Категория: Пресса

Юлия Мостовая: «Журналистика в Украине умирает»

  «Спецкор» Своими тревогами за судьбу журналистской профессии в Украине заместитель главного редактора издания Зеркало недели поделилась с днепропетровскими коллегами на пресс-клубе в областном филиале НСЖУ. Ю. Мостовая поремствувала по поводу того, что в последнее время журналист все больше превращается в пиарщика, который стоит на службе у конкретного заказчика. Журналистика в Украине умирает – считает Юлия Владимировна и объясняет:
    – Существует очень большая разница между разведчиком и контрразведчиком. Такая же отличаются журналист и пиарщик. Журналист – это шпион от общества во власти. Он не имеет права скрывать информацию, которую там добывает. Журналист должен вооружать общество информации, способной помочь людям сделать выбор, жить, развиваться. Пиарщик – это совсем другое дело, ведь у него совершенно противоположные задачи – закрыть объективную информацию от общественности, какой бы сфере она не касалась. Так вот, к сожалению, именно пиар и заменил в Украине журналистику.
    Это произошло как раз на фоне радостных реляций по поводу победы в Украине свободы слова – замечает Ю. Мостовая.
    По ее мнению, административная цензура, расцвет которой в стране пришелся на 1998-2004 гг. (Темники, четкие установки относительно определения тем и людей, о которых можно говорить, а о каких – нет, и как именно это следует делать) – уже ушла в небытие. Но вместо нее пришла другая цензура – долларовая. Итак, сначала, как высказалась Мостовая, было равнение на Ленина, затем – на Кучму, а сейчас – на Франклина, который изображен на стодолларовых купюр.
  Такое положение вещей Мостовая считает найбезчеснишим, ведь при админцензури журналисты еще могли оправдываться страхом потерять работу, сейчас же голвним мотивационным фактором во многих сотрудников СМИ стала их прожорливость и только. И кризис тут ни при чем.
  Так как сейчас к руководству страны пришли представители бизнеса первой волны, то есть чрезвычайно состоятельные люди, произошла определенная попсализация общества, и снизился уровень требований к средствам массовой информации, а это повлекло их профессиональную деквалификацию – делится своими соображениями Мостовая.
    По мнению замредактора газеты, журналисты, желающие искать эксклюзивную информацию, сейчас является редкостью, а журналистское расследование – вымирающим жанром, что можно расценить как трагедию.
    При этом она сравнивает многочисленные ток-шоу на политическую тематику с нагиевськимы окнами: если раньше не было прямых эфиров, то сейчас это стало модой, но в таких дебатах обществу никто не помогает разбираться, где звучит правда, а где – ложь. Журналисты, по Мостовой, как санитары леса, должны нести за это ответственность и предоставлять информацию, которая бы способствовала зрителю распознавать зерна от плевел. Теперь же журналисты производят впечатление обычных наблюдателей за тем, кто кого перегавкае.
  Журналисты, потеряв свою ответственную миссию, пошли на поводу у политиков – заключает Мостовая.
  Если раньше политики старой закалки начинали свой день с чтения серьезной прессы, качественных масс-медиа, то сейчас те, называемых представителями новой школы, начинают и заканчивают просмотром Таблоиды на УП – даже не самой Украинской правдой – констатирует журналист Зеркала недели.
  Еще одной важной проблемой современной журналистики Юлия Мостовая считает невыполнение функции прихода в политику новых лиц.
  – Вокруг только те, которых принято считать самими рейтинговыми, функционирующих по принципу чем темнее ночь, тем ярче звезды, – говорит Мостовая. – В то же время все говорят о необходимости появления новых лиц. Но что же для этого делаем мы, журналисты? Мне кажется, что на самом деле очень мало. Потому что не выявляем тех жемчужин, самородков, которые выжили и остались в нашей стране.
    Это задание выдается Мостовой особенно актуальным в свете тех серьезных ранений, которых, по ее словам, понесла украинская нация: с расстрелянным поколением в 20-х годах прошлого века был поврежден ген совести; убийство людей, которые чего достигли трудом на земле, нанесло разрушения гена трудолюбия, с гибелью во Второй мировой войне воинов-смельчаков (независимо от того, кто в какой армии воевал), не прячась за чьи-то спины шли на пули – в украинцах зашатался ген отваги, потом были испорчены гены языка и самоидентификации – советская система вытравливали их концлагерями, тюрьмами и сумасшедшими. А дальше – тех, кто был на 5 см выше других в своих интеллектуальных или управленческих качествах – выдергивали в Москву. Очередную волну потерь Украина испытала с открытием границ.
  – Вот насколько важно, чтобы в нынешней Украине могли прокладывать себе дорогу и выбираться на поверхность те самородки, кто живет не категориями денежного вознаграждения и лояльности, а имеют свои принципы, убеждения, ум, стратегическое видение, ответственность, профессионализм. Но очень мало кто в этом заинтересован. На мой взгляд, мы, журналисты, должны уметь находить таких людей, ибо они же есть и сейчас пербувають где-то на втором, третьем, четвертом или каких еще уровнях. Эти люди так нужны стране.
    С другой стороны, продолжает Мостовая, люди, занимающиеся рейтингами, сигнализируют: если с экранов исчезают старые лица, то в каналов падает популярность. Так вот журналисты должны найти форму, при которой новые лица были бы интересны для той публики, которой они их открывают.
  – А как вообще этим людям пробиться в медиа, где секунда рекламы стоит 1000 $? – Задается вопросом Юлия Мостовая. – Это огромная редкость, когда на телевидении случаются непроплаченных сюжеты. У меня вопрос: как человеку, не разворовали страну и не продалась олигархам, достучаться до общества через наши медиа? Такой возможности не существует. Все говорят: кризис – нужно зарабатывать …
    Спецкор
   

Съемочную группу телеканала «Россия» задержан в «Борисполе» за антиукраинскую пропаганду?

  В киевском международном аэропорту Борисполь 18 сентября была задержана съемочная группа телеканала Россия, сообщает Lenta.ru со ссылкой на РИА Новости.
    Как рассказал оператор Игорь Белокопытов, журналистов допросили, обыскали, а потом объяснили, что въезд на территорию страны им запрещен за лживую информационную пропаганду против Украины.
    Оператор Игорь Белокопытов участвовал в съемках фильма Аркадия Мамонтова Свой – чужой об участии граждан Украины в августовской войне 2008 года в Грузии. Напомним, что этот фильм Минобороны Украины назвало провокацией. Опровержение информации из этого фильма было одним из условий разрешения на вещание в Украине канала РТР-Планета (международная версия России).
    Сейчас съемочная группа Аркадия Мамонтова ехала в Украину для съемок нового фильма. Самого господина Мамонтова в составе группы не было, он намеревался прилететь в Киев позже.
    Хроника
   

«Интер +» закодируйте спутниковый сигнал на время футбола

  Сегодня, 18 сентября, в 17:00 сигнал телеканала Интер + будет закодировано в связи с трансляцией матчей чемпионата Украины по футболу. Для получения права доступа Интер + рекомендует обращаться к компании Торсат.
    Как пояснил ТК директор Торсат Анатолий Сальник, сигнал кодуватимуть на время трансляции футбольных матчей – таково условие правообладателей на чемпионат Украины по футболу. Мы планируем кодировать только на период трансляции футбольных матчей на то время, которое нам обеспечит провайдер спутниковой емкости. А потом будет видно – может, мы его закодируйте и в дальнейшем, – сообщил он.
    Интер + – международная версия телеканала Интер. Начал вещание 13 января 2003 года. Сигнал основном в открытом доступе распространяется с пяти спутников: Sirius 2, LMI 1, Atlantic Bird 1, NSS 6, Optus B3.
    Хроника
   

