Который Парфенов нужен нам

Андрей Кокотюха, для «Хроники» В украинском информационном пространстве хватает «парфьоновщины», но остро не хватает своего Парфенова На Хронике продолжается обсуждение свежего проекта документальных фильмов Нового канала. Проект Новый взгляд стартовал в эфире 24 августа показом фильма Уже не вмерла Украина. По поводу этой премьеры уже высказался Олег Шинкаренко, а на прошлой неделе мы приглашали на чат-конференцию ведущего и режиссера Нового взгляда Дмитрия Колчинского. Сегодня своими размышлениями относительно нового проекта делится Андрей Кокотюха.
Со времени премьеры в эфире Нового канала программы Уже не вмерла Украина (24 августа, 19.20) прошло две недели. Проект действительно был достоин внимания, особенно на фоне мероприятий с участием президента Украины, которые целый день показывал в официальном праздничном эфире Первый национальный. Но ломать вокруг него копья и начинать длительное обсуждение, честно скажу, в то время не было никакой необходимости. Хотя бы потому, что, отбросив некоторые субъективные оценки того или иного эпизода программы, в общем Уже не умерла … произвела однозначно позитивное впечатление.
К тому же Олег Шинкаренко, первая и единственная звезда украинской блогосферы, зажженная усилиями Службы безопасности Украины, сразу высказался по поводу проекта. И уже названием своего текста провел параллель между Дмитрием Колчинский, ведущим упомянутой программы и в целом проекта Новое время на Новом, и Леонидом Парфеновым. Эта параллель породила специальное вопрос к самому Колчинского во время чат-конференции на Хронике. Ответ был в стиле я не Парфенов, и предложение, в котором упоминается фамилия идола новой российской журналистики, так же было вынесено в заголовок.
есть Парфенов в общем смысле – не столько человек, сколько бренд, в краже которого кого-то из журналистов периодически обвиняют. Поэтому ваш автор просто обязан принять фамилию Парфенова всуе, однако – с маленькой буквы. Ведь на самом деле, когда сегодня в Украине говорят об авторе и ведущего проектов Намедни. Наша эра, Российская империя, Птица-Гоголь и Хребет России, имеют в виду не конкретного человека, а некий символ, фетиш, образец для подражания или скорее копирования.
Мало кто задумывается над тем, что проблема не столько в поиске, как в реальном отсутствии в украинском медийном, литературном, в общем культурном пространстве не Леонида Парфенова, мужчины из плоти-крови и с паспортом на соответствующее фамилию, а человека, который имеет определенный набор ценностей и четкий мировоззрение.
Точнее, ярые или зациклены на определенной идее люди – тот же Олесь Бузина. Можно вспомнить еще с десяток наших журналистов со сложившимся мировоззрением и убеждениями, однако в них есть одна общая недостаток: под них пока невозможно придумать телевизионный проект, хотя бы такой, каков канал Совершенно секретно. А мы здесь говорим именно о телевидении: Парфенов как газетчик не был бы таким мегазвездой и объектом поклонения.
Если память мне не изменяет, от начала 2000-х годов каждый украинский журналист, уважающий себя считал и до сих пор считает своим долгом записать на один сюжет два, а то и три красивых стендап с собой любимым на переднем плане. Это получило неофициальное название парфьоновщина, имеет резко негативное звучание, но ярко иллюстрирует то, что в понимании наших журналистов значит быть Леонидом Парфеновым – ходить в кадре на фоне чего, говоря стишок стендап и балдиючы от того, что их мастерство идти на камеру с криком: Подо мной – минное поле! увидят родители, любимые и конкуренты.
Поэтому подражать стиль и манеру Парфенова еще не значит быть им. Поэтому я понимаю Дмитрия Колчинского, который немедленно выставляет перед собой защитный панцирь: Нет, я не Парфенов, я другой!, Приводя еще ряд фамилий людей, с которых можно брать пример. Собственно, я убежден, что стиль и манера поведения в кадре самого Парфенова – тоже не первоисточник. Просто он, в отличие от многих, включая вашего автора, имел возможность изучать эти самые первоисточники в оригинале. Чтобы потом переосмыслить чужой опыт, перелопатить его голове и адаптировать к близких и знакомых нам реалий.
