Кому нужна система, которая игнорирует права личности?

  Николай Гриценко для «Хроники» Прошло уже более чем полтора года с тех пор, как я выступил с открытым письмом к СНБО о ситуации в украинском телерадиопространстве. И невольно стал «подопытным» отечественной демократии: безопасно ли в современной Украине высказывать собственное мнение и будет ли к ней кто прислушивается? Я акцентирую на этих, казалось бы, тривиальных вопросах в период, когда один из кандидатов в президенты так и просит с билбордов: Обращайтесь , услышу каждого! Твое мнение важно!, А действующий президент на встрече с журналистами говорит то же самое, хотя и другими словами: Становитесь рядом со мной. Обществу нужна ваша смелость и правда! А между тем многие пессимистично спрашивает меня: Ну и чего ты, правдолюб, добился своим обращением? Повлиял ли хоть на что-то в том же телерадиопространстве? Да и сам ты где оказался после своего выступления?
    Чтобы эти вопросы не висели в воздухе, а также учитывая то, что неравнодушных все больше, позволю себе высказать некоторые соображения.
    Опираясь на собственные предостережения относительно тенденций развития телерадиогалузи, высказанные как в открытом обращении к СНБОУ, так и в статье ли Телерадиотитаник?, Замечу: на всех государственных уровнях ТЕЛЕРАДИОИНДУСТРИИ сих пор не рассматривают как стратегический фактор. Говорят об этом много, принимают какие-то решения, подписывают меморандумы и хартии … Между тем телерадиогалузь существует сама по себе, регулятор – сам по себе. Основные игроки – олигархические медиасиндикаты – привыкли к тому, что договариваться надо, прежде всего между собой. Главное – правильно сориентироваться на выборах, заручившись невидимой поддержкой фаворитов. Вот и все.
    Похоже, такая ситуация устраивает и вещателей, и регулятора (Нацсовет по телерадиовещанию), и власть. Единственный, кто в проигрыше, – телезритель и радиослушатель. Потому что его до сих пор кормят в отечественных телефастфудах преимущественно некачественным чужим медийным полуфабрикатом.
    Где украинские форматные каналы? Информационные и музыкальные создан, давно. А остальные? .. Помню, как отчаянно конкурировали на заседаниях Национального совета за создание детского, образовательного, экологического каналов … О канале Культура промолчу. Тот, что есть сейчас, пытается самостоятельно вилюдниты. Но до общенационального, рейтингового, наподобие русской культуры, ему еще ой как далеко!
    Итак, в Украине полноценного форматного вещания, соответствующего тематический спрос общества, до сих пор нет. И это факт.
    Далее, как говорит один из героев популярного у нас российского сериала Солдаты, стесняюсь спросить – где программа развития телерадиовещания, этот единственный национального значения документ, который должен был бы каким-то образом влиять на стратегию развития телерадиогалузи? То, что есть сейчас, отнюдь нельзя назвать стратегическим документом, скорее уже документом констатируя.
    Следующее – собственный телепродукт. В последнее время его действительно стало больше на отечественных телеканалах, и это существенный позитив. Каналы начали активнее тратить деньги на собственные телепроекты. Пример подал СТБ – одна из немногих вещателей, рискнувший завоевать большие рейтинги (соответственно, зарабатывать нормальные деньги на рекламе) не с чужого, а по собственному, качественно сделанного материала. Прежде всего это проекты: Украина имеет талант!, Танцуют все, Битва экстрасенсов, Моя правда, телепублицистика.
    Кстати, качественную, хотя иногда противоречивую документалистику, дает Интер. Современные высокопрофессиональные политшоу, спортивные проекты готовит телеканал Украина, который наконец пытается соответствовать своей гордой, амбициозной названии … На Плюсах недавно стартовал проект Я люблю Украину! Явно сыроват, но идейно-просветительское, направлен прежде всего на молодежь. Достойно отстаивает свою фишку первого информационного 5 канал … Я не претендую в этой статье на глубокую аналитику относительно собственного вещания. Но изменение тенденции заметна. И это радует. Вместе ретрансляционные российского продукта до сих пор много. Разница разве что в том, что теперь у военных и милицейских сериалах на украинском ненароком смотрит с портретов не президент Путин, а президент Медведев …
    С детским вещанием у нас просто катастрофа! Его нет. Потуги Первого национального уладить пробел явно недостаточны. Остальные крутят зарубежные мультики без разбору. Многие из них откровенно психологически вредны. Советую, найдите время, проследите, что смотрят ваши дети – и убедитесь в справедливости моих слов.
