Ирина Геращенко: «Ретивые заявления медиакеривникив о полной лояльности к власти – глупая услуга самой власти»

Хроника Народный депутат о жизненном выборе между журналистикой и политикой, свободу слова, «кагебизации» СБУ и страх, который сильнее цензуру
На ТК состоялась чат-конференция с народным депутатом Украины, председателем Временной следственной комиссии по вопросам расследования случаев цензуры в средствах массовой информации, давления на свободу слова в Украине и препятствование законной профессиональной деятельности журналистов Ириной Геращенко на тему: Каковы реальные угрозы свободе слова в Украине?
Предлагаем вашему вниманию полную версию чата.
– Всем доброго дня! Рада гостем Хроники, которую я ежедневно читаю, как, наверное, все нынешние, бывшие и будущие телевизионщики, и не только они!
– Пани Ирина, у меня складывается впечатление, что очень многие журналисты, особенно в регионах, сами очень и чистосердечно рады возвращению цензуры, поскольку такой режим работы давно стал для них привычным. Краткосрочная свобода слова при президентстве Ющенко лишь дезориентировала их, они растерялись: Как теперь жить и писать? Неужели свободны? Свободные до каких пределов? Что можно себе позволить, а что нет? А теперь, с Януковичем, все вернулось на круги своя и такие журналисты вновь почувствовали почву под ногами, получили желанную стабильность и ясность. Теперь снова нет ни малейших поводов для внутренней борьбы с самим собой – с цензором внутри себя. Сейчас все как в былые времена. Нет никаких вопросов, а следовательно и проблем. И они спокойны. Рабам вернули привычные для них кандалы. И они счастливы, потому что все стало на свои места.
– Очень многие журналисты, особенно в регионах, боятся. Боятся остаться без работы, вне эфира, боятся не только журналисты. Коллеги-журналисты рассказывают мне немало примеров, когда имеют записанное на пленку интервью, где бизнесмены жалуются на давление, шантаж, требования вступить в партию власти. Такой материал получается в агентстве или на страницах газеты, а на следующий день эти несчастные бизнесмены прибегают к редакции и просят снять статью через новое давление и угрозы. Нам пытаются навязать атмосферу страха. Слабые люди ломаются. Кто идет в тушки, кто делает вид, что просьба менеджмента или собственника медиа-то не писать – это не цензура, а редакционная политика. Все зависит от внутреннего стержень человека, его профессионализма и позиции.
– Скажите, как на работу комиссии влияет конфронтация между политическими силами?
– Конфронтация между политическими силами влияет на все общество, на работу Верховной Рады в целом и, конечно, на работу ВСК. В Комиссии большинство составляют представители коалиции и мы ради результативности работы ВСК ищем компромисс по многим вопросам и темам, которые рассматриваются. Мне лично, как и коллегам из оппозиции, работающих в ВСК, часто хотелось бы более жестких формулировок в оценке ситуации со свободой слова или в конкретных случаях давления на журналистов. Но должны искать компромисс, чтобы за решение ВСК голосовали все ее члены.

– На достижение каких результатов направлена деятельность ВСК? И как, по вашему мнению, деятельность ВСК способствовать решению актуальных проблем цензуры и свободы слова? Особенно тогда, когда часть комиссии считает эти озабоченности надуманными?
– Первые результаты уже есть. Считаю важным, что 354 депутата поддержали постановление о необходимости проведения медийного дня в ВР. Теперь будем ждать конкретных голосований по Постановления о моратории на проверку медиа во время выборов, принятие закона О доступе к публичной информации (принять его просят медийные профсоюзы, общественное движение Стоп цензура!, Так как он позволяет усилить общественный контроль за силовыми структурами), законы о расширении срока цензура и усиления ответственности за нее. Посмотрим, как будет голосовать большинство. Тем более, что закон О доступе к публичной информации, является обязательством Украины перед Советом Европы. Наша Украина и БЮТ будут голосовать за все эти медийные проекты. Также я очень хочу, чтобы ВСК помогла конкретным журналистам, обращающихся за защитой. Даже в случае, когда силовые структуры отвечают отписками и отказамина наши запросы по делам, например, Кутракова или Андрушко, я эти дела не оставлю. Мы будем привлекать к ним внимание украинского общества, международного сообщества, чтобы доказать право журналиста на профессию.
