Интернет и закон

Виталий Княжанский, «День» О проблемах интернетчиков газета «День» побеседовала с предпринимателем и общественным деятелем Иваном Петуховым Год назад президент компании Адамант Иван Петухов в интервью Дню говорил о финансово-экономический кризис, его влияние на сферу IT, о роли управленцев в противостоянии кризисным явлениям. Говорил со знанием дела, и чувствовалось, что эта компания будет для кризиса крепким орешком. И действительно, здесь был сделан упор на развитие новых направлений бизнеса, исследования различных отраслей рынка, больше внимания уделили налаживанию партнерских отношений с ведущими производителями и поставщиками, не жалели средств на обучение работников. В результате Адамант получил возможность предлагать своим клиентам самые современные технологические решения, ориентируясь на индивидуальные требования и реальные возможности заказчиков. Поэтому выбор в его пользу сделали десятки тысяч украинских и зарубежных пользователей: частные лица, компании малого и среднего бизнеса, в том числе инвестиционные и страховые, общественные организации, государственные учреждения, иностранные посольства, банки, корпоративные представительства известных торговых марок. Неудивительно, что в эти трудные времена Адамант вышел на новые рубежи. Теперь это уже группа компаний, каждая из которых работает рентабельно и имеет возможность развиваться, предоставлять новые услуги, повышать их качество. Хотя проблем у интернетчиков пока не стало. С них и началась беседа Дня с Иваном Петуховым – предпринимателем и общественным деятелем.
Почему развиваемся
– Чувствуете ли из ситуации в IT-отрасли, что украинская экономика уже каким-то образом выходит из рецессии? Ли способствовали этому какие-то сдвиги в налоговой сфере или, может, все было наоборот?
– К сожалению, все новации в налоговой сфере привели нас лишь к тому, что в мире наше место где-то в первой тройке по налоговой нагрузкой на бизнес, а по инвестиционным климатом, то мы уж точно – позади всей планеты. И все же IT-сфера даже в условиях кризиса развивается … Многие удивляются: почему так? Объясняю: когда жить и работать сложно, то спрос на информацию, на источники информации возрастает. Следовательно, доступ к информации – это именно то, что нужно людям в тяжелые времена. Неудивительно, что именно в разгар кризиса у нас началось бурное развитие широкополосного доступа к Интернет-сетей или, другими словами, домашнего Интернета. Именно кризис здесь сделала свое дело: многие компании ограничили доступ своему персоналу в международную паутины, отказавшись от крупных каналов Интернета, несколько сократив таким образом свои расходы. С одной стороны, мы видим огромную рецессию в корпоративном секторе рынка продаж Интернета, где все экономят, кто сколько может. Но одновременно идет резкий подъем домашнего сектора, то есть обычных рядовых пользователей. И это легко объяснить: мировые цены на оборудование для широкополосных сетей начали падать, и эта технология стала широко доступной. Есть и кабели, и оптика. Одновременно, благодаря работе общественных организаций, в которых и я активно сотрудничаю, Укртелеком обеспечивает айтишника нормальные условия доступа к канализационных сетей, принадлежащих ему. Да, он берет за это деньги. Но в то же время принципы сотрудничества с ним стали прозрачными, то есть изменился подход к делу. Ты можешь взять технические условия, заплатить деньги, и через определенное время будет осуществлен договор на прокладку оптико-волоконных линий. Не исключаю, что кому-то из операторов это не нравится – платить не все любят. Зато я знаю на что потраченные средства за вход в эту инфраструктуру – на строительство или ремонт сетей. И здесь я не могу не отметить вклад директора этого направления Укртелекома Игоря Сиротенко, который вместе с нами искал взаимоприемлемые, взаимовыгодные подходы к решению этой проблемы. С другой стороны, в это внесла сделала значительный вклад Интернет-ассоциация Украины, большая поддержка была оказана руководством УСПП. В результате – компромисса с Укртелекомом было достигнуто.
Цена посредника
– В Украине внедряется электронный документооборот, в частности, и различные виды электронной отчетности. Бизнесу будет проще работать?
