивать Пукача не будет.
– Вы говорили, что Пукача также привозили без вас в прокуратуру на Борисоглебскую 18-19 октября. Его допрашивали?
– Нет. Кроме ознакомление с процессуальными документами, следственных действий не проводили. Но Грищенко с надзирающим прокурором давили на него с целью поменять адвоката, говорили: У нас есть боец, защитник, который будет вас защищать ….
Пукач поставил естественный вопрос: А что, Мусиенко не справляется? Это же благодаря ему вы отменили постановление об отказе в возбуждении дел в отношении Кучмы и Литвина. Они ничего не ответили. Сказали: так надо.
– Непонятно, какой интерес следствия в этом?
– И Кузьмин, и Грищенко знают, что я бы защитник Пукача никогда бы не позволил Генпрокуратуре выделить из этого дела в отдельное производство уголовное дело в отношении Литвина и Кучмы, чтобы ее похоронить. Именно так они планируют сделать.
время по статье 26 Уголовно-процессуального кодекса выделение дела возможно лишь в тех случаях, если это не повредит всестороннему и объективному расследованию всего дела. В данном случае этот принцип не соблюдается.
Я могу предполагать, что здесь Кузьмин сыграл на сознании Литвина и Кучмы, показал, кто есть кто, а потом заверил, что несмотря на эти события, он сделает так, чтобы они вышли сухими из воды.
Посмертную записку Кравченко расшифровали повторно – Вы считаете, роль Кучмы и Литвина доказана в деле Гонгадзе?
– Считаю, что да.
– На чем основываются ваши убеждения?
– Это показания Пукача, подтвержденные на очных ставках с Литвином и Кучмой, это – посмертная записка Кравченко, которую повторно расшифровали, и где указано, что он стал жертвой интриг президента Кучмы.
– Разве возможно какое двоякое чтение текста предсмертной записки Кравченко?
– Раньше расшифровывали, что он имел в виду президента Украины и его окружения, а теперь – президента Кучму и его окружение.
– Подлинность почерка Кравченко подтверждена?
– Да, подтверждена. И первой, и второй экспертизой, проведенной в июне-июле этого года.
– На чем еще основывается ваша уверенность относительно Кучмы и Литвина?
– В период с 2000 по 2003 год никаких следственных действий по делу Гонгадзе в МВД не проводилось. Это общеизвестный факт, который можно подтвердить допросами Кучмы, Потебенько и т.д. Хотя все спецслужбы тогда знали – и сегодня подтверждает Пукач – что преступление совершили сотрудники МВД.
По этому поводу я предлагал следствию допросить бывшего генпрокурора Потебенько, а также Пискуна, который первым арестовал Пукача, а потом через несколько недель был уволен с должности президентом Кучмой.
В программе Савика Шустера Свобода слова Леонид Черновецкий, указывая на Пискуна, заявил: Я горжусь этим человеком, который пошла против системы и раскрыла убийство Гонгадзе. На этом Пискун встал и, обращаясь к ведущему, заявил: Савик, проведите со мной аналогичную передачу, я вам расскажу, кто и как давил. Безусловно, сейчас Пискун в Партии регионов и будет отказываться от сказанного, но ведь есть документальные данные!
– Вам известно, полученный вывод экспертизы записей Мельниченко?
– Эксперт говорит, что голоса на записях принадлежат Кучме и Литвину, но он не может дать категоричного ответа,подлежали монтажа эти пленки.
– Почему?
– Потому что не существует таких методик. Потому что там разные носители, на которых были записи, сам Мельниченко предоставлял то оригиналы, то копии, и так далее.
Кравченко для Пукача был богом
– Кто после вашего ухода стал адвокатом у Пукача?
– Я не знаю, мне этого следователь не сообщил.
– Как вообще вы стали адвокатом Пукача?
– Я был назначен генеральным прокурором Украины Медведько и согласован с заместителем генпрокурора Голомшей. Проработал с декабря 2009 по 19 октября 2010.
