«Базовых законов никто не отменял» – круглый стол ТК о действиях СМИ во время скандалов

«Хроника» 9 ноября в пресс-центре «Главред-Медиа» состоялся круглый стол ТК «Как массмедиа должны освещать социально-резонансные, скандальные и спекулятивные ситуации». На нем редакторы, юристы и ученые обсудили работу СМИ во время «педофильського» скандала и паники вокруг гриппа, социальные последствия этих ситуаций и необходимости сформулировать принципы освещения таких событий, чтобы избежать повторения ошибок
Евгений Минко, главный редактор журнала Хроника:
– В свете последних двух глобальных событий – как то обнаружение в Украине педофилии и эпидемия гриппа – за последнее время появилось достаточно большое количество публикаций, которые, если резюмировать, сообщили о работе СМИ в этот период следующее. Что в случае педофильского скандала были нарушены элементарные нормы журналистской работы, когда разглашались сведения, которые нельзя было публиковать. Относительно же эпидемии гриппа в массмедиа была искусственно поднята паника. Есть ли у кого-то из присутствующих другое мнение на этот счет?

Татьяна Котюжинская, президент Ассоциации медиаюристов:
– Паника в отношении гриппа появилась все же после того, как произошло очень много смертей. Тогда от недостатка информации появилось достаточно много слухов. Я думаю, что СМИ освещали то, что было, и многим предоставляли слово. Педофильский же скандал еще должен получить свое судебное завершение.

Виктория Сюмар, исполнительный директор Института массовой информации:
– Эти скандалы и истории действительно показательный. По гриппу абсолютно соглашусь с Татьяной – это была не паника, а скорее адекватная, нормальная реакция. По поводу же педофильского скандала, то вообще в СМИ мало ставится вопрос о том, как работают правоохранительные органы, как раскрываются такие преступления, какова статистика.
Минко:
– Александр, у меня к вам вопрос. Когда начинались эти истории, вы для себя в агентстве выработали какую-то политику относительно того, как это освещать?

Александр Харченко, главный редактор агентства УНИАН:
– Все-таки на медиа лежит большая вина, чем прозвучало в словах Татьяны (Котюжинськои. – ТК). С одной стороны, это правда: мы говорили с людьми, которые ведут эту тематику и присутствовали на некоторых совещаниях, мы слышали от первого ньюсмейкеров, из первых рук, что врачи действительно были растеряны. Они не знали, что делать. И как раз здесь медиа должны были показать какую мастерство: с одной стороны, достаточно оперативно обо всем этом сообщить, а с другой – успеть предоставить слово людям, которые могли бы сказать хоть что-то компетентное по этому поводу. И в данном случае медиа оказались значительно сильнее в оперативности, чем в уровне, скажем, компетентности или благоразумия.
Нашу политику мы пытались нащупать в рабочем порядке. Утром мы собираемся на планерке, одна сотрудница говорит: Все, мне дали расшифровку селекторного совещания с участием представителей ВОЗ. Я в шоке, я не могла всю ночь работать, не могла спать, не могла есть, потому что ключевая фраза, они обсуждают и во Львове говорят: У нас не хватает мешков для трупов!
Конечно, первый порыв во всех наших журналистов – Мы должны дать это немедленно. В конце концов оказалось, что там не было представителей Минздрава, это было некое внутреннее сборище, и так далее.
Поэтому интуитивно мы пытались отделять элементы неоправданной паники, того, что может ее посеять, от того, что является реальной проблемой. Я не знаю здесь каких рецептов, они якобы для всех очевидны и классические.
Минко:
– Наталья Викторовна, вы могли бы в социологическом ракурсе оценить то, что происходило в СМИ в последние месяцы?

