Категория: Медиа

На Львовщине готовятся защищать украинский язык

Галина Стадник, «Немецкая волна» Активисты написали новоизбранному президенту Виктору Януковичу письмо в защиту языка Ряд общественных объединений и политических партий Львовщины заявили, что будут протестовать, если власть будет менять языковое законодательство. Активисты написали новоизбранному президенту Виктору Януковичу письмо в защиту языка
Если в Верховной Раде станет вопрос изменения языкового законодательства, и регионам таки разрешат самостоятельно определять, на каком языке осуществлять обучение или вести деловую документацию, то мы повезем в Киев людей, заявила представитель ВО Свободы, доцент кафедры украинского языка НУ Львовская политехника Ирина Фарион.
В письме к Януковичу, под которым активисты собирают подписи, указано, что Украина является моноэтнической государством, где украинский 77,8 процентов. Отсюда и вытекает их абсолютное право на государственность только одного языка – украинского, говорится в письме. О готовности поддержать протестные акции уже заявили и другие общественные и политические объединения Львовщины.
Когда будет снят языковой вопрос?
Политолог Юрий Шведа предостерегает от необдуманной языковой политики. По его мнению, эту тему власти вообще не следует трогать. Если мы не снимем эту проблему на государственном уровне, то она может стать основной политической проблемой и будет бельгийский вариант, – предполагает Шведа. Вместе с тем социолог Алексей Антипович считает, что не нарушать языкового вопроса в Украине невозможно, поскольку политики на этом спекулируют, вытягивая перед выборами темы, которые разъединяют общество. По его мнению, языковой вопрос отпадет тогда, когда к власти придет человек, не имеет существенной электоральной поддержки только в отдельном регионе.
Галина Стадник, радио Немецкая волна
Иллюстрация – www.sheprajvo.ucoz.ua

В плену старых мифов

Иван Гвать, «Радио Свобода» Словацкая пресса о Степан Бандера и бандеривцивРишення Президента Украины Виктора Ющенко присвоить звание Героя Украины (посмертно) проводнику Организации украинских националистов Степану Бандере не обошла вниманием также словацкий пресса. В бывшей коммунистической Чехословакии было издано немало публикаций, которые лелеяли миф об украинских фашистов из-под знамени Украинской повстанческой армии, называя их бандеровцами. Поэтому интересно посмотреть, что изменилось после того, как всевластия коммунистов прекратилось также в Словакии. Как трактуют деятельность УПА словацкие СМИ сегодня? Ли преобладает традиционный взгляд, или, может, заметен новый, не пропагандистский подход к старым событий?

Газета Sme от 21 января проинформировала читателей о открытое письмо заместителя председателя националистической Словацкой национальной партии (SNS) Анны Белоусов, адресованного министру иностранных дел Словакии Милан Лайчак с призывом реагировать на события в Украине, например, вызвать к себе посла Украины в Словакии, а также обратиться в Совет Европы и Европейского парламента. Белоусова заявила, что она глубоко возмущена актом Президента Ющенко, поскольку, по ее словам, бандеровцы стоящих за уничтожением евреев, поляков, чехов и словаков. Звание (присвоено Бандере) является оскорблением и плевком в лицо Словакии и словакам, – заявила словацкий политик Анна Белоусова, заместитель председателя Словацкой национальной партии (SNS). Стоит напомнить, что среди руководящих лиц этой партии часто звучат ксенофобские высказывания в адрес цыган и венгерского национального меньшинства в Словакии. А в прошлом году в январе председатель SNS Ян Слота всю вину за газовый кризис бесцеремонно и однозначно возложил на Украину. Партия словацких националистов положительно оценивает создание по милости Гитлера в марте 1939 года Словацкой государства, в котором во время войны по инициативе руководства государства происходили массовые депортации словацких евреев в нацистских концлагерей на территории оккупированной Польши. Другого содержания есть статья Воспоминания о наезды бандеровцев еще не исчезли, опубликованная в Братиславской газете Pravda 30 января. Автор привлекает внимание читателя к трагическим событиям в северо-восточной Словакии недалеко от украинской границы, где в селах сбой, Новая Седлица, Колбасова в декабре 1945 года были замучены одиннадцать евреев и несколько членов компартии Чехословакии. Тогдашняя коммунистическая историография страны вплоть до 1989 года включительно приписывала эти преступления подразделениям УПА, которые проникали на эти территории Словакии из Польши и Закарпатской Украины. Правда, доказательств для такого обвинения никогда не было найдено, а вся документация расследования этой трагедии органами безопасности Чехословацкой Республики загадочно исчезла, и по-прежнему не нашли. Чешским и словацким коммунистам, которые преданно руководствовались лозунгом Советский Союз – наш образец, нужен был миф о зверствах именно украинских фашистов, то есть бойцов УПА на Словакии. Один из авторов словацкой бандериады Богуш Хньоупек, имевший доступ к архивам, в 1989 году в книге Banderovci прямо писал: хоть и никогда не найдено доказательств, я имел подозрения, что убийства в Новоселице, уличи и Колбаса имели на совести головорезы из сотни УПА. (Это напоминает пословица, которая составила народ: как что-то тебе мерещится – то крестись!) Новые факты о трагических событиях игнорируются Нынешняя статья в газете Pravda якобы поддерживает выводы Хньоупека. Для выяснения же трагических событий в упомянутых селах она не вносит ничего нового. Более того: ее автор полностью умалчивает труда словацких историков, опубликованные в последние годы, в которых исследователи на основе архивных документов приходят к иному выводу. Прежде всего, следует упомянуть книгу словацкого историка Михала Шмигеля 2007 года под названием Banderovci na Slovensku (1945-1947). Ссылаясь на документ словацких органов безопасности с марта 1946 года, автор пишет, что в конце 1945 присутствие отделов УПА на упомянутой территории не было зарегистрировано, и этот факт использовали различные грабительские банды, которые под названием бандеровцы разоряли, терроризировали, а также убивали населения северо – восточной оконечностиСловакии. В другой своей публикации Михал Шмигель выдвинул, как выглядит, вероятную версию той резни. Причины убийств, пишет он, были обусловлены ни расовыми, ни политическими мотивами, а скорее всего экономическими, т.е. речь шла о сведении счетов. Суть в том, что в селе Колбасова владельцами местной лесопилки были евреи, в которых, согласно законам тогдашней Словацкой государства о аризацию, то есть добровольно-принудительной продаже евреями их имущества, эту лесопилку во время войны было за бесценок искуплены, а точнее – ее владельца вынуждено эту недвижимость продать. После окончания Второй мировой войны отдельные еврейские граждане, пережившие Холокост и вернулись в родную деревню, добивались возвращения своего имущества, которое было уже в чужих руках. Именно это и стало причиной отвратительного убийства евреев в селе Колбасова. Оценивая обстоятельства, которые тогда царили, исследователи считают, что среди заказчиков убийства можно подозревать некоторыми представителями местной исполнительной власти, членов местных отделений службы безопасности, в том числе и членов компартии, даже еврейского вероисповедания. Сохранились документы, в которых их подозреваемые в контрабанде, в шпионаже и в связях с советским военным командованием в Ужгороде. Тогдашняя партийная номенклатура любой ценой пыталась скрывать антисемитские настроения на Словакии, в частности, когда преследование евреев организовали, собственно, функционеры местных исполкомов, работники службы безопасности, коммунисты, словом – люди, которые сводили счеты, руководствуясь исключительно шкурные целью: сохранить или завладеть имуществом евреев . Чтобы отвлечь от них внимание, и было использовано пропагандистский прием, воровства и убийства, мол, совершили бандеровцы. В этом, конечно, были заинтересованы и спецподразделения НКВД СССР, в то время активно работали в районе северо-восточной Словакии. Мнения, высказанные в рубрике Точка зрения, передают взгляды самих авторов и не обязательно отражают позицию Радио Свобода.