– По замыслу, все направлено именно на это. Однако в нашей стране гладко бывает только на бумаге. Казалось бы, после решения вопроса об электронной подписи все должно быстро и безболезненно решиться. По идее, схема здесь (кстати, именно так налажено дело на Западе) довольно проста. Но организация, которой вы должны регулярно сдавать отчеты, предоставляет вам специальные ключи, с помощью которых вы зашифровывает эти отчеты и высылаете. В течение нескольких часов вам обязаны выслать подтверждение, мол, получили тогда-то. И это все. Когда-то говорили: простота хуже воровства. Теперь иначе: там, где видят простоту, хотят все усложнить, чтобы украсть больше. С этой целью два, скажем так, не очень отдаленные от власти группы, грызутся между собой, (я не буду называть фамилий –рынок их хорошо знает) придумали ввести в эту схему посредника. Зачем? Если официально, то лишь для того, чтобы ставить этот штемпель – получено. (А что будет, если кто попросит, чтобы конкуренту прислали оповещение не с той дате? Штрафы, пени, знакомство с налоговой милицией) Но дальше все еще интереснее. За эту услугу устанавливается немалая плата, причем сегодня еще совершенно непонятно годовая или месячная. Даже если платить раз в год, то и без калькулятора легко подсчитать: выручка может составлять не один миллиард гривен. Кроме того, у нас правительство разрешило не торопиться с подтверждением получения электронной отчетности. На эту простую операцию в Украине отвели двое суток, чего нет нигде в мире. Это явно направлено против бизнеса – здесь вступает в действие правило, кто не успел – тот опоздал. Но это еще не все. Главная опасность, что посредник получает доступ к огромному массиву коммерческой информации, которую сможет использовать или продавать в целях конкурентной борьбы, а может и применить при рейдерских атаках.
– Но информация зашифрована?
– У нас хотели, чтобы ключами к ней тоже занимался посредник. Но потом решили: а зачем это ему – слишком хлопотно. На днях я узнал, что Держкоминформатизации предложено вообще отказаться от шифрования. Причем этот вопрос был решен кулуарно. Таким образом, задача посредника максимально упрощается. Работая с открытой информацией, он резко снижает себестоимость своих услуг и на столько же наращивает пресловутую дельту (чистая прибыль – Авт.) В Госкомсвязи было уже полдесятка совещаний по этому вопросу. Народ протестует, а власть создает видимость консультаций с общественностью. Но не больше. По их натиском чувствуется, что решение на самом деле принято. Но мы еще боремся. Я, в частности, вошел в одну из рабочих групп, готовить предложения общественных организаций по этой проблеме.
В интересах честной конкуренции
– А можно спросить: зачем вам это надо? Еще до кого-то в немилость попадете.
– Этого я не боюсь. И не подумайте, что сам хочу стать таким посредником. Для меня самое главное, чтобы на рынок, где работают мои компании, не проник связан с властью монополист, чтобы там сохранялась возможность для честной конкуренции.
– Именно поэтому сегодня кое-кто требует создать консорциум для совместного управления канализационными сетями?
– Я думаю, кого не устроили расценки. Но для решения этой проблемы сейчас запущен другой механизм. Это была моя идея, которая всем пришлась по душе. Мы просто попросили Национальную комиссию по регулированию связи возглавить этот процесс. Комиссия эти вопросы будет регулировать, а, например, институт Гипросвязь может разработать нормативную базу, т.е. методика расчета за вход в канализацию и ее аренду, что поможет Укртелекома правильно считать затраты. Но одновременно готовятся и законодательные изменения, согласно которым Укртелеком может быть признано монополистом на этом рынке. Он, кстати, против этого и не протестует. Ведь занимает рыночные позиции и готов к сотрудничеству.
– Гражданская война за домен. Ua, которая сейчас продолжается, – это хорошо или плохо?
– Я бы не хотел обострять. Ни одна война здесь не нужна. Сегодня есть технический администратор этого домена. Если меня спросят, справляется ли он со своими обязанностями, я дам положительный ответ: в принципе справляется. У нас разве есть проблемы, что кого не регистрируют или домен не работает? Таких проблем нет. Администраторы домена от кого прячутся, уклоняются от вопросов? Тоже нет. Домен функционирует, все работает. Но есть отдельные личности, которые хотят изменить ситуацию или потому, что не разбираются в сути дела, или потому что хотят на этом что-то заработать, в чем я очень сомневаюсь: на этом дивидендов не получишь. Это тот случай, о котором говорят: не дай вам Бог жить в эпоху перемен. И действительно, я не хочу, чтобы однажды утром, который язык не поворачивается назвать замечательным, кто в Интернете не увидел электронного адреса группы компаний Адамант или, скажем, моей личной адреса. Мы все на этом завязаны. А в нашей стране не так много людей, которые на этом деле разбираются … Лично я в этой сфере с 1991 года …
– А как смотрит государство на эти игры?
