Государственный, общественный или Пятнадцатый коммерческий?

Отар Довженко Комерциализуючись для наращивания рейтинга, Национальная телекомпания движется в противоположном от общественного вещания направлении Ваш автор, как вы уже, наверное, поняли, является большим поклонником темы обобществления Первого национального канала по методу Бенкендорфа-Арфуша-Герман. Поэтому на выходе первого выпуска спецпроекта телебизнес канала UBR (ESGroup), посвященного трудовому подвигу этой молодой команды в авгиевых конюшнях Карандаша, не отреагировать просто не могу. Особенно после того, как стало ясно, что Концепция создания национального общественного телевидения и радиовещания предполагает преобразование Национальных теле-и радиокомпаний Украины на общественное телерадиокорпорацию в полном объеме, то есть с того, что сейчас делает команда Бенкендорфа, действительно может возникать так называемое общественное телевидение. По крайней мере, так утверждают авторы концепции. А учитывая то, кто инициировал эту концепцию и кто будет определять результаты ее всенародного обсуждения, я не удивлюсь, если общественная телерадиокорпорация унаследует топ-менеджмент от своих государственных предшественников.
Иначе говоря, риторический вопрос нужно ли нам общественное вещание, создаваемое властями Януковича-Азарова согласно их представлениям о свободе слова и демократии? детализируется: нужно ли нам общественное вещание, создаваемое руками Егора Бенкендорфа и Валида Арфуша? Особенно учитывая то, что оба не скрывают своих политических симпатий (напоминаю – Бенкендорф, Бенкендорф, Арфуш) и вряд ли смогут вдруг стать равноудаленными от политических сил и центров влияния, как нормальное руководство нормального СМ.
Однако вернемся к материалу ESG. История успеха нового руководства НТКУ пока очень короткая (собственно, еще не совсем началась), а вот история симбиоза государственного канала с продакшном корпоративных новостей (некоторые предпочитают острому понятию коммерческая джинса) продолжается уже много лет, и ставить в нем точку обе стороны очевидно не желают. Следует воспринимать 8-минутный спецпроект как своеобразный … ну, пусть взятка – это звучит слишком грубо, пусть символический подарок Егору Бенкендорфу в знак удячности за то, что не весь доступный эфирное время отдано на откуп загадочной компании Оскар Ярд Медиа? Судите сами, вот видео.
Материал, собственно, не столько информативный (то же НТКУ сообщает в своих пресс-релизах и презентациях), как показательный. Нельзя сказать, что Егор в этом сюжете выглядит или звучит неискренне. Уверен менеджер, который говорит об объективных проблемы без лишнего самохвальство, понтов, объясняет какие-то специфические аспекты: контрпрограммирования, пункты доли … Сдержанно, но без лишней скромности: несмотря на отсутствие денег и огромные долги, проекты запускаем, на конец года планируем 2,5% доли. Анекдоты о себе рассказывает. И никоим образом не демонстрирует того движения в направлении стандартов общественного вещания, который был официально задекларировано и который, по идее, должна происходить полным ходом, учитывая намерения власти отдать НТКУ будущий общественной телерадиокорпорации.
Итак, индикатор успеха нового менеджмента – чисто количественный: 26 новых проектов, запущенных в новом сезоне. В принципе, для Первого в последние годы была характерна огромная текучесть проектов: они открывались и закрывались чуть ли не еженедельно. Конечно, при Илащука и Докаленко руководство канала не додумувалося сопровождать запуск новых проектов таким ярким и изысканным пиаром, как ссылка зрителей в задницу в прямом эфире. Поэтому их меньше замечали. Но тогдашнее руководство не додумувалося и к тому, чтобы поставить бокс в слот в 20.00. Блеск нового, модернизированного Первого – это пока не золото, а позолота, за которой скрываются те же нищета, что и раньше.
Вряд ли кто посмеет сказать, что в плане технологий, качества исполнения, картинки, графики, уровня задействованных лиц и т.д. Первый Бенкендорфа не лучше Первый Илащука. Канал действительно стал больше походить на те, что входят в первую десятку рейтинговой таблицы. На нем действительно появилось больше ведущих, которых раньше можно было видеть на каналах-лидерах. Даже Сельсовет (аграрныетелепроекты всегда считались олицетворением ретроградства и рустикальности УТ-1), которую я на днях не без интереса посмотрел, весьма показательна в двух аспектах: во-первых, это качественная информационная программа, на голову выше всех сельские времена прошлого. Во-вторых, ее главная цель явно совпадает с главной целью сегодняшнего Первого: пиар власти и демонстрация ее усилий, направленных на возрождение сельского хозяйства. Хотя то, что с Анатолием Кинахом и его тезкой Присяжнюком (председатель КОГА) в одной программе принимаются страусы, не может не волновать.
