Категория: Радио

Бесчестные ублюдки в лесах Черниговщины

  Михаил Брыных, для «Хроники» Режиссеру и автору сценария ленты «1377 сожженных заживо» Ивана Кравчишина хватило патронов, чтобы выиграть свою документальную вийну.Якщо крупнейшей исторической проблемой конца 80-х – начале 90-х годов оставались фактологические пробелы, отсутствие свидетельств и беспристрастного анализа, то сегодня большинство препятствий на пути к так называемой исторической справедливости возникает из-за кризиса интерпретации. А если добавить к этому еще и неуемное политическое избиение истории в угоду электорату и идеологическому страховинню стереотипов, которые все еще легче потихоньку эксплуатировать, чем развенчивать, то нечего удивляться, что мы живем в стране без истории. А точнее – с целым набором разноцветных исторических видений, которые мало чем отличаются от пластилина. Бери себе и лепи, как нравится. Большинство современных историков так и делают.
    Мы никогда не узнаем всей правды о Второй мировой войне на территории Украины, и с этим следовало бы смириться. Даже на основании одних семейных свидетельств и рассказов мне, например, удалось собрать такую коллекцию правд, которую невозможно ни осмыслить, ни воспринять как целостную картину, – только сохранять. И с каждым десятилетием все эти правды удаляется, а голоса умолкает. Остается память о трагедии и потери, напоминание о которых – единственная историческая миссия, которую невозможно поставить под сомнение. Но остаются еще причины. Именно причины создают новые множества правд, которыми в основном интересуются романтики и гиены. Конечно, в них немного разная мотивация.
    Как и чем может помочь такому положению современная кинодокументалистика? Ради чего решать тесемки на мешках с костями? Надеюсь, каждый режиссер-документалист, который обращается к материалам Второй мировой, в первую очередь должен ответить на этот вопрос.
    С формальной точки зрения, достаточно одного упоминания. Особенно в тех случаях, если речь идет о массовых трагедии. В этом смысле рассказ режиссера Ивана Кравчишина о жесточайшие за всю войну карательных акциях нацистов, которые происходили в деревнях на Черниговщине (Корюковка, Козар, Пески), – нужна и важна для общества терапия. Но засяг ленты 1377 сожженных заживо (Интер, 1.09 в 23:40) этим отнюдь не исчерпывается. Как на фильм-документ, он слишком много избыточности и противоречивости. В таком формате несомненную ценность имеет лишь кинохроника – она и в комментариях не нуждается, и роль напоминания выполняет лучше. Кравчишин решился дополнить хроникальные фрагменты сценами реконструкции событий с привлечением актеров, и от этой постановочной фальши фильм именно как документ больше всего пострадал. Жестокие и одновременно карикатурные нацисты, лицо откормленного автоматчика, который расстреливает семью с поистине студенческой воодушевлением, красные пятна на одежде, обозначающих прошитые пулями тела, – все это любительский визуальный хлам только обесценивает настоящую хронику и воспоминания выживших.
    Рассказ о сожжен в 1943 году до основания городок Корюковка (7000 погибших мирных жителей), о не менее ужасные пепелища в селах Козар (почти 5000 жертв) и Кортелисы (3000 сожженных и расстрелянных людей), упоминание о селе Павла Тычины Пески, – не только привычная в эти дни дань памяти, но и возможность представить собственную историческую видение: как и почему это произошло. И в этом – главная цель ленты Ивана Кравчишина. Среди всех почему? режиссера больше всего заинтересовали два аспекта: по каким причинам трагедии Корюковки, где число жертв в десятки раз превышает масштабы Хатыни, не было в свое время использовано советской пропагандой, даже наоборот. И, что важнее, в результате чего произошла такая неожиданная перемена в настроениях нацистов, сначала пытались наладить сотрудничество с мирным населением, как вдруг взялись расстреливать и сжигать людей с неслыханным бешенство?
    Тезис о замалчивания трагедии трудно признать столь однозначной, как об этом утверждает автор ленты. Трагедия Корюковки в советское время отнюдь не была табуированной темой. Другое дело, что колесо пропаганды действительно обошло ее, тогда как Хатынь застряла в нем навеки. Но когда это пропаганда занималась исторической справедливостью? Ее задача – создавать однозначны для восприятия символы, а не множества правд. Пропаганда не требует до 1377 больших или меньших аналогов Хатыни – одного вполне достаточно.
    Кравчишин настаивает, что ответ на чем № 1 заключается в чем № 2, то есть в выяснение причин, побудивших нацистов к ряду преступлений на Черниговщине. И непосредственную вину возлагает на партизанское движение.
    В фильме не хватает старых людей, которые поддерживают этот тезис: Днем надо было немца бояться, а ночью – партизана. Да и привлечены к участию в фильме историки утверждают, что именно бездарные партизанские действия спровоцировали жестокость нацистов. Сами же диверсанты, нанеся врагу мелкой вреда, прятались по лесам и даже не пытались защитить крестьян от карательных рейдов.
    В итоге партизаны Черниговщины в фильме Кравчишина – бесчестные ублюдки, что своими действиями сделали колоссальную трагедию. Самое обидное, что на фоне этого обвинительного пафоса бледнеют даже намного ужаснее факты о том, что у карателя половина наших было, эсэсовцев.
    А еще хуже, что почему № 1 вкупе с чем № 2 порождает еще один вопрос: какова же истинная причина бездарности провокационных партизанских операций на Черниговщине? И вот на это почему ответа вообще нет.
    Кости из мешков вынули, высыпали на пол – и так и бросили. Достаточное ли это цель для современного кинодокументалиста?
    Так, режиссер Кравчишин сумел поставить несколько жестоких вопросов. И этого, возможно, хватило бы для художественного произведения, для еще одной альтернативной истории. Но документальный жанр все же требует ответов. Тех ответов, которых уже не удастся услышать от стариков, переживших эти испытания еще детьми; ответов, которых вообще не существует вне коробкой пластилиновых правд.
    И завершать кино мрачной и уже изрядно затертая констатацией, что на территории Украины параллельно со Второй мировой продолжалась не менее жестокая гражданская война, – это лишь очередная попытка пересыпать кости в другой мешок.
    Есть все же одно отличие между людьми и их трагедиями: расстрелянных людей можно сваливать в кучу и сжигать; с их трагедиями этого делать не стоит.
    Фото – http://www.jollyroger666.narod.ru/
     

