Евгений Положий: Двойная мораль – это характеристика общества

Алина Небельмес, Zahid.net Несколько лет назад имя Макса Бондоренка знал ли не каждый журналист. Именно Мах BonDorenko во времена Кучмы свободно говорил в книге "Выбрать ангела» о выборах: как они происходят, как могут влиять на людей и их судьбы … Это имя произносили чуть ли не шепотом, как о якобы запрещенного писателя … Через некоторое время говорили, что нет такого автора, он – вымышленный.
Позже общественность узнала: Мах BonDorenko действительно выдумка, и выдумка сумского писателя и журналиста, главного редактора газеты Панорама Евгения Положия, который за последние несколько лет успел поездить автостопом Африкой, странами Ближнего и Дальнего Востока, выпустить в свет несколько книг, среди которых получили переиздание книги Выбрать ангела (Поезд) и Мэри и ее аэропорт.
О псевдоним, путешествия, ислам, журналистику, языковую политику, Украина и украинский, о современном державоустрий в интервью ZAXID.NET с Евгением Положием.
– Два года назад в Фолио вышло три ваши книги. Не каждому писателю удается в один период издать три книги.
– Я не в один год их написал. К тому же, две книги – Выбрать ангела и Мэри и ее аэропорт – неизданных ранее (2002 и 2003 гг соответственно). В 2008 у меня был готовый текст Дядюшка по имени Бог, и я подумывал, куда его пристроить, что оказалось не так уж легко. Мне помог Андрей Курков, который читал мои предыдущие книги. Он переговорил с Александром Красовицким (генеральный директор Фолио), чтобы тот почитал мою рукопись. Ему понравилось. Я показал две предыдущие книги. Прочитав, Красовицкий сказал, что выйдут в свет все три. В Поезд, я переделал из Выбрать ангела, добавили еще несколько рассказов, которые всегда с удовольствием читаю в аудиториях. Воспринимается на ура, например, Юрий Юрьевич, любимец женщин.
– Первое издание Мэри и ее аэропорт было написано на русском и украинском, мало два начала и двух авторов.
– Да, действительно, было бы два автора: Мах BonDorenko и Евгений Положий. Выбрать ангела вышла под псевдонимом Мах BonDorenko, так как в книге угадывалось очень много политических персонажей нашего региона прикучмивського периода. Мне и так всегда неприятностей хватало с газетой (Панорама). Еще не хватало за книгу их иметь. Издатель придумал историю о том, что рукопись Выбрать ангела нашли в Интернете … Так появился Мах BonDorenko. Поэтому у Мэри … Макс написал украинская часть, а Евгений Положий – русский. Второе издание Мэри … имеет лишь одно начало, то есть книга стандартная, не с двух сторон начинается, как предыдущая (улыбается). Зато в новой версии уже есть три части: две украинская и одна русском. Это символизирует, видимо, изменения в моей языковой среде.
– Что за изменения? ..
– До трех лет я разговаривал исключительно на украинском, потом так получилось, что я жил с бабушкой и дедушкой в Курске. Почти год я молчал, злился на всех, потому мало что понимал, затем, после того, как бабушка начала читать вслух мне сказки Андерсена, Перро и братьев Гримм, начал уже немного говорить по-русски. Так сказочники примирили меня с родственниками и двуязычием. Начал писать тоже на русском, конечно, в восточноукраинской школе украинский язык преподавали слабо и уроков было мало. Так писал на русском. Но, когда взялся за Выбрать ангела 1999 года, почувствовал, что должен написать эту книгу на украинском языке. Потом понял почему. Мой отец был писателем, писал на украинском. И писал он украинская значительно лучше, чем я пишу. И дед Иван прекрасно перевел роман Дудинцева Белые с русского на украинский … Это возвращение к себе, к ним.
– Почему во втором издании книга Выбрать ангела стала Поездом?
– Издатель, несмотря на изменения в тексте, которые были внесены, попросил придумать другое название. К тому же, новый роман назывался Дядюшка по имени Бог, этот – Выбрать ангела, многовато небесного, видимо … На самом деле, Поезд, мне кажется, более точное название.
– Как так случилось, что редактор газеты захотел поездить автостопом?