Леваки и эстеты военного времени на Венецианском кинофестивале

  Зара Абдуллаева, «День» Венецианский фестиваль является, как известно, частью биеннале современного искусства, однако связь между кинопрограмма и выставками, как правило, не актуализируется ни кураторами, ни отборщиков. Между тем лозунг нынешней биеннале Создавая миры – слишком обтекаемое и необязательное – подошло бы и для концепции Мостра (такая традиционная итальянская название фестиваля). Двадцать пять картин в основном конкурсе – амбициозная и нереальное количество для интересной, или хотя бы качественной программы, в которую затесались профнепригодны, пустые или удивление трэшевые картины, независимо от того, то сняты они египетским дебютантом, то классиком Жаком Риветта или когда модным японцем Цукамато. Но, конечно, не они определяли страсти на острове Лидо, где проходит фестиваль.
    Марко Мюллер, президент венецианской Мостре, любит неожиданности, то есть необъявленные заранее фильмы, о которых журналисты узнают только в зале перед просмотром. Так он выстраивает фестивальную интригу – на случай, если не каждому режиссеру удается продемонстрировать на экране свой мир, более или менее уникален. В этом году Мюллер приготовил два или даже три неожиданности, не имевших в жюри никакого успеха. Два фильма Вернера Херцога в конкурсе – плохой и хороший – конечно, местное ноу-хау. Говорили, что этому режиссеру-трудоголику обеспечен приз за вклад. Увы. Ни Плохой лейтенант – неудачный римейк известного фильма Феррари с Николасом Кейджем, ни странная картина Сын мой, сын мой, что же ты натворил? НЕ удостоились внимания. С Плохим лейтенантом понятно. Смотреть после большого Харви Кейтель в роли грешника и кокаинист на Кейджа, который с большим рвением изображает наркомана и психопата, – невыносимы и, главное, бессмысленные пытки для зрителей. Именно для тех, кто не забыл фильм Феррари. Зато Сын мой, сын мой, что же ты натворил?, Снятый на студии Дэвида Линча, является фильмом, который перенял образные замашки американского визионера (вроде карлика на снегу), вполне мог претендовать хоть на какую награду. Это история преступления в пригороде Сан-Диего, но преступления, оснащенного глубинной мифологической подкладкой. Сыночек (великолепный Майкл Шеннон) убивает свою мать после того, как побывал в Перу, где у него поехала крыша, а до того успев прорепетировать роль Ореста в любительском театре. Эти события свели его с ума: теперь он видит бога на банке кофе и слышит его голос, теперь он не отличает мир античной трагедии от персонажей американской глубинки. Два часа полицейские пытаются вытянуть убийцу из дома, но пока это им не удается, детектив (Уиллем Дефо) берет показания у подружки преступника (прекрасная Хлое Севиньи) и режиссера Орестея (Удо Кир). Их воспоминания становятся путешествием в безумную и очень конкретную реальность, пронизанную страхами, страусами, фламинго, ужасом, зависают между древним мифом и демифологизованою одноэтажной Америкой.
    Всем известно: политические, социальные интересы – территория Берлинского кинофестиваля. А венецианская Мостра – площадка для художественных парадоксов, или эстетических упражнений. Но ситуация резко меняется. Глобальный кризис: финансов, идей, политики и искусства – сместила акценты даже в фестивальном гетто. Вдруг дошло, что без политического активизма, социальной ностальгии, или критики почти любое кино – если не рассчитывать на гениев – обречено на Внутрицеховые печали и радости. Неслучайно на Мостре-66 внимание журналистов, жюри и публики сосредоточилось на идейной позиции режиссеров независимо от их эстетических достоинств. Картина Тодда Солондза Жизнь в военное время (приз за сценарий) – саркастическая комедия американского интеллектуала – продолжает истории персонажей его давнего дебюта Счастье, однако теперь эти истории надорванные настроением после 11 сентября. Режиссер, конечно, не допускает никаких прямых ассоциаций. Хотя едкие и несколько здравомыслящие сценки из жизни трех сестер, которые болтают о личных проблемах, спасают преступников, переживают любовные свидания, в то время как муж одной из них сидит в тюрьме за педофилию, а ее ребенок задает маме вопрос, чем насильники отличаются от террористов, полные воинственных столкновений. В остроумных диалогах, в страхах и чувствительной смущения героев то и дело звучит заклинание: свобода и демократия, простить и забыть. В такой неразрешимости личных забот, надежд и страхов появляется миниатюрный портрет общества в панике, живущей в военное время.
    было, что Майклу Муру с его фильмом Капитализм: история любви ничего не светит. Не только потому, что Венецианском фестиваля не подобает подтверждать товар, использованный в Канне (Золотая пальмовая ветвь за Фаренгейт 9 / 11). Мур, конечно, для Венеции очень простецки режиссер и беззастенчивый популист. Но эта важная картина напоминает, раздражая снобов, не только об известных язвы капитализма, о том, что богатые богатеют, обдирая бедных, но – как ни странно – о величии Америки, несмотря на происки банкиров и финансистов с Уолл-стрит. Муру забрасывают прямолинейную публицистику, однако когда он показывает тетку, которая узнала, что победил Обама, к горлу комок подходит. Мура ругают за примитивные выходки, когда он объезжает банки, требуя вернуть деньги обманутых вкладчиков, или когда обматывает лентой bank of America со словами место преступления, или когда монтирует кадры из голливудских фильмов про Древний Рим с новейшей хроникой. Но когда он рассказывает о неудачной вторую поправку к хартии о правах человека, средний американец ощущает себя менее униженным. Когда Мур доходчиво объясняет механизмы каких-либо дериватов или то, как строятся пресловутые пирамиды, прочищается сознание простых зрителей, которые, поскольку такая незарозумила и нечорнушна критика возможна, верят в свою страну, а не … в социализм, к которому автор отнюдь не призывает, убеждая всего лишь в необходимости государственного контроля над нарванимы финансистами. В Венеции пришлось услышать, что в России не стоит показывать этот фильм, поскольку он закалит распространены в нашем климате антиамериканские порывы и утеплить лицемерную ностальгию по социализмом (наши СМИ раздуют именно эту тему). А я думаю, что как раз наоборот. Документальный агитпроп – жанр почтенный и в переломные исторические времена его роль переоценить невозможно, если только не искажать намерений режиссера.
    Политическая ангажированность – под видом критики бывшего президента Америки – оказалась в совершенно другом фильме: К югу от границы Оливера Стоуна, большого ненавистника Буша, но сторонника Уго Чавеса, который – наряду с менее одиозными латиноамериканскими президентами – стал его героем. Американские медиа, разоблачали Чавеса, венесуэльского Гитлера, Стоуну очень не нравятся. Зато сам Чавес, прибывший в Венецию с толпой охранников, ему по душе. Он охотно снимает, как он катается на чужом велосипеде, как, сломав его после минутной съемки, спрашивает, кому за этот велик заплатить. Стоун с радостью изображает венесуэльских бедняков, охваченных пламенной любовью к диктатора, и его самого, обличающий американцев, которые хотят местной нефти. А с боливийским президентом Стоун разбирает преимущества бледных и темных листочков коки для отборного кокаина и вместе с ним их пожовуе. Но идея свободы, за которое боролся Боливар, имя которого по-иезуитски вспоминает Чавес, в этом фильме становится карикатурным приемом антиамериканского документалиста. На пляже вблизи фестиваля я случайно познакомилась с венесуэльской актрисой, эмигранткой, проживающий в Риме и которая сбежала от режима Чавеса. Его действительно народ, объединенный ненавистью к Америки, обожает, хотя не имеет ни работы, ни средств к существованию, удовлетворяя повседневные нужды речами, которые ему вдалбливает.