Я бы рискнул сказать, чтоЛеонид Парфенов в новом российском телевидении – то же самое, что Борис Акунин в новейшей российской массовой литературе. Оба используют стали штампы, классические образцы, мифы и легенды. Оба заимствуют чужой стиль, чужие манеры и чужие сюжеты. Но, имея определенный багаж знаний и обладая в силу этого тонким чувством конъюнктуры в хорошем понимании этого слова, занимаются незаметной постороннему глазу адаптацией: на основе всего, что уже было, творят собственные, с претензией на оригинальность, и тем не менее качественные продукты . Настолько качественные, что создателей хочется подражать. Хорошая адаптация – это уже на самом деле продукт собственного производства: вспомним всуе Танцы со звездами, Украина имеет талант! или Меняю жену. Все уже придумано, остается принимать опыт. А теперь уже подражаем Танцы …, и талант-и реалити-шоу, ориентируясь на наши успешные адаптации, как на первоисточник.
Теперь вернемся к началу нашего разговора: почему всех, кто пытается делать в Украине что-то вроде отечественного инфотейнмент, сразу называют Парфеновым. На самом деле – не только и не столько из периодическое появление авторов в кадре в определенном образе. Дело в том, что и Парфенов, и Акунин – это современные Мифотворцы. Производители качественных сказок с хорошими финалами, которые используют для успеха едва ли не главный инструмент влияния на граждан в посттоталитарных странах: ностальгию по прошлому за отсутствия уверенности в настоящем и абсолютно неопределенном будущем. Поэтому мы просто ищем определение собственном мифа или, скорее, его отсутствие и потребности в нем.
Накануне Дня независимости об отсутствии в Украине собственного позитивного мифа и собственного позитивного мифотворца говорилось, в частности, во время круглого стола Украинская государственность: миф или реальность, состоявшемся в Главреде. В частности там прозвучало: У нас нет своего Парфенова! Как видите, парфьоновщины полно, зато действительно Парфенова – нет.
Между тем было бы ошибкой заявлять, что Дмитрий Колчинский – первый украинский Парфенов. На том же Новом канале лет десять назад субботам выходил проект под названием, если мне не изменяет память, Между тем, ведущим которого был Олег Панюта. Это был аналог Намедни, только с большим, чем нужно, уклоном в политику: история Украины от 1991 года иллюстрировалась почему преимущественно политическими картинками. Ранее, во время трансляции второго сезона аутентичного Намедни в эфире Интера, перед каждой серией была небольшая предисловие, сделанное Марком Гресем. Там он сам в компании собственно Парфенова пытался вспомнить, а что было в Украине в то время, о котором рассказывает очередная большая серия: соответственно, в период с 1991 по 2000-й годы.
Примерно это же прием использован в Уже не вмерла Украина. А самым полным справочником по новейшей неофициальной, парфьоновський истории нашей страны можно считать спецвыпуск газеты Комментарии, сокращенный вид которого можно посмотреть здесь. И хотя в этом новейшем украинском дайджесте политику тоже почти ничем не сбалансировано, именно эта информационная подборка может пригодиться тому, кто когда захочет систематизировать собственно недалекое прошлое и замахнуться на проект, подобный как к Намедни, так и к Российской империи.
Не знаю, как будет называться первый проект, а вот второй смело можно назвать Украина в империях: да или подобным способом можно выделить, наконец, из историй царской России, Австро-Венгрии, Польши и СССР сугубо украинское прошлое. И доказать: история не такая уж неотделима от русской и советской, как считает тот же товарищ Табачник.
