Голоса за Мику Ньютон: конспирология вместо расследования

Борис Бахтеева для «Хроники» Сюжет Тви о накручивания голосов за Мику Ньютон на конкурсе «Евровидение» представил не доказанные факты, а лишь различные предположения Две азбучные вещи. Первая: материалы по результатам журналистских расследований должны быть убедительными, а высказанные в них обвинения – доказанными. И вторая: в таких материалах доведены выводы должна быть четко отделена от подозрений, предположений и гипотез – пусть даже их вероятность оказывается весьма высокой.
ТВi, Восклицательный знак, выпуск от 18 июня, сюжет о накручивания голосов за Мику Ньютон на конкурсе Евровидение. Оказывается, продюсер Тимофей Нагорный отправил в различных европейских стран несколько десятков специально проинструктированных и профинансированных человек должны были голосовать за украинскую певицу. Скандал? Еще какой!
Вот только попробуем взглянуть на сюжет с точки зрения скептика. Некоего Фомы неверующего, который не привык верить на слово всем, что звучит с телеэкрана. Ведь именно к такой аудитории апеллирует ТВi, разве не так? Да и журналистское расследование по определению должна быть чем угодно, только не проповедованием среди уже обращенных. Мог сюжет о Мику Ньютон убедить скептиков?

Проданное смс-голосования, – таким был заголовок сюжета. Восклицательный знак получил сенсационные признания человека, который сам участвовал в организации масштабного управляемого смс-голосования за украинскую певицу Мику Ньютон … Татьяна Шустрова о современных технологиях организованного смс-голосования на всех возможных певческих конкурсах, – такой была подводка. Обратите внимание на слово всем. Было ли это констатацией того доказанного факта, что не только Евровидение-2011, а все без исключения певческие конкурсы стали жертвой ловких манипуляторов? Прозвучало это так.
На экране тем временем появилась карта Европы. Разные страны были окрашены в два разных цвета, на фоне некоторых стран (независимо от их цвета) была изображена мобильные телефоны. Что это было? Вот именно в этих странах действовали нанятые Нагорным люди? Почему же тогда было не сказать об этом? Что означали разные цвета?
А ни одной страны, в которой действовали украинские манипуляторы, так и не были названы. За лишнее болтовня обещали свернуть шею, – говорил с экрана свидетель Андрей, чье лицо в целях безопасности было затемнено. Впрочем, затемнено так, чтобы было видно: свидетель – человек далеко не худая, да еще и носит большие очки. (Но предположим, что очки – это был дополнительный камуфляж.) Неужели именно в целях безопасности Восклицательный знак не назвал хоть одну страну, а лучше – пару-тройку?
Была в словах Андрея примечательная фраза: Во многих странах на руки отпускалась одна сим-карта, и только по паспорту. Лично я точно знаю об одной такой стране – это Российская Федерация. Но чтобы во многих? Кстати, в подводке к сюжету говорилось, будто, командирующие нанятых манипуляторов, Тимофей Нагорный обеспечил их сим-картами разных стран. Зачем же тогда было по паспорту?
Вызвали удивление и другие слова из сюжета: Чтобы отправить такое количество смс, они (нанятые манипуляторы. – Б.Б.) не спали сутками. Но ни одно голосование не длилось по несколько суток! Каждое голосование длилось ровно столько, сколько длился концерт – три-четыре часа. Проголосовать за Мику Ньютон надо было дважды – в четверг и субботу.
Кроме показаний Андрея, был в сюжете еще один ключевой момент. Взяв за основу признания Мики Ньютон, что подготовка к конкурсу стоила 500 тысяч долларов, авторы провели калькуляцию ее расходов: гонорар композитор Руслан Квинта, платье, гонорар Ксении Симоновой, перелет и проживание команды … Получилось, что 300 тысяч долларов должны были остаться свободными. Вот они и пошли на организацию смс-голосования, – подвели зрителей к выводу.
Но постойте. А несколько месяцев репетиций? А Ризома с самим Анатолием Залевским и балет ангелов с зеркалами в выступлениях на Национальном отборе? Кстати, в течение Национального отбора Мика Ньютон, если не ошибаюсь, ни разу не появилась на сцене в одном и том же платье, и дюссельдорфской, с крылышками, была среди всех них самой скромной. Аснятие клипа, который надо было представить оргкомитету конкурса? А запись аудио? Все это стоит грубых денег. Можно заподозрить, что равно цифра в полмиллиона долларов является очень сильно завышенной, и одинаково огромные суммы гуляют. Но лишь подозрениями все это и остается: упрощенный подход к расследованию и его неаккуратность лишили зрителей возможности воспринимать это как доказанный факт.
