Ирэн Роздобудько: В моем донецком окружении все воспринимается адекватно

Татьяна Вергелес, Западная информационная корпорация О не лобовой патриотизм, политиков-зверюшек, взрывную смесь современной украинских, о «донецких», цвета регионов Украины – в интервью ЗИКу с популярной украинской писательницей, которая является олицетворением «ходячей» соборности Украины – Ирэн, Вы человек, который в украинском вопросе – вопросе украинской государственности, языка, культуры, украинской соборности – способна, на мой взгляд, мыслить объективно, без перекосов, находя золотую середину. Объясню, почему так считаю: Вы родились и выросли в Донецке, сейчас живете и работаете в Киеве, по зову души перешли в своей писательской работе с русского на украинский язык. Любите Львов, Галичину, свою судьбу совместили с галичанином (28 июня прошлого года венчались в Червонограде на Львовщине. Итак Ирен Роздобудько – эдакая ходячая соборность Украины. Как вы сегодня чувствуете Украину? Возможно во время, когда из телеканалов, кажется, вытесняют все украинское, выпускают на экраны откровенных украинофобов, вытеснить из Украины украинское? Проиллюстрируйте Если возможно, конкретными примерами из жизни …
– Во-первых, спасибо за меткое наблюдение. Действительно, случилось так, что я нахожусь посередине между ярыми псевдопатриотов и ярыми манкуртами (простите, что должен принимать такие, возможно, не очень почитаемых оборотов, но в данном случае беру крайности. И думаю, что таких людей, как я, у нас много – тех, кто самостоятельно (не имея определенного воспитания или традиций – тех, которые сохранились на западе Украины, но, имея восточную упрямство, все проверять на собственной шкуре и опыте) пришли к твердому убеждению, что … Украина была, есть и будет. Что бы мы (или лучше сказать, они, имея в виду политиков, олигархов, чиновников – всех, кто видит здесь только кормушку для себя) с ней не делали. В этом плане я локальный оптимист. Локальный – потому, что много общаюсь с молодежью в вузах и Востока, и Запада. И воочию наблюдаю странную вещь: студенты Донецка, Запорожья, Харькова ничем не отличаются от молодежи Львова или Ивано-Франковска (Ирен Роздобудько преподает кинодраматургии в Киевском национальном универститети театра, кино и телевидения имени И. К. Карпенко-Карого, – ЗИК) . А тем, кто в это не верит, – просто предлагаю поехать со мной и убедиться собственными глазами. То есть, молодые люди, слава Богу и … времени, не знают, что такое Союз, они уже привыкли, что живут в Украине, а не в Союзе, и поэтому их уже довольно трудно сбить с толку даже телепрограммами. Это беда среднего и старшего поколения – быть овцами и идти за пастухом. Поэтому у меня большая надежда именно на молодежь. Конечно, сейчас нужно приложить немного больше усилий, чтобы не потерять то, что получили. Ведь сейчас опять поднимаются и муссируются те вопросы, которые были более-менее решен: о языке, о государственности, о геноциде, об отношениях с Россией и т.д. Теперь поднялась новая волна этих дискуссий. Это досадно и никому не нужно, кроме политиков. Надо это понимать и … делать свое.
– В Вашем отношении к семье и семьи, к воспитанию дочери присутствовать украинские традиции? Проиллюстрируйте, пожалуйста, это.
– И общечеловеческие, и украинские. Откровенно говоря, я для галочки ничего не делаю, чтобы семья выглядела показательно украинском. Для меня совершенно естественно, что Пасха и Рождество мы встречаем так, как эти праздники традиционно встречают в Украине. Во время траурных дней – зажигаем свечи на окне. Когда дочка была маленькой, мы часто принимали участие в празднике Ивана Купала, которые проводила моя мама в том же Донецке на берегу реки. Даже не знаю, какие еще привести примеры …
У моего мужа, Игоря Жука, есть такая ироническая песня: Я горжусь, что я украинская, а немец радуется, что немец, а поляк радуется, что поляк … А кролик радуется, что кролик! Так вот, я не хочу радоваться тому, что я кролик и кричать об этом на каждом шагу, ведь, как дальше говорится в песне – И каждый из себя радуется, кто больше ничего не умеет! Кстати, еще одно наблюдение: украинские традиции ныне присутствуют в каждой второй семье. Возможно, где на Востоке женщина, которая, скажем, расписывает яйца или делает куклу-мотанку или выставляет на стол 12 блюд, даже не подозревает, что темсамым поддерживает традицию. Но она это делает потому, что так делали его родители, бабушки и прабабушки. И возможно, это выглядит святее, чем то, как отстаивают какие традиционные праздничные службы или возлагают венки наши чиновники – для галочки и телевидения.