Наталья Костенко, заведующий отделом социологии культуры и массовой коммуникации Института социологии НАН Украины:
– Уже давно не было такого мощного и масштабного медиавоздействия … В данном случае оно было жестким и бесцеремонным. Именно потому, что оно изначально – намеренно, стихийно, как угодно – было запрограммировано на страх и моральную панику, это и случилось. Здесь очень хорошо наблюдаем механизм развертывания этой модели воздействия. Все начиналось с локального постановочного эпизода в виде педофилии, а потом конструировалась развернутая, всеохватывающая модель массового события в виде эпидемии.
Есть две идеологические доктрины, которые очень хорошо ложатся на массовое сознание всвязи с глобальными медиа и подобными ситуациями. Во-первых, это теория заговора, когда Ищется, кто виновен и кто должен по всей строгости ответить. И вторая – утопические ожидания перемен к лучшему. И когда мы начинаем что-то подобное обсуждать, надо удерживать эти доктрины в поле зрения, чтобы не поддаться ни одной, ни другой.
Наши данные, в частности, говорят о том, что украинская аудитория имеет очень большой запас резистентности по отношению к медиавосприятию и доверия к медиа. Последнее фигурирует на уровне не более 30%. То есть около 28-30% людей в той или иной степени доверяют медиа. Цифра достаточно постоянная, на протяжении 10 лет она практически не изменяется. Единственный всплеск – в 2005 году, во время оранжевой революции.
Харченко:
– Эта цифра 30% – в других странах она выше, ниже?
Костенко:
– Есть выше. Это где-то посередине. Например, в России этот показатель значительно выше. Там другая структура потребления.
Харченко:
– А другие страны, Германия, Япония?
Костенко:
– О Японии не могу сказать. А что касается европейских стран, то показатель выше – до 40%. В Штатах ниже. Все влияет – и национальные особенности, и культурные традиции, и доверие к политикам. Прежде всего на этот показатель влияет интерес к политике. Когда у нас повысился уровень доверия к медиа в 2005 году, в Украине был колоссально высокий интерес к политике, на уровне ведущих стран, до 70% людей интересовались политикой. Сейчас он опять благополучно упал.
Кроме того, у нас медиа всегда доверяли больше, чем политикам, президенту, политическим партиям, но всегда несколько ниже, чем армии и церкви. И это очень стабильная ситуация. В других странах положение иное, доверие к политикам выше – и баланс уже меняется.
Сюмар:
– В обсуждении как педофилии, так и гриппа политиков было намного больше, чем профессионалов. Это болезнь, которой болеют наши СМИ и никак не могут излечиться. Понимание проблемы уже есть: в Украине вообще все темы комментируют политики, а вот экспертная среда в разных сферах слабая – из сферы медицины, экологии, образования, армии экспертов практически нет.
Минко:
– Показательно насчет дефицита экспертной среды – резонансная статья доктора Комаровского вышла в трех печатных изданиях после того, как была опубликована в интернете.
Котюжинская:
– И в два ток-шоу он был приглашен сразу же. То есть эксперт, который засветился, сразу же и приглашен.
Минко:
– Я хочу задать вопрос Егору. Можно ли сформулировать, как должны вести себя журналисты, как должны вести себя медиа, если в будущем возникнет еще какая-нибудь подобная ситуация?