    Далее: нравственность. Был период, когда в эфире даже общенациональных каналов попадалась откровенная порнуха. Моя статья 2007 года под названием Свобода порно была не случайной. Сейчас ощутимо деятельность Экспертной комиссии по защите общественной морали. Как бы и что не говорил о контролирующий орган, именно после активизации его работы, изменения состава экспертной комиссии отечественный эфир стал цнотливишим. За исключением некоторых кабельных операторов, которые еще умудряются крутить зарубежную спутниковую клубничку. Но фильмов с элементами жестокости и насилия еще достаточно много. Уже в который раз социология подтверждает: общественность требует более радикальных действий по морализации нашего телевещания.
    Наконец – новые технологии. В свое время я с тревогой указывал на неэффективность методов внедрения цифры в Украине и необходимость консолидированных действий всех ведомств, причастных к этому, а не одной Национального совета. Только через полтора года этот логический подход наконец возобладал … И не только он один. Многие из подобных моих оговорок оказались созвучны и к высказываниям нашего президента во время заседаний СНБО, где он говорил об информационной безопасности страны …
    А как сама Национальный совет по вопросам телевидения и радиовещания? Ведь львиная доля моих предложений касалось именно реорганизации этого органа …
    Знаете, я проработал в Национальном совете более 13 лет, фактически с начала ее создания. По моему убеждению, только в начале деятельности этого органа, учитывая конкретность задач, было заметно тактику и стратегию. Как результат – образование нового спектра телерадиокомпаний. В самой же государственной институции чувствовалась настоящая командная работа. Наверное, этический, профессиональный уровень первых каденций Национального совета не позволял резкого разделения: члены Нацсовета – аппарат. Позже, к сожалению, авторитаризм членов усиливался. И получилось, что аппарат Нацсовета – отдельно, члены – отдельно … До сих пор Нацсоветом гуляет каламбур: Члены входят в аппарат или нет? ” Не берусь говорить за последний период, я уже там не работаю. Возможно, с изменениями руководства там что-то изменилось и во взаимоотношениях. В любом случае я убежден: есть потребность в совершенно ином подходе к формированию состава Национального совета – от политически-представительского фактора должны перейти к авторитетно-моральной. Членами Национального совета должны быть люди известные, моральные авторитеты нации, которые никогда не пойдут на то, чтобы торговать своим именем, репутацией и высоким статусом доверия в обществе. А ежедневную работу, поверьте, есть кому выполнять. В аппарате Национального совета достаточно квалифицированные люди, мощный состав представителей в регионах. Сразу после Оранжевой революции в некоторых чесались кулаки осуществить чистку кадров региональных представительств. К счастью, этого сделать не удалось.
    Теперь относительно моего открытого письма. Он был проявлением искреннего эмоционального взрыва, когда, как говорят в народе, дальше терпеть – себя не уважать. О том, что никакой корыстной цели я этим письмом не преследовал, думаю, уже все убедились. Кроме того, открытому письму предшествовали мои статьи о развитии телерадиогалузи, уже тогда, честно говоря, настораживали некоторых членов Национального совета. Мне намекали на корпоративную этику … А не по правилам корпоративной этики мы с вами оказались в сплошь криминализированной обществе? Если я, гражданин Украины, исключительно из государственных интересов высказываю свое мнение (кем бы я ни был, какую бы должность не занимал) – это что, преступление!? Перед кем? Перед работодателем? Но я – государственный служащий, соответственно, мой работодатель – государство. Так что, я не имею права высказаться в интересах своего государства, своего работодателя?
    Беда в другом – наши чиновники очень часто отождествляют себя с государством. А свой частный интерес – с государственным интересом.
    Анализируя реакцию на мое открытое письмо, признаюсь: я никогда не думал, что постпомаранчевой Нацсовет будет действовать советскими методами. По крайней мере, в некоторых из членов (которых знаю не один год) я даже не сомневался: пусть, думаю, не выступят откровенно на мою поддержку, но хотя бы воздержатся при голосовании … Тем более, я повел себя честно: выразив свою позицию, подал в отставку (с должности начальника отдела по связям со СМИ и общественностью Нацсовета).
    К сожалению, среди членов Нацсовета победил циничный корпоратив. После оглашения моего открытого письма Национальный совет единогласно проголосовал за выдачу мне волчьего билета. Быстро перевели стрелки от поднятых проблем до персонально меня, как человека, который якобы не справляется со своими служебными обязанностями. Уволили по статье с формулировкой: за нарушение трудового законодательства. Посреди белого дня, на Крещатике, в столицы независимого государства, стремящегося европейских ценностей. Вот и все.