Была еще реплика исполнительного директора Евровидение Иона Олы Санда, который отказывался раскрыть голосования по каждой стране – ибо нет зачем. Эта секретность, как ее назвали в сюжете, и в самом деле удивительна, но реплика Санда показалась явно выдернутой из контекста. Ее завершение было таким: Пришлось бы платить победителю и побежденному. О чем говорят эти слова? Что платить и за что платить? Вот так и осталось загадкой.
Реплика Татьяны Шустрова о том, что с большим опозданием был обнародован раздельные результаты голосования профессиональных жюри и смс-голосования зрителей (на экране появилась таблица с сайта http://www.eurovision.tv/ – мелкие, не разглядеть), не слишком убеждала: их же таки были обнародованы! И, попутно говоря, по результатам голосования жюри Мика Ньютон оказалась далеко не в хвосте.
Кстати, слова Шустрова, будто и на Национальном отборе результаты голосования жюри и смс-голосования радикально отличались, были неправдой: жюри тогда так же отдало первое место Мике Ньютон.
Поэтому единственным доказательством манипулирования смс-голосованием осталось свидетельство Андрея. Так, потрясающее, так, подробное, так, достаточное для доказательства само по себе, но … Тут во весь голос и заговорил скептик. Разные сюжеты Знака знак в прошлом вызвали дискуссии относительно правомерности постановочных иллюстраций к расследованиям. А что как авторы пошли дальше и решили ввести постановочных доказательства, а то и постановочных факты? Скажете, после упомянутых дискуссий такие сомнения не имеют оснований для существования? Но причина сомнений – это не только затемненное лицо свидетеля вкупе с отсутствием географической конкретики и неувязки. Главная причина – в общем смысле сюжета.
Чего совершенно не терпит жанр журналистского расследования, то это лишней информации. Мнений по поводу и вообще всего, что непосредственно не касается расследуемому факту. Зачем было говорить, например, такое: Кстати, Мика Ньютон недавно покинула Украину искать шоу-бизнес счастья за океаном, в США? Или этот факт хоть как-то проливает свет на то, было сманипулированы результаты певицы? А чисто по-советски: если изменница Родины, то и вообще лицо мерзкая, клейма на ней негде ставить?
(сманипулированы) результаты конкурса оказались в центре внимания европейской музыкальной тусовки, – прозвучало в подводке. Интересно было бы послушать мнение представителей той тусовки. Или хотя бы узнать, что это за тусовка, где она собирается.
А как вам такое: Результаты голосования профессионального жюри и зрителей кардинально отличаются, а потому победа Азербайджана выглядит весьма сомнительной? Так, результаты нынешнего конкурса показались слишком уж странными. Болгария, Великобритания, Армения, Дания, Ирландия, Испания, Италия, Македония, Норвегия, Сербия, Словения – вот список стран, которые не дали Елеви и Никки, нынешним победителям Евровидения, ни одного балла. Уж слишком большим получился этот список; 2004 года Руслана не дала баллов только Албания. (Этот факт привести, возможно, было бы уместно – но в Знака знак его не привели.) B47r Но, во-первых, если правила устанавливают две процедуры голосования, то именно итог обеих процедур и законно. А во-вторых, интересно получается: на манипуляциях взята (согласимся на минуту с этим) продюсера украинской участницы, а под сомнение поставлено победу азербайджанцев. Чудеса! Как для жанра журналистского расследования – жанра, который должен быть исключительно точным, – то и вовсе чудеса.
Вот интересно: обвиняя руководство Евровидения в содействии сманипулированы результаты, авторы сюжета не дали себе труда процитировать правила конкурса. Говоря о тысячах смс, отправленных манипуляторами, они ни словом не обмолвились о том, существует ограничение на количество смс с одного номера, а его не существует – икогда не существует, то с какого времени.
Это было то, что вызвало критику и сомнения. Далее пойдет о том, что никакой критики не выдерживает.
Корреспондентка приступила к обобщениям. Так называемое профессиональное жюри Евровидения действительности непрофессиональное, – вынесла она приговор, а на экране появилась группа каких-то людей. Так вот, к сведению госпожи Шустрова: профессионального жюри Евровидения не существует; существуют профессиональные жюри в каждой стране-участнице. И именно на уровне каждой страны складываются результаты жюри и смс-голосования.
