Герои без галстуков в титрах «Молодости»

  Екатерина Константинова, «Зеркало недели» На первых страницах и в светских хрониках в связи с 39-ю Молодостью всем известные имена: Катрин Денев, Жан-Клод Ван Дамм, Гоша Куценко, Ольга Куриленко … Но жизнь каждого фестиваля – это не только верхушки айсберга, но и подводные льдины, которые определяют различные кинотечии. В этом году как никогда Молодость порадовала количеством ярких гостей – кинематографистов из разных стран, которые представили свои работы. С некоторыми из них ЗН удалось пообщаться, выяснив не только творческие аспекты того или иного фильма, но и определенные жизненные приоритеты этих героев.
    Режиссер Владимир Лерт снял кино с украинской душой
    Единственный украинский фильм в главной конкурсной программе Молодости – Отторжение, снятый Владимиром Лерта. Этот 30-летний режиссер родился в Риге, учился киноремеслу в Голливуде. Но хочет снимать в Украине, об Украине … Богдан Ступка сыграл в фильме Лерта одну из самых интересных ролей в своей богатой кинобиографии.
    – Владимир, почему вы выбрали для экранизации именно книгу Андрея Соломатова Г? Что вас там задело?
  – Однажды увидел эту книгу в книжном магазине на Печерске. Последние четыре года я искал историю, по которой хотелось бы снять свой первый полный метр. Сначала испытывал. Ибо долго ничего не находил, пытался даже сам писать сценарий.
    привлек прежде всего вымышленный фантасмагорический мир. Правда, в этом авторском мире хватало хорошей любовной истории. Поэтому книга и фильм – две совершенно разные произведения.
  Из книги я взял только фантастический мир. И подумал, что фильм был бы скучен, если бы главный герой не влюбился … То есть не было бы романтической линии. Возможно, многие, читая книгу, будет считать ее значительно лучше фильм, однако еще раз повторяю – это совершенно разные произведения.
    – На Молодости вы прогремели, даже учитывая шумиху вокруг неудачи с первым показом. А возможен показ этой картины на других международных кинофестивалях?
  – Да, уже поступили приглашения – из Польши, Германии. И на российские фестивали зовут. Но решили начать с Молодости. Потому что душа у моего фильма все-таки украинский.
    Я вообще не признаю фильмов, бюджеты которых афишируются, причем по вкладу каждой страны. Например, в Америке, если снимается кино, то никто не знает, какой его бюджет. Ну если это не 300 млн. долларов. Да и большой бюджет – это же не показатель качества.
    Есть качественные ленты, бюджеты которых невысоки. Например, Вуди Аллен снимает фильмы с бюджетом один-два миллиона долларов. И они не уступают громким голливудским блокбастерам.
    Я работал с компанией MMG tv films. Съемки проходили в Киеве, в павильоне бывшей ВДНХ. Пришлось с нуля строить декорации. К сожалению, некоторые из них, причем очень хорошие, пришлось потом убрать из фильма. Ведь хронометраж не резиновый.
    – Владимир, а каким основным кинопостулатам вас научил Голливуд?
  – Прежде Голливуд научил меня не вестись на пафос, славу и другие бессмысленные гламурные вещи. На самом деле всего этого в киномире не существует! Очень много талантливых людей из кожи вон лезут, чтобы попасть в Голливуд. Так, для многих Голливуд – эталон. Ведь звезды большой фабрики грез диктуют моду, стиль, тенденции. На самом же деле все это лишь мыльный пузырь, иллюзия, мираж, если хотите.
    Когда я попал туда, понял: голливудская киноиндустрия – в первую очередь хорошо развитый бизнес. И не больше!
    – А какие из основных голливудских познаний вы хотели бы передать и украинским коллегам-кинематографистам?
  – К сожалению, как только пытаюсь это делать, на меня начинают реагировать весьма негативно … В Украине существует уже устойчивый канон: У нас тут не Голливуд! Типа намек: мол, езжай в свою Америку и учи там кого хочешь.
    Я, к сожалению, слышал это раз сто …
    Например тогда, когда хотел записать живой звук на площадке и говорил: Ведь в Украине столько хороших специалистов, мы большие деньги платим за технику. Давайте запишем прямо на площадке живой звук! Однако старая киношкола времена СССР в Украине живет и торжествует.
    Еще тогда актера после съемок на два месяца загоняли в кабинку – именно так происходило озвучивание. Наверное, поэтому сегодня в Украине фильмы дублируются настолько ужасно! То есть в Киеве в очередной раз мне сказали: У нас тут не Голливуд! И я от этого устал. Теперь набираю в свою команду людей, которые мне такого не говорят. А наоборот – пытаются создать в Украине мини-Голливуд.