– Вам привалило двойное счастье относительно творческих талантов: Вы не только писательница, но и художница. Попробуйте нарисовать словам, каковы в Вашем воображении Восточная, Западная, Центральная, Южная Украина?
– Это был бы целостный рисунок – без границ и распределений. Везде живут люди …
Разве что Запад я бы нарисовала зеленым, потому ассоциирую его с природой, Восток – желто-красным, потому что здесь сконцентрировано более промышленности, Центр – как смешанную палитру, а Юг, конечно, голубой, как море.
– Донецкие – это какие? Что чувствуете, когда наезжают на донецких?
– Я бы сейчас убрала из нашего лексикона такие определения, как донецкие и бандеровцы – и то, и то является оскорбительным. И то, и другое ставит всех нас по разные стороны баррикад, которые … искусственно создают те, кому это нужно. А им на руку я не играю. Даже если действительно существуют те славные донецкие, которых запугивают, дезинформируют и везут в автобусах стоять на митингах под Верховной Радой. Их следует просто пожалеть.
– Как часто бываете в Донецке? Ваши друзья, родственники, знакомые – как они относятся к Западной Украине, к присвоения Бандере звания Героя, к памятнику Сталину в Запорожье? Которые донецкие в разговорах на кухне? Что нас может гарантированно сцементировать – Восток и Запад?
– Примерно раз или два в год, когда позволяют дела побыть немного у мамы. Правду о Степане Бандере в Донецке мало кто знает – для этого же надо напрячь мозги, прочитать самостоятельно кучу книг, сделать выводы – СВОИ, а не навязанные. Конечно, есть люди, которые это могут и хотят делать – тогда у них открывается совершенно иной взгляд на нашу историю. Но это – для избранных. Большинство людей, как и везде, хотят есть, пить, иметь деньги и развлечения. Поэтому я и была приятно поражена встречами со студентами Донецкого университета – как раз они все воспринимают достаточно адекватно. И ситуацию с памятником Сталину в Запорожье также как издевательство и … старческую выходку бывших (как бы это вежливо сказать …) вертухаев. В моем донецком окружении все воспринимается адекватно. А сцементировать Восток и Запад может культура. Скажем, я была так же поражена тем, что на украинских спектаклях в донецком театре – аншлаги. Ну и вообще – культура как составляющая поведения и воспитания. Мы же не наезжает, скажем, на греков за то, что они греки.
– Что значит быть современным украинского? Скажем, героини Вашего романа Все, что я хотела сегодня Увядшие цветы выбрасывают, Две минуты правды, переформулирования, Игра в мониста и, наконец, всех Ваших книг, они близкие, знакомые нам, их переживания – наши переживания. Но кажется, они не интересуются политикой. В книгах это хорошо, и так нас повсюду грузят. И все же, попробуйте дать Ваше определение современной украинского.
– Все разные. Особенно сейчас. Это лет двадцать и более назад можно было четко сказать, что тогдашняя современная женщина – исполнительница своей функции, где на первом месте была семья, потом – работа, заботы о родителях, минус – возможность быть смелым, путешествовать, быть независимой, не бояться совершать поступки и решительные шаги, идущие вопреки общественной морали. Ведь и мораль была одна, и гребенка под которую стригли тех женщин – тоже.
Нынешние женщины – взрывная смесь контрастов. Но то остается неизменным: выносливость и терплячись … до поры до времени. Поэтому нашим украинским и неукраинским мужчинам надо знать: современная украинская – это взрывное устройство замедленного действия. Надо научиться ласково с ним обходиться. Иначе, как поется в старинной песне: оставлю тя дети, дети тя оставлю – а сама пойду за Дунай! …
– Каким представляете своего читателя (в том числе я и о мировоззрении, политические предпочтения?
– Я его не представляю – я его часто вижу перед собой. И довольна тем, что вижу. Это умные и, в основном, светлые люди. Их мировоззрение и все, в том числе политические предпочтения очень близки всем моим героям. Мои читатели – это герои моих книг. Других мне не надо.