Егор Соболев, руководитель Бюро журналистских расследований Сознательно:
– Если говорить о профессиональных медиа, то рецепты очень стары. Например, мне позвонил представитель Госкомпотребстандарта. Сообщил: над Киевом будут что-то распылять, закрой окна. Я так понимаю, что одним из первых я должен был разносить слух далее. Позвонил своему журналисту, который занимается медициной. Говорю: звони Мариевскому, директору Института эпидемиологии им. Громашевского. Тот ответил: я бред не комментирую, и рассказал, почему это невозможно. На этом слух для нас умер. Вот это нормальный рецепт поведения медиа. Профессиональные медиа должны, конечно, обращать внимание на всякие сигналы – на педофилии, на вирус, на фальсификацию выборов – но они должны проверять эти сигналы.
Есть блогосфера, непрофессиональные медиа; есть огромное количество сайтов, которые делаются, в нашем понимании, непрофессионалу. Но профессиональные журналисты должны не просто проверять, но и понимать события до того, как они случились. Например, предупреждение о том, что в Северном полушарии будет серьезная эпидемия свиного гриппа с наступлением холодов, датировано 8 августа на сайте ВОЗ. Информация, что первым и главным проявлением является загадочная для западноукраинских медиков пневмония, была озвучена на совещании врачей всех стран мира в Вашингтоне, если не ошибаюсь, 14 – 17 октября, и тоже была обнародована. То есть если медиа станут удерживать тех журналистов, которые уже привыкли, не проверяя в достаточной мере, пересказывать то, что сказали эксперты, начнут обучать журналистов, создавать условия для того, чтобы они становились специалистами в тех темах, о которых непосредственно пишут – такой [ кризисной] ситуации не возникнет.
Люди из института Громашевского, специалистыкафедры инфекционных болезней Национальной Академии наук давно говорили о возможной эпидемии. Более того, давно говорили о том, как разворовываются 50 миллионов гривен, выделенных на борьбу с гриппом. Ведь одна из самых главных причин высокой смертности – это то, что мы не были готовы. Врачи не были готовы. Если бы медиа обратили на это внимание в июне, в июле, августе, сентябре – наверное, в октябре мы имели бы лучшую картину.
Котюжинская:
– Если бы вы в июне-июле дали эту информацию, на это обратили бы внимание?
Соболев:
– Если бы именно мы это сделали, вероятно, эффект был бы ограниченным – какая-то часть людей, возможно, врачей, сделали бы определенные выводы. Но если бы в июне это сделали мы, а за нами Савик Шустер, Евгений Киселев, Андрей Данилевич, то есть телеканалы, основные газеты – то, разумеется, политики и общество никуда бы не делись.
Котюжинская:
– Я бы согласилась с социологом, что это все-таки очень длинная цепочка событий. Если бы в июне-июле наши медиа объявили, мол, ВОЗ сказал, что нам нужно вакцинироваться, представляю себе ответ украинского общества. В общем, есть два мнения – и все, а какое из них правильное, и что нам в связи с этим делать – не понятно.
Соболев:
– Мы должны не просто давать мнение, а мнение, которое соответствующим образом проверили. И предоставить адекватные аргументы.
Вот, умер парень после прививки. У него были противопоказания, он был очень полный, у него была температура в этот день, и его отправили на флюорографию в другую больницу, находящуюся в 5 км, в результате чего он умер. Это настоящая врачебная ошибка. Но медиа же не писали, дескать, врачи ошиблись в этом случае, издания писали, что человека привили – и он умер, не говоря об огромном количестве людей, спасенных в результате вакцинации!
Алексей Мустафин, заместитель председателя правления СТБ по информационному вещания:
– Дело в том, что тогда, в истории с вакцинацией, была важна еще и позиция Минздрава. А оно всю свою энергию направило на то, чтобы доказать: вакцина правильная, хорошая. Вместо того чтобы говорить: есть большая вероятность врачебной ошибки, и мы расследуем это дело. В данном случае нельзя сказать, что вся проблема заключается в том, что СМИ неправильно интерпретировалы.
Харченко:
– Здесь же СМИ тоже могли поработать и показать позицию Минздрава во всех этих проблемах.
Минко:
– Мы говорили о предупреждении каких-то ситуаций. Но если все же ситуация возникает в экстренном порядке, то вы для себя выработали какие-то новые правила, как нужно поступать, чтобы не наступать те же грабли?
Харченко:
– В продолжение мысли Егора: надо давать информацию оперативно, но вместе с тем все-таки пытаться для себя, на уровне экспертной среды и собственной интуиции, опыта, понять, какая оценка является наиболее адекватной. Собственно журналистика в Украине превратилась в копирайтерство – ребята дублируют, копируют и ретранслируют то, что скажут наши политики. Исчезли проблемные обсуждения, экспертные дискуссии, мы все увлеклись бесконечной политической камасутрой в виде ток-шоу, все этим живут.
Розслидувальна журналистика нужна, хотя бы такая: вот появилась информация, что 10, 20 человек умерли, – если бы наши медиа задались целью дать сравнительную динамику, если бы хотя бы кто-то нашел, что там было в прошлом году, сколько ежемесячно умирает от пневмонии .. . А так все быстренько зафигачилы цифру – сколько умерло, – и оно дальше пошло.
Второе. Очевидно, что отечественным медиа надо наладить коммуникацию с остатками добропорядочных экспертов, с остатками научных институтов, и попробовать задать, кроме этих бесконечных ток-шоу, какую-то другую дискуссионную рамку.
Третье. Очевидно, что нужно говорить об этических рамки журналистики. В нашей среде тоже нет руконеподаваемих людей, несмотря на то, что иногда бывают просто дикие вещи. О гриппе мы больше говорим. Но эта классическая ситуация с педофилией, с обнародованием трех фамилий в Украине молодой …
Мы не знаем, что делать с нашими политиками, потому что правильно кто-то заметил: если Луценко выходит и на пресс-конференции публикует тайну усыновления, что, нам не сообщать это? С одной стороны, мы как бы не можем этого не сделать. С другой стороны, медиа должны были воздать должное Луценко … Не знаю, как здесь заставить работать Комиссию по журналистской этике.