Кто снимет кино об Украине в Украине?

  Андрей Кокотюха, Светлана Кореновский, для «Хроники» Кино в Украине есть. Работают интересные режиссеры, профессиональные операторы. Медленно, но появляются актеры, которые научились отличать декабря на сцене от игры на съемочной площадке. Продюсеры генерируют идеи и находят деньги, фильмы выходят на киноэкраны реже, на телевизионные – чаще; успешных или проваливаются. Даже кризис подтверждает: раз производство фильмов в Украине почти остановилось, значит, у нас оно таки было. Словом, все, как у людей. За исключением трех, как по нашему мнению, характерных именно для украинского кинопроизводства моментов.
    Первый: современные украинские фильмы принципиально игнорируют отечественные кинокритики, как маститые, так и начинающие. Единственное исключение – ленты живых классиков Киры Муратовой и Романа Балаяна, на них еще обращают внимание в кинематографических обзорах. Киноработы же молодых режиссеров, которые также являются результатом работы профессиональных коллективов, просто не замечаются. Эти ленты не становятся предметом обсуждения за пределами узкого круга собственно производителей кино и не вызывают дискуссий в СМИ.
    Второй: круг производителей кино представляется замкнутым для широкой общественности кинозрителей. Публичные презентации начала или завершения очередных проектов – скорее исключения, чем правила. Союз кинематографистов пока проявляет себя лишь скандалами с переделом имущества и требованиями от государства развивать национальное кинопроизводство. Коммерческие продакшн-студии и компании публично не жалуются и ничего от государства не требуют. При этом их работа, несмотря на то, что кино относится к составляющей индустрии развлечений, остается без широкого информационного сопровождения и, соответственно, находится в стороне украинского культурного контекста.
    Третий: отснятое в Украине современное кино вообще считается не украинским! А раз так, то не о чем и говорить. Согласитесь, ситуация парадоксальна и уникальна. В России снимается российское кино, в США – американское, в Польше – польский, в Финляндии – финское, а в Украине кино хоть и снимается, однако идентификации по неизвестным причинам не подлежит.
    Для того чтобы разобраться в ситуации и попытаться определить, чье же именно кино снимали, снимают и будут снимать в Украине, Хроника обратилась ко всем, кто снимает в государстве кино – прежде всего речь идет о продюсеров и руководителей продакшн-студий, – с просьбой ответить на типичные упреки неравнодушных зрителей.
    Очень хочется верить, что мнение руководства компаний Star Меdиа, Интер Медиа и Студии Байрак, которые по разным причинам отказались участвовать в опросе, обязательно прозвучит, и отсутствие этих и других важных структур среди респондентов – лишь досадное недоразумение. На поставленные вопросы ответили директор FILM UA Production Сергей АНТОНОВ, генеральный продюсер продакшн-компании Новая Студия Ирина ЗАРЯ, сценарист и продюсер (Оранжевое небо, Иллюзия страха) Юрий БУТУСОВ, генеральный продюсер компании ПРО-ТВ Виктор Приходько, генеральный продюсер кинокомпании SOTA Cinema Group Олег КОХАН и генеральный директор компании Fresh Production UA Олег Щербина.
    Чье кино снимаете?
    На вопрос, приходилось слышать в свой адрес упреки относительно того, что фильмы, которые снимают респонденты – не украинские, коротко и утвердительно ответили практически все.
    При этом Олег Кохан отмечает: Если терять время на ответы таким критикам, не останется времени снимать кино. На мой взгляд, эта проблема артикулируется слишком часто и является искусственной. Возможно, чтобы отвлекать внимание от вещей более важных для общества и киноиндустрии, чем языковой вопрос. Мы должны пройти определенный эволюционный период, это закон развития.
    Виктор Приходько уточняет: Если речь – главный признак национальной принадлежности фильма, тогда За двумя зайцами, В бой идут одни старики и Полеты во сне и наяву, по мнению оппонентов – не украинские фильмы. Ну и Гоголь с ними!
    Правда, господин Приходько не учитывает общественно-политическое устройство, в котором находилась наша страна во времена, когда эти замечательные ленты снимались: 1960 – 1980 годы, когда о фильме языке титульной нации почти никогда не шла.
    Хотя были исключения: ленты студии им. Довженко Высокий перевал, Провал операции Большая Медведица и другие боевики, где, по сюжету, НКВД побеждала бандеровцев, имели украинские версии и именно они выходили в кино-и телепрокат. Однако сегодня этих лент, как и Думу про Ковпака, не показывают по причинам, вряд ли нужно объяснять. Но эти факты можно разве что противопоставить утверждению Ирины Зари: К сожалению, снимать кино исключительно для украинского рынка пока экономически невыгодно. Может, дело в отсутствии попыток изучать именно внутренний рынок?
