Кинорежиссер Майкл Роу: Украинский пугались

Наталья Дмитренко, «Украина молодая» Фото – «Украина молодая» Как австралийский сценарист оказался в Мексике и получил «Золотую камеру» на Каннском кинофестивалиого картина Високосный год (Ano Besiesto) получила на нынешнем Каннском кинофестивале награду как лучший дебют в игровом кино. На фестивале Молодость эта конкурсная работа сейчас получила неформальный титул найпровокативнишои и наиболее обсуждаемой. А говорить есть о чем: это история одинокой 25-летней мексиканской журналистки со всеми подробностями ее интимной жизни: от эпиляции в душе к сценам садо-мазосексу и намеков на изнасилование отцом. Все без купюр и статическим планом. Откуда у австралийского сценариста возникла эта мексиканская драма, как он сам пережил пять лет общественной изоляции и что ему дали Канны – в эксклюзивном интервью для УМ.

Каннская награда как защита от цензуры
– Представляя фильм здесь, в Киеве, вы сказали, что вкладывали в него конкретную идею. Однако каждый зритель вынесет с показа своих впечатлениях. Какой посыл все же был от вас?
– Я хотел исследовать человеческую одиночество, то, как эмоционально человек переживает это состояние, как она пытается привлечь при этом других в свой мир. Этот фильм разделяет аудиторию. Я вижу, что он нравится многим людям здесь, однако были и такие, которые оставляли зал, поскольку они боялись открытости на экране.
– Да, в фильме много сцен секса и обнаженных тел. Для Украины такое кино на большом экране – дикость. Неужели это нормально в Мексике?
– Нет. Но это был единственно возможный путь рассказать данную историю правдиво. Сначала я думал, что продюсировать эту картину сам, поэтому написал сценарий так, как хотел. Если бы я изначально собирался работать с мексиканскими продюсерами, думаю, я бы написал другую историю. Но мне повезло найти 25-летних ребят, которые искали недорогой фильм для своего первого проекта. И я не сталкивался с цензурой в Мексике – возможно, это заслуга Каннской награды, потому что не думаю, что если бы картина получила приз малоизвестного местного фестиваля, все было бы так просто.
– Насколько я поняла, главную героиню изнасиловал отец, когда ей было 12. И поэтому она решила уйти из жизни в годовщину его смерти?
– Решение умереть не было следствием изнасилования в 12-летнем возрасте: я думаю, на протяжении долгого времени у нее была связь с отцом, пока он не умер. Но это накладывается на тяжелую депрессию и четыре года жизни без отца.
Чтобы выбрать исполнительницу главной роли, я встретился с 40 актрисами. Моника дель Кармен была 35-й: после ее прослушивания я должен покинуть комнату, потому что она меня поразила до слез. Моника работала в детском театре и имела лишь эпизодическую роль в кино. По мексиканскими меркам, она не хорошая, потому что имеет ярко выраженную этническую внешность: как правило, такие женщины в мексиканском кино играют служанок или проституток. И когда я дал ей почитать сценарий и спросил, согласится ли она на главную роль, Моника долго колебалась. Она советовалась со своим парнем, с мамой, с подругами-феминистками. Но ее мама, которая из глухого села, сказала: если уж ты переехала в Мехико и решила чего-то достичь, то должен это сделать.
– Откуда вы взяли эту историю?
– Думаю, что инцест между отцом и дочерью не такой уж редкий случай. Я знал нескольких людей, прошедших через это. Так возникла эта история – я писатель.
Опыт одиночества
– Насколько трудно в Мексике для новичков отснять картину?
– Думаю, это трудно где-либо в мире. Вообще-то я сценарист и никогда не хотел снимать. Я закончил школу сценаристов довольно поздно, когда мне было 37 лет. И в течение семи лет пытался снять фильм по своему сценарию: за это время было три продюсеры, четыре режиссера, но ничего не получалось. И я очень переживал, что мне скоро сорок, а я еще ничего не снял. Тогда я сказал себе: Эй, это же не так трудно снять фильм! Я видел, как люди это делают. И я купил две книги по режиссуре, изучил их. Купил камеру. Написал сценарий – о двух людях, которые все время находятся в одной комнате, потому что не имел денег для большего количества локаций. И собирался сам его продюсировать. Но потом у меня украли оборудование, и я нашел мексиканских продюсеров. Мне повезло, что на одномкинорынка наш проект заметила французская компания Pyramide International, они согласились финансировать проект и подали его на Каннский фестиваль.
– А как вы попали в Мексику?
– Это долгая история, связанная с поисками себя. С самого детства я писал стихи. Но когда в 22 года прочитал Томаса Элиота, то осознал, что никогда не напишу лучше него. Так я распрощался с поэзией и начал писать театральные пьесы, даже выиграл несколько конкурсов. Спустя мне однажды заказали написать либретто для оперы – это мне так польстило, что я согласился. Но выяснилось, что это проект для телевидения – для меня это было ужасно, но напрямую отказать я не мог. Поэтому купил билеты в Мексику. Туда я прибыл фактически без денег, и должен был начать все снова, я не знал испанского, не имел друзей. Так я провел пять лет – живя сам в съемных маленьких комнатках в величезнову городе с населением 23 миллиона. Это было парадоксально, но это был невероятный опыт одиночества.
– После Канн вы, наверное, стали получать много предложений о сотрудничестве?
– Да, теперь у меня четыре продюсеры и три сценария – первый о страхе долга, другой – о разводе, а третий – еще в голове (улыбается. – Ред.) Думаю, следующий фильм буду снимать в следующем году.
– Почему вы приняли приглашение принять участие в киевском фестивале Молодость?
– Потому что мне было безумно интересно: Украине? Что там? Как там? Я слышал о ней, но для меня она была такой же экзотической, как для вас, наверное, Никарагуа, для меня просто соседняя страна. Но должен сказать, что Киев очень красивый город! Когда я поднялся на колокольню Святой Софии и увидел эту архитектуру, эти крыши, то подумал, что это – самый красивый город, который я видел.
– Лучше европейские города?
– Для меня так. Здесь невероятное смешение стилей. Мне нравится эта архитектура и сосуществования разных стилей рядом.
Наталья Дмитренко, Украина молодая
Фото – Украина молодая

Еще по теме:

У статьи Кинорежиссер Майкл Роу: Украинский пугались 0 комментариев.