    – Кого из актеров, кроме Ступки, вы видели в своем фильме в роли Ивана?
  – Честно говоря, слабо представлял, кто еще мог бы сыграть эту роль. Если бы Ступка отказался, то искали бы другие варианты. Но я надеялся. Богдан Сильвестрович долго читал сценарий. Я же заранее не расстраивался, не терял надежды увидеть его у себя на съемочной площадке.
    Мы с этим выдающимся артистом в прекрасных отношениях. Правда, он еще не видел картины …
    Что же касается других актеров … Все остальные – Сергей Бабкин, Агния Дитковските, Александр Баширов, Виктория Билан (Жилинский) тоже сыграли замечательно. Александр Ганнотченко – замечательный АКОР, я долго искал именно такого человека на определенную роль.
    Для меня в актере главное – человеческий фактор: кто эти люди в жизни, какой у них характер? Если они достойные люди, то зритель потянется к их открытой души. Если же человек неинтересная, скучная и с ней не о чем поговорить, и не ему исполнять главную роль.
    – Знаете ли вы о критическом состоянии дел в украинском кинопроизводстве? В лучшем случае снимают полторы картины в год. Можно ли реально изменить ситуацию?
  – Есть аналогия. Например, если завтра театр станет бесплатным, то актеры через месяц умрут от голода. Поэтому театр не может быть бесплатным. А в Украине кино бесплатное! Люди не понимают, что, покупая пиратскую продукцию, они душат свое же кино. Ни в одной стране такого нет! Ни во Франции, ни в Германии, ни в Испании …
    В Украине около 48 млн. человек! Это огромный рынок, который может работать на себя. И первое, что нужно сделать, – запретить пиратство!
    Между прочим, я узнал, что эта сфера еще как коррумпированная. И теневой рынок составляет приблизительно полмиллиарда долларов! Представьте … Эти огромные деньги просто воруют. Если в Украине запретят пиратство, то мы сможем выпускать в год сто таких фильмов, как Отторжение. Появятся маленькие картины. И каждый инвестор будет знать, что вложенные им деньги окупятся … А его фильм не появятся завтра в Интернете или на раскладках в пиратских версиях … Никто же не думает, что каждому режиссеру тоже нужно кормить семью! Некоторые считают, что государство должно кормить кинематографистов, – это ерунда! Нужно просто ужесточить меры против пиратов. Ведь есть сайты, на которые заходишь, качает фильмы, и твой интернет-трафик даже не считают.
    Сейчас в Киеве, даже в самом красивом магазине – пиратская продукция. Административная ответственность за это – штраф 1000 гривен. Нужно ощутимо увеличить штрафы. Я не призываю, чтобы украинские DVD-диски стоили по 60 гривен. Пусть они будут по 25 гривен, зарубежные – дороже. Поверьте, без наведения порядка в украинской киноотрасли никогда не будет никакого кино.
    Актер Грегуар Колен: Во Франции найти киноспонсора нетрудно
    Ему – 34. Но в послужном актерском списке Грегуара колена уже около 40 киноработ, сотрудничество с известными французскими режиссерами. На Молодость его пригласил Андрей Халпахчи с дебютной режиссерской короткометражкой Лисья бухта.
    – Грегуар, что можно сказать сегодня о противостоянии французского кино и кинопродукции Голливуда? Ранее эту тему активно муссировали СМИ.
  – Американские фильмы действительно занимают большую часть нашего экрана. Французских фильмов производится какого года – более, какого-то – меньше. Но в целом предварительная расстановка сил сохраняется. Становится более масштабных отечественных кинопроектов. Во Франции появилось много жанровых лент – триллеры, хоррор, драмы. Этого не было раньше.
    Чувствуется поддержка государства.
    Вообще, во Франции найти спонсора, который вложил бы в кино свои инвестиции, не так уж трудно. Наряду с этим, в прокате много французских фильмов, снятых за довольно небольшой бюджет.
    И еще … В связи с кризисом экономят деньги, потому ленты снимают гораздо быстрее и интенсивнее, чем раньше. Это сказывается на характере работы.
    Недавно я снимался в триллере с элементами хоррора под названием Добыча. Сначала это должна быть картина с большим бюджетом. Но в конце концов финансирование урезали. Пришлось экономить. Времени на дубле не было. И это изменило характер работы.
    – Обязательно французскому актеру, чтобы стать знаменитым, интегрироваться в американский кинобизнес? Или все-таки достаточно оставаться в нише отечественного кино?