    На главный приз – Золотого льва – был обречен Ливан Самуэля Маоза, дебютанта и участника первой Ливанской войны, – военной драмы, в которой режиссер бескомпромиссно отдался одном приема. Эффектном и минималистский. Действие происходит исключительно в танке, где четверка двадцатилетних бойцов, истощенных страхом, отчаянием и неготовых к военным будням, стараются не только выжить, но и дать совет своим чувством, с безумием, что нагрянули от безвыходного абсурда, от вимордованого сирийского пленного, от приказов командира , от трупов, крови, бомбардировки и зачисток. Камера оператора установлена в танке, и все события за его пределами мы видим сквозь оптический прицел. Ощущение невыносимой клаустрофобии, что выжигает сознание танкистов, передается и зрителям. А картины разрушенных домов, мрачных и опасных ночных дорог, истошный крик женщины, потерявшей ребенка, мы, как и герои фильма, видим сквозь прицел, не предусматривающий никакой дистанции. Наоборот, военная реальность, отчуждена прицелом, становится еще более беззащитной и ближе. При всем этом сильный и осмысленный прием режиссера, который отказался от истории, погрузил нас в психологическое состояние молодых людей, не лишен все же однообразия. Особенно это очевидно в сравнении с известным израильским фильмом Вальс с Баширом, снятым на ту же тему с виртуозной и радикальной пластичностью.
    На приз за режиссуру имели полное право несколько фильмов. Господин Никто Жако Ван Дермаеля, бельгийского режиссера, который снял эту картину по-английски, – образец настоящего, а не вымученной авторского воображения, пластической мощности и содержательной тонкости. Герой Джареда Лето проживает в разном возрасте (от мальчика, который предсказал будущее, до пожилого человека, последнего смертного на земле в конце ХХI века), пишет роман, в котором представлены различные версии длинного причудливого жизни. Это фильм о выборе, сомнения, случайность и … о времени, изображен здесь в самых разных ликах и образах: от реалистических юношеских мечтаний, семейных травм к путешествию на Марс. О времени – как суть кино.
    Фильм каннского любимца – филиппинца Мендозы – Лола, снятый будто под документ (но его реальность вовсе не сырая) и с потрясающими по органикой актерами мог также претендовать на этот приз. Минималистский стиль и удивительно человечная история (в отличие от прежних картин Мендозы) о двух бабушек: внук одной из них случайно убил внука другой (преступление не показан) – жюри не соблазнили. На похороны у одной бабушки нет денег. Бабка убийцы также бедна, однако собирает деньги, чтобы ее внука отпустили под залог. Сначала ни о каком примирении стареньких не может быть речи. В финале они встречаются, чтобы обсудить примирения, однако делятся своими недугами, как давние подруги. После суда расходятся в разные стороны, как две незнакомки. Одна должна еще похоронить, другая ведет своего внука домой.
    Но никто из наблюдателей не ожидал, что приз за режиссуру получит Ширин Нешат, известная иранская художница, живущая, впрочем, в Европе и Америке, практикует в видеоарта, и чьи произведения выставляются в самых престижных музеях современного искусства. На этот раз она дебютировала в кино большого стиля, сделав экранизацию романа Шахрнуш Парсипур, проживающая в США, Женщины без мужчин о политических событиях 1953 года, что погубили демократические преобразования в Иране. Наверное, член жюри Лилиана Кавани не могла не оценить феминистскую сагу о четырех женщин, одна из которых страдает из-за неудовлетворенных прозападные настроения и потерянную любовь, вторая сочувствует леваком, которых разгромили сторонники шаха, третий не выносит жизнь в борделе, откуда бежит и умирает, а четвертая, хоть и зажата в тиски традиционных ценностей, открыта и для новых горизонтов в личной жизни и социуме. Нешат, отказавшись от стратегии актуального искусства, в котором она преуспела, решила снять традиционный, рыхлое, однако социально актуальное кино. Ведь об этом периоде иранской истории, как она призналась на пресс-конференции, мало кто знает. Поэтические, порой очень красивые кадры, она неумело монтирует с реалистичными эпизодами, в которых демонстрирует картонных политических активистов, павших жертвами за идею, и вечеринки интеллектуалов, цитирующие Кафку и Сартра. Так или иначе, но этот высокопарный с непродуманным сценарию фильм об упущенных исторический шанс Ирана показался жюри достойным награды. Так же странно выглядело и награждения Ксении Раппопорт за лучшую женскую роль в слабенький, но претензионном дебюте Джузеппе Капатонди Двойной время. За актрису мы очень рады, однако было бы нечестно не упомянуть первоклассно сыгранную роль Сильви Тестю в австрийском фильме Лурд (приз ФИПРЕССИ), где она сыграла парализованную паломниц к святому для католиков места, сподобившись на чудо исцеления, хотя и недолгая. Приз за главную мужскую роль предрекали Колину Ферту в дебютной экранизации известного дизайнера Тома Форда романа Кристофера Ишервуда Единственный. Костюмчики, рубашки и туфли героя Ферта, профессора английской литературы в американском университете, действительно очень хорошие. Да и Ферт со всей утонченностью беспутной обаяния правдоподобно засекречивают нас в страдания своего героя, который не вынес потери любимого, умершего от инфаркта. Да, они любить умеют, но фильм от этого интереснее не стало …
    Зато жюри проявило большую оригинальность, наградив совсем не фестивальное, но здорово сделанную мейнстримну картину Фатиха Акина (турка, родившийся в Германии, фестивального любимца) Душевная кухня – будущий хит немецкого, а может, европейского проката, снятый о греках, владельцев ресторанчика на окрестности Гамбурга, которые (они и ресторанчик) переживают множество перипетий в борьбе за выживание, за сохранение витальности и душевных, не говоря о кулинарных, усилий без всякой критики капитализма. И все же с ироничной брезгливостью по находчивых на первый взгляд богачей. Социальная определенность этого фильма близка каждому простолюдина, а художественная простота, обеспечена трудоемкой мастерством, и потрясающий актерский ансамбль развеивают миф о непроходимую границу между кино для обычных зрителей и высоколобых, которым ничто человеческое – в смысле способности к живой реакции – время также не чуждо.
    Ну, а, по сути, средний уровень Мостра-66 подтвердил-таки общие кризисные умонастроения. Надежда, как и раньше, на стихийных одиночек. И в кино – тоже.
    Зара Абдуллаева, специально для Дня, Венеция-Москва-Киев
    Фото – http://www.day.kiev.ua/
     