    ли обижаетесь вы на критику?
    Оказывается, наших респондентов в целом не обижают упреки в неукраинськости их кинопродукта. Наиболее пространно объяснил ситуацию Сергей Антонов: Мы частная компания и делаем то, что считаем целесообразным. Есть большая разница между украинским кинопроизводством и украинским (национальным) кино. Мы занимаемся именно кинопроизводством.
    Виктор Приходько и Юрий Бутусов готовы к дискуссиям на любую профессиональную тему и хотят видеть ее конструктивной, тогда как фразами типа Вы снимаете враждебно кино! бросаются только некомпетентные лица, не знакомые с особенностями отечественного кинопроизводства. Олег Кохан считает вопрос украинское – не украинское не оскорбительным, а скорее манипулятивным: так говорят те, у кого нет желания сказать что-то о сценарии, режиссуру, актерскую игру и т.д.
    Ответ Олега Щербины в этом направлении можно считать обобщающим: Украинское кино – это не обязательно кино об Украине, – говорит он. – Но это фильмы, снятые украинскими режиссерами на отечественных мощностях с участием наших актеров. Поэтому так же, как украинские спортсмены, выступая за другие страны, не перестают быть украинская, наше кино абсолютно украинским. И если оно пользуется спросом за границей, то скорее стоит гордиться тем, что Украина является достойным конкурентом производителям из других стран, чем спорить относительно его украинскости.
    А вот Ирину Зарю обидно затрагивает ситуация, когда в Украине, в отличие от России, трудно, почти невозможно снять коммерчески успешное кино для внутреннего рынка.
  Здесь напрашивается только один вывод: украинском кино нужны, прежде всего, кинокритики. Злые и добрые, любители и специалисты, которые бы критиковали или хвалили сам фильм, а не делали выводы лишь на основе языка. Ну и, наконец, просто не ленились смотреть это кино. На тех, кто позволяет себе конструктивные замечания на основе увиденного, производители не обижаются.
    Проблема в языке
    Вопрос ли вы с тем, что причина, по которой ваши фильмы не считают украинскими, – даже не российские актеры, а русский язык? наконец оживило опроса.
    С одной стороны, почти все однозначно сказали: Да, это правда. Исключение – Олег Щербина, который с подобным утверждением категорически не согласен и расширяет тему дискуссии: Что в таком случае делать с писателями, которые творили на русском, но весь мир знает их как выдающихся украинская? Вспомним хотя бы Николая Гоголя или Тараса Шевченко … На самом деле ни язык, ни национальность актеров не имеют отношения к сущности проблемы. Возможно, наши фильмы могут не восприниматься кем как украинские потому, что в кадров нет узнаваемых отечественных реалий – но тогда давайте опять же определимся с критериями украинскости, а потом будем об этом говорить. Однако г-н Щербина согласен: главное – даже не украинский язык, а украинские реалии. Ну не считать же украиноязычных Пиратов Карибского моря Украинский …
    Однако дальше начались вариации и размышления на заданную тему. Виктор Приходько говорит: В таком случае две последние голливудские блокбастеры Мела Гибсона (Страсти Христовы и Апокалипсис) не американские. Потому что один снят в Израиле арамейском, другой – на языке майя. А как определить национальность фильмов Чарли Чаплина, они немые? Чаплин – вообще англичанин по паспорту, еврей по национальности, а снимал в Америке. Однако примеры не совсем удачные в плане исследования языка как фактора влияния на национальность фильма. Чаплин снимал свои звуковые фильмы в США на английском. Указанные же фильмы Гибсона исследовали определенный пласт не-американской культуры, поэтому использование другого языка логичное и понятное. Тогда как в современных отечественных, т.е. снятых в Украине, мувиз целесообразность использования именно русского языка под вопросом.
    Ответ Сергея Антонова более толерантный: Скорее это восприятие рядового зрителя. Профессионалы должны отличать кино не только по языковым признакам.
    Эту мысль развивает Олег Кохан: Если фильм произведен в Украине и украинским режиссером – для всего мира он представляет культуру украинского государства. А на каком языке говорят герои – право создателей избирать. И если сегодня мы поставим вопрос, что произведение должно быть исключительно на украинском, завтра мы будем спорить о национальной принадлежности Гоголя и Булгаковых настоящего. Но для зрителя в Украине фильмы должны быть обязательно доступными в украиноязычной версии.