– Журналы Натали, Караван историй, аполитичны (хотя очень внутренне украинские)ваши романы … Что это? Так, как и у Лины Костенко, внутренняя эмиграция или понимания собственных сил и возможностей? Ваш муж Игорь Жук – бард, которому близкое политическое звучание. Я слышала, как он поет про ребят-бандеровцев, членов УПА, об Украине, и видела реакцию простых людей – это слезы, обострение патриотических чувств, благодарность Игорю. Или ваш союз, ваше супружеская жизнь не приведет к тому, что и Вы увлечетесь такой тематикой? Понимаю, что это с моей стороны – провокация … Или не затягивает Игорь Жук Вас в политику? На какие темы дискутируете?
– Внутренняя эмиграция не исключает активной общественной позиции. А я ее высказываю всегда. В том числе и в книгах. Не говоря о публицистические вещи, которые иногда не могу не писать.
раз наши позиции в этом с Игорем очень совпадают и дискутировать не о чем. Песни же Игоря об Украине – тоже не лобовые и не ура-псевдопатриотические, как и то, что я пишу в книгах. Возможно, поэтому они и вызывают столько настоящих чувств. Чего только стоит песня, в которой Симон Петлюра говорит своим ребятам – все человечно и просто. Так, как стараюсь писать и я. Только в прозе. Патриотизм – достаточно затертое слово, особенно если его принимают на каждом шагу. Для меня патриотизм – в тихой любви к обычным людям. Иногда она делает больше, чем лозунги и призывы.
– Вообще, не вредна внутренняя эмиграция сегодня, когда, кажется, все украинское сворачивается, а, скажем, министром образования является одиозный Дмитрий Табачник?
– Я не говорила, что пошла в такую эмиграцию, хотя, откровенно говоря, очень хотелось … Хотя бы для того, чтобы иметь хоть немножко времени для себя и семьи, и … для новых книг. Но, скажем, за последние два месяца я, как ненормальная, имела кучу мероприятий в университетах, библиотеках, магазинах и т.д. И все это ради того, чтобы люди знали, что украинская книга – есть и будет, и что мы – те, кого они читают, – продолжаем делать свое дело.
касается персон нашей нынешней политики … Распределение такой: им свое делает – нам свое. Я буду писать книги на украинском языке, и меня это не запретит. Как никто не запретит читателям покупать их в магазинах и тем показать, что украинская книга существует и будет существовать. Все зависит от нас. Персоны приходят и уходят, а … музыка вечна. И над всем этим – время и Бог. Все просто. Посмотрим …
– Приходилось ли Вам вблизи наблюдать за политиками? Если да, какие впечатления?
– Приходилось. Но мы все имеем удовольствие наблюдать за ними по телевизору! Они же для большинства из нас, как братья и сестры. Вы заметили, что люди их даже называют по-простому – по именам, сравнивают с разными зверюшками: тот на мишку похож, а то на бегемота, а тот, бедняга, так говорит, что лошади со смеху дохнут.
Я думаю, что к политикам стоит относиться как к людям, которых мы – МЫ ВСЕ! – Наняли на работу. Люди, а пышнее говоря, народ – их работодатели. И не мы, а они должны трепетать, если не оправдали доверия. У нас пока все наоборот.
– Можете дать рецепт под названием Выживание украинского в условиях, не пригодных для жизни? Ведь Украина – это также женщина …)
– А я уже дала: нам свое делать! Добавлю только следующее: никогда не выживайте, а живите. Здесь и сейчас.
– Каких новинок от Вас можем ожидать сентябрьском Форуме издателей во Львове? Что сейчас посоветуете почитать Вашим поклонникам (кроме, конечно, Ваших книг?
– Недавно у меня получилась довольно неожиданная книжечка – детектив-триллер Перейти темноту. Вероятно, она будет на Форуме.
А посоветовать почитать могу то, что сейчас читаю сама – также довольно неожиданно – Януша Вишневского. Я знала, что это очень популярный польский писатель, но до него никак не доходили руки, видимо, через эту его популярность (я к этому отношусь подозрительно), но после того как он довольно галантно посетил мою встречу с читателями, решила прочитать. И увлеклась. Хорошая и откровенная проза.
Татьяна Вергелес, Западная информационная корпорация
Фото – Zik

Еще по теме:

У статьи Ирэн Роздобудько: В моем донецком окружении все воспринимается адекватно 0 комментариев.