Но факт: Первый канал стал больше похож на современное коммерческое, чем на советское телевидение. Вместе, как это ни парадоксально, именно совковая, устарела составляющая речи НТКУ в предыдущие годы в определенной степени приближала телекомпанию в общественной формата. Ведь малобюджетные, кустарные, часто некачественные и явно низькорейтингови проекты канала одновременно часто касались тех тем и сфер жизни, от которых коммерческое телевидение отвернулось еще в 90-е. Некоторые из этих проектов были в принципе ориентированы на узкую целевую аудиторию и потому не могли приносить каналу денег, другие, возможно, могли стать популярнее соответствующих изменений и финансовых вливаний. Несколько осталось и теперь, но в целом канал постигла банальная коммерциализация.
Ее следствием, бесспорно, может быть рост доли и до двух, и до трех процентов, а за несколько лет, возможно, даже больше (если в бюджете таки начнут находиться деньги). Однако вариант увеличить долю коммерцией, а потом – бац! – Перейти в режим общественного вещания столь же реалистичен, как удержать полный зал зрителей, пришедших в Кинопалац на 3D-блокбастер, прочитав им научно-популярную лекцию о жизни на Марсе. Опыт других, значительно рейтингом и богатых, каналов показывает, что с исчезновением из эфира популярного, массового коммерческого продукта зритель отплывает молниеносно. Поэтому, в действительности, комерциализуючись, НТКУ не готовит свою аудиторию к переходу к общественному вещанию, а наоборот – отучает от восприятия продуктов полезных, но не очень вкусных.
Если, конечно, этот переход не ограничится изменением названия телекомпании и формированием марионеточной наблюдательного совета (последнее, впрочем, можно отложить на потом, как отложили общественные советы НТКУ и НРКУ – отсутствие политической воли в Украине является универсальным оправданием невыполнения каких-либо законов). Это то, чего боятся – и боялись при предыдущей власти – все, кому небезразлична идея создания общественного вещания в Украине. Теперь оснований для опасения увеличилось учитывая хаотическую решимость команды Януковича в реализации непредсказуемых и часто непродуманных реформ.
Словом, дорога, которой идет НТКУ, ведет отнюдь не в направлении общественного вещания. Это касается как изменений в информационном вещании (опристойнення внешнего вида новостей и запуск итоговой программы не компенсируют той катастрофы, о которой уже говорилось в предыдущем тексте), так и программирования в целом. На украинском рынке, где существуют более полутора десятка общенациональных эфирных сетей, общественный телеканал в нормальном виде (то есть ориентирован на потребности общества, а не рекламодателей) не будет и не может быть рейтинговым. Сравнение со странами Европы, где из общественного вещания, собственно, начиналась перестройка телевизионного здесь неуместны – Украинский СМ садится в последний вагон поезда и должен годами бороться себе жизненное пространство, приучая зрителей к своему формату. Зато пытаться надуть рейтинг искусственно, мимикрирующих под коммерческих конкурентов – обычная профанация.
Успехи менеджерской команды, руководит сегодня НТКУ, неоспоримы. Как и то, что нас явно пытаются обмануть, заколисавшы разговорами о долгожданном создания общественного вещания, в действительности же намереваясь создать подобие российского Первого канала – государственного по форме собственности, государственной, то есть стопроцентно лояльного к власти, за информационной политикой, семейно-развлекательного за контентом, разве что формально украшенного парочкой условно общественных проектов. Методы подтасовки нехитрые, вроде формулировки совокупностьнегосударственных общенациональных и региональных телерадиоканалов, что есть общеобщественной собственностью (общественные собственность – другое название государственной).
Так что, дадим им этот раз подержать нас за дураков?

Еще по теме:

У статьи Государственный, общественный или Пятнадцатый коммерческий? 0 комментариев.