Анна Герман: «Я хотела бы помочь Тимошенко»

Милан Лелич, «Главред» Заместителя главы АП Анну Герман можно назвать «не первой, но и не второй» женщиной-политиком в государстве. По уровню своего влияния на процессы в государстве она может конкурировать со многими чиновниками, которые формально стоят выше рангом во внутригосударственной иерархии. «Главред» поговорил с Герман об ошибках власти, деятельность Могилева и Хорошковского, инициативы Табачника, свободу слова в Украине и о многом другом. Анна Николаевна, Президент в своем выступлении ко Дню независимости сказал о необходимости конституционной реформы и намекнул, что она будет направлена на усиление его полномочий. Зачем это Януковичу, если все рычаги влияния на ситуацию в стране у него уже есть де-факто?
В выступлении Президента дословно было сказано следующее – нам нужно совершенствовать Конституцию. Позже, на встрече с китайскими журналистами, Президент сказал, что нам надо укреплять, прежде всего, региональное самоуправление. И это первое, что он подчеркивает, что касается совершенствования Конституции. Но самое главное, что сказал Президент – нам нужно послушать мнение людей, узнать, какую страну они хотят видеть, и именно это является для Президента определяющим.
Желание Президента посоветоваться с людьми предусматривает проведение референдума?
Для Президента очень важно знать мнение людей. В какой форме он будет это делать – путем встреч с людьми, или через соцопросы – Президент не говорил.
Но проведение референдума возможно?
Президент не произносил этого слова.
Как желание Януковича расширять местное самоуправление перекликается с иском в Конституционный суд относительно отмены политреформы 2004 года?
Разве этот иск подавал Президент?
Нет, но это сделала коалиция, которая не устает повторять, что она реализует программу действий Президента.
В Украине есть Президент, парламент, есть правительство. Каждая из ветвей власти является независимой и имеет свои функции. Я не имею оснований говорить, что парламент выполняет чьи-то указания и является несамостоятельной ветвью власти. Нельзя приписывать Президенту инициативы депутатов. Мы даже не знаем, как он к ним относится.
Вы не видите противоречия в том, что коалиция, которая реализует программу действий Президента, решается на такой чрезвычайно серьезный шаг, не проконсультировавшись с главой государства?
Мне неизвестно о таких консультации. И мы не имеем оснований обвинять депутатов в том, что они действуют не по собственной инициативе.
Речь не идет об обвинении. Но депутаты могли сделать такой шаг, или проконсультировавшись с Президентом, либо не проконсультировавшись.
Как государственный чиновник достаточно высокого ранга я должна делать выводы лишь на основе фактов. Повторяю: мне неизвестен факт таких консультаций.
Почему полтора месяца назад коалиция имела одну позицию относительно отдельных норм закона о местных выборах, а теперь изменила его на противоположное?
Плохие политики, которые не меняют своих взглядов под влиянием общественного мнения. То, что коалиция пришла в парламент и посчитали нужным считаться с общественными настроениями – я считаю чрезвычайно положительным сигналом того, что мы живем в демократическом государстве, где власть прислушивается к мнению граждан.

есть, голосование за закон о местных выборах в предыдущей редакции было ошибкой коалиции?
Возможно, это была ошибка, возможно, это была спешка. Но было неправильно не пускать широкий спектр партий к участию в выборах. И когда общественное мнение влияет на решение политиков – в этом как раз и есть демократия.
А есть демократия в том, что правила игры меняются если не во время самой игры, то перед самым ее началом?
Значительно хуже, когда правила игры не меняются, когда позиция остается железобетонной и через ложь понятие чести мундира страдает демократия. Тогда это действительно плохо. А совершенствовать закон, выслушав критические замечания общества – это позитив. Я хотела бы обратить здесь внимание на другой момент – БЮТ, который критиковал коалицию именно за то, что она не допускает молодежи партии к участию в местных выборах, не голосовал за поправку в закон. Вижу в этом двойные стандарты – критиковатьвласть оппозиция готова, а поправлять ситуацию – нет. Или БЮТ просто боится конкуренции на выборах сбоку новых партий и критиковала власть за недопущение к выборам этих партий только в надежде, что Президент не будет инициировать соответствующего изменения в закон? Так или иначе – БЮТ еще раз продемонстрировал выборочный подход к демократии – когда это им выгодно – нужно поддерживать демократию. Когда это не лежит в узком партийном интересе БЮТа – демократию не поддерживают. Коалиция действительно выглядит в этом процессе более честно и принципиально.
Какие еще ошибки, которые были сделаны властями, следует исправить в ближайшем будущем?
Я не раз говорила, что неправильно было начинать истории с блогерами, неправильно, когда милиция слишком демонстрирует, как она служит Президенту.
