Действенный патриотизм

Мария Томак, Надежда Тысячная, «День» Сашко Положинский: В проигранном информационном пространстве мы должны жить по принципу: «Свой к своему за своим" За манерами и стилем одежды лидер Тартака Сашко Положинский – вечный парнишка. По этому сценическим образом стоит незаурядная личность. Как музыкант он воплотил немало неповторимых замыслов: соединил современный неопанк-рок, в котором играет группа, с украинским самобытным пением Гуляйгорода; выручал молодых музыкантов, начав первый телепроект Свежая кровь и выпустив пластинку Тартака и друзей Система нервов; извлек на свет Божий подзабытых .. . Очевидно, как человек с неподдельным чувством гражданского долга и способна на сочувствие принимал участие в акциях Не будь равнодушным!, Возродим Запорожскую Сечь, во многих благотворительных проектах, вырученные средства от которых пошли на нужды детей с физическими недостатками … Кстати, никогда не был замечен в погоне за дешевым пиаром.
Недавно Саша Положинский был гостем Дня.
– Саша, вы 1972 года рождения. Очевидно, были пионером и комсомольцем. Как произошла трансформация: от юноши и молодого человека советского времени до авторитетного исполнителя устоявшейся гражданской позицией?
– Считаю себя коренным лучанин, хотя мой прадед родом из села, но дед и отец уже родились в Луцке. 1939-го дед попал в немецкий плен как солдат польской армии, бежал, если не ошибаюсь, 1944-го. Вернулся домой, где Красная армия его мобилизовали, послав не на фронт, а в Среднюю Азию. А мамин папа был участником Великой Отечественной войны. Награжден многими медалями и орденами. Однако в семье как-то на принято было говорить о его боевых подвигах, поздравлять с 9 Мая. Только недавно стало известно – почему. Двое деда братьев воевали в рядах УПА, за что ему пришлось много натерпеться от советской власти.
В те времена в Западной Украине немало семей жили, что называется, вне власти. Мы же – нет. Помню, гордился, что я – пионер, а затем – комсомолец. Первая трещинка состоялась на первых же комсомольском собрании. Я высказался против своего весьма посредственного во всем одноклассника, а в ответ услышал: Поступив в комсомол сам, дай поступить другим … А как же декларация, мол, эта организация для лучших? .. Потом началась перестройка. Появилось много новой информации. Через три-четыре года меня исключили из комсомола. Ничего политического – за неуплату членских взносов. Дальше была студенческая революция на граните, отголоски которой, конечно, дошел и до Луцка, участие в съезде Общества родного языка в Киеве … А еще музыка. Вторая половина 1980-х прошла под эгидой тогдашнего русского рока: Кино, Алиса, ДДТ … Но в 1989 году, после Червоной руты, я открыл еще украинскую музыку.
– Многие считают, что Красная рута поделила музыку на советскую и собственно украинская.
– Возможно. Все украиноязычные песни, например, Владимира Ивасюка, Игоря Билозира, я воспринимал как советские. И вдруг – украинская музыка! Кстати, на первой Руте наблюдались, что называется, бандеровские вкрапления в песне, сценическую поведение исполнителей …
Примерно в тот же период бабушка в сундуке откопала деда вышиванку, которую вышила своими руками. Она была как раз на меня. Тогда моей любимой одеждой стали: джинсовая куртка, джинсы, кроссовки (это модно!) И вышитая рубашка (это культово!) В таком одетые я был первым красавцем на улице!
– В свое время вы собирали показания в уповцев о те бурные времена освободительной борьбы. Дружите с сотником УПА Мирослав Симчич псевдо Кривонос, отсидевший почти 33 года советские лагеря. Когда именно увлеклись историей Украинской повстанческой армии?
– Я помню с детства, что у нас авторитет бандеровцев был бесспорен. Ну что у мальчишек было предметом разговора, по крайней мере в мои времена? Фильмы о войне. Во многих картинах, где боевые действия разворачивались на территории Украины, упоминались бандеровцы, разумеется, как антигерои. А мы их принимали за своих. Знали, что те воевали с советами. Гордились ими и тем, что живем в бандеровскому крае. Это все сочеталось с пионерской-комсомольской активностью и советской сознанием. Нонсенс. Как оно сосуществовало, не знаю.