  – Мне нравится работать с иностранными режиссерами. Работал с японской женщиной-режиссером. И у американского режиссера балканского происхождения. Пробовался на некоторые роли в голливудских фильмах. Но … Наверное, я им не подошел. Когда попадаешь в голливудскую обойму с Матье Амальрик или Ольгой Куриленко (они снялись в Джеймса Бонда), то открываются широкие возможности.
    А вообще, актеру нужно вносить больше разнообразия в свои роли, жанры. Если играешь в одном ключе, то постепенно можешь окостенеть.
    Хорошо, когда известный и получаешь предложения отовсюду. Тогда можешь работать с такими авторитетными режиссерами, как Дэвид Кроненберг и Стивен Соденберг.
    Но есть и обратная сторона медали. Когда становишься звездой такого масштаба, то появляются ограничения. Медийный актер постоянно находится в стрессе, в напряжении. Ведь он уже не может сниматься в менее значимых фильмах.
    – В вашем портфолио около 40 картин. С кем из режиссеров вам больше всего понравилось работать?
  – Люблю работать с одними и теми же людьми. Например, в Клер Дени я снялся в пяти или шести фильмах. Понравилось работать с Жиль Бурдос.
    – Помог ли актерский опыт уже в режиссерской работе?
  – Безусловно. Ведь актеры в моем фильме Лисья бухта почти не имели профессионального опыта. Юному актеру всего 14 лет. Другие к этому снялись только в одном фильме. Я не был снисходительным, требовал профессиональных технических навыков, которыми они не владели. Кроме того, все приходилось делать быстро. И им было тяжело. Но работа, по моему мнению, все равно вышла удачная. Хотя иногда и заходили в ступор! Ведь сценарий не совсем простой …
    Я вам расскажу сказку. Живет себе подросток, он купается в море, ловит рыбу. И вот он видит яхту, на которой – влюбленная пара. Ему понравилась красивая женщина, и он весь день следит за ней … А ночью ему снится эротический пиратский сон. В конце же фильма мы понимаем, что рыба, которую он поймал, – это символ его бедности. И вся лента – большое желание подростка: выйти из своей среды и попасть в другой для себя измерение. Я это показываю через его мечты, сны, недостижимые желания, которые и являются для него единственным способом убежать от своих реалий.
    – Кто-то из вашей семьи причастен к искусству кино?
  – Мой отец – известный театральный режиссер Кристиан Колен. И ему мой фильм понравился. Хотя сначала я боялся показывать свою работу отцу, поскольку он очень критичен и даже мог узнать в главном герое самого себя.
    Сначала отец был актером. Они просто с труппой играли на площадях в маленьких городках. Но уже шестнадцатилетним отец оставил этот туристический караван и уехал в Париж, где, прежде чем стать театральным режиссером, играл на профессиональной сцене. В наших творческих судьбах есть параллельные пути. Я тоже долго был актером, а теперь пытаюсь осваивать кинорежиссуру.
    – Как вы лично позиционируете киевскую Молодость – в мировых фестивальных раскладах?
  – Молодость входит в число тех фестивалей, которыми интересуются. И чем больше таких фестивалей, тем лучше. Я, кстати, закончил работу над фильмом в преддверии Каннского фестиваля.
    Да, короткометражка – это шанс засветиться на фестивале. Мою картину не очень заметили в Каннах, не было критики, интервью. Хотя для меня много значит реакция и мнение коллег об этой работе. Критика для режиссера – все равно что комплимент для актера.
    После Канн Лисья бухта уже побывала в Рио-де-Жанейро, Стамбуле, Лондоне, Карловых Варах.
  Евгений Чаплин против перекрашивания шедевров отца
    Одна из самых интересных фигур на нынешней Молодости – сын великого Чарли Чаплина Евгений. Он, как и отец, выбрал творческий путь. Но не кинематографический, а цирковой. Хотя и эта стихия близка мировые Чарли Чаплина. Мать Евгения – Уна О’Нил, дочь выдающегося американского драматурга Юджина О’Нила (Любовь под вязами. Как известно, у Чарли Чаплина – официально – было 11 детей.
    – Евгений, известно, что вы работаете в цирковом искусстве. Расскажите подробнее об этом направлении своей деятельности.
  – Я уже шесть лет занимаю должность художественного руководителя в швейцарском семейном цирка Нок (Nock). Это старая цирковая компания, основанная в XIX веке. Моя работа заключается в том, что разъезжает по разным странам, просматриваю цирковые представления, подбираю актеров. Затем совместно с другими режиссерами составляем концепцию шоу. Это компания семейная. Ответвление семьи Нок есть в Америке, какая часть живет в Швейцарии. Пио Нок – один из величайших клоунов, он очень хорошо известен в Европе. А уже клоун Белло Нок, младшее поколение этой семьи, работает в Америке.