Иван Гвать, Радио Свобода
Фото 1947 из архивов СБУ, Радио Свобода

… И некастрированный язык улицы

Павел Кнур, для «Хроники» До нового еженедельника «Страна» еще присматриваются и причитуються, но масса положительных рефлексий таки становится критичноюСпрагла читательская сообщество встретила новоявленный журнал Страна как манну небесную. С каждым свежим номером в сети расцветало буйство словесных оваций в адрес детища издательской группы Новая информация. Причем хвалебные оды новом медиа взлетали в интернет из-под профессиональных пальцев Андрея Бондаря, Отара Довженко, Павла Солодько.
Журнал самом деле получается очень интересным и читабельным. Более того, его можно смело читать от начала до конца. Поэтому не жмите 7 грн – покупайте его в киосках Союзпечати и будет Вам счастье, а Украине – хороший журнал. Не забывайте про свой к своему за своим. Это лозунг для украинского, к сожалению, до сих пор остается актуальным, – пишет Бондарь.
Приходилось встречать и на более прохладную реакцию: Новый журнал Страна произвел смешанное впечатление. Буйство шрифтов не заменяет какую-то поверхностность текстов.
А иногда и на критику (это уже Евгений Булавка): Новый журнал Страна оказался несколько депресняковим. Я согласен, что все описанное в статьях является правдой, но надо же держать баланс негатива и позитива. Поэтому в значительной мере, чисто конкретно не понравился текст про курортные романы украинских женщин в Турции. И об украинской школе. Верстка очень не удобна, в стиле ГПУ, Дня. Если такая задумка, то для чего огород городить с журналом?
Отзывы разнятся, до нового еженедельника присматриваются и причитуються, но масса положительных рефлексий таки становится критической. Ну и правда, очень уж хочется свежего, красивого читабельной чтива украинского на глянцевой бумаге. Дополнительные респект и значительную долю читателей Страна набрала в ходе предвыборной гонки, когда украинское неделю потерял лицо, превратившись в набор пропагандистских листовок.
Нулевой номер журнала дала мне почитать бывшая сотрудница Газеты по-украински. Я открыл его настороженно, ожидая жемчуга в духе ГПУ-шнои документалистики. Говорит Петр, потягивая сигарету, Отвечала Валентина, помешивая чай etc. Такими оборотами пистрявила данная газета несколько лет, через что мне было трудно докапываться до сути. Но в журнальном варианте мишень насмешек и иронии было преобразовано в добротную оружие. Живой подход к событиям, людей и фактов сделал тексты издания чрезвычайно мощными.
Фирменным фишкой Страны стали панорамы оценок простых людей. В свежайшими номере портрет первой леди украшает замечательный веночек из реплик менеджеров, слесарей, строителей и пенсионеров. Глоток свежего воздуха по сравнению с опротивели комментариями VIP-персон, политологов и разного рода экспертов. Наряду с мозаикой из vox populi, яркой чертой является транскрипция суржике. Хотя сам журнал публикует критические отзывы на эту инновацию, радостно видеть некастрированный язык улицы на его страницах. Ее непричесанный куски, как, например, в интервью с пожарными, очень радуют. Очередной пример уместного использования суржика в масс-медиа, к сожалению, к этому явлению довольно часто применяют редакторский напалм. А тут – внимание к стилю почти музыкальная.
Часто приятной неожиданностью является наполнение рубрик, когда результаты выборов прячутся за менее значимой, но эмоциональным событием, помеченные анекдотами, статистикой и соображениями колумниста.
Особый шарм имеет недельная афиша на первых страницах, пусть субъективная и неполная, но так мило украшена врезка неожиданных фактов и цитат.
Редакция демонстрирует многовекторный подход к интервью. Наряду с традиционной формой в виде вопросов-ответов является сделанные по шаблону Эсквайр, когда читателям предлагаются концентрированные выжимки самых ярких цитат. Так был представлен материал о актера Ивана Гаврилюка в последнем номере.
За что поругает Страну? Можно добавить свой голос к хору недовольных дизайнерскими решениями. Возможно, лаконизм – их изюминка, но белое пространство на страницах можно было бы уменьшить. Рассматривать гигантские фотографии некоторых не совсем молодых и симпатичных фигурантов последнего номера – тоже весьма сомнительное удовольствие. Отдельные обязательные журнальные рубрики –Путешествия, Тусовка – можно было бы сделать интереснее. Впрочем, учитывая чувствительность к критике и мнимом желание формировать контент вместе с читателями (о чем свидетельствуют аж две страницы, отведенные на читательские отзывы), у журнала все впереди.
Наверное, именно по этой причине главный редактор Владимир Рубан и его заместитель Олег Шама отказались от комментариев для Хроники, мотивируя это слишком юным возрастом издания и отсутствием предмета для разговора. Председателей редакции можно понять – украиноязычным еженедельника почему-то не везет.
В чем причина плохой кармы украинских журналов, мы спросили у бывшего заместителя редактора журнала Украинская неделя (2008-2009) Павла Солодько и экс-редактора отдела культуры бывшего журнала Корреспондент Веры Балдинюк.
Павел Солодько:
– Будущее – за интернетом, но печатные журналы все равно останутся. Возможно, как дорога развлечение, нечто вроде премиум-сегмента. Смысл печатной периодики, как ни странно это звучит – ее приятно держать в руках, рассматривать и даже нюхать.
Иллюстрированный еженедельник с живыми текстами, меткими фото и качественной инфографикой – срез времени, завершен слепок. Его можно рассматривать и через длительное время, иногда так даже интереснее. А интернет – это бесконечный поток инфы, часто утомляет.
А вот насчет кармически недолговечности – я бы не говорил. Те журналы, которые прекратили свое существование, умерли из-за чисто экономические проблемы. Пик был для своего инвестора любимой игрушкой – там даже отдела рекламы, кажется, не было. Не стало инвестора – не стало журнала. Корреспондент был частью холдинга – и службы маркетинга и рекламы этого холдинга относились к Новинаря как к клона и неполноценного проекта, который им навесили в дополнение к Корреспондента.
Вера Балдинюк:
– Печатная периодика на столе всегда была делом семейной привычки. В странах Западной Европы газета к кофе или на кресле метрополитена – неизменный атрибут горожанина. Но параллельно за соседними столиками люди читают новости из крохотных ноутбуков. Это два стиля жизни, которые пока учатся как-то сосуществовать.
Прошлогоднее массовое закрытие глянцевых изданий скорректировал радужное представление об этом, казалось бы, нерушимый мир. Что-то с этого переформатувалося, что-то исчезло или замерло в ожидании новых владельцев. Но остались самые сильные игроки, которые оптимизировали свои расходы и людские ресурсы, усилили присутствие в сети и запустили механизм прибыли от интернет-пользователей (как это сделал The New York Times). Журнал Economist, например, недавно объявил о более интегрирования с социальными сетями Facebook и Twitter для привлечения нового миллиона читателей. При том, что в издание стабильная и надежная аудитория, а также существует аудиоверсия для подписчиков.
Следовательно, бумага получил свою маленькую, но качественную и преданную целевую аудиторию, в то время как сеть занялась поиском нового юзабилити для пользователей.
Обычно русскоязычные журналы запускают как побочный проект какого-то большего издательского бизнеса, занимающегося массовыми русскоязычными изданиями. Когда менеджмент и рекламные отделы в них общие, отдельного времени и внимания на стратегию развития украинского продукта никто не тратит, как и не выделяет специальных средств на изучение потребностей целевой аудитории такого издания. Поэтому журналист ориентируется на довольно странное существо – сорокалетнего интеллигента в вышивке, интересующийся проблемами паркура и скейтбординга, слушает сестер Тельнюк и Токио Хотел, обожает дискутировать по поводу макияжа Светланы Лободы не меньше, чем об историческом значении Мазепы. Или же другая неприятность, когда читателя кормят только тем, что ему приятное и милое – антимоскальськимы памфлетами и гуманитарным народничеством. Поэтому часто украинский журнал существует по остаточному принципу и развивается инерционно, до первого кризиса, пока учредители не избавляются от балласта.

Гендиректором КРРТ снова назначили Анатолия Антоненко

Министерство транспорта и связи Украины восстановило в должности генерального директора Концерна радиовещания, радиосвязи и телевидения Анатолия Антоненко. Об этом говорится в приказе от 19.02.2010 года № 49-О, сообщает сайт концерна РРТ.
Пан Антоненко, который был освобожден в августе 2009 года, после того, как ушел на больничный. Исполняющим обязанности руководителя Концерна назначили Олега Копейку.
Напомним, в октябре 2009 года обязанности генерального директора Концерна выполнял Владимир Ищук. Бывшего в. о. гендиректора Олега Копейку, который занимал эту должность с 3 августа, приказом КРРТ от 6 октября назначен первым заместителем генерального директора Концерна.
Хроника

ТЕТ возобновит показ Чемпионата Украины по футболу

С 27 февраля на Тети начнутся трансляции матчей второго круга Чемпионата Украины по футболу 2009/2010. Об этом сообщает пресс-служба канала.