    Юрий Бутусов советует тем, кого интересуют критерии определения национального кино, ознакомиться с иностранной практикой, иностранным и национальным законодательством и соответствующей Европейской хартии.
    А вот Ирина Заря неожиданно категорична. Во всем виноваты … сценаристы. Оказывается, они пишут, сразу ориентируясь на российский рынок. Но сценарист пишет то, что продюсер покупает! Значит, здесь скорее требования не рынка, а производителя, в нашем случае – украинского …
    Сюжет и язык в Украине надо заказывать!
    Мы выяснили, что все наши респонденты постоянно слышат обвинения в том, что их кино не украинское. Узнали, что их это если не оскорбляет, то как минимум смущает и беспокоит. Однако полностью ориентироваться на потребности внутреннего зрителя, требовать от сценаристов историй о украинская жизнь и делать, кроме русского, еще и украинскую версию фильма хотя бы для того, чтобы заткнуть рты некомпетентным оппонентам, готовы не все украинские производители кино.
    Например, Олег Щербина обеими руками за: Мы не только готовы работать для внутреннего рынка, а даже очень в этом заинтересованы, – говорит он и при этом добавляет, – мешает нам отсутствие заказчиков на эту продукцию. Кинопроизводство – это очень затратное дело, и вкладывать в это большие средства, не имея конкретного заказчика, мы, к сожалению, сейчас не можем себе позволить.
    Сергей Антонов не видит необходимости вообще кому-то доказывать, хотя тоже говорит в первую очередь об экономике, а не об идеологии. Языковое пространство – это дело телевидения. Мы производим продукт том языке, на которую есть спрос. Если нам будут заказывать продукт на хинди, то мы будем его производить. Но не станем индийским кинопроизводителем. Каждый наш кинопродукт выработан с учетом технической возможности дублирования на любой язык. Если от партнеров-телеканалов поступит соответствующий заказ, и они будут готовы это финансировать, мы сможем изменить язык продукта можно быстрее. Его мнение полностью разделяет Ирина Заря.
    А вот Виктор Приходько более категоричен: Украинское дублирование фильма – дело телеканала или прокатчика. Кому надо – тот пусть делает.
    Вместе с тем некоторые респонденты говорят о своих реальные шаги, которые отчасти отрицают мнение коллег. Не считаю, что языковая проблема сейчас имеет хотя бы минимальное значение для настоящего украинского кинопроизводства. Но русскоязычную версию фильма Иллюзия страха, который я имел честь продюсировать, компания Аврора выпустила в прокат на 30 кинокопии, – рассказывает Юрий Бутусов. Тогда как Олег Кохан убежден: если отечественный производитель кинопродукта должен понимать, что он делает фильм для национального зрителя. Нам ничто не мешает делать украинские версии картин.
    Опустим результаты кассовых сборов той же Иллюзии страха и противоречивое восприятие этой ленты. Есть две ситуации, взаимоисключающие друг друга. Можно ожидать, какой язык закажет телеканал-покупатель, и так же можно выйти на рынок с двуязычным предложением, чтобы зритель действительно выбрал и – внимание! – Заплатил за возможность слышать тот или иной язык. Конечно, для этого языка должны быть в равных условиях. Ну и, конечно, телевизионный прокат отличается от кинопроката, требования к показам другие.
    А зачем мы зациклились на языке?
    Действительно, господин Приходько прав: когда кинематограф был Великим Немым. Но мы так тщательно останавливаемся на языковом вопросе именно потому, что респонденты согласились: язык – реальный, хотя и малоприятный камень преткновения в деле национального определения кино, которое производится в Украине. Между тем, язык – действительно далеко не главный критерий качества.
    Наше следующий вопрос звучал так: Считаете ли вы, что в случае, когда в Украине показывают русскоязычную версию, а в России – русскоязычную, фильм / сериал вашего производства потеряет рейтинги? Если будет – то где, в Украине или в России?
    Подавляющее большинство респондентов именно этот вопрос назвало наиболее некорректным. Олег Щербина вообще посоветовал спросить об этом соответствующие службы телеканалов. Однако ответа и здесь оказались почти единодушны: качество превыше всего, только о ней надо заботиться.
    Фильм Андрея Дончика по украинскому классическим произведением Франко Украденное счастье с хорошими рейтингами был показан на российском телевидении, – напомнил Олег Кохан.
    Юрий Бутусов признал: Язык для финансового результата проката в Украине имеет небольшое значение в том случае, если кино имеет коммерческий потенциал для киноаудитории и есть возможность провести мощную интегрированную маркетинговую кампанию. Но сейчас кинорынок в Украине имеет такие мизерные объемы, что обсуждать языковой вопрос – это как бы проверять качество педикюра у больного в реанимации. Кино строится на прагматической базе.