– То есть вы предоставлен государством адвокат? Ваши услуги Пукачу оплачивались бюджетом?
– Я ни копейки не получил и не получу, наверное.
– Вам понятен психотип Пукача? Что он за человек?
– Это служака. Законопослушный. Привык подчиняться начальникам, командирам.
Пукач вырос в Хмельницкой области, в забитом селе, рос с бабушкой, потому что среди родителей были нелады. С самого детства всю жизнь тяжело работал. Даже когда он последние годы скрывался от следствия по делу Гонгадзе, то жил не на какие награбленные миллионы, а сам пас, доил коров, сдавал молоко, зарабатывал себе на пропитание.
Однажды, разговаривая со мной, он рассказывал: Когда я в детстве, в советские времена смотрел парад на Красной площади, то члены Политбюро были для меня как боги!
Таким же богом для него был и Кравченко. Пукач рассказывал, что когда Кравченко приказал совершить убийство Гонгадзе, он пытался убедить его этого не делать. Более того, он пошел к покойному Фере, который имел определенное влияние на Кравченко, и пожаловался ему: Гонгадзе обратился с письмом к генеральному прокурору, весь мир гудит об этом наружное наблюдение …
Когда Фере в свою очередь вновь пытался убедить Кравченко, министр вновь вызвал Пукача и с угрозой физической расправы начал на него наезжать: Я тебе сказал конфиденциально, одному! А ты разгласил эти тайные данные! Я тебя …
По словам Пукача, Кравченко завел его в душевую кабину (очевидно, в кабинете министра), дело чуть не дошло до физического воздействия. И Кравченко сказал: если ты не вывезешь Гонгадзе, я вывезу тебя с ним, закопаю, и никто об этом не узнает!
В это время в кабинете Кравченко раздался телефонный звонок. Звонил Кучма. Кравченко вытянулся в струнку и сказал: так точно, господин президент! Мы все выполним, Леонид Данилович! Закончив разговор, Кравченко обратился к Пукача со словами: Ты видишь, откуда звонят!
– Речь шла именно о Гонгадзе?
– Да.
– Кравченко давал команду Пукачу разобраться с Гонгадзе или именно убить?
– Убить, закопать, сжечь. Это показания Пукача.
– Какая была команда по Подольском?
– Разобраться, запугать. Была команда: раздеть, облить бензином … Как они говорили – грубо, но из песни слов не выкинешь: Напугать так, чтобы он усрался.
Пукач доложил Кравченко, что так и было, но в действительности он говорит, что пожалел Подольского, его не обливали бензином, жестоко не били, но убедившись, что он запуган, выпустили в лесу, а сами уехали.
– По вашей информации, было только два эпизода преступлений, совершенных Пукачем – убийство Гонгадзе и похищения Подольского? Были еще другие расправы?
– Речь идет о двух эпизодах, хотя я допускаю, что были и другие. Потому что была такая специфика этой службы во времена президента Кучмы … Но я не думаю, что могло быть много эпизодов, ведь Пукач невольно, под давлением Фере и Кравченко перешел на службу в Министерство.
Он туда не хотел идти. Он был начальником разведки УМВД в городе Киеве, и хотел там и оставаться. У него были хорошие отношения со всеми. Как характеризуют на очных ставках его сослуживцев, это первый порядочный генерал, который пытался навести порядок в системе разведки МВД …
– Погодите, но ведь как может порядочный человек своими собственными руками убить журналиста?
– Он утверждает, что стал в каком-то непонятном ему состоянии, граничащем с состоянием аффекта, и не знал, что делать. Пукач по своему характеру не мог пойти против начальника, не выполнить его приказ. Но он не хотел убивать, как утверждает сам Пукач. Я не могу это категорически заявлять, но данные судебно-медицинской экспертизы свидетельствуют, что показания Пукач где имеют смысл в том, что якобы он хотел привести Гонгадзе в обморочное состояние и так иоставить.
