Александр Ткаченко: Не вижу никакой усталости у людей от шоу …

Мария Томак, «День» Впрочем, генеральный директор группы «1 +1» признает – если бы глубокую дискуссию начало общественное вещание, это сказалось бы на вкусах зрителей За то время, пока Александра Ткаченко не было на 1 +1 – а это ровно десять лет , с 1998-го до 2008-го – на канале произошло немало изменений. Собственно, тех Плюсов, когда выходила в эфир аналитическая авторская программа Послесловие двадцатисемилетнего журналиста Александра Ткаченко, уже нет. Осталось имя, под которым говорит совсем другой канал, Александр Ткаченко возглавляет уже в течение трех лет. С 23 мая на 1 +1 выходит его авторская программа-интервью tkachenko.ua. Именно по итогам первого за семь лет выхода в эфир мы и начали разговор с генеральным директором группы 1 +1 Александром Ткаченко.
– Поздравляем вас с премьерой программы tkachenko.ua. Довольны первыми отзывами?
– Реакция на первую программу более-менее активная, но для телевидения важна системность. Удастся программа или нет, зависит от следующих выпусков. Приятно было слышать восторженные отзывы, но мы в основном обращали внимание на замечания, их тоже хватает.
Относительно системности-к чему вы стремитесь? Стабильность в каких качествах для вас важна в этом проекте?
– Этот проект интересен мне с точки зрения установления другой, более откровенной интонации разговора на телевидении. С другой стороны, для меня, бесспорно, важны рейтинги.
– С чем связана эта потребность в новой интонации?
– С потребностью времени и потребностями людей, которые зависят от событий и от того опыта, который мы все приобретаем. Несколько лет назад была востребована интонация в духе мы демократические и оранжевые, но время показало, что одно дело – провозглашать лозунги и совсем другое – воплощать эти лозунги в жизнь. Со временем в обществе появились иные нотки. И сейчас, на наш взгляд, наиболее востребованным является сохранение или воспроизведение откровенной интонации, которая сама по себе способна решить многие проблемы. Только на 1 +1 вышел в эфир новый проект Голос страны, где эта откровенная интонация также доминирует и получает достаточно положительные отзывы со стороны различных общественных слоев: и среди, условно говоря, интеллектуалов, и среди обычных людей.
– В одном из интервью вы говорили, что в свое время канал 1 +1 стал новым явлением в украинском обществе, которое устало от советского ТВ. Сейчас, пожалуй, ощутимая определенная усталость в обществе от шоу – и политических, и развлекательных, от шоу как явления. Как считаете, это как-то скажется на векторе украинского телевидения?
– Я не вижу никакой усталости людей от шоу. Реакция аудитории зависит от качества шоу, от того, насколько оно приближено к потребностям или заинтересованности людей, от его интонации. Программа tkachenko.ua – это также шоу. И Голос страны тоже. Хотя я, конечно, не сравниваю наш проект с большими шоу-программами, но практика доказывает, что вопрос не в названии, а в том, что заложено внутри.
– А что внутри? Что вы пытаетесь закладывать? Здесь, возможно, следует говорить о распространении такой откровенной интонации на сетку вещания 1 +1. Приведет она к появлению, например, линейки документальных фильмов, которая, по-моему, вполне подошла бы тона, присущем вашей программе?
– Документальные фильмы могут быть разными, в частности желтыми, скандальными, откровенными … Во-первых, откровенная интонация уже довольно давно установилась в ТСН. Мы стараемся без прикрас говорить о том, что в действительности происходит в обществе. Если общество больше интересует, за кого вышла замуж та или иная звезда или как она расставалась, мы, безусловно, не можем пройти мимо этих обстоятельствах. У нас есть достаточно много реалити-шоу, в которых нет искусственности, и они также продолжают эту линию. Сейчас мы запускаем проект Сonnected в оригинальном формате, который у нас называться Снять все. Это видеоблог пяти женщин, представительниц разных социальных групп, которые ежедневно снимают на камеру свою собственную жизнь. Мы считаем, что это совершенно новый жанр для отечественного телевидения и это также интонация откровенности. Мы запускаем два сериала в жанре драмеди. Один из них – Shameless (также по оригинальному формату) рассказывает о семье, которая находится за чертой бедности, но которая, вопреки всему, не опускает руки и живетпреисполненным положительными эмоциями жизнью. То есть такие проекты на канале уже есть и их будет еще больше.