    есть, если формирование рынка и грамотно продвигать продукт, можно не учитывать не только язык, но и время на качество продукта. Ведь кино – это для вас, критики! – Товар, который надо продать.
    О качестве как главный критерий говорит и Сергей Антонов: Если фильм выработано русским языком и он качественно дублирован на украинский, его с легкостью можно показывать в Украине. Но качественное дублирование стоит достаточно дорого. Я не вижу сегодня смысла для телеканалов тратить на это деньги. Озвучивание стоит значительно дешевле. Но русскоязычный продукт с украинским озвучкой выглядит не очень хорошо. Несколько раз я наблюдал такие попытки. Смотреть невозможно. Две родственные для большинства зрителей языка мешают друг другу и звучат странно.
    От плохого дубляжа или озвучки фильм теряет, говорит Ирина Заря. Виктор Приходько дополняет: Наш сериал Возвращение Мухтара на канале 1 +1 стали дублировать на украинском. Делают это непрофессионально, бездарно. Рейтинги заметно упали. А в России Мухтар идет дальше хорошо.
    Однако, по нашему мнению, подобная ситуация неприятия сложилась потому, что изначально эти и другие ленты шли в русской версии. Дублировать украинском то, что ты уже видел русском – таки странно. Но если за десять лет тем зрителям, кто никогда не видел истории про Штирлица языке оригинала, показать ее в украинском дублировании, о котором много писали, это будет восприниматься не так дико. Ведь сериал, возможно, идеологически спорный, однако совершенно качественный и успешный.
    Очевидно, те украинские фильмы, которые уже шли на русском, не надо дублировать и озвучивать на украинском. И, наверное, так же очевидно: новые сериалы, произведенные нашими студиями, все же стоит попробовать качественно (качественно – ключевое слово) дублировать для показа в Украине. Вместо этого российские фильмы и сериалы вряд ли надо даже титровать …
    К рынку готовы, был бы рынок
    Наконец на вопрос: готовы ли вы снимать фильм / сериал для внутреннего украинского рынка на украинском материале украинский язык? большинство респондентов ответили: Никаких проблем. Но с необходимой оговоркой: чтобы был заказ.
    Мы продакшн-компания. Будет заказ и финансирование – будем снимать на любом языке: украинском, русском, английском, китайском и т.д. Мы занимаемся бизнесом. Кто платит, тот и заказывает, в том числе и язык продукта, – отвечает Сергей Антонов.
    Его мнение разделяет и Олег Щербина: Надо говорить не о нежеланиипроизводителей снимать фильмы на украинском материале украинской, а о практической отсутствие заказчиков на эту продукцию. Думаю, большинство продакшнов, в частности и Fresh Production UA, с большим удовольствием возьмутся за производство фильмов об Украине на украинском языке – при наличии заказчика и надлежащего финансирования. На отсутствие рыночных механизмов сетует и Юрий Бутусов.
    Ирина Заря и Виктор Приходько имеют большие сомнения в рентабельности такого кинопродукта сегодня. Хотя опять-таки возвращаемся к экономике: если украинские каналы сделают соответствующий заказ – почему бы нет? Правда, госпожа Заря объективно оценивает финансовые мощности даже самых крупных украинских каналов и рынок телерекламы в Украине, а господин Приходько почему-то считает: украинский материал, как и украинский язык, – потребность лишь Секретариата президента и украинской диаспоры.
    Вот о чем не готовы говорить респонденты, так это о жанры. Справедливо: нет рынка – нет структуризации. Соответственно, не изучается жанровое разнообразие. Хотя Олег Кохан все же думает в этом направлении: Каждый проект имеет для нас быть существенным. Сейчас у нас в разработке есть сценарии исторических драм по украинской классикой и произведениями современных авторов, и сниматься они будут на языке оригинала. Если появится интересный для нас материал в других жанрах, мы также будем их снимать, ведь это основная цель настоящей отечественной кинокомпании. Хотя критерий интересен для нас очень размытый и нечеткий, как вообще размытое понятие интересен – не интересен.
    Вывод из всего сказанного: в Украине нет кино для внутреннего рынка не потому, что этого не хотят производители, а потому, что не сформирован рынок. Причем потребитель есть, он благодарен и, будем откровенны, равнодушен к языку: о своем и о себе мы можем смотреть и русском. Однако между потребителем и производителем является посредники: прокатчики и телеканалы. Это они не хотят формировать рынок, не желают заказывать, покупать и размещать у себя такой детектив или мелодраму, действие которого происходило бы в Киеве, Харькове или Львове. Значит, со следующими вопросами будем обращаться к телеканалам.
     