– Какова ситуация с телеканалами ТВi и 5-м каналом и почему на Интере новости и программы на русском языке, мы что – живем в России?
– Насколько мне известно, 5-й канал и ТВi подают кассационную жалобу на решение Апелляционного суда Киева, который отменил лицензии этих каналов. Вопрос в том, примет ли суд производство по этому делу. Видим попытки власти представить этот конфликт как исключительно бизнесовый. По моему мнению, в данном случае идет о конфликте интересов и двойные стандарты, ведь отменяют лицензии у телеканалов, которые занимают нейтральную или оппозиционную к власти позицию. В то же время власть якобы не знает или не замечает, что многие телеканалов в Украине получали лицензии на конкурсах без конкурса, в подарок владельцам, близким к власти. Впервые лицензии отбирают через суд. Если есть вопросы к деятельности Нацсовета, то странно, почему суд отказывается заслушать членов Нацсовета или принять к сведению показания, как аудиозапись скандального заседания. Удивительно, ноу-хау, что вопрос в Нацсовет, а лицензии отбираются у конкретных каналов. Все это гримасы нынешнего правосудия. Хотя я согласна, что Нацсовет должен работать прозрачно.

– Ирина, скажите, пожалуйста, нарушит когда-либо прокуратура уголовное дело по 171-й статье УК? Неужели недостаточно фактов препятствования деятельности журналистов? Они что – издеваются над нами?
– Издеваются-правильное слово. Раз в отчете ВСК я отмечала, что журналистам очень трудно сегодня защитить свои права. Даже если есть видеосвидчення о препятствовании журналистской деятельности, прокуратура часто отказывается открыть уголовное дело или такое дело не доходит до суда. Львиная доля жалоб в ВСК касается именно таких случаев. И это дает властям возможность говорить, что фактов препятствования журналистской деятельности у нас нет, что это инсинуации слишком эмоциональных и невоспитанных журналистов, ведь суд ничего не доказал. Об этом мы будем говорить во время заслушивания силовых министров. Кстати, все эти отписки я передала в Мониторинговый комитет ПАСЕ. Европейцы шокированы тем, что журналисты не могут добиться даже возбуждения уголовного дела, применения статьи 171. Мы будем очень стараться изменить ситуацию – привлекать к этому внимание общественности и международного сообщества, а также голосовать за закон моей коллеги Елены Кондратюк, которая предлагает, чтобы не только в теории, но и на практике журналисты имели такую же защиту, как милиционеры при исполнении своих профессиональных обязанностей. Ведь представить себе, что избили милиционера и по этому факту даже не открыли уголовное дело – невозможно. А журналиста – запросто! Но сами не справимся, поэтому важно, чтобы и сами журналисты держали такие темы под особым контролем и особым вниманием.
– Добрый день, Ирина. Скажите, что общего между журналистикой и политикой? Чем политика – грязное, на мой взгляд, занятие – привлекает вас больше, чем журналистика?
– Политика и журналистика в Украине сегодня, к сожалению, одинаково политизированные, часто беспринципные, безответственные и не очень профессиональные. Хотя полностью согласна с вами, что политика гораздо грязнее, продажниша и менее интеллектуальная. Я не уверена, что политика меня привлекает больше. Наоборот, все больше думаю о том, что, возможно, стоит сменить сферу деятельности. Но пока я в политике, буду отстаивать то, что важно для меня и в журналистике – принципы, культуру, политическую культуру.

– Рассматривая ли вы возможность возвращения в журналистики? Есть ли в Украине СМИ, в которых вам хотелось бы работать (названия)?
– Да, я бы хотела вернуться в медиа. Я, кстати, очень высоко ценю тот коллектив, в котором работала до избрания депутатом. Считаю, там работают профессиональные журналисты с позицией.
– Кто для вас является авторитетом из Украинских журналистов? Из зарубежных?