Затем на первом курсе института выбрал тему курсовой об УПА. Назло, как говорится. Была весна 1991-го – еще Советский Союз. Между преподавателями и студентами часто происходили идеологические конфликты. Даже на личностном уровне возникали споры. Перечитал все, что в то время можно было найти. Знакомая, отец которой отвечал за пропаганду в Волынском обкоме партии, под большим секретом дала прочитать книгу Тараса Бульбы-Боровца Армия без государства. Очевидно, главный пропагандист Волынского обкома партии был человеком непростой и имел возможность получать издания из Канады – чтобы знать своего идейного врага.
Собирать же показания я начал, к сожалению, значительно позже. Уже мало с кем было общаться. А у тех, кто еще жив, сложно выспрашивать: у кого очень почтенный возраст, кто болен и немощен, другой рассказывает заученную для всех интервью информацию …
Запомнилось, как однажды мы ехали на фестиваль в городок Космач на Ивано-Франковщине. В эту поездку я пригласил Мирослав Симчич. И когда проезжали через место Руширського боя, остановились – и Мирослав рассказывал, где что происходило. Поразительно!
– Как вы относитесь к тому, что за вами закрепился ярлык националиста?
– Я и сам не скрываю, что является националистом. Для меня национализм – действенный патриотизм. Не так давно познакомился с бизнесменом Владимиром Панченко. Он написал книгу Формирование экономической платформы националистического движения в 1920-1950-х годах. В моем понимании этого понятия очень много от именно экономического национализма. Фактически, это – политика отстаивания собственных интересов. На мой взгляд, национализм стал основой для создания всех развитых стран современности, даже таких мультикультурных, как, например, США. Все они начали свое становление с того, что образовали мощную политическую нацию. Это и есть национализм как основа создания государства.
– Вы часто принимаете участие в общественно-важных и благотворительных проектах. Скажите, в каком состоянии сейчас восстановление Хортицы, где Саша Положинский с 17-ю другими волонтерами работали в прошлом году?
– В свое время нашлись немалые деньги – несколько миллионов долларов – на восстановление Запорожской Сечи. Подрядчики, разумеется, поспособствовали тому, что средства были освоены, а работы не закончены. Найти их, конечно, уже невозможно. Типичная украинская афера! Об этом мне рассказывал новый директор заповедника Хортица Максим Остапенко. Он, собственно, чтобы найти выход из ситуации, заручился поддержкой запорожских бизнесменов, объединенных в благотворительный фонд Патриот Запорожья. И когда меня туда пригласили на однодневную благотворительную акцию, у нас вместе с Николаем Томенко возникла идея организовать благотворительный лагерь, ведь оставалось немало скучную работу, которую могли делать неспециалисты. Например, куда бульдозер не мог заехать и засыпать валы, поэтому надо было их закапывать вручную. Через молодежно-патриотические организации разослал информацию о проекте Возродим Запорожскую Сечь. Итак, я с 17-ю волонтерами прибыл на Хортицу. В первые дни дирекция растерялась – не успевала нам придумывать задачи. Может, думала, приехали ради галочки. С кем из добровольцев не разговаривал, все получили колоссальное удовольствие! Единственное, что обидно: кажется, того, что там построено, надолго не хватит. И скоро надо будет делать реставрацию или отстраивать заново: подрядчики работали не очень качественно. Мы говорили с ребятами о том, что к таким проектам нужно привлекать людей, которые чувствовали бы сердцем, что они января возрождают, а не работают над очередным объектом!
– Несколько лет назад в интервью Дню вы назвали Хортицу одним из самых энергетических мест. А какие еще места считаете самобытными и так же мощными по энергетике, чтобы рекомендовать их для нашей рубрики Мали-крупные города / села Украины?
– Да вы сами эти места лучше меня знаете! (Улыбается). Почти две недели назад я был участником автопробега в Холодный Яр. По моему мнению, туда стоит съездить на несколько дней – чтобы вдохнуть историю полной грудью. Вообще та дорога от Киева до Холодного Яра, которой мы ехали вдоль Днепра через Триполье, Ржищев, Канев, Черкассы, фантастическая сама по себе. Уже только от созерцания этих живописных пейзажей получаешь удовольствие. Очень мнепонравился Славутич – современное и позитивное город. И много где стоит побывать! Понятно, что Волынь вне конкуренции. В прошлом году я поехал с друзьями на Любязь – один из наших полесских озер. Товарищи изъявили желание остаться на большом берегу, а я отправился на остров, неподалеку. Они ночевали на материке, а днем приезжали меня навещать. Так кайфував от этого напивробинзонивського существования! ..