Политика развлечения и развлечение политикой

  Маша Томак, Елена Рябец, «День» В первых числах сентября на украинском ТВ стартовал новый сезон. Зритель уже успел оценить некоторые новые (а иногда хорошо или даже не очень хорошо забытые старые) телепродукты. А мы попробуем поговорить о том, что нам еще предстоит побачити.Звисно же, не обошлось без очередных тележуйок, всевозможных развлекательных, юмористических и информационных программ. Плюс – программы-расследования, телевизионщики любят называть социально ориентированными, хотя, как правило, они весьма далеки от социума, однако приближенные к уголовной хроники, и, как ни парадоксально, их следует скорее относить к развлекательных, чем к социально ориентированных жанров. Перечисленная продукция – константа украинского эфира. Впрочем, так же, как и уже хорошо знакомый нашему зрителю формат политических баталий, который считает нужным добавить к своей программной сетки каждый канал, который себя уважает. Особенно накануне выборов.
    Именно к развлечениям и политики сводится абсолютное большинство новинок осеннего телесезона. Жаль, что среди них опять не нашлось места для более серьезных программ. Судя по всему, такого рода продукцию украинский телезритель увидит в эфире не ранее 2015 года. Именно с этой датой представители СНБО, Нацсовета, Гостелерадио, медиарынка и общественных организаций связывают возможное появление в Украине общественного вещания. Об этом недавно заявил Степан Гавриш, замсекретаря СНБО, подводя итоги заседания СНБО, посвященного внедрению общественного и цифрового вещания, передает Хроника. Поэтому стоит быть готовым к тому, что в течение следующих шести лет нам все еще придется довольствоваться Букины вместе с пустосливнимы речами политиков. Если, конечно, политика владельцев телекомпаний и телеменеджеров не изменится. Что, к большому сожалению, маловероятно.
    Итак, несколько слов о новинках на украинском ТВ.
    Телеканалы традиционно не обошли вниманием любителей мыльных пузырей, запустив в эфир продолжение сериалов и ряд премьер. Пальма первенства в прокрутке сериалам принадлежит телеканала Интер, перечень премьер которого состоит из шести наименований.
    Своему курса на всеобщее веселье не изменяют и Плюсы. Юмором на канале в этом сезоне заведуют Сергей Чекалкин, Дядя Жора, Бурым-Бурым и Юрий Горбунов и программа Говорит и показывает Украина. Имя нашей страны фигурирует в еще одном проекте 1 +1 Я люблю Украину. Если вы подумали о просветительскую программу – забудьте! В этой так называемой патриотической программе ее участники развлекать и развлекаться, проверяя свои знания об Украине под наблюдением Лидии Таран и признанных патриотов Потапа и Насти Каменских.
    Но подобные программы является скорее второразрядным сравнению с крупными талант-проектами, в какие каналы вкладывают весьма значительные средства. В этом сезоне на экранах появятся Танцую для тебя-3 (1 +1), музыкальный проект ТРК Украины Народная звезда (главным критерием отбора в котором, по словам организаторов, будет умение петь, а не внешние данные). СТБ заявляет одновременно о двух крупных проектах: Танцуют все-2 и Украина имеет талант-2!, Которая появится весной следующего года. А Фабрика звезд-3 станет главной статьей расходов для Нового канала.
    Едва не единственной познавательной программе станет Фактор безопасности на 5 канале, созданный совместными усилиями Государственного комитета телевидения и радиовещания Украины и Государственной таможенной службой при поддержке Центра информирования и документирования НАТО в Украине. Телепрограмма транслироваться еженедельно на 5 канале. Как сообщает пресс-служба Госкомтелерадио, цель проекта – показать, чем живет НАТО, какие задачи ставит перед собой, какими нормами и стандартами руководствуется, а также повысить уровень знаний общества относительно НАТО.
    Жанр журналистского расследования пытаются приручить каналы 1 +1 и ICTV. В эфир уже вышел новый проект Телевизионной Службы Новостей и Сергея Швеца ТСН-стоит, который можно отнести к вышеупомянутой категории программ, где серьезный жанр журналистского расследования нивелируется до уровня развлекательности. В свою очередь, еженедельную программу подобного формата Страна имеет разума. запустила продакшн-студия Константина Стогния Жара.
    Что касается государственного телевидения, то здесь главной сенсацией станет появление в эфире футбольного шоу с Савиком Шустером, который, впрочем, не исчезнет и из политического эфира ТРК Украина.
    Савик Шустер и его новая студия, по мнению руководства ТРК Украина, не удовлетворяет политический голод зрителя. Поэтому 24 сентября в 22.20 состоится премьера еженедельного общественно-политического ток-шоу Готов отвечать, созданного по оригинальным форматом, разработанным совместно с BBC. Канал сообщает, что съемки будут проходить в крупных городах Украины: запись первой программы состоится в Одессе, дальше будут также введены в действие Киев, Донецк, Днепропетровск, Львов, Ужгород и Харьков. Ведущей программы станет Оксана Зиновьева. Готов отвечать создаваться при активном участии аудитории, представители которой смогут лично задавать вопросы, которые их волнуют, гостям студии – политикам и общественным деятелям.
    этой неделе стало известно о новом проекте Евгения Киселева, который, помимо телеканала ТВi, появится на Интере и с 25 сентября по пятницам в 21:30 размышлять о большой политике в одноименной программе Большая политика с Евгением Киселевым – вместо Свободы на Интере .
    ICTV также работает над созданием новой политической программы в формате теледебатов, подробности которого пока не разглашаются. Первый Национальный канал также молчит о новом праймовое политическое шоу. Появится ли на Плюсах политика – также неизвестно.
    Накануне выборов в эфире 5 канала продолжать работу три политические ток-шоу: Я так думаю с Анной Безулык, Майдан. Лидер нации и 5 копеек. Кроме этого, канал уже запустил информационный марафон Время выборов. СТБ и Новый от политики предпочли абстрагироваться вообще.
    День поинтересовался мнением экспертов по изменению информационного пространства в условиях выборов президента, надвигающихся и их впечатлениями о новом сезоне телеэфира?
    Комментарии
    Михайлина СКОРИК, член комитета Киевского независимого медиа-профсоюза:
  – Программы и сериалы, зрителям показывают с началом нового сезона, имеют все признаки телевидения периода кризиса, осложненного предвыборным время. Это пора ремиксов на заезженные темы, кадровые ротации, ограниченных производственных бюджетов, большого давления политических денег. Пока руководители телеканалов сделали ставки на проверенные эфиром форматы, запуская продолжение звездных шоу, программ, журналистских расследований, развлекательных, юмористических, кулинарных проектов. Студия 1 +1 раскручивает третий сезон Танцую для тебя, СТБ продолжает Танцуют все-2 и второй этап шоу Украина имеет талант, Новый запускает очередную Фабрику звезд. ТРК Украина украшает эфир еще одной – четвертой – программой со словом звезда в названии. Проект звучит банально – Народная звезда, хотя именно шоу обещает быть грандиозно всенародным, конкурируя с похожими детищами каналов-конкурентов.
    Учитывая приближение выборов, продлен эфир Свобод – на ТРК Украина и ICTV. Каждая из команд работает над освежения содержания и формы телевизионных клонов. Время покажет, оценят их находки зрители. Наконец, удачное начало Я так думаю с Анной Безулык на 5 канале показало, что за лето украинского соскучились по многословными дебатами своих политиков в прямом эфире.
    Поскольку сезон едва начался, не все продукты, которые собираются закупить телеканалы, попали в программу телепередач. Например, еще нет ежедневного медицинского шоу Настоящие врачи, пилотные выпуски которого снял продакшн Фильм.UA для 1 +1. Нет новых политических проектов, которые, видимо, появятся ближе к выборам, поскольку каждый из каналов рассчитывает поживиться за счет партийных бюджетов. Насколько яркими они будут? Практика показывает, что большие деньги достанутся не всем. Штабы кандидатов в президенты предпочитают идти путем прямых договоренностей с владельцами или через пакетное приобретения лояльности канала до того или иного претендента. За счет этого хвалебные сюжеты вытесняют из эфиров критику, уменьшается бдительность журналистов, что в результате лишает зрителей критических дискуссий, полных и объективных новостей и настоящих дебатов между главными кандидатами на президентское кресло.
    Илларион Павлюк, продюсер студии 07 Продакшн (Интер):
    – Несмотря на кризис, в эфире телеканалов много чего нового. Возможно, даже не нового, а, так сказать, хорошо забытого старого, однако на новый лад. Что касается политической ситуации в стране, то она на руку и в интересах политических ток-шоу. Понятно, что у этого формата будут большие рейтинги, по сравнению с другими программами.
    Николай Малуха, журналист:
  – В условиях финансового кризиса, определенной заангажированности и неперебирливости телеканалов, высокой политической конкуренции увеличится количество второсортного политического продукта. Я очень сомневаюсь, что авторы этих продуктов будут ставить своей целью поиск истины. Это будет политическая трибуна, скорее даже зона абсурда для объявления часто неадекватных идей наших политиков.
    Маша Томак, Елена Рябец, газета День
    Фото – http://www.day.kiev.ua
     