– Зачем тогда Пукач заезжал за бензином и лопатой уже после того, как похитил Гонгадзе и держал его в автомобиле?
– За бензином он не заезжал. Как он объясняет, бензин в машине разведки находился всегда, ибо к этому обязывала специфика службы, ведь когда ведешь наблюдение, на заправку не уедешь, нужно доливать по какой емкости. А лопату он взял, как он говорит, где-то на поле, чтобы попугать, выкопать яму, как они это делали с Подольским …
Конечно, здесь есть над чем думать, но в чем я могу быть уверен, что у Пукача не было предварительного сговора со своим подельником. И об этом свидетельствуют их показания на судебном процессе, который состоялся несколько лет назад.
частности, Попович, водитель Пукача, говорит: Когда я увидел, что копают яму и туда поместили Гонгадзе, я хотел убежать! Но боялся, что Пукач завалит и меня. То есть не было такого, что перед этим они договаривались: Давайте, будем убивать Гонгадзе. Они думали, что вывозят Гонгадзе, чтобы просто попугать.
– Была информация, что в месте первого захоронения Гонгадзе нашли останки других людей.
– Экспертиза показала, что эти захоронения относятся к временам Первой и Второй мировой войны.

Между МВД и СБУ было соперничество, кто выполнит
преступную заказ Кучмы

– Кто давал команду перезахоронить тело Гонгадзе?
– Давал Кравченко. Причем после визита к нему Литвина. Это происходило следующим образом. После того как осенью 2000 года ушел огласку вокруг исчезновения журналиста Гонгадзе, в кабинете министра ужинали Кравченко, Фере и Джига, употребляли спиртные напитки. И вызвали туда Пукача. Было это около 23:00.
Когда Пукач туда прибыл, обсуждался вопрос, куда сослать тех подчиненных Пукача, принимавших участие в операции убийства Гонгадзе – Протасова, Костенко и Поповича. Министр Кравченко настаивал, чтобы Фере их отправил или в Ливан, где были наши миротворцы, или в туристическую поездку в Тунис. Фере говорил, что у него нет таких денег, на что Кравченко требовал: Найдешь!
И в этот момент референт по телефону сообщил Кравченко, в МВД прибыл глава администрации президента Литвин.
Когда зашел Литвин, Кравченко стал представлять ему присутствующих генералов. На что Литвин сказал: знаю-знаю, нам надо остаться наедине. Кравченко был вынужден отправить из кабинета Джигу и Фере, но оставил Пукача. И обращаясь к Литвину, Кравченко сказал: Владимир Михайлович, это тот генерал, начальник разведки, разобрался с Гонгадзе. А Литвин далее говорит: Я знаю, но нам надо разобраться наедине!
Это была уже поздняя ночь, около 24:00. Пукач их оставил, а наутро Кравченко его вызвал и сказал: Мы решили – не я, а мы! – Мы решили, что ты поедешь один, перезахоронят тело, и, видчленившы голову, закопаешь ее отдельно.
– А зачем было разбить расчленение?
– Чтобы было невозможно узнать в случае нахождения тела. И Пукач утверждает, что он считает, что этот совет дал именно глава администрации президента.
– Зачем тогда Пукач так ненадежно перезахоронил Гонгадзе, ведь его вскоре нашли? Да еще и украшения оставил в могиле?
– Здесь интересны объяснения Пукача. Он говорит: Когда я понял, что они от меня не отстанут, которые могут сделать из меня киллера, я бросил тело Гонгадзе так, чтобы его нашли. Потому что я понял – если я перезахоронят так, что Гонгадзе не найдут, то они меня заставят выполнять еще десятки таких заказов. ! Я и систему правления Кучмы, и зависимого от него Кравченко.