Телезрительская ассоциация родителей обвиняет Верховную Раду в манипуляции запятой

  Телезрительская ассоциация родителей Украины (Табу) обвиняет Верховную Раду Украины в фальсификации документов с помощью пунктуации. Об этом сообщает пресс-служба Табу.
    Во время мониторинга информационного законодательства представители ассоциации зафиксировали факт безосновательной появления знака препинания – запятой. Его обнаружили в последней редакции абзаца 2 части 1 ст. 26 Закона Украины О рекламе, опубликованного в марте 2008 года на официальном веб-сайте высшего законодательного органа власти Украины – Верховной Рады. речь идет именно о текст:
  1. Контроль за соблюдением законодательства Украины о рекламе осуществляют в пределах своих полномочий: специально уполномоченный центральный орган исполнительной власти в сфере защиты прав потребителей – относительно защиты прав потребителей, рекламы
  Предыдущая редакция до внесения изменений Законом Украины N 145-VI от 18.03.2008 года имела следующий вид: Контроль за соблюдением законодательства Украины о рекламе осуществляют в пределах своих полномочий: специально уполномоченный центральный орган исполнительной власти в сфере защиты прав потребителей – относительно защиты прав потребителей
    конце нормы отсутствует запятая и слово рекламы. Положение соответствует духу международного и национального права. Специально уполномоченный государственный орган в сфере защиты прав потребителей, а не производителей, защищает права потребителей рекламы, – комментирует председатель Телезрительская ассоциации родителей Украины Максим Ростоцкий.
    Наличие запятой между двумя словами конце нормы, указанной части Закона, не была предусмотрена изменениями, за которые проголосовали депутаты. Так, согласно Закону Украины N 145-VI от 18.03.2008 года с абзацем 2 части 1 ст. 26 Закона Украины О рекламе вносились изменения в виде добавления лишь одного слова без запятой. Изменениями не предусмотрено и изложения существующей нормы в новой редакции. Кроме того, присутствие запятой противоречит логике, заложенной в статье 1 Закона Украины О рекламе, при определении понятия потребители рекламы, – говорится в официальном заявлении Табу.
    Телезрительская ассоциация обвиняет законодателей в искривлении государственной политики в сфере защиты прав потребителей. Пресс-служба организации уже направила просьбу дать юридическую оценку коллизии к председателю Верховной Рады Украины, премьер-министра Украины и председателя Службы безопасности.
    Хроника
   