Организованный хаос

  Игорь Лосев, газета «День» В начале прошлого века классикой путчистського жанра был захват телефонной станции, телеграфа и вокзалов. В конце века эти учреждения явно девальвировались в глазах мятежников всех мастей. Теперь главное – взять под контроль телецентр. В момент свержения режима Чаушеску в Румынии самые ожесточенные столкновения в Бухаресте происходили за здание национального телевидения. Люди, которые успели пожить в СССР, еще помнят, как 19 августа 1991 их кормили на всех телеканалах бесконечным Лебединым озером. Но путчисты недооценили важность качественного наполнения захваченного всенародного ящика, блестяще продемонстрировав свою некомпетентность и устроив пресс-конференцию в прямом эфире, где в одних спасателей СССР тряслись руки, а в других – блудницу бегали глаза. Окончательно путчистов-неудачников добила юная журналистка, которая, по простоте душевной, спросила у почтенных дядей в президиуме: А вам не кажется, что вы совершили государственный переворот?
    целом, за исключением закоренелых демагогов, вряд ли кто будет отрицать, что в современном мире телевидение является мощным политическим рычагом, оружием, которое по своей эффективности приближается к оружию массового поражения. Поэтому ни одна полноценная государство не отпускает ТВ на своей территории в абсолютно свободное плавание. Везде есть какие-то формы контроля, какие красные флажки, какие границы и границы. Очевидно, характеризуя украинскую ситуацию, именно это имела в виду Оксана Пахлевская, когда написала: Но что могут отдельные газеты и журналы против телевидения, что стало лабораторией, в которой культивируются все токсичные посттоталитарной бациллы?
    Действительно, в Украине нет реальных механизмов, которые бы не позволяли отдельным телеканалам вести против страны фактически военную пропаганду, как точно выразился Александр Палий. Во время военных действий во многих воюющих армиях действуют специальные органы, задачей которых является психологическое разложение войск противника. В этом смысле нельзя сомневаться, что независимая Украина все эти годы находится в состоянии беспощадной информационной войны, ведущейся против нее. И здесь Украина оказывается беззащитной и беспомощной. Любые попытки защищаться блокируются заявлениями о демократии, о свободе слова, о открытость общества и т.д. А между тем Украина все глубже погружается в трясину организованного хаоса и неуправляемости, напоминая паралитика, который все видит, все понимает, но ничего не может сделать.
    Очевидно, что в информационной сфере Украины работают немалые деньги иностранного происхождения. Чтобы понять это, не нужно быть глубоким аналитиком. Особенно поражает полная неспособность государства влиять на те СМИ, которые непосредственно ему подчиняются (по статусу, по форме собственности и т.п.). На многих госканалах существует практика продажи эфирного времени политическим партиям и общественным организациям, после чего телевизионное начальство почему-то снимает с себя всякую ответственность за содержательное наполнение своего эфира, поскольку произошел акт купли-продажи и покупатель волен делать с приобретением все что угодно, не ограничивая себя ни моралью, ни Конституцией. На все претензии эти руководители (которые есть, между прочим, госслужащими) отвечают, что время закуплен партией или какой группой товарищей, и никто не смеет им указывать, что говорить и демонстрировать.
    К чему это приводит на практике, можно наблюдать в некоторых регионах, например в Крыму. Регулярно на государственном канале ТРК Крым выходит передача продолжительностью 50 минут, что называется Русский мир. Ее справедливее было бы назвать Антиукраинский мир. Это постоянные нападки на Украину, антигосударственные призывы, подстрекательство, типичная психологическая война. Особенно возмутило тех, кто стоит за этой передачей, что Украина смеет праздновать День своей независимости. Поэтому с особым смакованием крымчанам показывали безобразия местных пророссийских активистов, которые собрались возле здания Представительства Президента Украины в Автономной Республике Крым под лозунгами: Долой бандеровскую самостийность!, Долой бандеро-галичанскую незалежность и ее холопов!, Украина – раковая опухоль на истории и територии Руси!
    вдохновлял на подобные проявления первый заместитель председателя Верховной Рады автономии Сергей Цеков, который накануне праздника назвал 24 августа днем огромной трагедии.
    А обратись с вопросом к шефу государственной ТРК Крым, мол, почему предоставляете время откровенно антигосударственным силам, то он, скорее всего, ответит, что дело это коммерческая, как говорится, деньги – товар – большие деньги. Понятно, кто и почему прилагает колоссальные усилия к дестабилизации ситуации в Крыму, но почему в этом участвует сама украинская государство в лице своих телекомпаний? И какова здесь позиция Госкомитета страны по телевидению и радиовещанию, Национального совета?
    На фоне уличных беспорядков украинофобов, которые бережно сопровождаются телекамерами, почти невинно в эфире этой ТРК выглядел непременный и обязательный политолог Форманчук, который рассказывает жителям солнечного полуострова о том, что Россия – гений, а Украина – кака, что Россия стремительным домкратом мчится к вершинам прогресса, а Украина утопает в политических нечистотах. Украина, по Форманчуком, это вообще государство, не состоялась (С. Цеков называет Украину вымышленной государством), поскольку она, как заявил этот местный пророк, не имеет источников собственной государственности.
    Тем, кто думает иначе, эфир этой ТРК не светит.
    Форманчук рассказал, что в Украине очень низкий уровень доверия к власти (которая сенсация!), А вот в России очень высок. Первое утверждение, к сожалению, является правдой. Второе – желанием господина Форманчук, который вытекает из официальных кремлевских данных. Попробовал бы кто-то в России снижать рейтинг кремлевских близнецов. Конечно, официальные СМИ каждый день трубят о бесконечную любовь масс к Путину Медведева.
    Но если послушать интересную передачу русской редакции Радио Свобода, что называется Корреспондентский время, где простые люди из разных регионов РФ, от Камчатки до Калининграда, рассказывают о своем житье-бытье, то впечатление остается очень тяжелое: причитания, плач и скрежет зубов. Одних выбрасывают с детьми на улицу с приватизированного общежития, другие стали жертвами очередной аферы в стиле Элита-центр (и без денег, и без ожидаемых квартир), еще кого-то душат крутые, против третьего возбудили уголовное дело за экстремизм через невинную фразу на плакате: Права не дают, их берут!, четвертые не могут в течение десятилетий пробить стену бюрократизма. Интересно, все эти люди полны неисчерпаемой доверия к российской власти? По Форманчуком получается, что да. А спорить с Форманчуком не рекомендуется, он сам об этом сказал, подарив аудитории своей очередной афоризм: Не спорь с дураком, он лучше подготовлен. То есть если кто ерудованиший, грамотнее и умнее, чем Форманчук, то он является полным дураком, недостойным дискуссии. Украинский писатель Моисей Фишбейн остроумно назвал подобные высказывания аферизм.
    Российский канал РТР в очередной программе бывшего министра культуры Михаила Швыдкого Культурная революция обратился к теме толерантности. Не знаю, насколько тема эта уместна в нынешней России, но, действительно, было интересно наблюдать теоретическую пикировку известного писателя Михаила Веллера, который издевался над политкорректностью, и профессора МГИМО Оксаны Гаман-Голутвина, которую помню еще студенткой из философского факультета Киевского университета им . Шевченко. Пани Оксана защищала толерантность не совсем убедительно, но во всеоружии хорошо знакомых каждому дипломированному философу цитат и примеров. А поразило следующее. Красивая, уважаемая госпожа, наша землячка, вдруг выдала истину, что никого не потрясла в студии РТР, никого не удивило. Профессор Гаман-Голутвина сообщила, что Русская империя была совершенно особой империей, как она выразилась – это империя минус империализм.
    Кафедра логики КГУ им. Шевченко вроде неплохо учила студентку Аман … неимпериалистична империя это из разряда круглого квадрата и сухой влаги. А реакция студии поняла, не может быть русский империя плохой (империалистической) именно потому, что она русская … Что ж, это явное возвращение к позднему, российско-патриотического Сталина эпохи борьбы за национальные приоритеты, не Джеймс Уатт, а Ползунов, не Стефенсон, а брать Черепанова, не братья Райт, а Можайский, не Маркони, а Попов и др.
    Именно в то время среди отчаянно смелых вольнодумцев появились шутки: Россия – родина слонов, а болгарский слон – лучший друг советского слона, Советский больной – самый здоровый больной в мире, а Советский суд – самый гуманный суд в мире – это уже не шутка, а вполне серьезный надпись, которую можно было увидеть на воротах и колючей проволоке лагерей на Севере и в Сибири. И совсем уж добила землячка, ныне московская профессор, заявлением о том, что Русская империя отличалась наибольшей толерантностью к языкам подвластных народов.
    Впрочем, госпожа Аман училась в КГУ в те времена, когда разговор на эту тему портила нервную систему и обещала перспективу перевоспитание в глубине сибирских руд. Да и зачем ей эти знания в Москве? С ними она бы точно не сделала карьеру в МГИМО. Спасибо ей уже за то, что не била себя ладонью в грудь и не вспоминала о чистопородные украинское происхождение, что в подобном контексте вызывает чувство особого сожаления и даже стыда.
    И снова об украинском телевидении. Удивил на 5 канале днепропетровский политолог Василий Стоякин, который на вопрос Романа Чайки, как следует оценивать новый российский закон о праве президента оперативно использовать войска этой страны за рубежом, вдруг принялся рассказывать, что в начале 90-х прошлого века, когда начали формировать украинскую армию, претендентов на офицерские должности в ее рядах якобы спрашивали о том, воевать они против России. Возможно, и спрашивали. Но сложно понять ход мыслей господина Стоякин. Вообще-то офицер любой армии мира должен быть готов воевать против любого агрессора, который осуществил нападение на его страну. И здесь нет и не может быть никаких исключений, ни одной двойной лояльности.
    Лояльность у всех граждан Украины, независимо от происхождения и особенно в дни исторических испытаний, должна быть только один – украинский. Еще больше удивило заявление господина Стоякин, который оценил указ Президента Украины о проверке организации территориальной обороны страны как стремление Виктора Ющенко спровоцировать конфликт. Можно ли так охарактеризовать естественное желание верховного главнокомандующего позаботиться о безопасности государства и нации? Роман Чайка также был смущен такими откровениями …
    В реальных обстоятельствах постсоветских обществ ТВ – это не столько информатор (именно с этим и проблемы), сколько коллективный организатор, агитатор и проповедник. К сожалению, складывается впечатление, что руководство страны не осознает колоссальной политической (не путать с электоральной!), Социальной и культуротворческим роли телевидения, ведь в телевизионном пространстве создаются условия, когда даже полный бред и безобидные идеи могут легко овладеть массами. И до тех пор, пока не будут выработаны сложные механизмы обеспечения социальной ответственности, ТВ необходимо блокировать хотя бы найнеприйнятниши проявления антигосударственной телеагресии.
    Конечно же, не может идти лишь о каких-то ограничительные меры (хотя и без них в условиях антиукраинской пропагандистской вакханалии не обойтись), необходимые позитивные предложения, новые телеканалы, которые не находятся в рабской зависимости от кланово-олигархических групп и поэтому способны не ставить на первое место коммерцию и мгновенные электоральные интересы, или хотя бы один такой телеканал, который мог бы стать духовным магнитом, центром консолидации патриотических, гражданско ответственных сил, некоторым социальным камертоном, индикатором морального и интеллектуального здоровья страны. Проще говоря, Украина очень нуждается телевизионного аналога газеты День …
    Игорь Лосев, газета День
    Фото – http://www.day.kiev.ua
     