Сюмар:
– Комиссия сделала заявление.
Харченко:
– И к ней прислушиваются. Но об этом надо говорить более системно имасштабнее, это тоже составляющая будущего нашей журналистики. Чтобы в конечном итоге человек знал: когда она такое сделает, грубо нарушит стандарты профессии, когда ей руки могут и не подать!
Мустафин:
– Иногда мы слышим в новостях: умерло столько-то. Но мы же не ежедневно публикуем, что умерло столько-то. Когда именно мы запускаем эту информацию? То есть, в какой момент мы решаем сообщить ее людям? Какой тут критерий?
Соболев:
– Правильно. Для этого нужно иметь динамику прошлых лет, чтобы видеть, чем она отличается.
Сюмар:
– Логично поднимается вопрос об источниках информации. Мне кажется, когда мы ждем пресс-релизов из Министерства здравоохранения – это тоже не совсем правильный подход. Кто ищет, тот найдет. Другая важная вещь – о превентивную журналистику, я бы ее так назвала. Насколько мы способны задавать контекст общественного дискурса. Ведь все зависит от формы подачи.
Например, я помню, то ли в августе, то ли в сентябре, сюжет о девушках-заробитчанок, работающих во Франции и заболевших свиной грипп, им поставили диагноз, и они по телефону на всю Украину рассказывали, что он такой себе , вообще ничем не грозит, перенесших они его гораздо легче, чем обычный. О'кей, но который был вывод сюжета в целом?
есть, мы освещали то, на что получили, не принимая ситуацию разнопланово – не говоря об осложнениях, о том, почему, собственно, мир был настолько напуган именно этим вирусом. Это еще один пример, что Украина некая вещь в себе. Мы живем своими проблемами, подбросить политтехнологами для того, чтобы выборы делать. И очень мало внимания уделяем процессам, происходящим в мире; мы совершенно забываем, что мир уже давно глобальный. Если какая-то тема становится актуальной в мире, рано или поздно она станет актуальной и в Украине. На это стоило взвесить. Думаю, из этого тоже надо делать выводы.