– К счастью, такие журналисты есть. Я ценю наше общение и дружбу. Если меня по-хорошему поразил какой материал: основательностью анализаили стилистикой, тонким сарказмом или фактажем, раскруткой источников информации на откровенность, всегда пытаюсь сказать доброе слово автору. Со многими авторитетными и уважаемыми мной журналистами мы вместе учились, следовательно, я их люблю как замечательных людей, а не только как талантливых авторов. Важно, что такие журналисты есть и в регионах, а не только в столице. Не буду всех перечислять, чтобы кого не забыть. Если говорить о зарубежных коллег, то во время работы пресс-секретарем Виктора Ющенко как лидера оппозиции и как президента имела возможность познакомиться со многими очень интересными и профессиональными журналистами. Меня всегда поражали уровень их профессиональной подготовки, осознания собственного достоинства, принципов свободы слова и искренний интерес к Украине. Иногда эти журналисты знали об Украине больше, чем даже политики этих стран. Яркий пример – Пилар Бонет, собкор крупнейшей испанской газеты El Pais, или польский журналист Веслав Романовский, или многолетний шеф бюро Рейтер в Киеве Рон Попеску. Можно привести немало примеров. Жаль, что в Украине до сих мало корпунктов крупных зарубежных медиа, их присутствие обогатила бы украинских журналистов, потому что часто они имеют другую профессиональную школу.
– Придут ли генпрокурор и министр внутренних дел в Раду отчитываться по вопросам, которые расследует ваша ВСК?
– Надеюсь, это произойдет в ближайшее время, на следующей пленарной неделе. По крайней мере, руководитель профильного комитета по вопросам свободы слова Андрей Шевченко и руководители оппозиционных фракций ставить этот вопрос на согласительном совете. Ведь 354 депутата проголосовали за безотлагательное рассмотрение такого отчета силовиков.
– Ирина, скажите, известно ли вам, что в Севастополе уволили руководителя единственной стопроцентно украиноязычной телекомпании в Крыму? Будет ли какая реакция вашей комиссии на этот факт?
– Наша ВСК рассматривает не только жалобы, поступающие в наш адрес непосредственно, а также информацию, нам предоставляют Союз журналистов Украины и независимые профсоюзы. Мы мониторим медиа и изучаем всю информацию, касающуюся вопросов свободы слова, ситуации с журналистами. Мы связывались с Мирославом Мамчаком, я знаю ситуацию вокруг телеканала Бриз. Власть руководствуется формальными подходами, Мирослав не является военным и поэтому не может возглавлять эту специализированную телестудию. Но мы не оставим без внимания тех заявлений мэра Севастополя, в которых он требует уволить руководителя Бриза за чрезмерный патриотизм. Это, безусловно, прямое давление на телекомпанию. Если коллеги из Партии регионов не дадут мне полномочий говорить на эту тему от имени ВСК, я буду поднимать этот вопрос как народный депутат.
– Думаю, что восстановить Мирослава на посту уже не удастся. Интересно, что вы предложите на комиссии по поводу защиты журналистов, да и вообще патриотической линии ТРК Бриз, ведь журналистам неоднократно напрямую угрожали представители пророссийски настроенных политических сил города, обещали всевозможные пытки, кислоту в лицо и бомбу на канал?
– Для нас чрезвычайно важны официальные обращения, факты, свидетельства о давления, угроз. Это заставляет представителей власти признавать существование проблемы. Если у вас есть такие свидетельства, пожалуйста, передавайте в ВСК.
– Здравствуйте, госпожа Ирина! Есть к вам несколько вопросов:) Скажите, пожалуйста, смотрели вы обновленный Первый национальный?
– Вчера. Понимаю скепсис вашего вопроса. Меня так же беспокоят нарочитые, на грани фола, заявления некоторых руководителей Первого национального, что государственный телеканал должен давать только позитив о власти. Эти заявления вызвали настоящее возмущение на самом телеканале. Ведь там работает немало хороших журналистов, которые так не считают, которые осознают, что о власти нужно давать объективную информацию, а не облизывать ее. И ретивые, лизоблюдськи заявления медиакеривникив о полной лояльности к власти – это глупая услуга самой власти, Украины в целом, и в первую очередь, коллектива Первого. Будем думать, как защитить канал от такого руководства, и в ближайшее время поднимать этот вопрос в парламенте.