UEFA утвердил НТКУ официальным вещателем страны – организатора «Евро-2012»

  17 сентября UEFA объявила о подписании с Национальной телевизионной компанией Украины эксклюзивного соглашения о предоставлении прав на трансляцию Евро-2012 в Украине, сообщает пресс-служба Первого национального.
    Согласно договору НТКУ должна обеспечить широкое бесплатное покрытие во время соревнований, используя прямой эфир и программы ярких моментов всех матчей (всего должно состояться 31 матч). Эти программы также будут доступны через Интернет и мобильные терминалы.
    Мы заинтересованы в этом соглашении, постараемся обеспечить не только трансляцию матчей, но и все, что будет происходить вокруг проведения Евро-2012: дебаты, встречи и т.д., сказал президент НТКУ Василий Илащук, добавив, что Первом национальном это будет стоить немалую сумму.
    Кроме того НТКУ предоставит широкую популяризацию Европейскому футбольному чемпионату UEFA в подготовке к финалу соревнований, через трансляцию тематических тележурнал и других программ.
    UEFA рада приветствовать НТКУ в качестве члена эксклюзивной группы официальных вещателей UEFA Евро-2012. Наличие платформы трансляции на местах в обеих странах-организаторах на таком раннем этапе способствовать промоции соревнований, отметил генеральный секретарь UEFA Дэвид Тейлор, комментируя сделку.
    С Telewizja Polska SA (TVP) UEFA подписала соглашение о предоставлении прав на трансляцию в Польше 3 апреля 2009 года, указано на сайте НТКУ.
    Хроника
   

Политическая реклама: она не всегда работает

  Артем Биденко, «Украинская правда» Активность кандидатов в президенты растет по экспоненте. Есть еще месяц до официального запрета политической агитации, поэтому лучшие сыны и дочери Украины продолжают зомбировать народ своим оригинальным видением современной истории.

