Главный игрок – олигарх на имя Кризис?

  Светлана Остапа Галина Корба, «Хроника» Первую часть опроса читайте здесь, второе – здесь, третья – здесь.
    1. Какой будет роль СМИ в президентской кампании – 2010? Как она изменится по сравнению с президентской кампанией 2004 года и почему? Какие факторы этой трансформации являются определяющими? А по сравнению с двумя парламентскими кампаниями 2006-2007 годов?
    2. Как вы оцените роль ТВ в будущей президентской кампании? А роль интернет-СМИ, прессы, наружной рекламы? Какие носители и технологии будут иметь определяющее влияние на сознание электората?
    3. Какой телеканал Вы бы назвали самым мощным по воздействию на электорат? Обоснуйте свою позицию. Кто на этот раз управлять главной электоральной кнопкой?
    4. Какие форматы предложит телевидения под нужды политиков? Какие схемы отношений – в том числе, возможно, и теневые? Каковы масштабы иметь джинса – по сравнению с предыдущими кампаниями? Изменится ли ее характер, формат? Или отдаст джинса пальму первенства обычном контроля собственников за редакционной политикой – когда журналисты будут выполнять определенные задачи без дополнительных проплат?
    5. Какой будет роль московских и американских политтехнологов в кампании? Что они будут предлагать своим клиентам и избирателям? Будет ли задействованы новые технологии? Если да – какие именно? Как вы оцениваете возможное влияние избирательной кампании Барака Обамы на ход украинских президентских выборов?
    С такими вопросами ТК обратилась к более чем 25 экспертов, стараясь охватить как можно более широкий спектр мнений, в том числе и людей, представляющих различные группы влияния в украинском обществе и политикуме.
    Сегодня читайте прогнозы Игоря Когут, Русланы Плис, Алексея Мустафин, Виктора Небоженко.
    – Какой будет роль СМИ в президентской кампании – 2010? Как она изменится по сравнению с президентской кампанией 2004 года и почему? Какие факторы этой трансформации являются определяющими? А по сравнению с двумя парламентскими кампаниями 2006-2007 годов?
    Александр Бригинец, депутат Киевсовета (БЮТ):
    – Общество меняется. Оно медленно дрейфуе от тоталитарного, с его наивным и доверчивых отношением к единодушным СМИ, к демократическому, которое цинично анализирует весь спектр медийного разнообразия. А это многообразие реально существует – позиции ведущих СМИ, особенно телевизионных лидеров, часто диаметрально противоположны. Одни СМИ будто нивелируют усилия других, оставляя анализ и выводы в другом, немедийному поле.
    Переломным стал 2004 год, когда темники утратили смысл из-за отсутствия согласованной позиции разных владельцев СМИ. Тогда особой стала позиция лишь одного телеканала и одной радиостанции. В последний год информационное поле стало еще строкатишим.
    Игорь Когут, глава Лаборатории законодательных инициатив:
    – Сегодня любая политическая кампания невозможна без активного привлечения СМИ. Более того, все меньше внимания уделяется организации и обеспечению общения политиков (кандидатов) с избирателями вживую. Мы имеем очевидную тенденцию сокращения коммуникативной составляющей кампании и замену ее на технологическую. Это особо подчеркивают намерения сократить сроки избирательной кампании, возможно, в конце концов это станет одной из новелл в законодательстве о выборах президента Украины. В таких обстоятельствах СМИ становятся частью технологического цикла и, в принципе, теряют свое ключевое призвание – беспристрастного и объективного информирования, анализа, обратной связи.
    В кампании 2010 года значение будут иметь не столько репутация, профессионализм и непредвзятость средств массовой информации, сколько их рейтинговисть.
    В следующей президентской кампании украинские СМИ в очередной раз станут инструментом в руках инвесторов, обслуживать их политические инвестиции. Те же независимые СМИ, которые имели возможность прорваться через тернии финансового кризиса и выжить, предстанут перед вызовом соблюдения балансов в освещении кампании и кандидатов, что поставит их в неравноправное положение. Здесь, конечно, проще будет интернет-изданием, но и этот сегмент медийного рынка уже давно стал ареной конкуренции. Среди печатных СМИ также быстрее проходить посткризова реанимация путем привлечения инвестиций под выборы.