27 февраля в 15:00 ТЕТ покажет матч 18 тура Чемпионата Украины по футболу между командами «Динамо» (Киев) и «Кривбасс» (Кривой Рог).

28 февраля в 16:00 выйдет трансляция поединка «Днепр» (Днепропетровск) и «Заря» (Луганск).

«Хроника»

Виктор Ющенко: байки из склепа

Андрей Трипольский, для «Хроники» Действующий президент в течение одного месяца перечеркнул почти все положительные личные достижения в политике. Мониторинг политического популизма и вранья. 15 – 21 февраля 2010 года. Хроника завершает проект Мониторинг роли СМИ и политической рекламы в выборах-2010 в рамках проекта общественной организации Internews Network У-Медиа. Составляющей проекта является анализ публичных заявлений, политических программ и агитационных месседжей кандидатов. Подробнее о самом проекте можно прочитать здесь.
До сих пор украинские президенты, которые проиграли выборы (Кравчук) или сделали ошибочную ставку (Кучма), честно признавали свой проигрыш как результат собственных ошибок. Виктор Ющенко изобрел новую формулу украинской политической лузерстве: проиграли все, кроме меня, потому что они потеряли единственного лидера, который заботился о развитии государства. Если бы эта иллюзия не имела весомых политических последствий, ее можно было бы спокойно игнорировать. Но это не так.
О стремлении Виктора Ющенко жить в мире комфортного самообмана (так называемой теплой ванне) мы уже писали. Однако роль президента между первым и вторым туром выборов и его заявления на последней пресс-конференции, которая транслировалась 16 февраля Первым национальным и 5-м каналом, обязывают нас, вслед за президентом, подвести итоги его пятилетнего правления.
По мнению автора, Виктор Ющенко в течение одного месяца перечеркнул почти все положительные личные достижения в политике. Еще действующий ныне президент продемонстрировал полное пренебрежение к свободе слова, к общественному мнению, законов Украины и здравой логики. Это проявилось и в сомнительных, несвоевременных награждениях, и в подписании провокационных изменений в закон о выборах президента, и в попытках вмешиваться в работу ЦИК и Высшего админсуда. И все ради сохранения влияния на государственную политику.
Теперь мы можем более уверенно утверждать, что у Ющенко не было больших надежд на победу, но и он сам не переживал это как трагедию и неоднократно искренне в этом признавался. Настоящей трагедией для него могла бы стать политическая союз Януковича и Тимошенко, поскольку в таком случае он терял бы возможность игры в разводку их обоих. Он и теперь пытается не допустить такого развития событий (хотя и маловероятно).
Все это Ющенко маскирует высокими словами о ценности и государственное строительство. Однако автор видит несколько нестыковок, которые свидетельствуют об истинных мнения третьего президента Украины.
нестыковка № 1
Виктор Ющенко в течение избирательной кампании упорно настаивал на том, что избрание Януковича или Тимошенко несет в себе одинаково большие угрозы для страны. Президент открыто декларировал свой принцип: никаких переговоров или уступок таком двуликого злу, которое угрожает похоронить демократию в Украине.
16 февраля мы услышали новую интерпретацию политического процесса. Оказывается, и Янукович, и Тимошенко – национальные политики, поскольку за ними стоят миллионы избирателей. И игнорировать этих избирателей настоящий украинский президент не может. Хотя на протяжении всей избирательной кампании он только этим и занимался, откровенно насмехаясь над такого выбора между сидящим дважды, и другой, которая не сидела дважды (цитата). От уважения к выбору людей президент перебрасывает мостик к тому, что эти выборы являются достижением Оранжевой революции. Поэтому и победа Януковича выглядит как достижение Майдана и ценностей Майдана.
Несмотря на свои же предыдущие слова о политике Януковича как проект потери государства, Ющенко выбирает компромисс именно с ним как способ продолжения развития Украины. Это более чем странно, поскольку в данном случае мы видим явный конфликт двух полярных этических систем. Одна основана на принципе: любой компромисс со злом есть зло, а конфликт со злом – добро. Другая утверждает: любой компромисс со злом есть добро, а борьба со злом есть зло.
Когда же человек или политик демонстрирует удивительную гибкость в выборе этих принципов в зависимости от жизненной ситуации, тогда можно утверждать, что перед нами пример обычной лжи.
В данном случае Янукович для Ющенко давно уже не был большим или одинаковым злом по сравнению с Тимошенко. И ему гораздо легче признать и легитимизировать победу Януковича, чтобыскорее начать переговоры об участии во власти. Понятно, что с Тимошенко таких переговоров не может быть в принципе.
Виктор Ющенко: Я хочу сказать, что когда я критикую Януковича и Тимошенко и говорю, что для меня они и, убежден, для нации большинства это два сапога из одной пары, и за этими людьми никогда не стояли ценности национального восстановления, а я думаю, что проблема номер один для этой страны, провозгласившей свою государственность – это создания нации, которую мы не имели очень-очень много лет. И поэтому когда мы говорим, как объединить нацию, как консолидировать, где тот цемент, который свяжет украинский на востоке и на западе, из Крыма и северских украинский, как связать это – это возрождение процессов национального развития. Мне трудно представить, как Виктор Федорович Янукович выйдет за эту трибуну и начнет говорить план, как начать, развивать и продолжать процесс национального развития через родной язык. Ибо вижу – в Одессе написано Два языка, одна страна. Да такого не бывает. Знаете, модель, когда два языка, четыре церкви, пять историй и один народ … (25.12.2009, Интер, Большая политика).
Виктор Ющенко: Я хочу, чтобы Виктор Федорович уже в новом статусе почувствовал ту ответственность, что через его миссию можно сделать дорогу консолидации этой нации, которая за 5 лет изменилась, которая стала гораздо менее агрессивной, которая стала намного более толерантной. НЕ заигрывать в темах, которые порочат любую нацию – то два языка – одна страна, или четыре конфессии – одна страна, или шесть историй – одна страна. Это байки серого волка. Это проект, как потерять государство, потерять национальные ценности. Я не хочу кого-то поучать, у меня есть своя политическая позиция, в которой я абсолютно уверен. Меня не беспокоит, какой у меня рейтинг, – есть или будет. Я хочу со своими взглядами относительно нашего национального развития, государственного становления как можно передать больше украинскому обществу. В этом я вижу свою миссию …
… Грустно от того, что нация, гражданин, избиратель пришел к тому, что, собственно говоря, мы перестали гордиться своим выбором. Мы пришли к ситуации, когда, собственно, выбора нет. Это я честно говорю. Я с уважением отношусь к одному и другого кандидата. Они провели большую избирательную работу, они получили симпатии миллионов людей. Я могу поздравить и Тимошенко, и Януковичу с этим, потому что поддержка миллионов людей – это честь для любого человека. Вместе с тем, я не отношусь к тем людям, которые разделяют эту поддержку. И я прав. Но для этого нужно время, чтобы мою правоту поняли вы и поняли украинский. Я довольно спокойно отношусь к власти и поэтому могу сказать: несмотря на то, что это не мой выбор, я все сделаю для того, чтобы законно защитить те результаты выборов, которые будут установлены судом и Центральной избирательной комиссией. Потому что я уважаю тех людей, которые высказали эту мысль, независимо от ее содержания.
.. Нация захотела иметь перерыв на пять лет. Очевидно, возможно, пусть и так будет. Но это не говорит о том, что вы забыли ценности нашей свободы, нашей демократии, нашего выбора. Это не то, что дискредитирован идеал Майдана. Я могу один в оранжевой форме ходить, но утверждать, что через Майдан мы получили политику, которая будет, как в Библии, давать возможность прорастать одним зернам, которые упали на пашню, довольно быстро, другим, которые упали на гравий, медленнее, но все равно они сойдут. Некоторые из них, которые упали на дорогу, будут растоптаны, но в целом мы пять лет прожили в совершенно новой формации. Мы начали задумываться над нашим национальным становлением. Мы начали чувствовать, что мы с населения становимся гражданами и понемногу начинаем нести ответственность, которую должен нести гражданин, а не только Президент. Другими словами, запущенный тот процесс, который никто не изменит, который можно немножко притормозить. Вот примерно такое чувство сегодня в моей душе (16.02.2010, стенограмма пресс-конференции президента Украины).
нестыковка № 2
Виктор Ющенко ранее постоянно подчеркивал, что его не интересуют другие должности, кроме президентской. Правда, он так же загадочно говорил и о том, что после выборов страна увидит настоящего украинского премьера.