Кравченко не мог не выполнить приказ Кучмы только потому, что ему снилось, что он будет преемником Кучмы. Более того, Пукач утверждает, что между МВД и СБУ было соперничество, кто выполнит преступную заказ Кучмы.
Если разобраться, то за эти 10 лет даже следователь Харченко не вникал в такие подробности. Хотя сам Пукач мне говорил – это не мои слова, а его: Олег Григорьевич, когда президентом был Ющенко, Харченко меня чуть не целовал, извлекая информацию о причастности к этому преступлению высокопоставленных чиновников. А как поменялась власть, он включил реверс и начал расследовать дело обратно, заявляя, что доказательств недостаточно и т.д. ….
Вот почему у нас на последней стадии следствия возникли недоразумения со следователем Харченко.
Еще хочу добавить,что я не ожидал, что сегодня Генпрокуратура пойдет на такие циничные нарушения уголовно-процессуального закона в части лишения Пукача права выбирать себе защитника. Он мне 13 октябре лично говорил: я буду идти до конца с вами. Но вы понимаете, что от меня не все зависят ….
Он ужасался от того, к какой следственной группы попал. Это его слова: Олег Григорьевич, они мать родную осудят и возьмут под стражу.

Обвиняя Пукача, мы обвиняем систему,
в которой жили 1910

– Какова роль в этой истории нынешнего Винницкого губернатора, затем первого заместителя Кравченко Николая Джиги?
– Он создавал алиби. По поручению Кравченко, под его принуждением Джига неоднократно проводил пресс-конференции, где рассказывал, что Гонгадзе видели живым.
– Но Джига знал, что он мертв?
– Безусловно, потому что он был на встрече, где с Кравченко и Фере обсуждалась возможность направления людей, принимавших участие в убийстве Гонгадзе, за границу в командировку или в турпоездку. Я скажу больше – все МВД изначально убийства Гонгадзе знало об этом. Кроме того, после освобождения Пукача из СИЗО в 2003 году Джига встретил его где-то в кафе, организовал ему баню, подбадривал Пукача …
– То есть действия Джиги могут подпадать под статью недонесение о преступлении?
– Это называется заранее не обещанное несообщение о преступлении.
– Как вы думаете, на что может рассчитывать Пукач в сегодняшней ситуации? Он уже признался, что убийство Гонгадзе. Он же не может теперь от этого отказаться?
– Думаю, Пукачу могли обещать много, в том числе переквалификацию его действий по статье 94 Уголовного кодекса 1960 года – это убийство без отягчающих обстоятельств. Там наказание до 15 лет, но нет пожизненного заключения. Но после того, как Пукач изменит свою правовую позицию, в Генеральную прокуратуру и суд будут развязаны руки, и неизвестно, чем это для Пукача закончится.
– Но Пукач теперь не может сказать, что этого преступления – убийства Гонгадзе – он не совершал?
– Его же к этому и не принуждают.
– Если Пукач пойдет в эту игру, как он тогда может объяснить свои действия в отношении Гонгадзе?
– Мотивация – чтобы заявить Выполнил преступный приказ под принуждением, вследствие зависимого положения по службе. Но при этом добавить: кто заказчик – я не знаю. А от предыдущих показов о Кучму и Литвина отказываюсь.
К большому сожалению, в сегодняшней прокуратуре возможно все.
– По вашему мнению, на какое наказание заслуживает Пукач?
– Эта несчастная, глубоко несчастный человек мог бы рассчитывать на наказание, не больше, чем его осужденные подельники.
– Это 13 лет?
– Да. Потому что основная вина за это преступление лежит на системе. И обвиняя Пукача, мы обвиняем систему, в которой жили 10 лет. И к какой, не дай Бог, мы вернемся снова.
Сергей Лещенко, Украинская правда
Фото – Украинская правда

Еще по теме:

У статьи Адвокат Пукача: Команду Пукачу перезахоронить тело Гонгадзе дал Кравченко после визита Литвина 0 комментариев.