Убийц Политковской не оправдали. Дело возвращено в прокуратуру

  Наблюдательный инстанция Верховного суда Российской Федерации признал законной отмену оправдательного приговора по делу об убийстве обозревателя Новой газеты Анны Политковской. Об этом сообщает российский Интерфакс.
    Адвокат обвиняемых, Мурад Масаєв, заявил, что обжалует это решение в Европейском суде по защите прав человека, пишет Lenta.ru.
    Сегодня также Военная коллегия Верховного суда России вернул в прокуратуру дело об убийстве журналистки.
    Таким образом, суд удовлетворил жалобу семьи госпожи Политковской и протест Генеральной прокуратуры, которые настаивали на возвращении дела для проведения полного расследования и поиска всех соучастников преступления.
    По данным Интерфакса, следующий суд по делу об убийстве Политковской начнется после того, как поймают вероятного иконавця преступления Рустама Махмудова и проведут по нему полное расследование.
    По словам представителя Генпрокуратуры РФ, обвинения, выдвинутые ранее другим фигурантам, не будут менять.
    Первый процесс по делу об убийстве Анны Политковской проходил с октября 2008-го по февраль 2009 года. Суд обвинял братьев Ибрагима и Джабраилу Махмудовых, а также Сергея Хаджикурбановым в организации преступления, а Павла Рягузова в содействии. Всех их оправдали.
    Верховный суд оправдательный приговор отменил и отправил дело на новое рассмотрение. Это решение обжаловал адвокат обвиняемых.
    Анну Политковскую застрелили в октябре 2006 года в подъезде своего будники в Москве.
    Хроника
    Фото – www.memorium.cjes.ru
   

«Сити» запускает «Гордость-Сити», «Свадьба-Сити» и «Сити-Андерграунд»

  На телеканале Сити стартуют новые программы Гордость-Сити, Свадьба-Сити и Сити-Андерграунд. Об этом Виталий Докаленко, генеральный директор Сити, объявил во время пресс-конференции в Главред-медиа.
    Программа Гордость-Сити появится в эфире 2 октября. Программу проанонсировано, как журнал о людях, которыми должен гордиться город.
    Сити-Андерграунд – программа про молодежные течения. Планируется к выходу в эфир в конце сентября.
    Свадьба-Сити – программа-советчик, как организовать свадебную церемонию. В эфире – уже с 6 сентября.
    В каких слотах выйдут программы, пока не разглашается. Так же господин Докаленко отказался назвать ведущих программ. Это должен быть сюрприз, – ответил он на вопрос ТК.
      На телеканале Сити в этом сезоне выйдет 14 проектов собственного производства. Среди них: Правда-Сити, история города, Гордость-Сити, Сити-Андерграунд, Ресторанный гид, Моя новый адрес, Шоппинг-Сити, Свадьба-Сити, День-Сити, Сити-Утро, СИТИчко, Сити-Терапия и другие.
    Хроника
   

Апелляционный суд объявил перерыв в деле по иску Безулик, Добровольской, Терещенко к «1 +1»

  Апелляционный суд города Киева 3 сентября провел первое слушание по делу по иску Анны Безулык, Людмилы Добровольской и Олеся Терещенко в Студии 1 +1 и генерального директора Александра Ткаченко. В апелляционной инстанции бывшие телеведущие 1 1 оспаривают решение Печерского районного суда города Киева (судья Елена Кафидова), отказавшего им в удовлетворении иска по обжалованию приказа об их сокращении.
    Представитель истцов Наталья Петрова попросила суд обратить внимание на то, что суд первой инстанции, принимая решение, не применил нормы трудового законодательства, а также поверхностно рассмотрел требования о взыскании недоплаченной заработной платы. Кроме этого, он не установил изменений в редакционной деятельности 1 +1, на которую ссылалась компания, изменяя условия работы ведущих.
    Представитель Киевского независимого медиа-профсоюза (третья сторона по делу) Роман Головенко отметил, что при увольнении члена профсоюза Олеся Терещенко было нарушено преимущественное право: господин Терещенко работал на канале с 1997 года, однако сократили его, а не новых сотрудников Марину Леончук и Юлию Бориско, которые имели многомесячный стаж работы на 1 +1.
    Представитель 1 1 Лариса Варичева убеждала суд, что на канале действительно произошли изменения организации труда. Нами были предоставлены доказательства, что такие изменения действительно были, и было освобождение 60 человек, – заметила она. Однако по просьбе суда госпожа Варичева не смогла привести доказательств того, что на ведущих были возложены другие обязанности. По ее словам, на 1 +1 нет должностной инструкции. А истцы – единственные лица, не согласились подписывать трудовые соглашения летом 2008 года, на что судья Виталий Гончар заметил, что они были приняты на работу в 1996 и 1997 годах.
    Заслушав стороны, коллегия судей под председательством Виталия Гончара объявила перерыв в слушании дела. Следующее заседание состоится 10 сентября в 11:30.
    Хроника
   