    Наиболее привлеченным в технологическом плане останутся электронные СМИ (телевидение, несколько меньше радио, интернет служить технологической альтернативой и площадкой для черных кампаний.
    сравнению с предыдущими избирательными кампаниями особых и очевидных нововведений будет мало. Играть свою роль фактор привыкания к разговорных политических программ (целесообразнее употреблять термин шоу, потому что он лучше отражает реальную вартиснисть таких программ). Эти площадки вряд ли станут другими по содержательным наполнением дискуссий и дебатов, а следовательно – их вред для общественно-политического предвыборного дискурса увеличиваться, не давая гражданам аргументов для рационального выбора. Такой ситуации не наблюдалось в 2004 году, потому что не было такого разнообразия (или, скорее, одноманиття) разговорных политических шоу. Парламентские выборы 2006 и 2007 годов проходили на определенной волне общественных надежд на реальные изменения, поэтому информационный продукт был запрошен избирателем, что вирив в вес своего голоса и значение своего выбора.
    Сегодня штабом придется креативно подойти к освещению своих кампаний, так как участие в разговорных шоу даст им шанс оставаться в информационном поле, но потребует готовить аргументы к спорадический дебатов, которые будут возникать на этих площадках, или просто оплачивать формат.
    Избирательная кампания на фоне острого финансового и экономического кризиса в этот раз имеет шансы побить все рекорды популистской риторики и сообщений, преимущественно доноситимуться путем предвыборной политической рекламы. Сегодня все ключевые кандидаты предлагать простые рецепты для решения сложных проблем. Такая рекламная кампания будет напоминать короткую парламентскую кампанию 2007 года (кто больше предложит за рождение ребенка или снизит цены на мясо). Но мы стикнемося с проблемой доступа ряда кандидатов, которые не принадлежат к высшей лиги, не только к разговорных программ, но и к рекламного компонента. В таких условиях новые или молодые кандидаты попытаются построить кампанию в интернете, в социальных сетях, что будет иметь определенный инновационный влияние на кампанию и ее медиасупровид.
    Руслана Плис, руководитель информационно-аналитического центра Publicity:
    – Как всегда – важной. Показательно, что все кандидаты пытаются нарастить свой медиаресурс, чтобы в распоряжении кандидата всегда были площадки для трансляции нужных сообщений.
    В 2004 году отдельных кандидатов не пускали на ТВ. Сегодня доступ к СМИ в кандидатов больше, и этот доступ проще. Например, политических ток-шоу у нас значительно увеличилось по сравнению с 2004 годом (точнее, тогда их совсем не было). Конечно, каждый кандидат будет стараться быть максимально присутствовать в медиапростори и, вероятно, будет препятствовать прямым конкурентам – там, где он реально может это сделать, например, в своих карманных медиа.
    Алексей Мустафин, заместитель председателя правления СТБ по информационному вещания:
  – Роль медиа в любой украинской избирательной кампании определяется тем, что для большинства избирателей именно они являются главным источником информации о кандидатах, их намерения и действия. Конкурировать со СМИ могут разве что слухи по схеме баба бабки сказала, но в конечном итоге и для слухов первоисточником обычно медиа. В 2004 году это были преимущественно оппозиционные медиа, таким образом компенсировали Недопуск оппозиционеров на центральные телеканалы. Но как только влияние 5-го канала и Эры смог сравняться с Интером и 1 +1, роль слухов уменьшилась – примерно до того же уровня, который есть сейчас. По сравнению с 2004 годом значительно усилился скепсис публики в восприятии даже идейно близких ей медиа. Уверенность, что по сообщениям СМИ непременно стоят деньги и интересы собственников, стала всеобщей. Однако парадокс в том, что других источников для получения информации на самом деле как не было, так и нет.
    Есть определенные признаки того, что во время президентской кампании уровень откровенной джинсы будет меньше – по крайней мере, на ведущих каналах. Однако усилится фактор прямой поддержки владельцами того или иного кандидата. Как это мы видим на примере того же Интера или 1 +1.