БЫ серьезное, глубокое ДИСКУССИЯ НАЧАЛАСЬ НА ОБЩЕСТВЕННЫХ КАНАЛАХ, это, несомненно, наложила бы свой отпечаток на Интерес ЗРИТЕЛЕЙ, – СЧИТАЕТ АЛЕКСАНДР ТКАЧЕНКО. А ПОКА В УКРАИНЕ НЕТ НИ ОБЩЕСТВЕННОГО ВЕЩАНИЯ, НИ РАЗУМНОГО ТЕЛЕВИДЕНИЕ УКРАИНСКИЙ ОБРАЩАЮТСЯ К КНИГИ И К ИНТЕРНЕТУ
– Если посмотреть на информационное пространство посткоммунистических стран, можно увидеть довольно разную ситуацию. В Польше есть несколько каналов общественного вещания. Мне неизвестна ситуация со всеми странами Балтии, но знаю, что в Эстонии довольно сильное общественное вещание. Совсем другая ситуация в России. В Украине пока не удалось создать общественного вещания. Как вы считаете, в этих условиях коммерческие каналы должны были бы – и в прошлом, и в будущем – каким образом приобщаться к тому, чтобы открывать украинскую их же страну, которая все еще остается – и это общеизвестный факт – неведомой для нас самих?
– Тем, что мы адаптируем много западных форматов, мы уже определенным образом открываем свою страну для мира, и этот контакт двусторонний. Ведь когда мир видит, что мы можем воплощать приобретенные форматы в другой, значительно интереснее, – это также своеобразный контакт.
У нас нет миссии популяризировать страну. Хотя есть канал 1 +1 International, который вряд ли в ближайшее время станет прибыльным, он транслирует программы исключительно отечественного производства. И нам известно, что в странах, где живут украинский, отзывы по поводу появления этого канала достаточно положительные.
Что касается нашего внутреннего ощущения социальной миссии, то мы приобщаемся к различным акциям и даже один из форматов – От пацанки до барышни, который изначально задумывался как развлекательный, приобрел определенного социального смысла, потому что в результате участия в шоу девушки изменились, эти изменения положительно сказалось на их жизни. Такой социальный смысл есть во многих проектах 1 +1. Единственное, чего мы не делаем (и предусматривающий общественного) – не педалирует этот социальный аспект. Он у нас завернутый в развлекательный формат.
– Хорошо, а где в украинском информационном и особенно телепространстве должна быть, фигурально выражаясь, высокая полка?
– Безусловно, это должно быть общественное телевидение. Именно оно должно заниматься проектами, к которым привлекается община (например, возобновление замков или сохранение исторических центров), программами, связанными с вопросами здравоохранения, образования, детскими программами и т. д. Там должен быть полемика, связанная с качественно иным содержанием, чем могут предлагать коммерческие каналы, которые в первую очередь сражаются за рейтинг. Думаю, что если бы такая серьезная, глубокая дискуссия началась на общественных каналах, это, бесспорно, наложило бы свой отпечаток на интересы зрителей.
Но я бы не преувеличивал значения общественного вещания. Оно важно с точки зрения стандартов информационного вещания и появления программ, о которых я только что говорил. В разных странах общественное вещание выстраивается по-разному. Единой модели, которая была бы всепобеждающим, нет, а это говорит о том, что идея – хорошая, а вот ее воплощение в каждом конкретном случае требует особых подходов. А если общество не интересует эта идея, то зачем ее навязывать?
– Вы считаете, что украинское общество в этом не заинтересовано?
– Если обществу это было интересно, то общественное телевидение ввели бы еще лет десять назад. В нашей стране происходит много вещей, которые когда-то казались невозможными. Например, талант-шоу. Есть потребность – значит, появится программа. Это, конечно, слабое сравнение, но доступно.
– Большинство мыслей, которые приходилось слышать, связывают торможение процесса создания общественного вещания все же с отсутствием политической воли.