«Рентген», 5 сентября 2009. Гость программы – Виктория Сюмар

  Первая радиопрограмма Рентген выйдет в эфир на радио Проминь в субботу, 5-го сентября, в 18:05.
    В гостях у автора программы, огладча Хроники Марины Бердичевский – Виктория Сюмар, директор Института массовой информации. Комментируют: глава Бюро журналистских расследований Сознательно Егор Соболев, депутат от НУ-НС Владимир Арьев и журналист Александр Михельсон.
    Тема разговора: критерии качественных объективных новостей – каким образом обычному читателю, слушателю, зрителю отличить их от некачественного информационного продукта.
    Украинские новости сосредоточены на Печерском холме столицы. Такое впечатление, что вся 50-миллионная страна живет на Печерском холме, а это ненормально. Задача журналистов сегодня – понять, что их аудитория – это граждане Украины, а не один человек или 450 человек. Журналисты не должны думать за людей. Люди сами умеют думать. И украинская это не раз доказывали, – в частности сказала Виктория Сюмар слушателям Рентгена.
    Первый Рентген слушай здесь. Программа будет выходить в эфире радио Проминь каждую субботу.
    Программа создана в рамках проекта общественной организации Internews Network У-Медиа Мониторинг соблюдения журналистских стандартов и повышения медиаграмотности широкого круга украинских граждан, который Хроника реализует совместно с Институтом массовой информации.
   

Пресс-конференции в «Главреде» будет транслировать телеканал «Сити»

  Стартует совместный проект Главред-медиа и телеканала Сити – прямые трансляции пресс-конференций, происходящих в пресс-центре Главреда, в эфире канала Сити. Об этом 3 сентября объявили президент холдинга Главред-медиа Виктор Шлинчак и генеральный директор Сити Виталий Докаленко – во время пресс-конференции в пресс-центре Главред-медиа, которая транслировалась в прямом эфире телеканала.
    По словам Виктора Шлинчака, практика прямых трансляций пресс-конференций является эффективной, а формат оправданным, особенно во время избирательной кампании. Кроме того, он отметил, что такой формат сотрудничества не является новым для холдинга. В частности, пресс-конференции, которые происходят в УНИАН, транслируются в эфире 5-го канала.
    На мероприятии также были презентованы новые проекты холдинга. В частности, Главред-медиа обновил сайт, а телеканал Сити подготовил 14 проектов собственного производства (частично они стартовали весной 2009-го): Правда-Сити, история города, Гордость-Сити, Сити-Андерграунд, Ресторанный гид, Моя новый адрес, Шоппинг – Сити, Свадьба-Сити, День-Сити, Сити-Утро, СИТИчко, Сити-Терапия и другие.
    Хроника
   

4 сентября – пресс-конференция организаторов XVI Международного форума книгоиздателей во Львове

  В пятницу, 4 сентября, в 10.00 во Всеукраинском пресс-центре при Украинском национальном информационном агентстве УКРИНФОРМ состоится пресс-конференция, посвященная XVI Международном форума книгоиздателей во Львове.
    В мероприятии примут участие: Анатолий Мураховский – врио Председателя Госкомтелерадио, Александра Коваль – президент ОО Форум издателей, Александр Афонин – президент ВБО Украинская ассоциация издателей и книгораспространителей.
    Аккредитация по телефону: 279-89-59.
    Адрес УКРИНФОРМа:
  Киев, ул. Б. Хмельницкого, 8 / 16 (ст. м. Театральная)
  Контактные телефоны: (044) 279-22-42, 279-00-05.
    Вход по служебным удостоверениям или карточкам НСЖУ
       

«Обозреватель» намерен защищать свою репутацию в суде

  Украинский бизнесмен, владелец ЧП Даско Мстислав Скоробогатов провел пресс-конференцию в РБК-Украина, в котором обвинил интернет-издания Обозреватель в распространении ложной информации. Соответствующий иск он направил в суд, позиваючись против издания и его шеф-редактора Альберта Фельдмана.
    Редакция эту информацию отрицает. На сайте Обозревателя размещено сообщение о том, что ни в каких коммерческих или иных отношениях издание никогда не находилось. Статья была опубликована исключительно на правах стандартного журналистского материала.
    Представители редакции заявляют, что намерены подать встречный иск против господина Скоробогатова за умышленное распространение ложной информации, наносящей ущерб репутации издания.
    Хроника