Кое-кто готов взять на себя все, что когда-то происходило или не происходило в государстве, а кое-кто уверенно моделирует будущее. Однако получается по-разному. Потому что главное – технология! (с) И мертвым и живым
  Команда Юлии Тимошенко с разгона начала воплощать новый концепт своего кандидата. В августе это было закрепление слогана-ярлыка на уровне подсознания, в сентябре началось расширение сознательного восприятия этого слогана.
    Очевидно, штаб БЮТ наконец осознал: сегодня убедить аудиторию без определенных предпочтений, что Юля гений, а другие каки – практически нереально. Слишком сильны в обществе есть ярлыки, которые насаждались с 90-х годов: газовая принцесса, лидер оппозиции, наворовавший, жанна д’Арк и т.д.
    Начинать дискуссию на уровне сам верблюд, или же все было не так, все было совсем иначе однозначно стало бы провалом. Это был уже пройденный этап в 2006-2007 годах, когда основная коммуникация базировалась на идее билости, сил света и т.д.
    Эти идеи, сами по себе неплохие, не несут для большинства электората практического содержания. То есть ярые сторонники и так становились зажигает, а вот болото вряд ли надихалося картинкой Юлии Владимировны с растением в руках и надписью Весна придет! Абстрактность такого имиджа хорошо воспринимается для нового политика – вот что для Яценюка было бы прекрасно. Однако для лидера, который прошел много трансформаций, и фактически каждый в стране знает его / ее краткую биографию – это путь в никуда, фиксация рейтинге на четкой границы. Пусть даже 25-28%.
    Соответственно, штаб прибегнул к банальной технологии рефрейминг, широко пиарится сторонниками практического НЛП и пикапера. Суть технологии – в изменении имиджа человека методом манипулирование фактами. Изменение происходит за счет содержания акцента – ведь в каждом есть положительные качества, поэтому если мы начнем активно выпячивать положительное, и скрывать негативное, то со временем люди перестанут вспоминать негатив.
    Если коротко – слесарь Петренко, возможно, и пьет водку, но посмотрите, как хорошо он починил забор в школе. А кроме забора – еще и ворота!
    Итак, на фоне кризиса и беспорядка, абсолютным выигрышем было показать единственного политика, который занимается практической деятельностью.
    Делается это просто. Поскольку Тимошенко и так постоянно на виду и в телевидении, прикладывать особых усилий для показа собственно процесса работы не требуется. Достаточно показать тех, кто не работает (в идеале абстрактных их – каждый сам себе додумаем врага), а также привязывать к себе весь позитив.
    Так, в свое время в России политики любили делать ролики с запуском Гагарина, спахуванням целины и т.д. Позитив со временем накладывается на имидж политика, а факты органично забываются.
    сентября стал началом таких привязок к Тимошенко. Она и зерно собрала, и Днестровской ГЭС строит, и газ сохранила под землей. Конечно, многие возмущаются, считая такие утверждения откровенной ложью. Однако в плане пиара сама компоновка сюжетов идеальна.
    Так, сознательно мы все сначала зосереджуемося на тексте достижений. Далее можем или подпрыгивать от радости (Она! Сделала!), Либо тихо материться (Сколько можно врать?), Или просто фиксировать для себя очередной финт политиков.
    Однако наше подсознание также воспринимает самое важное – не слишком заметный красный прямоугольник внизу слева с надписью Она работает. Красный цвет – это универсальный катализатор чувств, поэтому именно этот прямоугольник фиксируется в нашей сетчатке ярким пятном, а с самой рекламой надежно создается связь чего-то волнующего, непростого, и даже диалектического.
              есть налицо фактически классическую схему – пока мозг обрабатывает информацию: а действительно ли она это сделала – подсознание надежно впитывает слоган компании – она хотя бы работает.
    И что самое интересное – 90% людей после двух-трех внимательных вчитувань или перестанут обращать внимание на такую рекламу, или вообще не будут ни разу вчитываться, а просто воспримут ее как некий цветной плакат. И в этом случае главный месседж все равно попадет в список безусловных рефлексов.
    А проверить это просто – скажите сами себе Тимошенко, и честно признайте – что именно проходит сейчас в голове, которая ассоциация? Пусть даже с ироническим душком …
    Посоветовать сентябрьской кампании штаба БЮТ можно было бы только одно – использовать более конкретные результаты, которые не слишком афишируемых.
    Хороший пример о Днестровской ГЭС – мало кто знает, что там строится, а что нет. Автор, например, не знает. Зато общие фразы о строительстве и аграриев вызывают агрессию, и никакой Геббельс из Стратагема ложь должна быть очень большой, только тогда она сработает здесь не поможет.
    Речь идет к тому, что сюжеты можно было бы сделать менее спорными, если бы они все касалось конкретных проектов, пусть даже и фальшивых.
    Изменение направления движения
  Наконец порадовал своих поклонников Олег Тягнибок, который решил выполнить обещание и тоже засветиться в президентской кампании. Однако начало, на фоне ярких сюжетов Яценюка, Тимошенко и даже Тарасюка, вышел совсем блеклым.
    Во-первых, и самое главное – компоновка сюжета сделана крайне непрофессионально, фактически на тяп-ляп. Картинка размыта, фотография лидера нечеткая, неконтрастных, все сливается в голубой цвет, и с расстояния 15-20 метров щит фактически невозможно прочитать. Такая себе пятно с чьим лицом.
    Текст слева сверху, сделанный методом PowerPoint, нормально не читается даже с 5 метров, а подпись под лицом напоминает переводы, которые международные марки размещают мелким шрифтом где-то внизу щита.
    Ну что-то вроде Wash’n'Go – а внизу стыдливо так: Вошьн’гоу. Действительно – действительно, просто вы не обращаете внимание.
        Понятно, что с экрана компьютера или на распечатке А4 лидеру этот сюжет нравится, и он его утверждает. Однако доверять секретарше компоновку надписей и фотографий можно было в середине 90-х, в настоящее же время принципиально другие; можно было бы обратиться к любому дизайнера и за смешные деньги в 100-200 долларов увеличить хотя бы контрастность сюжета.
    Во-вторых, почему-то появилась абсолютная нечеткая и непонятная идеологическая позиция данного месседжа. Казалось бы, именно Тягнибоку особо ничего выдумывать не надо – достаточно взять платформы европейских правых и перевести их на украинский.
    Свои десять процентов он бы получил, если бы грамотно открещивался от расизма, и при этом защищал граждан Украины.
    Ведь это чрезвычайно эффективно – говорить, что прежде всего работу должны получать украинском, а уже потом все остальные. Что хорошее образование – сначала для украинских граждан, а затем для всех остальных. И т.д. И есть большая аудитория, которая только ждет подобные призывы – и это далеко не маргинальная аудитория, достаточно изучить срезы по той же Австрии, Голландии или Германии.
    есть можно цивилизованно, без оскорблений, говорить о защите официальных украинский.
    Вместо Тягнибок, с одной стороны, обращается к маргинальной аудитории, которая ничем не владеет, и использует чисто левацкие настроения: бери кирпич и пойдем богатых бить.
    С другой стороны использует националистическую риторику земли и духа – это наша страна, данная нам Богом. То есть риторику буржуазии, которая склонна защищать свою собственность, землю от любых (а сегодня – в первую очередь, от экономических) посягательств.
    В результате, даже если кто и вчитаеться в билборд Свободы, то впечатление будет достаточно дуальным, и понять, какие действия призывает ее лидер, просто невозможно. И это серьезная ошибка стратегов объединения, ведь люди голосуют не за лицо, а чаще ценности.
    Пусть даже эти ценности им навязывают.
    Однако в данном примере политической агитации ценностей набралось на целый мешок, и все они носят антагонистический характер. Анархия сплелась с национализмом и крестьянским консерватизмом. А рядом романтика тачанки и революционных троек.
    Провокация для нации
  И на закуску – скандальные сюжеты партии Родина, о которых хочется сказать – качественная и профессиональная провокация.
        Четкие сюжеты, с правильными ярлыками, они видны на большом расстоянии, и главное – они вызывают в голове массу соответствующих ассоциаций. Никакого двойного прочтения, никаких аллюзий. Все четко и понятно, как молотком по голове.
    Именно такие сюжеты ждешь от Тягнибока, но получаешь то от россиян. Просто они давно поняли – если рекламуешся, то делай это профессионально.
    Артем Биденко, руководитель Ассоциации наружной рекламы Украины, политолог, для Украинской правды
    Фото – http://www.pravda.com.ua
     