– На свободу влияют люди. Если людям важно уменьшить налоги для частных предпринимателей, они, бесспорно, дадут знать об этом политикам. Если людям интересно смотреть общественное телевидение или инициаторы его создания не смогли донести важность этой идеи к гражданам, то надо задуматься …
Но это не значит, что я не сторонник общественного телевидения. Просто ловить рыбу там, где она неводится, нет смысла.
– Понятно, что функциями общественного вещания коммерческие каналы заниматься не обязаны. Но если общественное телевидение не создана, а остальные каналы прежде заботится о своем рейтинге, то образуется определенная пустота … Или ее нет?
– Конечно пустота есть. Но в этот конкретный исторический момент, очевидно, разговоры об общественном телевидении потеряли тот высокий градус, который был присущ им сразу после оранжевой революции, когда возможностей реализовать эту идею было больше всего. Если общественное вещание не создается, значит, такой потребности в обществе нет. Кого бы мы в этом обвиняли.
– Вам уже удалось пригласить или хотя бы получить предварительное согласие на участие в tkachenko.ua Путина и Лукашенко?
– Переговоры продолжаются, и не только с ними. Как только разговоры с этими лицами будет записано, вы сразу об этом узнаете.
– Как журналист, которому приходилось общаться с такими личностями, как Далай-лама, не чувствуете ли вы определенного синдрома лилипутов в современной политической жизни страны, хотя бы потому, которое на поверхности? Разумеется, в глубинах есть настоящие бриллианты, и мы постоянно о них стараемся писать и поддерживать их, а вот на поверхности …
– Что эти бриллианты в глубине делают?
– Вот, собственно, а вы как думаете? Почему они там оказались?
– У меня вопрос к вам: что они там делают?
– Например, Евгений Грицяк, о котором не раз писал День. Человек, который во многом причиной Норильского восстания и которое в конечном итоге привело к развенчанию культа Сталина. Это украинский, он еще жив, живет на Ивано-Франковщине. Это только один пример. К сожалению, эти люди не попадают в контекст общественно-политической жизни страны. Вы лично чувствуете этот синдром лилипутов?
– Я не чувствую, потому что, в принципе, каждый должен делать свое дело. Я почувствовал, что стоит вернуться на экран. Это решение связано не с тем, что мне просто захотелось снова быть на экране. Дополнительные элементы славы мне не интересны. Это было внутреннее ощущение, которое базировалось на определенных вещах. У меня есть цель, о которой мы говорили, – это в том числе установление откровенной интонации. Все зависит от самих людей, которые способны переть свой плуг.
– А какие критерии вы применяете, приглашая гостей программы?
– В первую очередь люди должны быть интересны нашему зрителю. А уже моя задача – раскрыть их с той стороны, которая нашей аудитории еще не известен.
– Ваши задачи как журналиста отличные от тех, которые вы ставили перед собой ранее, во времена программы Послесловие?
– Да. Потому что Послесловие – это определенный жанр, это политический еженедельник. Нужно было рассказать о самом интересном и важное из того, что происходит в обществе, докопаться до истинных реалий, попытаться воссоздать картину, которая разворачивается в стране и мире. А tkachenko.ua – это совсем другое.
– А если не считать жанр, а ваша задача как журналиста, работающих в данной стране для определенных зрителей? Вы свои задачи как-то иначе видите сейчас?
– Наверное, иначе. Когда программа Послесловие выходила в эфир, это был менее покрасневший взгляд на действительность, чем тот, который был присущ постсоветской журналистике. Если в советской журналистике красной нитью – правда достучится в сердца граждан, то в постсоветской журналистике сине-желтой нитью – правда достучится до сердец граждан. Этого очень не хотелось. Потому что страна изменилась, но по сути вроде и не изменилась. Важно было ввести более адекватный уровень журналистики, который был актуален. Граждане уже не воспринимали журналистику, которая подавала новости в препарированной виде классического советского образца. Зато команда, которая собралась делать Послесловие, – это были опытные люди, которые уже имели опыт работы не в условиях Советского Союза, а также студенты, также уже не мыслили категориями, свойственными советской журналистике. Это сочетание людей, которые, с одной стороны, как я, воспитывались на стандартах западной журналистики, а с другой – студентов дало свои плоды.