Через два месяца Виктор Ющенко расставил акценты по-другому. После последней пресс-конференции стало понятно, что такимпремьером Виктор Ющенко видит в первую очередь себя.
С одной стороны, Ющенко так же стойко продолжал утверждать, что должности сами по себе его не интересуют. Однако свое возможное сохранение в новой власти президент обосновал долгом помогать власти воплощать свои ценности и мировоззрение. Соответственно, Ющенко прямо ответил, что готов работать вместе с Януковичем.
При этом президент даже позволил одним глазком заглянуть в его игру с преемником. Следовательно, Ющенко убежден, что без него Януковичу не удастся создать большинство в нынешнем парламенте. Что именно Янукович должен пойти с ним на компромисс, если хочет стать настоящим президентом. Открыл Ющенко и критерий эффективности президентства Януковича: новым премьер-министром должен стать компромиссная фигура.
Далее Ющенко говорит и о общую повестку дня с Януковичем: коалиция, формирование правительства и конституционный процесс. Первый шаг в виде подписания закона о регламенте, который открывает путь для переформатирования коалиции, сделано. Теперь Ющенко ждет от Януковича ответных шагов.
Евгений Киселев: Но прежде позвольте вопрос, что называется, на злобу дня. Буквально за несколько часов до нашего эфира во всех информационных агентствах, во всех Интернет-ресурсах появилось сенсационное сообщение, что бывший чиновник вашего Секретариата, некто Ярослав Козачок выступил на пресс-конференции, обнародовал документ, который представил как тайное соглашение между вами и кандидатом в Президенты Виктором Ющенко. В этой бумаге … Виктором Януковичем, простите. И в этой бумаге вы якобы обязуетесь НЕ критиковать Януковича в процессе избирательной кампании в обмен на пост премьера, для того, чтобы в случае победы Виктора Федоровича вы стали главой правительства, а ваши соратники сохранили ваши должности …
Виктор Ющенко: Это фальшивка, очевидно. Очевидно, это фальшивка. Я могу ответ свою даты в двух контекстах. Контекст первым. Уважаемые, я никогда не буду Премьер-министром у Януковича. Запомните это. Никогда. Поэтому такие схемы вообще не интересуют ни меня, ни мою команду …
… Извините, я на паперти ни перед кем не сижу и ни у кого не вымаливают должности. Я – Президент страны. И для меня такого рода, знаете, даже соображения – это очень дешевая позиция моих оппонентов. Я хорошо знаю, с какой клуба вышло, из какого лагеря. Далее Грушевского не ходите и к гадалки не ходите. Адрес известна (25.12.2009, Интер, Большая политика).
Ирина Герасимова, Пятый канал. Виктор Андреевич, скажите, пожалуйста, рассматриваете ли Вы возможность при Президенте Януковичу работать, скажем, в должности председателя Нацбанка или руководителя Правительства общались ли Вы на эти темы со стороной Януковича во время избирательной кампании или, возможно, после?
Виктор Ющенко: Такую возможность, во-первых, никто не предлагает. Почему ее рассматривать. А во-вторых, я человек ценностей. Знаете, я могу обойтись и без премьерства, я могу обойтись и без председателя Центробанка. Речь идет о том, что я уже в таком возрасте, когда могу заниматься только тем делом, которое отвечает моим ценностям, моему мировоззрению. Лакеем я ни в кого не буду. Хотя, хорошо понимаю, что мой долг – помогать власти или в парламенте, или Президенту или премьеру, если те цели соответствуют тому, чему я посвятил последние 5 лет своей жизни. Поэтому я таком смысле я бы скорее сказал, что, очевидно, я открыт к этим вещам. Формально я не могу дать никакого ответа, потому что сейчас главное – не эти вещи. Сейчас главное, мне кажется, все сделать для того, чтобы новоизбранный Президент понял, что задача номер один – это принять те решения, которые консолидируют после выборов Украину …
… Думаю, что будет большая ошибка, если премьер-министром станет человек от Партии регионов. Хотя это вероятно. Может, и 99 против 1. Но это будет большая ошибка, потому что результаты выборов говорят о том, что первое лицо в государстве должна понимать миссию консолидации, не узурпировать власть, не монополизировать, включая исполнительную власть. Не делать ошибок Тимошенко, когда формируется фиктивная большинство через политическую коррупцию. Когда покупаются депутаты, и они так легко продаются. Когда мы живем с парламентом, в котором де-факто нет большинства 226. НЕзаплатишь – никто не поднимет. Дорога не демократическая и не европейского политика.
Надо сознательно идти на партийный диалог. Очевидно, партийный диалог тебя заставляет корректировать приоритеты или даже те вещи, которые заявлены недавно Виктором Федоровичем о языке или о флоте или НАТО и т.д. Для того есть и политика, это диалог, это коррекция, потому что с такими позициями, с таким догматом я не думаю, что демократическая сила, которую я представляю, или другие демократические силы могут пойти навстречу и найти общий язык. Политика – это компромиссы. Ошибка будет за коррупции формировать большинство в парламенте и через эту искусственную большинство формировать искусственное господство Партии регионов в лице или Николая Яновича или других людей, которых я уважаю. Это неверный посыл на политический мир и нацию. Нам нужно сознательно говорить о том, что нам нужно иметь Президента Украины, а не президента Донбасса или Левобережной Украины. А для этого надо взвешенные шаги и понимание, что да, ты выиграл, но тебе нужны партнеры. И, возможно, их идеология – это не твоя идеология, но если ты заботишься о том, как консолидироваться, ты должен научиться подавать руку. Поэтому коалиция, формирование правительства, конституционный процесс – это три вещи, каждая из которых сама по себе является очень сложной. Какой сценарий будет развернут сейчас по теме коалиции?
Я сегодня подписал закон о регламенте Верховной Рады, который вносит новый инструментарий в ответ на то, как формировать коалицию фракций в парламенте. Я это подписал сознательно, ибо понимаю, что этот закон приблизит парламентские силы к ответу на то, как выйти из того тупика, в котором мы находимся последние годы, когда в парламенте де-факто нет большинства и страна в судорогах все время живет. Ли парламент пойдет путем досрочных парламентских выборов? Кажется, это то вариант, который может слишком устраивать нового Президента, чтобы иметь перспективу 5 лет структурированного парламента. Ли парламент уйдет (путем) сохранение того, что мы называем нынешняя коалиция или парламент переформатируется в другую коалицию. Если переформатируется, то каким образом – так, как делала Тимошенко, через политическую коррупцию, или через политический диалог, когда меняются цели, приоритеты и консолидируются принципы коалиционной работы. Последний вариант является единственно верный, но, способны ли его сегодняшние политики (реализовать), очевидно, этот вопрос остается в воздухе (16.02.2010, стенограмма пресс-конференции президента Украины).
Нестыковки мелкие, но показательные
Во время пресс-конференции Ющенко анонсировал ряд решений, которые свидетельствовали о его неготовности попрощаться с властью. И которые не имеют ничего общего с правдой и с реальной заботой о государстве, граждан и демократию.
На одной лжи Ющенко уже поймала Украинская правда. Ющенко соврал, когда сказал о существовании законодательной нормы о наделении бывших высокопоставленных государственными дачами в пожизненное пользование.
самом деле не существует закона, согласно которому Ющенко мог бы претендовать на оформление государственной резиденции в Конча-Заспе в пожизненное пользование. Эти вопросы регулируются указами президента и постановлениями Кабинета министров. Которым обычно присваивается гриф не для печати.
Поэтому возможность сохранения государственной даче Ющенко в его пожизненном пользовании зависит исключительно от доброй воли Януковича. Действительно это так, но ведь и Ющенко в свое время сделал жест доброй воли, позволив через ГУД отчуждение земли Межигорье для имения теперь уже избранного президента. И все это за счет граждан Украины как налогоплательщиков.
Еще одна мелочь – это назначение Виктором Ющенко самого себя председателем Наблюдательного совета Национального культурно-художественного и музейного комплекса Мистецький арсенал (статус национального Мистецький арсенал получил за две недели до этого 3 февраля).
Таким образом, президент создал для себя еще одно дополнительное рабочее место за счет налогоплательщиков, поскольку все заведения или комплексы, имеющие статус национальных, должны финансироваться отдельной строкой в госбюджете.
Однако нам, гражданам, остается лишь утешаться тем, что после такого Виктору Ющенко дорога в большую политику закрыта. А если Янукович и согласится на его реанимацию, то это точно не пойдет емуна пользу.
Фото – www.xronika.az