    – У кого еще из детей Чарли Чаплина сложилась творческая судьба?
  – Все определенным образом работают и творят. Но, пожалуй, наиболее успешно сложилась карьера моей сестры Джеральдин. Она актриса. Снялась в более чем 20 картинах. Среди самых известных ее ролей? – Тоня в фильме Дэвида Лина Доктор Живаго и Катерина в картине Альмодовара Поговори с ней.
    В Врачи Живаго Жеральдин снялась еще 1965 года. Это, практически, была ее первая работа в кино. Как путевка в жизнь. Далее ее творческая карьера пошла успешно, она непрерывно работает.
    – Дети великого Чаплина дружат между собой?
  – В общем, да. Распрей между нами нет. Хотя многие живут в других странах, но иногда заезжают в Швейцарию. Примерно раз в год мы видимся. Бывает, что все встречаемся в Швейцарии.
    – Ваш отец был ярым антифашистом, он поддерживал СССР во Второй мировой войне. Сейчас, естественно, в мире тоже неспокойно. Вас вообще интересует мировая политика?
  – Действительно, существуют различные угрозы, и многие их чувствует. Известно, что история движется по кругу. И после спокойных периодов может наступить период экстремизма.
    Мой отец жил в трудные времена. Такие же тяжелые времена, возможно, переживают сегодня многие американцы. Имею в виду – прежде чем произошла смена президента. Думаю, предыдущий президент Америки, Джордж Буш, остановил американское общество в его развитии. Именно такой исторический момент залогов и мой отец. Уверен, что он хорошо чувствовал бы пульс событий в мире.
    – Кому официально принадлежат все права на творческое наследие Чарли Чаплина?
  – Только нашей семье. То есть всем его детям.
    – Часто в Америке переиздаются DVD с фильмами Чаплина? Какими тиражами?
  – Не помню точных цифр. Но с компанией Уорнер Бразерс мы недавно переиздали все отцу фильмы. Еще сотрудничаем с кинематекой в Болонье. Их работа – все тщательно реставрировать, вручную. Они просматривают буквально каждый миллиметр пленки и, если есть повреждения, реставрируют ее с помощью компьютера. Благодаря этому изображение получается идеальным. Ведь мой отец тоже очень внимательно следил за качеством пленки.
    Помню, у нас дома хранились кинокопии пленок его фильмов. Он обязательно раз в год проветривал их на свежем воздухе.
    – В России, да и в Украине, распространяется тенденция колоризации старых фильмов в угоду новому времени. Как вы относитесь к этим новомодных веяний?
  – Есть две теории на этот счет. Теория, с которой я категорически не согласен, заключается в том, что нужно раскрашивать старые фильмы якобы для привлечения нового поколения зрителей, молодежи. Мол, они охотнее пойдут на фильм, если он будет цветным. Я считаю, что фильмы – как живопись. Черно-белые фильмы были сняты для того, чтобы они черно-белыми и остались. Перекрашивать их – все равно что перекрашивать картины старых мастеров. Мне кажется, что важно воспитывать новое поколение зрителей именно на черно-белых картинах, потому что они такими созданы. Это необходимо учитывать!
    – Какой из многочисленных фильмов вашего отца вам больше нравится просто как зрителю?
  – У меня нет любимого фильма Чаплина. Люблю практически все картины отца, включая ранними комедиями. Хотя они не во всем совершенны, но мне очень нравятся. Более поздние его картины – серьезные. Совершенных родителей фильм – Огни большого города. Причем отец снял его немым, тогда как уже были звуковые фильмы. Хотя в этой картине потрясающая музыка. Наверное, он хотел доказать, что немое кино не хуже звукового. Мне кажется, ему это удалось.
    – Кто больше всего повлиял на ваше воспитание?
  – Наверное, все-таки мама. Она была костяком семьи. Она держала вокруг себя весь дом, организовывала семью.
    – Какое самое яркое воспоминание, связанное с отцом, остался с детства?
  – Наверное, то, что отец в моих воспоминаниях связан с мамой. Они всегда были вместе, чувствовалось, что они очень любят друг друга.
    – Что расскажете о своей собственной семье?
  – Естественно, дети приносят счастье в жизни и в дом. Моей старшей дочери уже 26. Еще у меня есть две девочки-близняшки, которым по два с половиной годика.
    На фото – Владимир Лерт
    Зеркало недели
   

Еще по теме:

У статьи Герои без галстуков в титрах «Молодости» 0 комментариев.