– Вот это мне непонятно. Я об этом в нее, государства, спрашивал. А мне отвечают элементарной отпиской, сообщая, что никаких сведений о передаче домена не имеющие. Получается, что руководство Украинского сетевого информационного центра, в котором я являюсь членом координационного совета, не отчитывается ни перед кем? Не исключаю, что там есть какие-то планы, которые не подлежат широкой огласке. В результате домен может достаться непонятно кому … Но этот скандал запустил процесс прозрения … Немало должностных лиц поняли, что, не вникнув, поставили свои подписи, и в результате какие-то проходимцы, так называемые кибер-сквоттеры, которые перед этим в России напаскудилы, могут захватить очень важное для Украинысферу, и неизвестно, что станет с нашей кириллической зоной. Одним словом, ситуация непрозрачна. Но разбираться с этим вопросом, пожалуй, можно будет лишь тогда, когда в стране появится политический консенсус. Потому что вопрос доменной зоны во всех странах решаются исключительно на паритетных началах – государством и гражданским обществом, т.е. общественными организациями и, в частности, бизнес-ассоциациями. Другое дело, работают эти организации или это одни только названия, по которым практически ничего и никого нет. Тут надо разбираться и, при необходимости, провести ротацию … Такое предложение я вносил.
Интернет и мораль
– Вы согласны с тем, что интернет, кроме огромной пользы, все же несет и определенную угрозу нравственному здоровью общества хотя бы тем, что через него распространяется детская порнография?
– (Смеется). Извините за такую реакцию на этот вопрос. Дело в том, что обществу показали страшилку. Кстати, наша Нацкомиссия по морали недавно получила престижную награду – чертополох, в частности и за то, что душит свободу слова. Но наиболее в этом может отличиться парламент. Он, как известно, рассматривает законопроект о борьбе с детской порнографией, внесенный народным депутатом Павлом Унгуряном (не знаю, в какой он фракции). Но детская порнография – это, как считается во всем мире, использование несовершеннолетних для изготовления порнографических фильмов. И это, действительно, аморально и должно караться. У нас же, согласно этому законопроекту, предлагается предоставить Кабмину доступ к регулированию сетей Интернет-провайдеров. По сути, это просто подмена понятий, причем далеко не бескорыстная.
– Однако угроза морали все же, по моему мнению, возникает. Но можно назвать адекватными меры, предпринимаемые в ответ? Или не превращается постепенно наше государство в полицейское?
– Здесь все намного проще. Впереди президентские, а затем и парламентские выборы. Кто-то хочет получить на них преимущества. Как это сделать? Взять в свои руки еще и всемогущий Интернет, в котором якобы хозяйничают провайдеры. Но на самом деле они ни на что не влияют – просто дают возможность средствам массовой информации, работающих в Интернете, работать свободно. То есть мы их не отключаем, не имеем на это права. Допустим, приходят к нам представители правоохранительных органов и требуют отключить какой-то сайт. Решение суда на это у них нет. Но они настаивают: мол, нам дали команду его отключить … Ну и что? Ведь команда незаконная … Мы не можем отвечать и на незаконные вопрос: кому принадлежит этот сайт, кто готовит для него контент. Дело в том, что мне как провайдеру Законом запрещено вмешиваться в работу телекоммуникационных систем. Мы располагаем лишь техническую информацию: человек уплатила за определенный канал и за определенный объем ресурса и она им пользуется. Что там у нее уходит – мы не знаем, и нас это не должно волновать. А здесь с помощью такого закона из нас, действительно, хотят сделать полицейских. Чтобы мы по команде кого включали, а на кого доносили и выключали. Мне один народный депутат говорит: вы же видите, онлайн бегают порнографические картинки. Не вижу, отвечаю, потому что это не озеро, куда можно окунуться в акваланге и наблюдать за его жизнью. И то, далеко не все там разглядишь … А в Интернете не картинки, а IP-пакеты бегают, кирпичиком которых является бит – логическая единица и ноль. И мы не видим, что там, хотя знаем: идет передача пакетов данных, и знаем: туда мы никакого права не должны вмешиваться. Да и технической возможности такой нет. Единственное, что мы можем, это зафильтруваты ту или другую IP-адрес сайта, и на него никто не зайдет. Но для этого нужно решение суда. А если мы начнем нарушать Закон, то кто поручится, что завтра нас не заставят уничтожить, скажем, газету День, которая кому-то не понравилась? Но именно этого мы и не хотим. И не потому, что мы меньше заработаем. Дело в том, что в области высоких технологий работают высокоинтеллектуальные и порядочные люди.