Забавное общественное вещание и бутафорская цифра

Леся Ганжа На то, чтобы созвать заседание Совета национальной безопасности и обороны относительно общественного вещания и цифры понадобилось полгода (намечали на май 2009-го – провели в сентябре). Еще 5 месяцев ушло на то, чтобы это решение подписать. То есть ровно 10 месяцев неусыпной работы по внедрению цифры завершились довольно общими положениями президентского указа, принятого якобы по итогам заседания в СНБОУ. Однако сам Указ Президента о решении Совета национальной безопасности и обороны от 11 сентября 2009 О концепции создания системы Общественного телевидения и радиовещания Украины и ход внедрения цифрового телерадиовещания интересен прежде всего не тем, какие положения в него вошли, а теми – выпавшие в процессе 5 — месячного подписания.
Документ до и после подписи Ющенко отличается поразительного, чем фигуры толстяков после наложения рекламного фотошопа. Так какой силы и чьего производства таблетки для похудения бюджета было для этого применен, остается разве что предполагать.
Текст проекта решения СНБОУ О концепции создания системы общественного телевидения и радиовещания и ход внедрения цифрового телерадиовещания в Украине было в свое время опубликован на ТК, официальный статус документа подтвердил заместитель председателя Совета нацбезопасности Степан Гавриш. Текст Указа цитуватимемо с официального сайта.
Итак, из первой части – той, что касается СМ, – бесследно исчезло слово разгосударствления. И соответственно все упоминания о неудовлетворительном ходе реформ государственного медиасектору. Зато появились утверждения о недооценке органами государственной власти роли и потребностям государственного телерадиовещания и об усилении роли государства в процессе обеспечения доступа граждан Украины к оперативной, объективной информации.
Также таинственным образом испарились слова переходный период. И теперь поручения Кабинета Министров в месячный срок утвердить Концепцию введения стандартов общественного телевидения и радиовещания в Украине, предусмотрев функционирования государственного телевидения и радиовещания на переходный период превратилось в подать в двухмесячный срок на рассмотрение Совета национальной безопасности и обороны Украины проект концепции создания системы Общественного телевидения и радиовещания Украины, в котором предусмотреть, в частности, дальнейшее функционирование государственного телевидения и радиовещания. То есть теперь предлагается создавать общественное вещание параллельно государственного – на вопрос, какой светлой голове удалось навязать гаранту представление о модели, в которой сочетаются коня и трепетную лань, на основании которого международного опыта (ответ – в одной стране мира такого не существует; такого не бывает) и что этот светлый ум делает в окружении президента, а не в музее палеонтологии, президентский указ не отвечает.
Также нетрудно подсчитать, что как-то утвердить в месячный срок от 11 сентября, то имеем дату 11 октября 2009-го, а если это же что-то подать на рассмотрение в двухмесячный срок от 18 февраля – это только 18 апреля 2010 года подать, а когда утвердить – и вообще неизвестно. Можно только предполагать, что поскольку уже прошло 5-летие от обещания Майдану тогда-еще-не-президента-Ю-щен-ка создать СМ и начала первых дискуссий о разгосударствлении СМИ, то теперь президент Ющенко пытается дотянуть до 10-летия, отпраздновав заодно и юбилей сопротивления прогрессивных государственных мастодонтов коварным роздержавникам.
Цифровая часть указа еще интереснее, поскольку позволяет составить представление, чьей рукой редактировалось документ. Например, с пассажа Признать работу Кабинета Министров Украины и Национального совета Украины по вопросам телевидения и радиовещания относительно внедрения цифрового телерадиовещания в Украине недостаточной степени соответствует национальным интересам в информационной сфере и ставит под угрозу обеспечение конституционных прав граждан Украины на доступ к информации и выполнения Украиной своих международных обязательств почему выпало слово Нацсовет. Очевидно, по мнению Президента, многомиллионная афера с МХ-4 такова, что в достаточной степени отвечает национальным интересам.
Продолжая тему об афере. Таинственным образом исчез и абзац о том, что отныне лицензировать цифру Нацсовет имеет лишь в сотрудничестве с координационной межведомственной группой во главе с вице-премьером, а четкое предписание провести проверки компаний, несмотря на здравый смысл и рыночные интересы, получили лицензии на вещание в МХ-4, заменены на расплывчатое требование усиления контроля.
Недаром и Нацсовет, который давно объявила о проведении проверок Штепселя, Берегини и их родственникам по мультиплекса, отнюдь не спешит обнародовать результаты, очевидно, считая, что как президент делает вид будто 5 месяцев можно рисовать подпись под указом, то почему бы Нацсовету не делать вид, что можно 5 месяцев проверять вещания компаний, которые не говорят.
Однако не только славное слово Нацсовет исчезло из цифровой части документа. Заодно выпали и любые упоминания о возможности привлечения частных инвесторов к проекту построения цифровой инфраструктуры.
Абзац из проекта решения СНБОУ:
… в трехмесячный срок утвердить с учетом предложений Рабочей группы по вопросам координации внедрения цифрового телевидения в Украине изменения в Государственную программу внедрения цифрового телерадиовещания, а также подготовить план инициирования изменений в законодательных и других нормативно-правовых актов , международных договоров Украины, в частности относительно технических аспектов, вопросов лицензирования, а также механизмов обеспечения социальной поддержки населения, с целью охвата до 01 июня 2012 року цифровым телевидением приграничных областей Украины и Автономной Республики Крым, финансового обеспечения внедрения цифрового телерадиовещания в Украине, предусмотрев необходимые средства в Государственном бюджете Украины и рассмотрев целесообразность привлечения инвесторов
очень неожиданно потерял финал, в котором как раз речь идет о необходимые средства из Госбюджета и целесообразности привлечения инвесторов. Ну и совсем мелочь: трехмесячный срок в аканцовке превратился в 6-месячный. Вывод напрашивается такой: президент Ющенко в последние дни своего президентства завещал строить цифру – как и общественное вещание – вечно и без денег.
Несмотря долгожданный указ-неуказ, но 2009-й год в не-построении украинской цифры стал все-таки поворотным. Ведь если раньше вопрос обсуждался в плоскости, кто из всесильных государственных органов заниматься построением цифровой инфраструктуры (и – соответственно – кто интенсивно мыть государственные средства), то сейчас этот сюжет отошел на второй план. Похоже, государство смирилась с тем, что цифрового вещания самостоятельно ей не построить – и из-за недостатка бюджетов, и через силу инерции, легко превращает один месяц на 10. Ключевым вопросом 2009-го стало, на каких условиях частные вещатели готовы инвестировать в цифру. Об этом говорилось и в апреле на совещании в Минтрансе, которая закончилась легким скандалом (вещатели просаботувалы предложение министерства вступить в консорциум без гарантии обеспечения инвестиций), и во время заседания в СНБОУ.
По информации ТК, принципиальным моментом обсуждения на Совете нацбезопасности стал проект приватизации всеми игроками рынка Концерна РРТ, на базе которого будет строиться цифра. Степан Гавриш, заместитель председателя СНБОУ, подтверждал, что обсуждается вариант, при котором 51% концерна останется в государственной собственности, а 49% будет акционирован. Однако именно этот пункт выпал не только из окончательного указа, но и в проекте решения СНБОУ засветился легким пунктиром (рассмотрев целесообразность привлечения инвесторов). Более того, как известно, 7 декабря 2009-го Кабмин зарегистрировал законопроект № 4508, которым предложил включить Концерн РРТ в перечень объектов права государственной собственности, не подлежащих приватизации. Тем самым подтвердив, что все кажущиеся разногласия между Президентом и премьером, есть, очевидно, только личными, а вот видение украинского общества, как и роли медиа в нем, и у Ющенко, и Тимошенко – один на двоих: все вокруг колхозное , все вокруг мое.