    Худшее для избирателя том, что даже тщательно информируя о кандидатах, большинство телеканалов, похоже, так и не помогут ему понять, чем кандидат Х отличается от кандидата В, и действительно ли кандидат Z имеет хоть качество основания называть себя третьей силой. Ибо рассказывают зрителям о чем угодно, но не о том, что на самом деле исповедует и собирается делать каждый из претендентов на высшую государственную должность. Возможно, конечно, что кандидаты и сами об этом не знают, но гражданам от этого не легче.
    – Как вы оцените роль ТВ в будущей президентской кампании? А роль интернет-СМИ, прессы, наружной рекламы? Какие носители и технологии будут иметь определяющее влияние на сознание электората?
    Александр Бригинец:
    – Все СМИ важны именно потому, что они ведут информационную войну друг с другом. И победителей не будет. Для тех, кто будет строить гламурный образ, главным станет ТВ, для тех, кто будет делать жесткие заявления, – интернет.
    Главной технологией станет поступок, а не заявление, хотя между ними порой отличие незначительна. Именно поступок как информационный повод весить больше, чем обсуждение тех или иных заявлений, как это было раньше. Именно поэтому предпочтение иметь политики, чьи поступки будет легко объяснить, чьи поступки будут легко восприняты обществом, даже если они будут непростыми. Например, жесткую позицию Тимошенко по газу, которая привела к перекрытия газовой трубы, было воспринято обществом весьма положительно, хотя она и нанесла этому же обществу определенного хлопот.
    Игорь Когут:
    – Телевидение будет основным носителем программных сообщений кандидатов, и этому служить не только рекламные возможности ТВ, но и многочисленные разговорные политические шоу. Все штабы рассматривать телевидение как элемент собственных технологий. Поэтому не стоит надеяться, что ТВ внезапно станет площадкой для рациональной дискуссии и средством обеспечения осознанного выбора. Такие форматы, к сожалению, не является рейтинговым, а штабы не заинтересованы в их финансовой поддержке.
    Альтернативные сообщения или антиреклама станут ключевыми для интернет-СМИ. Здесь в виртуальном пространстве продлится параллельной политической жизни, в различных социальных сетях, где будут распространяться слухи, непроверенная информация, провокации и недружественные шаржи, анекдоты. Если ТВ будет традиционно ареной тяжеловес, с отдельными вкраплениями молодой альтернативы, то интернет будет скорее площадкой для новых.
    Печатные СМИ будут играть роль укоренения ключевых сообщений кандидатов, их переваривание. Здесь, мне кажется, кандидаты (или, скорее, их штабы) окажут предпочтение региональной прессе. А центральным (национальным) газетам останется роль аналитика-арбитра – хоть и со своими преференциями, но достаточно незаангажированного.
    Руслана Плис:
    – У партий и кандидатов, имеющих соответствующие ресурсы (финансовые, организационные, людские, интеллектуальные), будет задействовано все. ТВ и наружная реклама – традиционно. Пресса – выборочно. Интернет-СМИ в последние годы также набрали веса. Поэтому и они свою роль сыграют, особенно как инструменты для распространения компромата, разного рода сенсационной и срочных информационных ударов.
    Алексей Мустафин:
    – Попытки использовать ТВ будет большим и в дальнейшем только расти. Однако в эффективности этого инструмента у меня лично есть сомнения. Разве что телевидение видсиюватиме кандидатов по принципу проходной – непроходимых, а значит не стоит внимания. Однако в конкуренции в треугольнике Янукович-Тимошенко-Яценюк решающее слово будет принадлежать отнюдь не голубом экрана.
    – Какой телеканал Вы бы назвали самым мощным по воздействию на электорат? Обоснуйте свою позицию. Кто на этот раз управлять главной электоральной кнопкой?