Когда мы недавно ехали в Канев, через каждые сто метров стояли милиционеры. Тот, кто умеет следить безопасность, делает это незаметно для постороннего глаза. Тот, кто не умеет следить – старается, чтобы все увидели, как он это делает. Но это мелкие ошибки, а серьезных провалов власти нет. Очень хорошо идет реализация намеченных Президентом реформ, пошла в плюс экономика, строятся отношения с внешним миром и т.д. Янукович поймал ту нить, которая может связать Украину с миром – это прагматизм.
Я не хотела бы давать оценки тому, как выглядит правительство – вы это можете сделать сами. Там есть несколько очень прогрессивных людей, которых надо поддерживать, они должны диктовать моду в этом правительстве.
Кто именно?
Я бы назвала Колесникова, Тигипко, Клюева, Бойко, Присяжнюка – это те люди, которые знают, что они делают, они умеют говорить с миром и доводить начатое дело до конца. Особенно это касается Бориса Колесникова.
А остальные министры, например, Цушко или Табачник?
Азаров сформировал профессиональную команду. Но, возможно, среди министров есть, так сказать, теоретики, которые часто предлагают изменения, очень оторваны от жизни. И это усложняет людям ежедневное существование, быт, воспитание детей …
Одного из этих теоретиков – министра угольной промышленности Ященко Президент раскритиковал в довольно резкой форме, когда тот не поехал с ним в Луганской области, пообещал его уволить, но так и не уволил. Это был эмоциональный порыв Януковича?
Президент справедливый и еще никого не наказал без веской на то причины. Когда Президент выяснил, почему Ященко не поехал в шахтерский регион, то изменил свое решение относительно министра. Президент умеет делать шаг назад, чтобы потом сделать три шага вперед.
Вы сказали, что тот, кто не умеет охранять, делает это так, что все видят. Получается, что Хорошковский и Могилев охранять не умеют?
Хорошковский не занимается собственно охраной президента. И его людей обычно не видно. Хотя порой они невыгодно проявляются, как в той истории с блоггером.
Но где взять профессионалов высокого уровня на такую низкую плату, которая есть сейчас в Службе Безопасности?
есть проблема не в руководстве, а у рядовых кадрах?
Я имела возможность ближе узнать Хорошковского, когда мы вместе летели на разговор к отцу Бориса Гудзяка. Образ Хорошковского, по моему мнению, искусственно демонизирован. И причина этого может быть скрыта в том, что Хорошковский больно наступил на хвост мафии. Прекратил практически контрабанду, нанес несколько довольно ощутимые удары по наркомании. Такого не прощают. Думаю, будет делаться еще много попыток дискредитировать Хорошковского. Проще всего это делать изнутри, через так называемые необдуманные шаги каких работников СБУ. Вы знаете, я публично высказывалась относительно блоггеров и относительно ВСЮ. Но это отдельные звенья проблемы. Сама она гораздо глубже – мафия заинтересована в отстранении Хорошковского. Именно поэтому его сегодня надо сохранить.
А в милиции какая проблема?
Милиция во всем мире имеет такой уровень, который она имеет …
Почему не слышно, чтобы служба охраны где-то в США вкладывала журналистов лица в асфальт.
Поверьте мне, в тех же США все очень жестко. Если бы вы попали там в местный полицейский, вы бы это поняли. Когда мы ехали в машине с одним иностранцем, и нас остановила даишиникы – я их называю Гаевая. Мне было неловко за то, как себя вел дубравный. Аиностранец говорит: не стесняйтесь, полицейские во всем мире одинаковы.
Но Могилев, как мне кажется, начал меняться. Он пытается выглядеть прочим, он даже украинский язык учит. Он профессиональный. Нужно только дать ему немного времени, чтобы модернизировался. Знаю, что Могилев сейчас работает над этим – чтобы изменить образ украинской милиции в глазах общественности.
Как эта модернизация перекликается с его желанием закрыть социальную сеть В контакте, которая якобы является рассадником порнографии?
Я, собственно говоря, тоже против порнографии …
Но причем тут В контакте – разве нет других, более мощных порнографических ресурсов, которыми можно было бы заняться в первую очередь. Если закрыть эту соцсети, миллионы людей испытывают крайней мере моральные страдания …
Я не пользуюсь этим ресурсом, и я не совсем понимаю эту ситуацию. Может, я галицкая пуританкой, немодно и несовременная, но я против порнографии …
Но сам подход – закрыть, запретить, заблокировать – вы разделяете?
Могилев – милиционер. Эти люди привыкли запрещать. Это для нас с вами такие методы выглядят неприемлемыми. Но это потому, что мы никогда не работали в карательных или, если хотите, правоохранительных органах.