Об истинных победителей президентских выборов

Сергей Грабовский для «Хроники» Скажите, 800 человек – это много или мало?
Очевидно, в зависимости от того, кто они, эти 800. Ведь были и 300 несгибаемых спартанцев, и 30 мучеников – украинский славных, молодых, и тот сакраментальный один, который, вопреки всему, в поле воин …
А 27 тысяч – это много или очень много?
крайней мере, целый стрелковый корпус Красной армии времен Второй мировой …
Так вот, первая цифра – это количество результатов, которую дает интернет-поисковик Google, когда вы набираете слово жидЮлька. Вторая цифра – это количество результатов, которое освещается при набранных слова Юля жидовка.
И далее: Капительман – около шести тысяч результатов, Капительман-Тимошенко – где-то так же, Капительман-Григян – две тысячи, Капительман Юлия – две с половиной тысячи, Капительман Юлия Владимировна – тысяча сто, Капительмане – 8500, Капительманша – 600 .. . Ну, и так далее, и подобное на это.
Так вот: это много или мало?
И как к этому всему относиться?
Конечно, можно все списать на то, что абсолютное большинство результатов такого рода касается разнообразных интернет-форумов (святая правда), что названные выше словеса могут употреблять те же лица, на одном форуме писал Капительмане, на другом – Капительмане-Григян (тоже правда ), что в конце концов, каждая нация имеет право на своих идиотов (украинский – не исключение).
Конечно, можно утверждать, что речь идет об общественных маргиналов, что подобные настроения определенной части электората не повлияли на общие результаты выборов, что для Украины характерен достаточно высокий уровень толерантности межэтнических отношений и что не стоит бросать тень на собственную страну ради того, чтобы поставить клеймо на тех, кто сам на себя его поставил (а вот с этим всем уже значительно сложнее, так как зовут маргиналами продвинутых юзеров не приходится, да и по тени-то такое мы уже слышали в советские времена).
И наконец, можно с улыбкой подтверждать слова едва ли не всех иностранных наблюдателей о том, что эти президентские выборы в Украине стали настоящим праздником демократии, – вместе с ними не замечая, что речь идет о первом такие выборы, на которых действовали факторы ксенофобии и антисемитизма.
Первые не в плане попыток импортных политтехнологов надуть несколько мыльных пузырей угрожающего вида для воздействия на психику избирателей-дурачков (Пане Ющенко, ваша жена американка, – и Кобзон, который поет об угрозе гражданской войны – это уже было в 2004 году), а в плане спонтанной, хотя и кем время пидьюджуванои активности интернета, направленной против инородцев, которые, мол, посмели претендовать на первые роли в государстве.
Процитирую фрагмент обсуждения статьи одного действительно достойного священнослужителя культуры на сайте влиятельного интернет-издания (стиль и правописание сохранены):
Проголосовать за Юлю, – скажут снова за ту аферистку – еврейку голосуем? Проголосовать за Януковича – скажут снова за бандита, зека, украинофоба проголосовали? Проголосовать против всех – скажут все равно Януковичу – бандиту помогли. Не пойти на выборы – скажут не выполнили свой гражданский долг. С любой стороны жопа.
ворон ты просто сельский рагуль, как в 17-м году одна хитрая нация столкнула русских лбами, что треск все еще слышен, так теперь п. Капитальман хочет сделать с нами. А может ты к ним относишься, то вопросов нет.
Да! Все понятно! Президентом хотите видеть еврейку, прим * ер-министром – молдаванина …….. У нас Украина или сборная солянка !!!!!!!
Уважаемые львовяне голосуйте по п. Григян – Капитальман она искренна украинского и еще искренней станет, как дадите ей миллиард долларов украсть, ей-богу вышлет вам самолетом Тамифлю бы вам голова не крутилась, как правду узнаете.
То, о чем написана статья, никого из форумчан не интересует. Проблема – одна. Аргументация – железная. Патриотизм, как говорится, так и прет … И это при том, что в этом интернет-издании откровенные матерные немедленно удаляют с форума …
Предположим, что это действительно маргиналы, офисный планктон или косноязычные студенты, подчас не способны даже грамотно построить предложение. Предположим, что определенные провокаторы инициировали подобную стилистику в обсуждениях и умело направляли ее в нужное русло – сполиттехнологической, разумеется, целью. Но спонтанность и искренность большинства подобных реплик сомнения не вызывает – и именно это должно было бы привлечь внимание украинских медиа к этому феномену.
Ведь речь идет о социально-политическую угрозу значительно большего масштаба, чем недорикувате базграння ужгородского мэра Ратушняка в адрес Арсения Яценюка, которое в прошлом году стало на время топ-событием в медиасвити (и, кстати, повлекло слива комментариев подобного рода в интернете). Ратушняк – это лишь один не очень харизматичный персонаж из тех десятков тысяч, оценивающих мир в определенных мировоззренческих категориях; здесь же речь идет о массе, которой только и не хватает, что фюрера, наделенного сильной харизмой.
При этом хамская открытость этой публики на интернет-форумах и в блогах сочетается – и на это тоже никто не хочет обращать внимание – с почти изысканной риторикой интеллектуалов на тему настоящего украинского президента, всего украинского потомственный. И похоже, именно эти публикации за подписями известных людей, а не зоологическое хамство Ратушняка побудили Арсения Яценюка опубликовать свою родословную к казна которого колени, чтобы засвидетельствовать: я не виноват, у меня все предки украинского и жена украинского, мы расово чистые!
Можно было что-то подобное представить еще несколько лет назад?
Впрочем, для кого это проявление торжества демократии …
Хотя можно было бы просто отсканировать и поместить в интернете несколько страниц диаспорной Энциклопедии украиноведения, созданной настоящими (без кавычек) буржуазными националистами, где четко и ясно описано ту невероятную радугу расово-антропологических типов, которая присуща среди европейских, пожалуй, только украинскому этноса. Среди прочего, там речь идет и о средиземноморский антропологический тип (малую расу) в составе украинского этноса, и доминирует этот тип как раз в родных местах Яценюка (так же, как и автора этих строк). А еще этот тип распространен в Испании, Италии, Греции и – о горе! – В государстве Израиль. Понятное дело, что ничего из того, что писали удельные украинские националисты, нынешние суперпатриоты не знают и не нуждаются знать, зато наиболее либеральные среди них четко формулируют требования к неукраинцев, претендующий на высший пост в государстве (ангел с сине-желтыми крылышками — и тот бы, пожалуй, не сложил соответствующих экзаменов).
А вот барон Карл Густав Манергейм спас в 1918-19 годах Финляндию, имея неправильное, то есть шведско-немецкое происхождение и не научившись еще свободно говорить на финском языке; хотя и среди финнов тогда были суперпатриоты, к счастью, их вовремя поставили на место. Но это какие-то финны, а не искренние украинские патриоты, не так ли? Один лишь эпизод из тогдашней отечественной истории: в феврале 1918 года большевики захватили Каменец-Подольский. Многочисленные украинские военные части объявили нейтралитет. И вот тогда полковник артиллерии Игорь Палеолог-Комнин, потомок аж двух (!) Византийских императорских династий, взяв под команду татарский (!) Батальон, выбил большевиков из города и передал власть украинским политикам, которые находились в очень-очень глубоком подполье. Дело в том, что осенью 1917 года Палеолог-Комнин принял присягу на верность УНР, и, в отличие от многих искренних офицеров-украинский, она не была для него пустым звуком. Но помнят о полковнике Палеолога-Комнина наши нынешние суперпатриоты? Вопрос лишнее – зайдите в интернет, убедитесь …
Но в суперпатриоты готов ответ: то речь идет о политических украинском, а мы – о коренной нации, именно из ее рядов должен появиться глава государства, наделенный ее глубинный и бессмертными ценностями.
Ага. Политический француз Наполеоне Буонапарте (тот самый Корсиканець – а это отдельный этнос, – который стал императором. Или франкоязычный поэт Аполлинарий Костровицький (тот, которого мы знаем как Гийома Аполлинера. Попробуйте поучить французов расологии по-украински – думаю, ответ будет адекватным. И почему Франция позволила себе выбрать главой государства Николя Саркози с его едва не всеевропейской смеси предков, – и после того почему не утратила статуса великой державы и свою культуру.
Да хватит. Уже давно подмечено: украинские суперпатриоты выглядят почти полными копиямироссийско-имперских черносотенцев. И еврейские погромы от имени Петлюры делали чаще ребята, которые еще несколько лет перед тем кричали под хоругвями Союза Михаила Архангела: Бей жидов, спасай Расея! То же и сегодня – если не брезгуйте, перечитайте интернет-форумы. Вот где самое тесное братское единство, вот где непреложный славянский союз …
Но опять же, речь не о маргиналов самих по себе. А и о тех ясночолих интеллектуалов, которые фактически подыгрывали этим маргиналам, выступая в солидных изданиях. Только их методы были изысканнее – никаких Капительмане-Григян, а сравнение Тимошенко с Троцким (и в скобках – Бронштейном, для совсем тупых). И о Викторе Ющенко, который несколько месяцев в публичных выступлениях отмечал, что все идет очень хорошо, – вот только не хватает украинского премьер-министра – при этом не расшифровывая, что же именно он имеет в виду под украинскостью. И неужели никого из журналистов это не заинтересовало – что такое украинскость от позднего Ющенко, некоторые речи которого начали неожиданно изобиловать такими пышными русизмами, будто их неуклюже переводили с русского? И неужели никто не захотел исследовать, почему молчат едва ли реагируют на все то, что сопровождало выборы, профессиональные евреи, которые обычно видят антисемитизм даже в банальной критике тупой корысти нибудь из отечественных олигархов соответствующего происхождения?
Но как бы там ни было, именно указанные маргиналы и их покровители и вдохновители оказались истинными победителями президентских выборов. И победителями в битве за медиа-пространство – пока в Интернете, где им не смог противостоять никто.
А из каких числовых величин начинается что-то общественно-значимое, тем более массово-ужасающее … В октябре 1919 года в недавно организованной Германской рабочей партии присоединился новый активист. Он стал всего лишь 55-м партийцем. Звали его Адольф Гитлер.