– Впервые я поехал автостопом 2003 года. Я всегда хотел путешествовать, путешествовать. Почти всю жизнь я делал газету, было очень мало свободного времени. И вот наконец я сказал себе: если ты не поедешь сейчас, то ты не поедешь никогда, у тебя никогда нехватать времени, денег, еще чего, всегда найдутся какие уважительные причины, чтобы не ехать, так реши наконец: едешь ты или нет? Я нашел такого же безумца, как сам, и мы с рюкзаками за спиной и справочником в руках проехали Африкой и Ближним Востоком: Египет, Иордания, Сирия, Турция. Потом были путешествия по Непалу, Индии, Бангладеш, Китая …
Но это была первая поездка. И она стала основой сюжета первой части книги Дядюшка по имени Бог. Я пишу о путешествиях в этой книге не как дневник от своего имени. Путешествие – это лишь повод, чтобы рассказать. Это переосмысление другого мира, разных мировоззрений, диффузия цивилизаций. Когда я впервые лицом к лицу столкнулся с исламом, я был поражен: где же эти злые террористы? Сейчас я видел добрых, гостеприимных людей. Да, они другие, они совершенно иные, но это цивилизация, которую нужно уважать и понимать, если мы не хотим друг друга перерезать, потому что различия между чем-нибудь, тем более, среди людей, всегда можно найти …
– Так надо и украинский относиться …
– Украинская вообще не о чем спорить. Украинский – это человек, который, во-первых, не подвергает сомнению Украина как государство, а украинский язык – как единодержавным. Знает или хочет выучить язык, хочет, чтобы его дети или внуки говорили на украинском языке.
Поймите, если, например, человеку 60 лет, и она едва ли не всю жизнь проработала шахтером в Донбассе и никогда не разговаривала на украинском, то нет сейчас ни одного фактора, который бы ее заставил это сделать, то есть только потому, что так кому-то захотелось. И нельзя упрекать ее тем, что она не разговаривает на украинском языке. Это глупо. Язык – это дом бытия, – говорил Хайдеггер, и нельзя в этот дом вламываться без приглашения. Нужно постучать – и вам откроют. И накормят. И напоят. А потом нужно вместе вспомнить те далекие годы, когда на этой территории почти все говорили прекрасным языком наших бабушек и прабабушек и прийти, опять же вместе, к выводу, что будет справедливо и правильно, когда наши дети или внуки будут разговаривать на украинском …
Мой покойный дед Григорий Петрович родом из Недригайловского района, Терны – стопроцентно украиноязычное село, я тоже там родился. Его отца репрессировали, семью выслали за Урал, многие там умер. Его маме дали десять лет за колоски. Она убежала. Шла пешком с двумя маленькими детьми в Мариуполь. Там скрылась. Позже вернулась. Дед пошел на войну в 17 лет, в 1941-м, потому что не было других шансов выжить, воевал за ту страну, за СССР, дошел до Берлина. Остался военным, дослужился до полковника, был коммунистом, а в 1991 г. во время московского путча партбилет бросил в лицо в обкоме партии. Почему? Что его заставило так сделать? И должен ли я ему упрекать за то, что он не разговаривал на украинском? Он многое переосмыслил в последние годы, почти всю свою жизнь, читал документы о преступлениях режима. Это трагедия миллионов людей, лишь под конец жизни осознавали всю страшную правду об СССР. Мне кажется, здесь нужен более осторожный, более практичный подход.
– … И государства, и журналистов. Ведь журналисты также влияют на процессы …
– Влияют. От позиции журналиста многое зависит. Это правда. Очень многое зависит от личных качеств людей. Но перед тем, как начать что-то строить, мы должны признать, что качество человеческого материала у нас очень низкая. К сожалению, в этой части мира очень мало дисциплинированных людей, умеющих системно работать, мало бухают, и т.д, которые умеют системно мыслить. Двойная мораль, двойная жизнь – это все характеристика нашего общества. Систему нужно демонтировать.
– Революцией?
– Я не знаю … Как грузины: взяли и демонтировали почти всю фискальную систему: налоговую, ГАИ … На самом деле это вопрос, требующий более точной и детальной ответа.