На самом деле Евровидение давно превратилось в коммерческую машину из того девственно Сан-Ремо, которое принимало Свои истоки в Италии, – пришел Шустрова на помощь знаток Евровидение, специалист по пиару Алексей Радчук. Комментировать его реплику … вряд ли комментарии способны уже что-то добавить. Сан-Ремо, принимавший истоки в Италии (и потом, наверное, куда-таки вытекло), – это же круто.
поговорили Шустрова с Радчук о коммерческой машину, и вдруг корреспондентка отметила: Авторитет конкурса подмяла большая политика … Политика на конкурсе уже давно вытеснила музыку. Ну действительно, о чем же еще говорить на украинском телевидении, как не о большой политике?
А дальше пошли конспирологические, с соответствующей же мере аргументированности, утверждение, что давно уже гуляют интернетом, преимущественно русским. После Оранжевой революции Евровидение проходило в Киеве, газовый кризис привела его в Москву, а экономический кризис вернула в Старый Свет, – это Шустрова. Вот так: выходит, Киев с Москвой – это не Старый Свет, их Колумб для нас открыл. Прозвучало что-то и о нефтяной Азербайджан. Зрителям только и осталось, что выбирать, что им больше по душе – или большую геополитику с нефтяным Азербайджаном, или сомнительную победу Азербайджана результате манипуляций при голосовании. Ибо и то и другое сразу, в одном сюжете – это уже откровенный перебор, это уже слишком. Или журналистское расследование определяет точную причину безобразий, или же оно предлагает на выбор различные предположения – только тогда оно перестает быть расследованием.
Мысль о оранжевый подтекст Евровидение-2005 в Киеве также не является оригинальной, она давно уже широко присутствует в интернете, преимущественно русском. Вот только дело в том, что конкурс в Киеве состоялся благодаря победе Русланы. А победа эта произошла в мае 2004 года, за целых полгода до Оранжевой революции. Итак, вслед за российскими блогерами Восклицательный знак настаивает на том, что по состоянию на май 2004 Оранжевой революции в Украине уже было запланировано, и запланировано Западом. Видимо, агрессивным блоком НАТО – больше потому некому. Надо так понимать, что в мае 2004 года проклятый Запад уже вовсю готовил для Украины американские валенки и наколотые апельсины.
А к 2008 году Москва не была газовым? А к 2011 году Азербайджан не был нефтяным? Почему же только сейчас о нем вспомнили?
Экономический кризис, вернула конкурс до Старого Света … Вообще-то, провести три концерта – то не такие уж и вселенские расходы. 1990-х годов маленькая Ирландия (всего 3 миллиона населения) проводила Евровидение три года подряд, а потом еще через год. К тому времени Ирландия далеко не была самой богатой в Европе. За всю историю Евровидения достоверно известно лишь два случая, когда страны отказывались от проведения конкурса по финансовым причинам. 1972 это сделало Монако, а 1974-го – Люксембург, который должен проводить второй раз подряд Евровидения, потому что уже принимал его в 1973 году. Оцените масштабы обеих стран.
Каждый раз конкурс отправляют в проблемную страну, – это уже Радчук. Какая такая уж проблема была 2005 года в Греции, а тем более 2006-го в Финляндии? Конечно же, в каждой стране можно найти какую-нибудь проблемность. В том же российском интернете приходилось читать, что якобы 2009 победу отдали Норвегии, потому что хотели поощрить ее вступить в Евросоюз и перейти на евро вместо своей кроны. Тем и интересна конспирология, что не исключает даже феноменально сумасшедших аргументов.
Добавьте к этому, что весь сюжет сопровождали произвольно подобранные (и не подписаны) картинки сценических выступлений и закулисных мизансцен конкурсов Евровидения последних пяти лет. Сами по себеони не несли никакой информации.
Итак, с чем мы столкнулись в этом сюжете? Прежде всего, с неумением вовремя поставить точку. Метко и красиво подать ровно столько информации, сколько в действительности есть, а не пытаться разогнать рассказ в роман. Если бы показания Андрея прозвучали сами по себе, отдельным сюжетом, это было бы великолепно. Все обобщения только оставили впечатление недорозслидуваности и, соответственно, попытки компенсировать эту недорозслидуванисть конспирологией. Конспирология в итоге подменила расследования. А действительно вопиющий факт (если он таки факт) утонул, потерялся.

Еще по теме:

У статьи Голоса за Мику Ньютон: конспирология вместо расследования 0 комментариев.