    Александр Бригинец:
    – Сложный вопрос. О каком влиянии идет речь? По большому счету, чистая влияние ничего не значит, потому что имеет значение мотивирующий в определенном ключе влияние. Пример? Телеканал Интер мощно воздействует на зрителей, но через прямолинейно одновекторнисть его воздействие прямо противоположный тому, что декларируется в эфире. С другой стороны, СТБ выглядит абсолютно объективным, но он не выполняет никакой политической цели, поэтому о влиянии говорить тоже нельзя. Влияние, которое, вероятно, вас интересует, – это возможность ненавязчиво навязать зрителю свою точку зрения, не так ли? Такого ТВ у нас, к счастью, нет.
    Игорь Когут:
    – Если смотреть на рейтинги, то сегодня лидером остается Интер, но станет ли этот канал главной электоральной кнопкой – трудно прогнозировать, поскольку в последнее время он не выглядит позиционная сбалансированным, и избиратели имеют большие основания подвергать сомнению его первенство. Одновременно преимуществом украинского медийного ландшафта является его разнообразие.
    Условные конкуренцию во влиянии на электорат Интеру составлять СТБ, ICTV и ТРК Украина. В таких условиях единоличное владение главной электоральной кнопкой фактически невозможно. Главные телевизионные каналы будут вынуждены искать баланса освещения основных фаворитов, некоторые из этих каналов, – и далеко не из миссионерских побуждений, – оказывать предпочтение молодым лицом. Поэтому хоть руку на кнопке и держать немногочисленные кандидаты, но в единолично порядке, в условиях своеобразного украинского плюрализма, это делать не сможет ни один.
    Руслана Плис:
    – На мой взгляд, единственного канала-лидера, который бы имел значительный отрыв от конкурентов, сегодня не существует. Например, Интер – лидер по аудитории, но рейтинг того же Шустер live на ТРК Украина бывает выше, чем Свободы на Интере. Однако в связи с последними событиями вокруг Шустер студиос до конца не ясно, как именно выходить это ток-шоу. В Интера, на мой взгляд, сейчас сильнейшие новости в телеэфире – Подробности недели.
    Так же сегодня можно сказать, что трио телеканалов ICTV, СТБ и Нового суммарно покрывают ту же аудиторию, как Интер, и на двух из них есть довольно рейтинговые и тематические для политиков программы (Свобода слова, Окна-Новости, Факты с Оксаной Соколовой) .
    1 +1, похоже, держит дистанцию по отношению к политике, ведь там практически не осталось рейтинговых общественно-политических программ и ток-шоу. Но осенью могут быть изменения в формате и сетке программ. 5 канал остался в целом верен себе, его влияние будет заметен (но, конечно, не такой исключительный, 2004). Новые нишевые телеканалы тоже есть нечто, что можно предложить политикам. Так что в целом – возможности для предвыборной кампании в большинстве политиков, кандидатов и партий расширились.
    Алексей Мустафин:
    – самым мощным каналом остается Интер, самым мощным холдингом – Новый-СТБ-ICTV, однако мощность не является синонимом влиятельности. Поэтому я бы не спешил говорить, что главная электоральная кнопка принадлежит, скажем, Фирташу, Хорошковскому или Пинчуку. Главным игроком на избирательном поле, kingmakerьом, пока остается олигарх на имя Кризис, который формально не владеет и даже не имеет опциона:) ни на один из телеканалов.
    – Какие форматы предложит телевидения под нужды политиков? Какие схемы отношений – в том числе, возможно, и теневые? Каковы масштабы иметь джинса – по сравнению с предыдущими кампаниями? Изменится ли ее характер, формат? Или отдаст пальму первенства джинса обычном контроля собственников за редакционной политикой – когда журналисты будут выполнять определенные задачи без дополнительных проплат?
    Александр Бригинец:
    – Политика – единственная сфера, где существует достаточное количество национальных звезд. Не шоу-бизнес, модельный бизнес, не национальное кино или даже спорт, а именно политика. В других сферах доминируют иностранные, чаще российские, медийные лица. В этом смысле политизация телевидение тождественны украинизации. Поскольку главными героями политпроектов являются лица, которые не несут ответственности (юридически) за свои слова, то и возможности таких проектов ограничены только фантазией и желанием самих политиков.