– С вашего разрешения сразу выложу остальные вопросы. Каким образом коммерциализирован и подчиненный властям канал может стать основойдля создания Общественного телевидения, о чем сегодня сообщила Гуманитарная совет при президенте Украины? Не пора создании комиссии по проверке деятельности новой команды под руководством Бенкендорфа, ведь на Первом продолжает стремительно увеличиваться численность руководящего состава? Каким образом можно организовать вашу встречу с представителями Независимого медиа-профсоюза? Спасибо за ответы!
– Что касается медиапрофспилок, то и я, и члены ВСК регулярно встречаемся и приглашаем на наши заседания представителей и НСЖУ, и независимых медиа союзов. Я общаюсь с Лубченко, Луканов, Скрипиным, они предоставляют важную информацию о ситуации со свободой слова. Мы готовы к общению всегда, когда есть такая потребность. Что касается намерений властей создать Общественное телевидение – то идея хорошая и правильная. Это обязательство Украины перед Советом Европы. Единственное, что беспокоит – не произойдет простая смена вывески на НТКУ и то, что сегодня должно давать только положительную информацию о власти, станет называться Общественным телевидением. Беспокоит, что Администрация президента фактически изъяла из процесса формирования концепции профессиональные союзы и организации, профессионалов в целом. Я вместе с коллегами была на одном таком обсуждении, где выступал один из членов Гуманитарного совета при президенте Украины, который не имеет никакого отношения к журналистике. И то, что он плел о будущем Общественное телевидение – за гранью добра и зла. Концепция в его изложении звучала на уровне самодеятельности, любительства. Хотя официально законопроект еще не поступил в ВР из Администрации президента, мы ждем. Внимательно читать, как предлагаются финансировать Общественное телевидение, как будет избираться руководство и Наблюдательный совет, которые будут предохранители давления, какие факторы независимости. Есть большой риск, что те самые лояльные и преданные Банковой руководители УТ назовут себя независимыми руководителями независимого ТВ.
– Ирина, а вы не хотели возглавить комитет по вопросам свободы слова? Или вам не предлагали? Вы же тоже представитель оппозиции?
– Я работаю в Комитете по вопросам евроинтеграции. Для меня это принципиальный и интересное направление законодательной деятельности. Зато, думаю, наша ВСК немало постаралась власть после шестимесячных проволочек наконец отдала комитет по вопросам свободы слова оппозиции. Мы поднимали этот вопрос на всех заседаниях, привлекали к нему публичную внимание.
– Ирина, скажите правду, почему вы оставили должность пресс-секретаря президента Ющенко? Это не внутрисемейные проблемы?
– Уже сто раз отвечала на этот вопрос. Совпало много факторов. Во-первых, пришло новое руководство Секретариата, которое иначе видело функции и роль пресс-секретаря и пресс-службы. Во-вторых, я действительно устала, ведь работала пресс-секретарем Виктора Ющенко шесть лет. Это большой срок. Эта работа требовала полной отдачи, большой ответственности. Думаю, в то время наступил период нового взгляда на работу пресс-секретаря президента, новых людей. Я всегда буду благодарна за это чрезвычайно важный период в моей профессиональной жизни. Но ничего не бывает вечным. На госслужбу приходят – и из нее уходят. Это нормально.

– Ирина, какой у вас характер – больше мужской или женский?
– Не знаю, что вы вкладываете в этот вопрос и какой характер считаете мужским, а какой женским. Думаю, у меня женский.
– Как члены ВСК воспринимают факты, которые вы расследуете? Ли внутреннее сопротивление представителей коалиции в ВСК?
– Представители коалиции очень болезненно реагируют на любые жалобы, связанные с президентом, даже упоминание его имени. Гораздо спокойнее реагируют на жалобы на региональных вождей. Позиция власти понятна – они подчеркивают, что цензуры в Украине нет, государство и органы власти не давят на журналистов, в отдельных случаях речь идет о собственников и менеджеров. При этом забывается ключевое: главные медиасобственников, медиакоролем вмонтированы в эту власть, их не надо цензурировать, они сами кого угодно видцензурують. Но при этом я не хочу сказать, что члены ВСК от коалиции безразличны к жалобам журналистов, поступающих в комиссию. Они боятся политизации работы, хотят избежать любых сочетаний власти поцензурой. Но соглашаются, что силовые структуры далеко не всегда защищают журналистов. Хорошо, что коалиция не саботирует работу комиссии, мы ищем компромисс, в первую очередь, в вопросах законодательной защиты журналистов.