А потребности сегодняшнего дня совсем другие. Сегодня довольно амбициозное, квалифицированное, качественное телевидение. Есть много разговоров в эфире, особенно на политические темы. Но мне показалось – хотя, возможно, я ошибаюсь – чтоопределенные интонации, которые должны быть присущи открытому обществу, в котором господствует верховенство права, то не очень широко применяются.
– А почему, как считаете?
– Вы знаете, я не занимаюсь политической аналитикой.
– Вы нарушили глобальную и болезненную тему, сказав о стране, которая якобы изменилась, а по сути – нет. Кстати, Джеймс Мейс, который в свое время работал в нашей газете, то сказал, что независимость получила не Украины, а Украинская Советская Социалистическая Республика. То страна уже изменилась или еще нет? Если нет, то в чем это проявляется, в частности в журналистике?
– Это широкая дискуссия. Да, бесспорно, пострадянськисть проявляется и в среде чиновников, и в людях, которые к ним приходят, когда одни дают, а вторые берут – и так формируется особое понимание того, что является важнейшим в твоей жизни и так далее. Но это большая дискуссия. И если распыляться, то это будет похоже на кухонную беседу.
Для меня очень важными
м является то, что сейчас на отечественном телевидении собирается новое поколение профессионалов, которое воспитано уже по западным стандартам, оно начинает работать по лучшим европейским образцам, мы можем создавать не просто интересно, а в известной мере социально значимое европейское телевидение . Именно это для меня важно.
– А в чем заключается европейскость телевидения, на ваш взгляд?
– В открытости среди прочего.
– А еще?
– Таких черт много. Когда мы адаптируем западный формат, то в известной мере предлагаем другой стиль жизни, иначе мышления. Мы делаем новости, которые открыты именно в этих проявлений, а не к псевдоинтеллектуальных новостного телевидения, которое рассказывает только о том, какой политик что сказал другому политику. Неинтересно уже! Когда политики начнут отвечать за свои слова, возможно, мы к этому вернемся.
– Оксана Забужко однажды сказала, что журналистика 1990-х умерла …
– Несомненно, 1990-х уже нет.
– Но все же была сформирована определенная школа. Ныне журналистику делает уже совершенно оторванное от предыдущих поколения?
– Теперь было бы смешно делать программу в стиле 1990-х или 2000-х годов. Сейчас – 2011 год, и нам стоит делать программы, которые актуальны в настоящее время. Не надо постоянно оглядываться назад. Сделали свое дело – пошли дальше.
– Как вы считаете, Украина способна производить собственные форматы?
– Способна и производит. В частности, адаптирует западные и изменяет их так, что они совершенно не похожи на оригиналы, а потому должны быть запатентованными. Процесс создания формата – довольно масштабный, он требует времени. Безусловно, начиная от уровня работы наших осветителей и операторов и заканчивая глубиной видения процессов руководителями каналов, мы еще достаточно далеки от уровня наших европейских коллег. Но, с другой стороны, в Украине уровень понимания потребностей зрителей (например, по развлекательных программ и новостей) серьезно опережает ту страну, которую мы привыкли ориентироваться, т.е. Россию. Другой способ, иные подходы, появляется молодое поколение … Это уже другой грунт, на основе которого надо строить красивый дом, в котором можно будет жить.
– Возможно, в определенных телевизионных аспектах мы опережаем Россию, но одновременно в России достаточно качественные программы и каналы, которые говорят о важных темах, например, Совершенно секретно или 365 дней. Это то, чего в Украине нет …
– Это говорит о том, что рынок в России способен такие каналы содержать, что подавляющее большинство российских каналов прибыльны, в то время как подавляющее большинство украинских каналов, мягко говоря, не совсем. Возможностей для появления подобных каналов, которые способны содержать себя за счет рекламодателей, в России больше, чем у нас. Как только у нас с рекламным рынком будет все в порядке – то легко!