    Безусловно, контроль владельцев будет выше, чем во время парламентских выборов, поскольку в президентской игре меньше реальных игроков и их интересыпонятнее, поэтому джинсы будут разгаданы сразу. С другой стороны, возможно и такое, что джинса станет политикой владельцев СМИ, которые будут играть в килькаповерхови игры.
    Игорь Когут:
    – Избирательная кампания – это ответственный с точки зрения владельцев и менеджеров СМИ этап. Традиционно в это время, когда проплаченные материалы уже нельзя назвать обычным джинсы, потому что кампания отдельных кандидатов становится элементом джинсовой редакционной политики. Кандидаты хотят выглядеть хорошо и не попадать в неудобное положение, поэтому загострюватиметься борьба за лучшие диваны и доступ к микрофону на разговорных политических шоу, за возможность использовать суфлеры даже в случае предусмотренных вопросов журналистов. Конечно, при таких условиях менеджмент играть большую творческую роль, а проплаченные усилия отдельных журналистов не будут иметь заметного успеха.
    Руслана Плис:
    – Джинсы будет много, она в принципе уже имеет место. И контроль собственников над редакционной политикой также никуда не денется.
    Алексей Мустафин:
    – Главные форматы уже предложено – это бесконечные Свободы и псевдоаналитични еженедельники, которые все больше скочуються к агитпропу в стиле Прожектор перестройки. Теледебаты еще никому не удалось сделать интересными, тем более, что вряд ли Янукович, скажем, хочет дебатировать с Тимошенко, а Тимошенко – с Яценюком. А остальные – это на самом деле те же Свободы. Поэтому прорывов уровня Украина имеет талант! ждать не стоит. Даже если аудитория очень этого хочет.
    Главная схема отношений – это услуга в обмен на услугу, поддержка или же обычная лояльность в обмен на гарантии (возможно, и призрачны) сохранения бизнеса. А там, где с гарантиями не получается, начинается мочилово. Джинса в буквальном смысле этого слова, возможно, и сократится в объемах, но на смену ей скорее всего придет пакетное обслуживание, которое на самом деле ничем не лучше. Дополнительных проплат большинство журналистов, между прочим, и так не получала, если, конечно, не считать проплаты взятку из рук в руки, пока редактор не видит. Но эта технология на самом деле является ничем иным, как обдурюванням лохуватих политиков, которые думают, что излишняя появление на экране может повлиять на карьерные перспективы. Среди кандидатов в президенты такие тоже есть, но не в первом эшелоне.
    – Какой будет роль московских и американских политтехнологов в кампании? Что они будут предлагать своим клиентам и избирателям? Будет ли задействованы новые технологии? Если да – какие именно? Как вы оцениваете возможное влияние избирательной кампании Барака Обамы на ход украинских президентских выборов?
    Александр Бригинец:
    – К счастью, истина о странах, которые ум не постичь, касается в наше время не России, а Украины. А это означает, что технологии, разработанные для США или РФ, надо очень и очень адаптировать до неузнаваемости. Да и тогда они могут что-то немножко добавить или отнять, а не изменить картину кардинально. Думаю, это время украинских технологов, которые, изучив чужой опыт, попробуют научить политиков скорее плыть по течению, если таковая существует для конкретного политика. Только и всего.
    поступки весить больше, чем слова. Даже сложные поступки весить больше, чем сладкие слова. А технологии преимущественно касаются слов, а не поступков.
    Игорь Когут:
    – Сейчас выглядит так, что уроки предыдущих кампаний усвоили не все и не в равной степени. Хотя следует отметить, что роль иностранных технологов кампаний ключевых кандидатов будет иметь иной характер. В условиях нескольких вызовов (финансовый кризис, короткая кампания, жесткая конкуренция) нужно искать новых технологических решений. Россияне не могут предложить новых конструктивных решений, американцы не хотят, потому что лучшие из них нужны новой Администрации, а восточноевропейские вояжеры ноу-хау не предлагают. Наиболее продвинутыми остаются доморощенные или украинизированных политтехнологи. Открытым остается вопрос, пойдет ли их мнение далее по совершенствованию систем подкупа избирателей. Ответ покажет время. Однозначно – какие бы политтехнологи НЕ обслуживали сегодня наших кандидатов, по опыту 2004 года можно сказать, что украинские политики порой бездумно ведутся на все ради результата. В результате страдает вся страна.