Вы можете пообещать, что в новом политическом сезоне такие инциденты, как с Сергеем Андрушко, повторяться не будут?
Да. Когда Президент узнал, что охранник, который так поступил с Андрушко, не был освобожден, он дал указание вернуть дело на повторное расследование. Президент считает, что так просто этого оставить нельзя – винный должен понести наказание.
Сейчас этот человек работает?
Да.
Неужели так трудно уволить одного рядового охранника, который нанес удар по имиджу Президента? Неужели без него служба охраны развалится?
Я полностью разделяю ваше негодование. Не нужно любой ценой отстаивать честь мундира. Моя вина в том, что я не всегда воюю в таких случаях до последнего патрона, а воевать надо.
Кто другая сторона в этой войне? Могилев?
Есть люди, которые считают, что надо отстаивать честь мундира, а есть те, кто считает, что самый главный мундир – мундир Государства и Президента как символа государства и за его чистоту воевать надо.
Могилев принадлежит к первым или вторым?
Я не думаю, что Могилев вообще имеет здесь то говорить.
Вы можете пообещать, что этот человек будет уволен?
Вы имеете в виду охранника? Люблю это выражение Леся Украинский: Я госпожа еще не сказанного слова. А сказанного слова я слуга. Не делайте мне слугой. Могу обещать только то, что пресса обязательно будет знать, как завершится эта история.
Как вы оцениваете просветительские инициативы господина Табачника – отмена двенадцатилетнего образования, СНО, переписывание учебников и т.д.? Это политика лично Табачника, правительства или президента?
На последней Гуманитарные Раде со стороны Президента звучало немало критики в адрес Министерства образования. Будь моя воля, я бы оставила в Украине советскую систему образования. Все изменения, которые происходили в образовании в последние годы не принесли ничего, кроме вреда. Не надо изменений ради изменений. Сегодня десять лет школы, завтра 12, послезавтра 11 и так далее.

Но время все это перемелем, время всегда оставляет лучшее и важное. Я на всю эту суету смотрю с легкой иронией и считаю, что она преходяща.
Вы можете себе это позволить – а как быть ученикам, студентам и их родителям, которые не знают, какие изменения им ждать завтра?
Знаете, что дети лучше воспринимают – то, что им запрещают. Необходимую информацию они найдут в других книгах, в интернете. Доступ к тому, что им интересно, молодые люди найдут всегда, даже если учебников не будет вовсе.
Меня другое беспокоит – сейчас деградирует целое поколение, истреблено алкоголем и наркотиками. Но даже если на весь Киев останется тысяча молодых, здоровых, мыслящих людей, все у нас будет надежда на возрождение.
Но когда наступит та точка, за которой следует прекратить менять систему образования? Пусть она будет не идеальной, но она будет хотя бы предсказуемой и устоявшейся.
Нам надо научиться наследовать лучше. Мы не умеем признавать плюсы наших предшественников и продолжать их добрые дела, несмотря на наше к ним отношение.
Мы этого не умеем,и те, кто придут после нас, не будут этого уметь. Но те, которые придут после-после, они уже научатся преемственности. Кто должен ввести эту традицию в Украине.
Вы готовы это сделать?
Я лишь маленькая-маленькая точка над украинским и в этой власти. Готова ли я? .. Когда заканчивалась эпоха Ющенко, еще задолго до президентских выборов, в одном из интервью я сказала, что я по Ющенко топтаться не буду. Потому Ющенко действительно был украинский президент. Другое дело, что он надолго отверг украинскую идею как лейтмотив развития общества – разве через собственную неорганизованность и недостатки характера. Но это был человек, который думала по-украински.
Я никогда не воспринимала Юлию Тимошенко – ни тогда, когда она была у власти, ни сейчас. Но теперь я к ней мягче – ибо нельзя топтаться на проигравших. А выигравших надо критиковать – это только пойдет им на пользу. Мое сердце всегда на стороне тех, кто слабее. А слабее сейчас Тимошенко, и я хотела бы ей помочь.
есть сердцем вы с Тимошенко?
Я так не сказала, я сказала, что хотела бы ей помочь. Я хотела бы, чтобы Тимошенко поняла, что пока она не отвергнет злости, она не станет сильнее. Ее сейчас может спасти только доброжелательность. Чем был силен Янукович в оппозиции – он подавал руку, говорил, что хочет помочь. А Юлия Владимировна была и осталась в одной стилистике, которая вышла уже из моды. Если бы она имела силу измениться и стать доброжелательной – люби врага своего … То может еще имела бы шанс на возвращение на Олимп. Но мне кажется, что зло, победив в ней – победило его самого.