– Журналисты постоянно говорят о необходимости объединения и стараются действовать сообща, но остается ощущение нехватки определенных ценностей, вокруг которых стоит объединяться. Одни, условно говоря, защищают убийцу, другие защищают жертву … Как вы думаете, можно преодолеть эту пропасть? Способна ли украинская журналистика сегодня найти определенный общий знаменатель?
– Здесь, пожалуй, важная такая вещь, как последовательность: последовательность в своей работе, в отстаивании своих убеждений, в достижении определенной цели. Сейчас я такихпоследовательных движений со стороны различных общественных организаций не вижу. Причин можно назвать много, но пока мы имеем то, что имеем. Говорить о построении ценностей можно будет тогда, когда будет последовательность не только в произнесении этих ценностей, но и в соблюдении их теми людьми, которые инициируют общественные движения, а не просто эксплуатация таких принципов, как свобода слова, которые мне близки и дороги. Поэтому это, наверное, вопрос не только воспитания, а осознание того, за что стоит бороться.
– Вопрос времени?
– И времени тоже, и роста сознания общества, роста общественных потребностей, появления традиций, появления возможностей в стране для того, чтобы такие традиции возникали, появления людей или групп людей, которые могут быть последовательными и придерживаться ценностей в собственной жизни.
– Нередко приходится сталкиваться с тем, что отдельные телевизионщики говорят, мол, мы не смотрим украинское телевидение, оно за гранью добра, поэтому мы выбираем Discovery. Между тем именно эти люди имеют непосредственное отношение к созданию этого телевидения, о котором они не очень хорошо отзываются. А из чего состоит ваш информационный рацион – и телевизионный, и, возможно, книжный?
– Я смотрю украинское телевидение, потому что нельзя заниматься тем, чего ты не любишь. Я читаю довольно много разных книг, смотрю фильмы, западные сериалы, все новое, что появляется, в частности в российском эфире. Я даже завел страничку в Facebook, так что мой информационный день насыщен.
Справка Дня
Александр Ткаченко окончил факультет журналистики Киевского национального университета, сообщает сайт программы tkachenko.ua. 1988 года начал работать редактором и ведущим программы Молодежная студия Гарт на телеканале УТ-1. Впоследствии стал корреспондентом международного информационного агентства Reuters. 1993 создал телекомпанию Новый язык, производившей аналитическую программу Послесловие. Осенью 1994-го Послесловие вышла в эфир на УТ-1, а 1996-го начала выходить на 1 +1. В этот период Александр Ткаченко возглавил службу новостей ТСН на канале 1 +1 и стал заместителем генерального продюсера канала. 1998-го Александр пошел с 1 +1, сосредоточившись на развитии Новой языка. В течение года компания производила для телеканала Интер авторскую программу Александра Ткаченко Лица мира, гостями которой были Далай-лама, Пиночет, Жан Кретьен, Борис Березовский. В 1999 году Александр Ткаченко возглавил Новый канал. В 2005-м – стал председателем правления и одним из акционеров ЗАО Одесская киностудия. Продюсировал фильм украинского режиссера Евы Нейман У реки, а также популярные телесериалы. В 2008 году работал в Москве заместителем генерального директора телеканала РЕН-ТВ. В августе 2008-го стал генеральным директором группы 1 +1.
Мария Томак, День
Фото – http://www.day.kiev.ua

Еще по теме:

У статьи Александр Ткаченко: Не вижу никакой усталости у людей от шоу … 0 комментариев.

 

Blocked/Доступ ограничен

IP-адрес данного ресурса заблокирован в соответствии с действующим законодательством.

195.22.26.24816.04.201827-31-2018/Ид2971-18Генпрокуратура

Доступ к информационному ресурсу ограничен на основании Федерального закона от 27 июля 2006 г. № 149-ФЗ "Об информации, информационных технологиях и о защите информации".

Если Вы считаете, что включение ip-адреса нужного Вам интернет-ресурса в "Единый реестр..." или "Реестр доменных имен..." произошло по ошибке, или оно нарушает Ваши законные права, пожалуйста, обращайтесь непосредственно к уполномоченному органу по координатам на интернет-сайте реестра.

Перейти на сайт
Универсального сервиса проверки ограничения доступа к сайтам или страницам сайтов сети "Интернет"