    Сам образ Обамы и технология его успеха окрыляет многих кандидатов, но подражают его единицы. Компонент социального мережування – один из самых заметных влияний кампании Барака Обамы на украинский избирательный процесс. Но нашим политикам следует затямиты, что изменения уже обещали, были большие ожидания, и чтобы убедить украинца, что это не очередная ложь, надо идти и общаться, технологически усиливать и мультипликуваты компонент непосредственного контакта с избирателем. У того из украинских кандидатов, кто сможет последовать в этом кампанию Обамы, появится шанс, но это еще не означает победу. А общеизвестная кампания Обамы в сети интернет – для Украины пока что перспектива на будущее, когда в каждом населенном пункте нашей страны будет обеспечен доступ к всемирной паутине.
    Руслана Плис:
    – Российские политтехнологи на этих выборах будут чувствовать себя намного лучше. После Оранжевой революции в них было не очень хорошее отношение, а теперь, кажется, все возвращается на круги своя. Причем, политики привлекают к своим команд даже тех, кто ранее был задействован в провальных проектах, т.е. результата не показал. Американских – также задействованы, как и раньше. Мне лично было бы интересно услышать мнение украинских политтехнологов по этому вопросу, ведь есть уже целая плеяда отечественных специалистов. Вот и рассказали бы, как они конкурируют с зарубежными, и поддерживают ли в этом смысле украинские политики украинского производителя …
    касается новых технологий – чего-то действительно нового, думаю, не будет – потому что ведущие политики не хотят рисковать. Правда, новое поколение кандидатов может удивить чем-то интересным, это не исключено.
    Определенное влияние кампании Обамы есть – например, некоторые кандидаты начали активно задействовать интернет и интернет-технологии, что-то пишут в блогах, принимают участие в интернет-конференциях. Вероятно, будут отдельные акции, чтобы донести информацию именно через Интернет, в том числе посредством банального спама. В Украине совсем другой по сравнению с США, процент доступа населения к интернету, другой уровень грамотности. Сделать привлекательный сайт с формой обратной связи можно, но напишите туда письмо – и увидите, как быстро вам придет ответ, и будет ли она вообще.
    Поэтому думаю, что все эти новые штучки используют больше для добавления новых штрихов к имиджу политика, чем для того, чтобы действительно достичь весомых результатов в интернете (как это было у Обамы).
    Алексей Мустафин:
    – Такой же, как и всегда. Как говорил один телегерой, роль болвана в старом польского преференсе. То есть делать вид, что они предлагают чудо-технологии и за большие деньги давать списывать под жадных експатив еще большие средства распорядителям избирательных фондов. Возможны, конечно, и случаи, когда некоторые их идеи здуру таки воплотят в жизнь – как это было с сортовыми роликами в 2004-м и полосатыми бигбордах в 2009-м, но это исключения, которые лишь подтверждают общее правило.
    В какие невиданные технологии не верю, у украинского Обама также – это не более чем самозаколисування отдельных кандидатов. А роль новых средств коммуникаций будет, скорее всего, даже меньше, чем в 2004-м. Потому что тогда было задействовано схему модернизатор против ретроград, что при всей ее условности почти автоматически мобилизовала людей, ориентированных на обновление и освоение новейших технологий на оранжевый бок. И очень мощным был фактор самоорганизации. Сейчас главные кандидаты сприймаеються этим средой с позиции оба рябое. Попытки команды Яценюка разыграть карту украинского Обамы воспринимается как откровенный мимикрия, что просто раздражает и предотвращает от поддержки Фронта изменений. А остальные претенденты на пост президента, похоже, вообще махнули рукой на эти интеллигентский Вытребеньки и делают ставку на квадратные-гнездовым обработку электоральных масс. Остается надеяться, что массы отвечать им адекватно …
    Иллюстрация – http://zhurnal.lib.ru/
   

Еще по теме:

У статьи Главный игрок – олигарх на имя Кризис? 0 комментариев.