– А о чем говорит зарубежный опыт?
– Он есть, мы его знаем и реализуем. Мы создали сайт www.skarga.ua. Если вы, пользователь, открыли страницу в интернете и увидели картинки, возмутили вас, вы пишете на этот наш сайт, а оттуда уже ваши письма попадают в системных администраторов операторов и провайдеров. И сейчас Интернет-ассоциацией Украины рекомендовано своим членам подписать соответствующие соглашения, которые будут регламентировать процесс отключения таких ресурсов. Именно так поставлено это дело, например, в Англии, где специально создана негосударственная комиссия, которую мы предлагаем создать и у нас. В нее могут войти специалисты по морали, представители судебных и других правоохранительных органов, общественных организаций, словом, умные люди, которые будут действовать не по команде, а исключительно согласно закону. Ведь у нас на самом деле нет в Интернете такого засилья детской порнографии. Ну, есть где-то эти студии … Так они везде в мире есть. Но там, где их сеть шире, их ичаще вылавливают. Украина еще не вышла на тот уровень в этом вопросе, который требует каких-то чрезвычайных административных мер, ограничивающих свободу слова в Интернете. Между прочим, среди авторов законопроекта, о котором мы говорим (фамилий я не хочу называть), есть люди, у которых были какие неприятности в этом плане и сейчас даже продолжается какое-то расследование … Так что не стоит им кивать на интернетчиков, мол, это все вы виноваты. Мы в чужую информацию своего носа не суемо, хотя если в сети пытается зарегистрироваться какой-то подозрительный ресурс, он не встречает большой поддержки, так как у всех нас есть семьи, дети и чувство ответственности. А у политиков, в отличие от нас, с этим, я имею в виду и ответственность, и мораль, не всегда все хорошо, так же как и с совестью … Кому-то хочется вручную поруководить Интернетом. Об этом может свидетельствовать хотя бы то, что в Верховной Раде уже много лет валяется без движения Закон о перехвате информации, в разработке которого я тоже принимал активное участие. Там был прописан простой механизм, предусматривающий три ключа, а точнее три должностных лица, которые в консенсусе получали право на такое перехвата. Это уполномоченный Верховной Рады по правам человека, представители Верховного Суда и специального уполномоченного органа. Если три эти ключи обернулись, то они получают доступ и разрабатывают необходимые оперативно-розыскные действия на сети оператора, без его участия. Этот законопроект успел получить одобрение зарубежных специалистов. Но как только мы довели его до ума, его положили на пыльный парламентскую полку, где он лежит до сих пор. Потому что ручной механизм значительно удобнее! Кабмин хочет иметь право определять, куда смотреть, а куда нет, что давать, а что нет. Это и есть ручное управление экономикой и, в частности, таким важным ее сегментом, как IT-сфера. Весь мир от этого уходит, а мы, наоборот, туда стремимся. Тогда давайте вернемся в Советский Союз и восстановим цензуру. Пусть наши власти об этом объявит. Кто не согласен – выедет за границу свой бизнес развивать. Остальные снова строить тоталитарное государство …
О хорошем
– А теперь давайте поговорим о хорошем. Я знаю, что вы увлекаетесь художественной фотографией и даже размещаете снимки на своем сайте. Бываете ли вы на фотовыставках Дня и как их оцениваете? Дают ли они дополнительный импульс для этого вашего увлечения?
– Фотовыставки, по моему мнению, – это прекрасная жемчужина, которая украшает успешный проект День. Причем она из года в год развивается, впитывает в себя новые краски и все лучше, ярче и разнообразнее отражает жизнь страны и ее людей. Снимки, представленные на выставке, такие серьезные, такие сильные, в них столько любви к людям и присущего украинского юмора, просто за душу берет. А некоторые показывают с совершенно неожиданной стороны наших непогрешимый политиков. Смотришь и не знаешь, смеяться или плакать … Общественно-политическая направленность делает выставку Дня не похожей на все остальные. И здесь хочется сказать теплые слова газете, ее коллектива, главный редактор Лариса Ившина. Она, я знаю, является инициатором, душой и мотором этой выставки, которую теперь уже знают и любят во многих уголках нашей страны. Поддерживать, а значит быть причастным к этой выставке мне очень приятно и даже почетно. Тем более, что это дает мне возможность еще глубже погрузиться в мир фотографии, которую я очень люблю.
Виталий Княжанский, газета День
Фото Руслана Канюки, День

Еще по теме:

У статьи Интернет и закон 0 комментариев.