– Саша, вы посещаете сумовский (Союз украинской молодежи) и пластовые лагеря, ездите университетами страны. С какой целью это делаете?
– Для меня важно, чтобы молодые люди приходили на такие встречи не потому, что это – плановые мероприятия, а потому, что им интересно. Даже начинаю с просьбы, мол, кому скучно, могут уйти. Обычно вначале рассказываю немного о себе, прочитанных книг, украинскую историю и современные историко-общественные процессы, а затем разговор происходит в формате вопрос – ответ. Преимущественно после такого общения остаются яркие впечатления и много позитива. Думаю, все же это – воспитательная работа. Очевидно, осознаю, что является авторитетом для молодых людей. Или это тяготеет надо мной? В определенной мере. Но только изредка не могу себе позволить чему-то, потому что кто меня должен за образец. Я такой, какой есть. Свои поступки сверяю с собственной совестью. Когда сижу у экрана телевизора и начинает играть гимн, вскакиваю на ноги, хотя никто за мной в этот момент не наблюдает. Знаю, что когда звучит государственный гимн, надо вставать. Даже когда ты один на один. Так же не могу выбросить мусор где. Буду носить обертки из конфет в карманы, возить в машине, пока не наткнусь на помойку.
– А каким кажется то молодое поколение, что, фактически, не застало советское время?
– Те молодые люди – разные. Их не обобщить. Среди них есть очень прагматичные, ограничены и неинтересны и, конечно, способные и талантливые. Недавно я участвовал в акции протеста против принятия пресловутого законопроекта о языках, проходившей под стенами Верховной Рады. Сначала стало так грустно: многие вокруг не вдохновляли ни своим внешним видом, ни поведением. Когда же поднялся на импровизированную трибуну, посмотрел – а вокруг много осмысленных, просветленных лиц и вдумчивых взглядов. Кто в вышиванках и с селедкой, кто – в ярком мешковатом наряде и с дредами, видимо, представители молодежных субкультур.
– Недавно в переходе среди сотни различных значков увидела с надписью Я не хочу быть героем Украины. По-моему, это довольно знаково. О чем это свидетельствует, по вашему мнению? Кроме приверженности группы Тартак? Что будет с поколением тех, кто слушает Тартак?
– Прогнозировать заранее никогда не берусь. Но мне кажется, что только хорошие по своей сути люди способны понять тексты и музыку Тартака. Потому что в своем большинстве, по нашему убеждению, мы несем правильные посылы. Что касается значка с надписью Я не хочу быть героем Украины, надеюсь, что другие так же, как и я, выражают свое возмущение, мол, часто это звание получают те, которые его не достойны.
– Еще от начала пять лет назад авторского телепроекта Сашка Положинского Свежая кровь на канале М1 вы способствуете молодым музыкантам. Как оцениваете его продолжение, где ваше участие ограничилась ролью члена жюри?
– Очевидно, две Свежие крови заметно отличаются. Первую я выносил. Был в ней ведущим. Все участники этого проекта – мои кандидатуры. Конечно, согласовывал их с руководством канала. Но предложил тех, кого любил, считал лучшими и был убежден, что они заслуживают большего внимания. Ко второй не имел никакого отношения. Однако приятно, что меня пригласили к сотрудничеству.
– За кого голосовали в финале?
– За FUNK-U. По моему мнению, Zоряна не всегда выступала удачно. Это – во-первых. Во-вторых, она меньше нуждалась в этой победе, потому что имела гораздо больше опыта и возможностей для своего дальнейшего развития. FUNK-U, кажется, и года нет. Наконец, и прифанкована музыка FUNK-U мне ближе, чем припопсований рок Zоряна. Но моими фаворитами была группа Rock-Н из Мукачево. Жаль, что он не попал в финал. Считаю, что это та команда, которая должна была победить.