Значит, только беглый обзор подтверждает: к этой идее – показать Украину в отдельном контексте, со всеми ее особенностями, победами, поражениями и неурядицами – телевизионщиками и газетчиками было сделано уже несколько подходов. Но на подобный проект должен работать мощный механизм, не в последнюю очередь – финансовый. В случае с Намедни это был канал НТВ. Потянет украинский коммерческий канал нечто большее, чем одноразовые выпуски, – вопрос не ко мне.
В этой связи возникают вопросы Первого национального – государственного канала, который своим невероятным стартом и полным переформатированием достаточновызывающе нацелился выйти в лидеры, обладатели мыслей и сердец: а слабо поднять тему? Правда, упомянутый выше Марк Гресь уже заявил о своих планах сделать Большие гонки – цикл программ об украинском прошлом, правда политическое. Но хотя это только планы, которые искренне хочется увидеть воплощенными в жизнь, есть несколько оговорок.
первую очередь то, что господин Гресь планирует сотрудничать в рамках этого проекта с Министерством образования и науки, глава которого, как известно, не понимает, откуда вообще взялась Украина, и Гресь вряд ли это хочет и готов ему объяснить. К тому же если этот проект будет создаваться с учетом поправки в учебниках украинской истории, танковым ударом начал товарищ Табачник, то его, честное слово, лучше не начинать. Или делать независимо от МОН. Или дождаться, пока товарища Табачника снимут. И, опять же, тяготения Парфенова в русского мира вполне понятно, оправдано и ненавязчивое, Тогда как режиссер Анна Гресь, которая, несомненно, будет работать над циклом Большие гонки, себя от русского мира пока не отделяет. В чем, к ее чести, искренне признается.
Интересные напрашиваются выводы: носителей проукраинских настроений среди действительно талантливых граждан Украины, работающих на телевидении, почти не видно. Как только они подадут слабый голос, им сразу вспомнят шаровары, Ющенко, сало, общество Просвита, обзовут их бандеровцами, открыто пидтасують для них результаты голосования за Великого Украинской и еще заставят оправдываться. Зато быть пророссийски ориентированным, производя продукт не на экспорт, не для перспективы продажи за границу, где рынок реально больше, а для внутреннего пользования, считается нормальным. Вот, собственно, главная причина того, что у нас никак не появится собственный Парфенов.
Ибо у Леонида Парфенова не забрать качества, без которой его проекты бы не состоялись и не стали образцами для подражания. Будучи профессионалом, он прекрасно понимает, гражданином какого государства он является, на чьей поле играет и в чью пользу создает мифы. Которые для нас, зрителей, кажутся лишь красивыми познавательными картинками. Он – патриот своей страны, хотя при этом пропагандой не занимается. И его проекты, я уверен, не только для собственного заработка и имиджа. Так или иначе, они за отсутствия откровенно пропагандистских мотивов и наличие собственной, причем – демократически ориентированной мысли, положительно работают на имидж государства Россия, какой бы звучание не имели.
Вывод: в украинском информационном пространстве как никогда остро назрела необходимость в своем парфьонови. Для которого недостаточно учить наизусть фразы стендап. Который должен иметь от природы взгляды, далекие как от взглядов Олега Тягнибока, так и от ориентиров Дмитрия Табачника. Образованная взрослый человек с холодным умом, умением иронично и критично оценивать прошлое, настоящее и будущее, быть независимой настолько, чтобы смело возразить собственную пророссийскость, не боясь при этом обвинений в непролазную национализме. Лишенная пафоса как национально-освободительной борьбы, так и возвращение подвигов Сталина в современный общеукраинский политический контекст, а Пушкина – в культурный. Словом, нужен человек, готовый творить положительные украинские мифы и заботиться об имидже своей страны если не за ее пределами, то по крайней мере внутри. Вокруг этих мифов такая разновидность массовой культуры, как телевидение, сможет, по моему мнению, наконец сплотить нашу многострадальную страну.

Еще по теме:

У статьи Который Парфенов нужен нам 0 комментариев.