Минко:
– В обоих этих случаях достаточно значительную роль в раскручиваниы тем сыграла блогосфере. И даже инициировала много из того, что было сказано, было проговорено. Означает ли это, что для профессиональных массмедиа блогосфера и гражданская журналистика в итоге оказались чем-то дискредитированным? И как нужно с этим информационным пространством работать?
Соболев:
– Наоборот. Под каждым телеканалом всегда стоит толпа ненормальных и говорит: есть страшная история, как N убил и съел мою бабушку. Профессиональные журналисты учатся, с одной стороны, критически относиться к этому, а с другой – не пропускать действительно истории, когда же убил и съел. Я думаю, что в блогосфере то же самое, просто это намного более масштабное и, соответственно, полезное для нас явление, к которому надо относиться, как к сумасшедшим под редакцией. Десять из них – наглые ненормальные, а один человек реально пришел с бедой и с проблемой общественно значимой. Нужно уметь его отличить.
Минко:
– Алексей, вы выработали у себя на канале определенные правила, подходы, как работать с такими экстреннымы ситуациями, если они будут вновь?
Мустафин:
– Не выработали. Пока мы действуем сегодня на сегодня, вырабатываем правила освещения каждой конкретной темы в конкретном случае. Трудно выработать какие-то общие правила освещения так называемого скандала с педофилами и эпидемии свиного гриппа. Это разнопорядковые вещи. С другой стороны, я не думаю, что имеются некие универсальные правила. Вернее, универсальные правила есть, но они существуют независимо от того, резонансную мы тему освещаем или нерезонансную. Свиной грипп или политический скандал. В каждом случае нужно действовать по факту. Я не знаю, описывали ли другие, какими принципами руководствовались, но когда разгорелся так называемый скандал с педофилами, мы были крайне осторожны, не называли фамилий и фракций депутатов. Мы вообще старались свести все к освещению непосредственно самого процесса, ставя перед собой задачу не дать возможности, чтобы этот процесс был замять, чтобы правоохранительные органы (милиция, прокуратура) выполняли свою функции, и чтобы интересы участников этого процесса были защищены – как пострадавших (я имею в виду детей), так и обвиняемых, потому что они тоже нуждаются в защите своих прав. Вот это – наш общий подход. Мне кажется, этого было достаточно.
Теперь по поводу свиного гриппа. Я чуть больше в этой теме: в мае СТБ делал фильм под названием Свиной грипп. Эпидемия страха, в котором мы пытались докопаться до истины. Это неразоблачения, но мы хотели провести некоторое расследование, что представляет собой этот грипп, эта эпидемия, ведь есть множество составляющих – как медицинских (распространение вируса), так и психологических (нагнетание ситуации). Также рассматривали конспирологические версии. Главный месседж фильма был, по сути, таков: Украина не готова к реакции на свиной грипп. Это не страшная эпидемия, не страшный вирус, он отнюдь не самый убийственный из всех вариантов вируса гриппа, который был в истории человечества. Но проблема в том, что Украина не готова к любому вирусу. Так говорили украинские специалисты, которые занимаются этим вопросом. Говорят, якобы, нет экспертов. На самом же деле экспертов много – и вирусологов, и эпидемиологов …
Котюжинская:
– Каковы были рейтинги фильма? Я почему-то думаю, что маленькие.
Соболев:
– Так нечестно. Если идти по пути рейтингов, то только педофилы, убийцы детей и вампиры должны быть в эфире. Мы – социальная профессия.
Котюжинская:
– Вот именно. Просто ты говоришь о том, что если бы медиа что-то сказали тогда, то упредилы бы.
Мустафин:
– Люди, принимающие решения, власть должна мониторить то, что происходит в СМИ, – хотя бы из чувства собственного самосохранения, даже не из чувства гражданской ответственности. Но, видимо, были более важные вещи. Говорят: Кто посеял панику? В последнее время сошлись на том, что этот скандал раздули массмедиа. На самом деле панику спровоцировали политики.
Минко:
– Я прошу вас резюмировать свое мнение, дать прогноз и совет, как нужно работать.
Костенко:
– Может, самый простой и банальный, но действующий призыв – должно быть чувство меры, которая бы все же была гарантирована профессионализмом. Очень правильно здесь говорили об экспертах. Возможно, стоит попробовать говорить о социальной рекламе в каких-то иных формах и видах, потому что сама реклама в любых проявлениях уже действует слабо.
Мустафин:
– Здесь есть еще проблема, что социальной рекламой у нас объявляются самые разные вещи – вроде обращения президента или премьер-министра.
Костенко:
– Конечно. Речь могла бы идти только о грамотной социальной рекламе. Во всяком случае, найти какой-то способ (конечно, без медиа он невозможен) представит важные проблемы.
Котюжинская:
– Роль экспертов и журналистов (когда они исследуют), безусловно, очень велика. Но я бы сказала, что эффект был бы большим, если бы ту информацию, о которой говорил Егор, – что эксперты предупреждали, что были украдены 50 миллионов, – озвучили в первые дни, когда пошла раскрутка слухов в блогосфере.