Акценты и пузыри. Владимир Панченко о миссии критики, интернет-литературу и взаимность

Екатерина Паньо, «Зеркало недели» Если литература бывает высокой и не очень, то литературная критика и литературоведение – всегда на высоте. Иногда недосягаемой для читателя. Ну он, читатель, и голову так высоко не часто задирает. Выбирая книгу, чаще всего он не ориентируется на мнение критика. Дело не в степени доверия / недоверия. Читатель зачастую с этим мнением просто незнакомый. Сколько в этом вине критика, который предпочитает оставаться на профессиональном поле, а не опускаться до неспециалистов? Сколько вине читателя, который предпочитает ориентироваться в выборе на что угодно, кроме экспертного мнения? Или все дело в рынке, на котором баланс спроса и предложения стихийный, и этот рынок просто не нуждается виртуальных встреч автора, писателя, критика и издателя, которые, собственно, и формируют и книжный рынок, и саму литературу?
бы то ни было, на вопрос что читать или кого читать мы ищем ответ где угодно, только не в людей, которые по сути являются профессиональными читателями. Совсем не потому, что мы им не доверяем, – скорее, мы их почти не слышим, а когда слышим, не всегда понимаем. Украинский медиапространство растянутый между политикой и шоу-бизнесом, и литературной критике остаются заповедники, как и критике музыкальной, театральной и т.д.
Однако тот, кто хочет быть услышанным, в современных условиях непременно получит такую возможность. В любом случае, технически. Пример решения проблемы доступности литературной критики и шире – вопросам литературы: интернет-проект ЛитАкцент. Скорее, журнал в интернет-формате, чем сайт, поскольку созданный для читателя (в том, традиционно книжном, понимании), а не для интернет-серфера. Они и называют себя по-дедовски изданием чаще, чем сайтом. И с истинно библиотечным размахом не только занимаются критикой и литературоведческой публицистикой, но и предлагают собственный рейтинг украинских книг, а в недалеком будущем – готовят к выпуску книжную серию. То есть в целом ведут жизнь доброго толстого журнала прежних времен. Только в демократическом формате.
Впрочем, наш разговор с главным редактором ЛитАакценту Владимиром Панченко не ограничилось вопросами соответствия форматов.
– До недавнего времени привычным форматом литературной критики были печатные издания. Прежде всего – толстые журналы. В этом была своя логика, ведь критика также имела дело с печатной продукцией. Почему вы выбрали электронный формат?
– Проект ЛитАкцент начался в конце 2007 года. Я тогда сложил полномочия вице-президента Киево-Могилянской академии и хотел посвятить свое время литературном проекта. Мы готовили – и теперь делаем – этот проект в партнерстве с Киево-Могилянской академией и издательством Темпора. И действительно, сначала речь шла именно о журнале. Впрочем, вопрос: печатный журнал или интернет-проект – встал очень быстро. Вы представляете, какой инфраструктуры требует печатное издание? Куча сотрудников, массив технической работы, большое помещение, время на раскрутку … Сам подготовительный период мог длиться очень долго. Поэтому мы решили попробовать работать в Интернете. Теперь я считаю, что это было правильное решение. Особенно в современной ситуации. Мы не только имеем возможность выполнять большую работу небольшими силами, все это не просто оказалось дешевле и удобнее, – мы получили сразу прекрасную аудиторию, которая очень быстро расширяется, в основном молодую образованную аудиторию. Начинали в 2007-м из 100 – 130 посетителями в сутки, теперь наша посещаемость – 800 в сутки.
– Впрочем, любовь к печатному слову также удовлетворяют?
– Да, мы делаем бумажную версию – полугодовой альманах, в который входят самые интересные материалы основных рубрик сайта.
– Итак, успешный переход критики в электронный формат, можно сказать, состоялся. Скоро ли, по вашему мнению, ожидать такого же шага от объекта критики?
– Литература уже некоторое время существует в интернет-формате. Есть даже такое понятие – сетевая литература. Но я человек консервативна. Считаю, что книга потеряет или, возможно, изменит свою функцию, но останется навсегда. Когда возник кино, многие считали, что наступил конец театра. Однако этого не произошло. Так же, думаю, не произойдет и слитературой. Появятся специфические формы литературного, текстовой творчества, которые воспримут природу сети. Но это вряд ли станет концом для печатной книги. По крайней мере такая ситуация продержится еще некоторое время. Какой – не знаю. Теперь все меняется очень быстро. Я учился и начинал читать при керосиновой лампе. А теперь я редактор интернет-издания. Впрочем, читать предпочитаю все равно книги. Книга имеет много прелестей, которых для меня ничто не заменит. Для кого-то другого – возможно. А я – человек консервативен.
– То есть то, что нас привязывает именно к бумажной книжки, – это скорее эмоции, нежели рационально или экономически обоснованные вещи?
– Да, это то, что живет в душе человека, и с этим уже ничего поделать нельзя. Я никогда не пойму страстей, которые бушуют вокруг электронной версии того же текста, который я читаю в книге. Но это касается только меня. Впрочем, время все меняет. Возможно, изменит и это. Что касается литературы – я думаю, ее будущее все же будет связано с книгой. Пока что сетевая литература, насколько я вижу, – это такой себе тусовковий приколизм, эксперимент, что угодно, но не та литература, которой я стремлюсь. Впрочем, появляются литературные сайты с вполне приличной поэзией. Кстати, я считаю, что именно поэзия может выйти вперед на интернет-направлении. В Европе, говорят, поэтические издания идут на спад. Поэзия – вообще не очень удобный продукт для рынка, потому что у нее обычно нет какой стабильной аудитории. Но в Европе еще и сам характер поэзии меняется. У нас поэзия остается достаточно традиционным, спонтанной, в ней все еще много души. А там поэзия – больше игра, в ней больше ума, это своего рода шахматы. В этом, кстати, вижу наше преимущество. Потому этих спонтанности, эмоциональности требует душа, тем более та, которая попала в царство рацио. Если бы украинская поэзия активно переводилась, продвигалась, она могла бы иметь успех в Европе: там явно есть запрос на тексты-эмоции, тексты-переживания. Интернет – это возможность донести такие тексты к читателю, который в них нуждается. Поэтому поэзия, возможно, первый устаткуеться в интернет-пространстве.
– Вы говорите о довольно большую посещаемость сайта ЛитАкцент – тем самым констатируя интерес к литературной критики. Впрочем, бытует мнение, что, собственно, в критике теперь заинтересован только критик. Даже писатель – по крайней мере некоторые из них это утверждают – не интересуется критикой в собственные произведения. И критики, в свою очередь, кажется, больше интересуются собственным успехом у публики, чем произведением, о котором пишут.
– Ситуация не аж такая трагическая, как на мой взгляд. Да, иногда создается впечатление, что критика существует отдельно, а авторы и их произведения – отдельно. Но это только впечатление, – действительно – порой старательно поддерживают обе стороны. Но любовь хороша тогда, когда она взаимна. Иначе это уже не любовь, а мука. По моим наблюдениям, ситуация небезнадежна. У нас критики общаются, контактируют, дискутируют между собой, и многие писатели читают материалы за этими дискуссиями, а то и участвуют в обсуждениях. Есть несколько писателей, которых критика якобы не интересует. Например, так говорит Юрий Андрухович. Но он слишком старательно, как на человека, которому все равно, что о ней говорят, выстраивает собственный имидж и слишком внимательно следит за публикациями о себе. В свою очередь, скажем, Оксана Забужко не скрывает своей заинтересованности. Она следит за откликами на свои книги. Но одновременно она говорила – после выхода Полевых исследований …, – что ей интереснее читать русскую критику, чем украинский. Наши публикации, на ее взгляд, поверхностные, а там она наталкивалась на мысли, которые ему интересны.