    Меня часто спрашивали и спрашивают: а как же коллектив? А поддержка общественности? Благодарю не столько коллектива (он, как и профсоюз, испытал давление), сколько подавляющему большинству тех, с кем довелось работать на протяжении многих лет. Эти люди морально поддерживали и поддерживают меня. На мою поддержку во время расправы тогда выступили известные деятели культуры и искусства Украины, из них пятеро – лауреаты Шевченковской премии … Благодарен Хронике, которая в те дни пыталась корректно подавать разные точки зрения относительно реакции на открытое письмо, газетам День, Украина молода, Слово просвещения, Литературная Украина … Сумское землячество (я родом из Сумщины) направило в мою защиту обращение к своего почетного председателя Виктора Ющенко. Ноль реакции! И мне оставалось одно: бороться самому, отстаивая свои права в суде.
    Перед этим я обращался ко многим государственных институтов: Госслужбы, Комитета свободы слова и информации Верховной Рады, СНБОУ (куда я, собственно, и адресовал свое обращение), Генеральной прокуратуры, Минюста … И убедился в одном: отдельно взятая украинская человек в своем государстве полностью беззащитен. Отписки, которые я получил, были примерно одинакового содержания: судитесь, пан Николай, судитесь. Эти отписки, как и собственно судебные процессы, статьи, организованные против меня, натолкнули на мысль написать обо всей этой истории книгу. Поверьте, будет читаться, как детектив!
    Я знаю, что за продвижением судебного дела следит много людей. И не важно, чья это дело: Гриценко, Иваненко, Петренко … Важно, что право и правда конкретного человека должны победить корпоратив. Иначе, кому нужна такая система, в которой человеческие правовые конституционные ценности игнорируются?
    Далее кратко: я выиграл дело в Окружном суде г. Киева, решением которого действия Нацсовета относительно моего увольнения признаны неконституционными и неправовыми и обязано немедленно восстановить меня на работе. Судебные заседания с перерывами продолжались ровно год: тщательно выяснялись все обстоятельства, добавлялись документы … Но Национальный совет на протяжении нескольких месяцев упорно игнорировала выполнения этого решения. Исполнительная служба направила представление в прокуратуру на бездействие руководства Нацсовета относительно невыполнения судебного решения. Дальше – Апелляционный суд Киева (председательствующий судья – Сапрыкина) ровно за три минуты отменил решение Окружного суда. В полном объеме, даже без возвращения на рассмотрение. Теперь дело будет рассматриваться Высшим административным судом Украины, куда я направил кассацию …
    Параллельно Шевченковским судом города Киева рассматриваются две мои иски о защите чести, достоинства и деловой репутации. Дело в том, что, увлекшись обвинениями в непрофессионализме в мой адрес, некоторые нацрадивських услужникив дописался до того, будто я не умею даже компьютером пользоваться …
    Чем занимаюсь? Сейчас на творческой работе, реализую некоторые проекты. Недавно в издательстве Дикое поле вышла моя книга Живи добром, сейчас вместе с киевским издательством Альтерпрес готовим к печати томик моей лирики. Как сценарист я принял участие в создании документального фильма Родительские пороги, сделал несколько имиджевых медиапроектов, упорядочил два альманахи. А еще мы вместе с единомышленниками-земляками поставили в Сумах уникальный народный памятный знак – Сумка, который уже стал одним из символов города и очень полюбился горожанам, и открыли обновленный украинский художественный клуб-кафе Сумка с выставочным залом, где проходят презентации книг, творческие встречи … Трудовая книжка лежит дома и ждет, когда после записи об увольнении по статье в ней появится запись о восстановлении на работе. Поверьте, это уже дело принципа. Не выиграю в Украине – дойду до Европейского суда. Но свои права защищать до конца!
    Окончательно убедившись, что один в поле не воин, недавно принял участие в создании нового общественного объединения – Народная палата Украины. Надеемся, в ближайшее время к ней вольются десятки общественных организаций нашей страны с целью усиления реального влияния граждан на процессы, происходящие в обществе. Основной вывод, который я сделал после всей этой передряги с открытым письмом к СНБОУ: капля камень точит. Боримося! Борется за свою страну! Просто так нам ее никто не отдаст!
    Николай Гриценко, экс-начальник отдела по связям со СМИ и общественностью Национального совета Украины по вопросам телевидения и радиовещания
   

Еще по теме:

У статьи Кому нужна система, которая игнорирует права личности? 0 комментариев.