Вы говорили о критике власти, ей полезна. Но власть, как правило, не хочет слышать критику в свой адрес …
Конечно, не хочет. И любая власть быстро привыкает к тому, что она власть. Когда власть бронзовеет, это является началом ее конца. И я очень рад, когда я вижу, как Янукович признает и быстро исправляет ошибки – это свидетельствует, что он не забронзовел. А чтобы власть не дремала – существуют журналисты, сторожевые псы демократии, имеющих кусать власть и делать это больно.
псами демократии часто пытаются одеть намордник …
Кто?
частности власть.
Поверьте, любой журналист, как вы сейчас, может прийти к нам и получить ответы на свои вопросы. Но не все хотят это делать. Сегодня, когда есть интернет, мир открыт, как можно ввести цензуру?
Это можно сделать всегда – модернизируются медиа, модернизируются и методы цензуры.
Мне смешно, когда я слышу о цензуре в нынешнем обществе. Давайте загадает 2005-й год. В День Конституции мы с Януковичем едем на прямой эфир на Первый национальный. За 15 минут до начала нам звонят и говорят, что они решили вместо этого эфира задать повторение выступления Президента Ющенко. И таких примеров было немало.
Чтобы опубликовать тогда мнению лидера оппозиции из любого важного общественного вопроса, мы должны были платить любой газете как за рекламу. Платили по 16-20 тысяч долларов за материал на 300 строк. Платила партия. Редкая газета публиковала Януковича бесплатно. Бесплатно публиковала статьи Януковича только газета Зеркало недели и я хочу воспользоваться случаем, чтобы рассказать об этом обществу. То же и с каналами, в частности с Пятым. Но мы тогда не делали из этого такой авантюры, поскольку мы понимали, что это нанесет вред государству.
Поэтому давайте будем справедливыми и не говорить, что положение дел со свободой слова при нынешней власти хуже. Я считаю, что он лучший. Давайте признаем, что есть заказные материалы, черный пиар и т.д.
Как ваши слова согласуются с мнением авторитетных международных организаций, независимо друг от друга дали негативные выводы о состоянии дел со свободой слова в Украине?
Я считаю, что Репортеры без границ имеют здесь очень заангажированного представителя. Мы имели переписку с Жюльяром, и я заранее его предупредила, что нас не будет в время, на которое он планировал свой приезд в Украину. Просила перенести визит, чтобы мы могли встретиться и обсудить все вопросы, которые волнуют. Но с нами не захотели говорить – выводы были сделаны на основе встреч с одной стороной. Я считаю, что так же другие институты себя повели. Поэтому я имею основания говорить о предвзятом отношении кнас с их стороны. О том, что выводы делаются на основе проплаченных оппозицией консультантов.
Вы доказательства существования проплаченных оппозицией консультантов?
Я знаю о том, что оппозиция имеет целый план действий по дискредитации нынешней власти. И я знаю, что это ценный проект.
Но Репортеры без границ – не единственная организация, которая критикует положение дел со свободой слова в Украине …
Ни один представитель этих организаций не захотел выслушать и нашу сторону. Неужели Международный институт прессы, делая свои выводы, не мог нам даже позвонить? ..
Как вы относитесь к словам Левочкина о необходимости самоцензуры у журналистов?
Я думаю, Сергей Владимирович имел в виду ответственность. Свобода слова невозможна без ответственности за слово. Человек должен быть свободным но нужна лишь ответственность и проверка фактов.
Цензура со стороны владельцев в Украине существует?
Да.
Почему?
Поэтому владельцы изданий делают свой бизнес и медиа является определенным рычагом. Владелец может критиковать власть, а может и не критиковать и требовать за это определенных преференций, может принимать в оппозиции деньги за ее в эфире, а может и не принимать т.д. Владельцы будут стараться, чтобы журналисты служили их интересам. Как журналистов от этого оградить – нужны изменения в законодательстве, мощные, а не карманные профсоюзы, смогут противостоять владельцам, этим людям, которым противостоять очень трудно.
Большинство владельцев медиа пытается торговаться с властью: я тебе – лояльность, а ты мне – определенные преференции. Другое дело, соглашается на это власть.
А власть на это соглашается?
Наша власть сильная. Нам нужны грязные уклады.
Но если цензура со стороны владельцев есть, очевидно, когда они достигают с властью определенных договоренностей.
Я не знаю, были ли такие договоренности у предыдущей власти, в нашей власти таких договоренностей нет. Повторяю: наша власть достаточно сильна, чтобы обходиться без этих торгов.
Милан Лелич, Главред
Фото – Владислав Мусиенко, Главред

Еще по теме:

У статьи Анна Герман: «Я хотела бы помочь Тимошенко» 0 комментариев.