– Не является ли эта этажность результатом того, что критика в наших просторах превращается в битву самолюбие?
– Это зависит от человека и его профессиональных качеств. Есть критики, для которых важен не текст, о котором они пишут, а они сами, красивые. Такой критик забывает об объекте и вообще все остальные, кроме собственного самолюбия. Человек просто любуется собой. А читатель не получает никакого представления о собственном книгу. Однако это вовсе не критика. Она своей миссии не выполняет. Она и называться должно как-то иначе. Ибо критика – это диалог с автором. И в этом диалоге, как и в любом другом, много зависит от интонации, от нравственной установки критика. Критик можетвыразить очень неприятные для автора вещи, но выразить так, что это автора не обидит, а поможет ему понять свои слабые места. Был у меня такой случай. Я заказал рецензию на новый сборник Неборака Марианне Кияновской. Бедняга – очень интересный автор, Марианна – очень интересный автор, эти имена представлять не надо. Однако ситуация оказалась неожиданной. Марианна написала рецензию, а потом говорит: Я не пришлю ее. Бедняга – классный поэт, я его очень уважаю, но этот сборник слабая. И я об этом написала. Но имею ли я право выходить с этой оценкой на люди? Я тогда настоял, чтобы рецензия была опубликована. Потому что был уверен в том, что этическая интонация в ней правильная. А написать то, что считает нужным, критик должен. Важно, наконец, не что написано, а как. Со злобой, завистью, желанием продемонстрировать себя, разрушить авторитеты? Ли с сочувствием и спивдуманням? Этот – этический компонент – чрезвычайно важен. Спивдумання в противовес самоутверждению. Идеальный критик – Иван Дзюба. Читать его – сама сладость. Он так безупречно пишет – и стилистически, и аналитически – что тот, кто его читает, не может не втянуться в это письмо.
– Но есть другой взгляд на критику – как на разновидность эссеистка, которая сама собой – самодостаточное произведение. Нынешнее поколение критиков, кажется, тяготеет именно к такому типу текстов.
– Всегда есть разные точки зрения на одни и те же явления. Действительно, иногда критик, писал, создает собственный текст, собственную реальность, считая, что ничем не обязан текста, к которому апеллирует. Он претендует только на то, что его собственный текст может быть интересно прочитан сам по себе. Наконец, Шевелев, которого я очень люблю, – относится к этому направлению критики. У него почти нет тяжелой терминологической оружия, кондовой литературоведческой лексики. Это эссеистка. В одной своей статье он написал балак – по-ученому дискурс. Он легок в чтении, тонкий иронист, и при всем том он многое открывает в тексте. Скажем, никто лучше и точнее не написал о Моисее Франко. Это еще один идеальный критик, но совсем другого плана, чем Дзюба.
– В вашем рейтинге ЛитАкцент года вы ориентируетесь, кажется, именно на профессионального критика. Но для массового читателя имена ваших экспертов немного говорят.
– Во-первых, понятие массовый читатель – условность, когда речь идет о наших обычные для Украины тиражи в две тысячи. А что касается наших экспертов, то среди них есть несколько имен, очень известных читателю. В нынешнем году это Неборак и Дубинянская. А критики, которые входят в совет экспертов, также известные в своем профессиональном кругу. Это для нас принципиально, – этот рейтинг является именно профессиональным. Эксперты меняются каждые два года. Когда я формирую группу, для меня важно, чтобы это были разные люди – по возрасту, вкусами, опытом, средой. Чтобы мы не были людьми одного плана.
– Не много книжных рейтингов для такого скромного рынке?
– То, что они есть, – это хорошо. Мы пришли к мнению о рейтинге через год после появления проекта и, я считаю, заняли свое место. Сейчас действительно стоимостных рейтингов не насчитаете больше, чем пять-шесть. И все они разные по принципу. Книга года охватывает огромное количество печатной продукции и отмечает не так автора, как издательство. То есть, фактически, это рейтинг издательств. Рейтинг Би-би-си имеет другой принцип. Здесь отмечаются автор и его книга, но эксперты – публичные люди, которые иногда читают книги. Здесь доминирует элемент шоу, а критерием становится то, что связано с рецепцией книги, а не с ее художественной сущностью: яркость, своевременность, успешность. У нас – третий подход. Профессиональный. Мы также отмечаем автора, но у нас эксперты – специалисты, которые постоянно имеют дело с книгами как ученые, критики, преподаватели, писатели.
– Среди ваших номинаций, кроме обычных, которые охватывают художественную литературу и литературоведение, есть номинация Золотая пузырь. Кажется, это изюминка вашего рейтинга?
– Золотая пузырь действительности воспринимается с большим интересом. Мне иногда приходится напоминать, что у нас, кроме Бульки, есть еще и положительные номинации. В этом году в коротком списке были Люко Дашвар Рай.Центр и Олесь Ульяненко Женщина его мечты. Мы решили в пользу Люко Дашвар. Нам не хотелось, чтобы наше решение относительно книги Ульяненко воспринималось как продолжениескандала с НЭК. Но обозначить, что эта вещь, вне вопросами общественной морали, не стоит серьезного разговора именно как литературное произведение, – мне кажется, было нужно. Авторы-лауреаты Бульки реагируют на присуждение этой премии по-разному – кто-то обижается, кто относится сдержанно. Обычно, правда, в свою награду не приходит никто. У меня есть намерение к какой годовщины рейтинге сделать галерею Золотых пузырей, которые отказались получить лауреаты. Иногда мне говорят – вот вы своей пузырем достигаете противоположного эффекта. Назвали Карпу или Люко Дашвар – и их немедленно побежали покупать и читать. Потому что антиреклама – это тоже реклама. Да я не против того, чтобы их покупали! Не в том смысле рейтинга. Мы не можем игнорировать этих явлений в литературе, потому что именно в этом и состоит наша задача – анализировать все, что в ней происходит, и давать пусть субъективные, однако профессиональные оценки.
Зеркало недели

Лидер «России молодой» подал в суд на главреда The New Times

Лидер движения Россия молодая, депутат Госдумы Максим Мищенко подал в Тверской суд Москвы иск о защите чести, достоинства и деловой репутации против главного редактора журнала The New Times Евгении Альбац. Об этом сообщает Лента.ру со ссылкой на Интерфакс. Сообщается, что Мищенко требует взыскать с Евгении Альбац один рубль и опубликовать опровержение.
Поводом для судебного разбирательства стала статья под названием Наци на марше, автором которой является Евгения Левкович. Она была опубликована в номере журнала The New Times от 9 ноября 2009 года. По словам Екатерины Акатьевои, руководителя пресс-службы России молодой, в этой публикации ложно утверждается, что лидер России молодой депутат Госдумы Максим Мищенко курирует националистические организации.
В статье, в частности, говорится, что Мищенко является куратором движения Российский образ. Екатерина Акатьева отметила, что эти сведения не соответствуют действительности. По ее словам, они могут зплямуваты честь и достоинство Максима Мищенко. Госпожа Акатьева сообщила, что через опубликованную информацию Россия молодая стала мишенью для экстремистского движения Антифа. Она напомнила, что после публикации антифашисты совершили нападение на московский штаб организации.
Евгения Альбац уже прокомментировала заявление пресс-секретаря России молодой. Она заявила, что никакого уведомления из суда мы не получали. При этом Альбац напомнила, что в статье есть цитата Максима Мищенко, где он сам дает опровержение. Чего он еще хочет, я не понимаю, – отметила главред The New Times.