Одержимость стендап

  Михаил Брыных, для «Хроники» У каждой телепрограммы есть свой аналог театрального вешалки – заставка. От нее зависит интенсивность клева. Кому верить? Как теперь жить? Убить его? – Эти надписи достойно украшают обещание социального расследования, поэтому сознание таки решается сдать вещи в гардероб. Так, его следует убить, давайте на это посмотрим, – шепчет она.
    Затем в кадре появляется Кристина Бондаренко. В течение программы она изредка выполняет эпизодические роли, но тот бенефис, которым знаменуется ее появление в начале и конце каждого выпуска На грани (5 канал), оставляет незабываемые впечатления. Собственно, только ради этого и можно смотреть программу, которая не имеет ничего общего с социальным расследованием, а конфликтность пределы примерно такая же, как между соседскими огородами.
    Так, жанр проекта гораздо более миролюбиво, чем обещает заставка. Это очередной телевизионный сочинение на тему: Не все так плохо в нашем доме. Драматургия – неизменна и туго, как дедушкина пенсия. Почти все темы последних программ – это настолько вываренная и застиранные вещи, не каждый отважится вывесить их на балкон. Например, последний выпуск На грани (13 сентября в 18:30) было посвящено насилию в браке. Для большинства женщин семейная жизнь – постоянный боксерский ринг, – мрачно констатирует ведущая в боксерских перчатках, стоя возле ринга. Поэтому тема исследования – как защититься от мужа-тирана, этой неблагодарной скотине, которой мало одного только чая на обед?
    Героини сюжетов испытывают разные методы борьбы с мужчинами-психопатами. Они уезжают в какой приют для жертв семейного насилия (о котором хотелось бы узнать на пять копеек больше, но нельзя), подписывают брачные контракты (которые на самом деле ничего не могут гарантировать, но все эти современные и цивилизованные формы урегулирование отношений уступают старосветских методам достижения мира и согласия. В отличие от несчастных и обездоленных женщин, которым так тяжело вернуться к полноценной жизни, героиня последнего сюжета поделилась таким рецептом супружеского счастья: в свое время она разбила о голову мужа бутылку водки – и только после этого он испытал катарсиса, нового духовного и морального рождения. Да, это хеппи-энд. Жена теперь ласково рассказывает о повадках своего милого, что он любит есть и какие у него предпочтения, – словно лекцию о хомячков читает. Мужчина излучает тепло, как инфракрасный обогреватель. Так что вся жуткая статистика (70% процентов женщин страдают от насилия в браках), с которой начиналась программа, змилюеться в неизвестность, как и попытки выяснить, почему в Украине стремительно растет количество разводов (об этом вопрос ведущая как-то вообще забыла.
    Таких жизненных историй можно насобирать по два ведра в каждом подъезде – это типичный эмульгатор, который оставляет ощущение наполненности программы, и не больше. Впрочем, есть еще финал. Красноречивый и метафорический, как роль Красной Шапочки и как уже упоминавшееся таинство начала программы. Вот шагает пара молодоженов. Они прохожу ведущую, которая тем временем произносит глубинную сентенцию о том, что не стоит спешить с женитьбой, и мы видим: жених (убить его?) Держит за спиной руки в боксерской перчатки.
    течение многих лет наблюдения за социальными расследованиями на отечественном телевидении у меня сформировался один рефлекс. Если в программе пытаются поднять такие темы, как родители и дети, мужская проституция, курортные опасности (а именно об этом шла речь в предыдущих выпусках На грани), раздается первое штормовое предупреждение. Мне трудно представить современного атлета журналистики, который мог бы поднять такой вес. А вот неудачных попыток (когда атлеты подходят к штанге, рассказывают пару анекдотов и убегают за кулисы – пруд пруди. Вспомнить хотя бы изнурительные тренировки Василия Илащука на Первом национальном в проекте Отцы и дети: несмотря на регулярное лупання этой тематической скалы, зритель каждый раз получал практически то же, что и в программе На грани. То есть, ряд историй (с комментариями и советами), на фундаменте которых никогда не удавалось свести хоть лачугу тех обобщений, которые могли бы охарактеризовать сегодняшнюю специфику вечного конфликта. Правду говоря, я вообще не верю, что журналистика способна на такие титанические усилия.
    Что происходит на границе и где она? – Об этом в программе На границе не идет. Взять хотя бы выпуск о родителей и детей (6 сентября в 18:30). Три сюжета: в первой – мамаша выгоняет детей на улицу, во втором – дети выгоняют мамашу на улицу, а в третьих (внимание, хеппи-энд) – восемь человек уживаются в одной квартире и горя не знают. Прабабушка поет казацкие песни и радуется, что может забавлять правнука. Но даже Тургенев (убить его?) Сломал бы от разочарования свое перо, если бы такое увидел. Это же совсем из другого романа, Воланд бы его забрали.
    Я не против таких якобы банальных (к сожалению) историй – двух одинаковых историй вообще не бывает. Но я категорически не понимаю, зачем использовать эти истории как очередную возможность ошеломить мир заключением о том, насколько важно взаимопонимание с родителями.
    Впрочем, забыл о самом главном – финал, в котором Кристина Бондаренко поднимается по лестнице, пытается сформулировать основы православной веры и понемногу стареет в кадре, как и не снилось Насте Приходько (пусть ее гримеры покусают себя пяти). Такой неожиданный трэш (да еще и в социальном расследовании) быстро ликвидирует все предыдущее ощущение наполненности и доводит до состояния блаженной невесомости, а еще – заставляет вспомнить одержимых стендап репортеров 90-х, которые даже в новостях предпочитали рект к народу, сидя на дереве, по колено в воде, склонившись над жертвой ДТП и т.д. Стендап в новостях тогда обсуждались чаще, чем сами новости, – это было прекрасное время для аномальной телевизионного творчества. Кристина Бондаренко достойно несет этот флаг, земной поклон ей. Да и в котором еще журналистском расследовании (убить его?) Вы увидите ведущую с мужем на шее, который своим животом только портит ей прическу?
    Фото – 5.ua
       

Белый дом обвинили в нарушении прав интернет-пользователей

  Белый дом обвинили в нарушении прав интернет-пользователей. Об этом сообщает Корреспондент со ссылкой на The Washington Times.
    По информации издания, администрация президента США собирает и хранит в специальной базе данных все комментарии в блогах Барака Обамы. Это правило распространяется на всех посетителей страниц президента в социальных сетях Facebook, Twitter, MySpace, Flickr, YouTube, Vimeo и Slideshare. Комментарии к записям президента копируются в специальную базу данных национального архива.
    Как известно, в США с 1978 года действует закон, согласно которому вся официальная информация, касающаяся президентов США, а также вице-президентов и сотрудников администрации, собирается и хранится в национальном архиве. Эта информация включает в себя также и переписка официальных лиц, за исключением частного Через пять лет после ухода президента в отставку данные становятся открытыми.
    Посетители страниц Барака Обамы в социальных сетях не ожидали, что их высказывания попадут в правительственную базу данных, считают опрошенные The Washington Times правозащитники. Ведь это противоречит публичным обещаниям президента США защищать право интернет-пользователей на частную жизнь.
    В январе специалисты из команды Барака Обамы, отвечающих за информационные ресурсы, открыли поисковым системам практически полный доступ к ранее закрытым разделам сайта Белого дома.
    Хроника