– Как быть, когда политики пытаются наезжать не только друг на друга, но и на музыкантов? Случай с Колисниченко и фестивалемГайдамака.UA – ужасный прецедент.
– Думаю, что это был наезд не на музыкантов, как на все украинское. Нынешней власти, как и, кстати, предыдущий, полностью невыгодна идеология патриотизма, идеология, связанная с формированием активной украинской политической нации. Потому что в своем большинстве наши власти функционирует на основе частных интересов. Зато идеология патриотизма несет в себе другие ценности, в основе которых лежат общественные интересы. Разумеется, делается все возможное, чтобы она не стала господствующей. Потому что тогда придет время новой власти, которой еще в Украине нет. А то, что эта борьба косвенно отразилась на музыкантах, то известно, что художника может обидеть каждый. Хотя некоторые художники показали, что не такие они уж беззащитны. Ромка Чайка говорил об иске в суд. (Группы Мертвый петух было приписано использование текста, в котором якобы разгорается межнациональная вражда – Ред.) Потому что эту композицию Мертвый петух не то что никогда не пел, а вообще не мог выполнять. Ведь уровень предписанного текста и близко не достигает уровня текстов песен команды, которая обычно кладет на музыку современную украинскую поэзию.
– Мы стараемся анализировать ошибки украинской журналистики. Но, очевидно, на музыкантах (когда речь идет о влиянии на общество, прежде эстетический) также лежит немалая ответственность. Согласны? Если да, то какие ошибки украинский музыкального сообщества назвали бы?
– Если говорить о себе и группа Тартак, то мы постоянно боремся за свое культурное пространство. Нам приходится противостоять идеологическому и экономическому давлению. Случается, где-то на подсознательную уровне возникает желание пойти простым путем. Эта постоянная внутренняя и внешняя борьба приводит музыкантов к разным результатам: у кого получается гнуть свою линию, а другие разворачиваются и идут в противоположную сторону. Я бы сказал, что эта ответственность за влияние на общество только частично лежит на нас. Остальные – на самом обществе. По предвзятое отношение к украинской музыке, равнодушие, леность и бездействие. Так сказать, тот, кто любит украинскую музыку, должен посещать не только шаровые солянки, где в частности выступает его любимая команда, но и прийти послушать ее выступление в клубе, заплатив за вход. Или звонить на радиостанции и заказывать песни украинских музыкантов. Или на интернет-страницах голосовать за них в хит-парадах. В проигранном информационном пространстве мы должны жить по принципу: Свой к своему за своим.
– На вашей именной странице www.sashko.com.ua изложены ультиматум …
– Это не ультиматум. Это – вопрос, не следует ли нам сформулировать такой ультиматум. Его суть заключается в том, что, если проукраинские политические силы не найдут возможности, отбросив в сторону амбиции и собственные внутрипартийные интересы, объединить свои усилия в борьбе за Украину и украинскую власть в ней, то мы больше никогда никак не поддержим ни одного их призыва, ни одной акции.
– Инициатива – добрая. Впрочем, вы не думали, что все же для преодоления разочарования и подъема духа надо культивировать позитив? Например, говорить об украинских героях, которые, к слову, у нас так быстро нивелируются, напоминать об успехах украинский … Это наверняка будет способствовать созданию новых организаций и формированию движения сопротивления.
– Вот именно. Возможно, это станет основой для формирования новой действенной гражданской силы.
самом деле в том, что происходит, для меня ничего нового нет. Где-то так я себе и представлял президентство Виктора Януковича. Однако считаю, что эта ситуация может быть благоприятной. Это – наш шанс осознать, что за Украину надо побороться. Если бы в дальнейшем все продолжалось, как последние 19 лет, то мы бы еще долго Украины в полном понимании этого слова не стали. Зато продолжали бы быть постсоветской государством.
Я лично настроен позитивно. Верю, что Украина имеет будущее. Определенной степени эту мощь черпаю в событиях 2004 года, непосредственным участником которых я был. Тогда понял, как украинская могут постоять за себя! Я не один так думаю. Нас много.
Мария Томак, Надежда Тысячная, День
Фото – Константина Гришина

Еще по теме:

У статьи Действенный патриотизм 0 комментариев.