– Ирина, где вы отдыхали в этом году? Вообще, чем вы любите заниматься в свободное время?
– Впервые в жизни на озере. Понравилось. Впервые за 10 лет села на велосипед. Жаль, что в украинских городах нет велосипедных дорожек, я бы ездила. В свободное время люблю читать и плавать. Правда, сейчас в основном читаю О кота-ворчал и Сороку-ворону, потому что маленькая дочка требует много внимания и не соглашается дать маме шанс почитать то другое, для себя.
– Или друкуетесь вы где, чувствуете себя еще журналистом, уже окончательно превратились в политика? Не трудно быть и журналистом, и политиком одновременно?
– Редко. Последнюю статью летом готовила для Зеркала недели. Я бы с радостью снимала публицистические или документальные фильмы, потому что чувствую себя скорее телевизионным журналистом.

– Поздравляю вас! Вчера журналисты устроили во СБУ акцию. Подавали запросы, или, случайно, не следит их эта служба. Интересно, как вы оцениваете свой потенциал как вероятного врага народа? Какой процент из того, что вы знаете, относится к категории государственная тайна?
– Волнует, какими темпами происходит кагебизации СБУ. Если так пойдет дальше, то скоро не только все, кто иначе думает, будут врагами народа, а у спецслужб возникать вопросы даже до кошек и собак врагов народа.
– Пани Ирина, почему, по вашему мнению, международная общественность не выражает резкой критики в сторону новой власти и президента Януковича. Международные наблюдатели в основном одобряют курс на реформы, а о свертывании свобод если и вспоминают, то вскользь, будто этого не происходит?
– Думаю, у международной общественности, равно как и у украинского общества, был определенный период ожиданий, время, когда к новой власти присматривались, смотрели на ее первые шаги, действия, заявления. Медовый месяц новой власти как с Украины, так и с миром закончился. Мы видим несколько дипломатических заявлений от европейских и международных структур и политиков, где в очень корректной форме выражается обеспокоенность сужением демократических свобод в Украине. Надо понимать, что за этими дипломатическими фразами скрывается не только обеспокоенность, но и первая желтая карточка команде Януковича. В Вторник, 5 Октябрь, в Страсбурге в ПАСЕ пройдут слушания по ситуации в Украине. Надеемся, в резолюция ПАСЕ будет дана объективная оценка ситуации в Украине.
– Какие у вас теперь отношения с Александром Третьяковым?
– Дружеские. Мы дружим семьями, я ценю тот путь, который мы прошли в одной политической команде.
– Пани Ирина, у меня вопросов нет, только хочу сказать, что вы очень симпатичная женщина, которая знает, что говорит и когда. Побольше бы нам таких талантливых людей. Спасибо.
– Спасибо на добром слове. Всем спасибо за профессиональные, глубокие вопросы и личные, гуманные. Если у вас есть информация для нашей ВСК, пишите, вот адрес: gerashenko.iryna @ rada.gov.ua, и телефон: 2553938.
Кстати, одним из главных источников, где мы берем информацию о ситуации со свободой слова, нарушением прав журналистов, является Хроника. Есть несколько случаев, когда мы узнали о давлении или угрозы журналистам, препятствования их журналистской деятельности именно с Хроники. И уже потом связывались с этими коллегами. Особенно речь идет о случаях с региональными журналистами. Например, история с херсонским коллегой Дементием Белым. Так что вы, дорогие телекритики и телекритикесы, делаете большую и важную работу. Молодцы!
Фото Руслана Новосел

Еще по теме:

У статьи Ирина Геращенко: «Ретивые заявления медиакеривникив о полной лояльности к власти – глупая услуга самой власти» 0 комментариев.