Кстати, я бы к блогосфере НЕ относилась так, будто это какие-то сумасшедшие. В Штатах блогосфера имеет журналистский статус.
Мустафин:
– Можно другой вариант: это не сумасшедшие, это забор, на котором каждый может написать, в том числе и профессиональный журналист.
Котюжинская:
– Безусловно. Но в той же России у некоторых таких заборов аудитория больше, чем у каналов!
Соболев:
– Я говорил об этом только в том плане, как должен относиться к блогам журналист, а не читатель.
Котюжинская:
– Безусловно. Не только к блогам так надо относиться, но и к некоторым журналистам, ко всем политикам. Я думаю, мы должны все же пройти этот этап доверия политикам, должно упасть желание населения их слышать. Когда действительно перестанут расти рейтинги ток-шоу, если в нем, например, принимают участие Шуфрич или Чечетов, комментирующие любой вопрос. Общество должно переболеть этим. НЕ медиа должны взять и вычеркнуть этих политиков, а все-таки общество должно пережить это и сказать: нет, мы хотим слушать скучных нудных экспертов.
Соболев:
– Теперь каждый должен сделать для себя выводы. Журналист – выводы, что никто не отменял базовые законы: необходимо проверять факты, цифры, искать другое мнение, критически относиться к информации. Редактор-менеджер СМИ должен сделать выводы, насколько важно вкладывать в журналиста, инвестировать в хорошем смысле этого слова, чтобы иметь под рукой людей, знающих тему. А собственник СМИ должен сделать очень простые выводы – он тоже живет в этой стране. Когда он вторых нагибает, чтобы они нагибал первых, это, в конечном счете, возвращается бумерангом к нему, к его детям, к стоимости его активов, а иногда и к его жизни.
Сюмар:
– Мы все время ставим вопрос Кто виноват? И далеко не всегда отвечаем, что делать. Этого концепта – Что делать? – Мне, очевидно,хватает. Украинское телевидение давно потеряло меня как зрителя, как целевую аудиторию, я не получаю ответы на свои вопросы. В данном случае – в контексте гриппа. Что сегодня больше всего интересует людей? Очевидно, как не заболеть. А как не заболеть, кроме использования масок? Вакцина. Когда в Украине будет вакцина? Речь идет об умении ставить нужные для людей вопрос, быть модераторами. И педофильський скандал в контексте работы правоохранительных органов, и вообще такое расследование – а кто-то вообще за это уже сидит? Независимо от того, депутат это или не депутат. Ведь это явление в стране. Кто ведет статистику, какую социальную работу с этими детьми? Как узнать, что это? То есть, возвращаемся к базовым истин – функции, миссия средств массовой информации.
Котюжинская:
– Единственное замечание: я бы тоже сказала, что журналисты виноваты в том, что они не задают вопросов. Но я давно уже перестала так говорить. Потому что политики и на вопросы отвечают лозунгами.
Мустафин:
– Я считаю, что на самом деле и этот педофильський скандал, и эпидемия показали, что вопрос политикам ставить вообще не нужно. Они не являются специалистами. По поводу общественной миссии: я достаточно скептически отношусь к этому. У нас нет такой сети, такого третьего сектора, как, возможно, в других странах. Апеллировать к общественному сознанию что политиков, менеджеров, владельцев, мне кажется, не очень перспективная вещь.
Есть вещи, на которые можно обращать внимание, если говорить о том, что в этом есть определенный интерес и определенную выгоду, по крайней мере менеджеров. На самом деле надо избавиться от иллюзии, что рейтингу является приглашение к гостевой студии политиков, которые будут между собой выяснять отношения. Это людей не интересует. А если людей не вызывает, то и не дает рейтинга. Я знаю об этом на примере одного шоу.
Соболев:
– Этот путь закончился. Подобным ток-шоу конец.
Мустафин:
– Возможно, и не конец. Но людям интересно другое – то, что касается их жизни. Если в этом направлении целенаправленно делать что-то, через какие-то другие средства – не скучные эксперты, а эксперты, обрамленные желтизной с одной стороны и с другой, а внутри эксперт …
Соболев:
– инфицирует Шуфрича и приглашаешь эпидемиолога!
Фото Яны Новоселова

Еще по теме:

У статьи «Базовых законов никто не отменял» – круглый стол ТК о действиях СМИ во время скандалов 0 комментариев.

 

Blocked/Доступ ограничен

IP-адрес данного ресурса заблокирован в соответствии с действующим законодательством.

195.22.26.24816.04.201827-31-2018/Ид2971-18Генпрокуратура

Доступ к информационному ресурсу ограничен на основании Федерального закона от 27 июля 2006 г. № 149-ФЗ "Об информации, информационных технологиях и о защите информации".

Если Вы считаете, что включение ip-адреса нужного Вам интернет-ресурса в "Единый реестр..." или "Реестр доменных имен..." произошло по ошибке, или оно нарушает Ваши законные права, пожалуйста, обращайтесь непосредственно к уполномоченному органу по координатам на интернет-сайте реестра.

Перейти на сайт
Универсального сервиса проверки ограничения доступа к сайтам или страницам сайтов сети "Интернет"