Что такое коррупция на самом деле? Коррупция – это то, чем мы заменяем доверие между членами общества. Почему в Швейцарии такие банки? Почему они богатые? Один из ответов – потому что там очень высокий уровень доверия в обществе между членами этого общества. Это не возникло просто так. Различные этнические, культурные и другие ценности, которые были заложены и систематизированы в государство, образовали тот психологический климат, который смог дать толчок к созданиюблагоприятного бизнес-климата. Доверие к швейцарских банков – это доверие швейцарцев друг к другу. Все строится на этом. Скажете, деньги в банках и взаимоотношения между людьми – разные вещи? Нет, все связано тонкими цепями смыслов. Это как у братьев Капрановых, посчитавших библиотеки и доказали, что за Януковича голосуют всего там, где меньше библиотек. Казалось бы, разные вещи, но видите, какая интересная пропорция …
– Но и книги частично недоступны. Это проблема. Да и интересных книг становится все меньше.
– Это тоже правда. А Янукович теперь вообще недоступен, так резко наступило улучшение жизни уже сегодня … Но ответ лежит в другой плоскости. Проблема не в том, что вы и такие, как вы, покупают меньше. Проблема в том, что есть в тысячи раз больше людей, которые вообще не покупают книги. Украинский – недопитливи люди, они не любят читать.
– Может, им достаточно телевизора?
– Вы думаете, что, например, в Америке меньше телевизоров? Значительно больше, и телевидение значительно качественнее промывает мозги. Наша газета выиграла конкурс, и мы ездили в г. Амарилло (Техас) в редакцию их газеты Амарилло ньюз. В городе, где живет 200 тыс. человек, тираж газеты – 50 тыс. экземпляров, сайт посещают 5 млн человек в месяц. Когда я зашел в книжный магазин, оказалось, что она огромна: даже если сложить все магазины Сумской области, то они вряд ли будут большими по площади этого магазина. И я никогда так долго не стоял в очереди за книгами, как там. Это относительно стереотипа, что американцы не читают. Жители этого города интересуются ли не всем, что происходит в Амарилло, это хорошо систематизирована и организована община, которая дает порядок на своей территории и успешно конкурирует с другими. Америка большая страна не потому, что там все деньги мира. Это также причина, но все деньги мира там потому, что у тех людей есть большая энергия и жажда жизни. Они успевают за день больше, чем украинский еженедельно … У американского рабочего на заводе показатели втрое лучше, чем в украинском. В Европе, кстати, тоже … Не знаю, в чем дело, в чем правильный ответ, но мы – люди преимущественно инертны.
– Что же тогда делать? Что могу сделать я, вы, каждый рядовой?
– Вот такие сейчас поэты – не соблюдает ритма.
вот такие сейчас мужчины – никто не держит слова.
вот такие сейчас деревья – растут корнями к небу.
вот такие сейчас люди – никто не хочет умирать.
Во время дискуссии на Форуме Андрей Курков сказал, что у нас 180 партий и – никакой идеологической. У нас и милиция – не милиция, прокуратура – не прокуратура, судьи – не судьи … они не отвечают ни форме, ни содержания. Сплошное искажение содержания, смыслов и назначения. И хотя журналистов обвиняют в продажности, именно журналистка сохранила присущие ей форму, содержание и наполнение.
Так что же нам делать? Читать книги. Лучше их никто не даст ответов. Только через книгу, через язык, через дух поднимается человек, и украинский в этой мировой закономерности – не исключение.
Справка
Евгений Положий родился 11 июля 1968 на Сумщине, закончил филологический факультет Сумского государственного педагогического университета имени А.С. Макаренко, где позже преподавал на факультете Журналистика. Работал главным редактором газет Уик-энд и Теленеделя-Сумы, радиостанции Вселенная, был автором и ведущим информационно-развлекательных программ на ТРК Видикон. С декабря 1998 г. и до – главный редактор общественно-политической газеты Панорама. Писатель, автор книг: Туркин, Выбрать ангела, Мэри и ее аэропорт, Туркин и. Повесть о настоящем самурая, ДАсвидания!, Дядюшка по имени Бог, Башни молчания, По ту сторону холма.
Алина Небельмес, Zahid.net
Фото – Zahid.net

Еще по теме:

У статьи Евгений Положий: Двойная мораль – это характеристика общества 0 комментариев.