Кто толкает «Современность» на маргинес?

  Виктор Мороз, для «Хроники» ТК продолжает дискуссию вокруг легендарного журнала Современность, его нынешнего положения и перспектив существования в отечественном медиапростори. После публикации колонки нашего постоянного автора и экс-заместителя главного редактора современности Сергея Грабовского Ave, СУЧАСNИСТЬ! в наш адрес поступила реплика Виктора Мороза. Уникальный журнал с почти 50-летним опытом издания свободной украинской мысли имеет все основания в ближайшее время прекратить свое существование, – утверждает формально до сих пор еще главный редактор современности, как сейчас видрекомендовуе себя сам господин Мороз, и в этом его видение созвучно с мнением оппонента. Однако Виктор Мороз излагает свое видение причин плачевном положения одного из немногих украинских толстых журналов.
    вынесенная в подзаголовок тезис – не новость. Современность уже с десяток лет хоть иногда появляется свет, но в таком ограниченном накладе, что о реальном существовании нечего и говорить. 17 лет пребывания в Украине получили журнала триста подписчиков на родине и оставили из нескольких тысяч три с половиной сотни подписчиков в диаспоре.
    Итак, журнала, который в течение трех десятилетий издавался сначала в Германии, а впоследствии в США, и акумулював на своих страницах действительно свободную мнению, сейчас не существует. Существуют лишь отдельные попытки его реанимировать. К одной из этих попыток был причастен и я как главный редактор, который на протяжении 2008 года выдал в свет 10 номеров журнала, радикально изменив его содержание, дизайн, структуру.
    Свой взгляд на эту историю уже изложил довольно известный журналист, автор многочисленных публикаций в отечественной прессе Сергей Грабовский. Честно говоря, невероятно удивлен и просто потрясен шквалом в мой адрес такой ненависти от кандидата философских наук, успешного и известного в журналистском среде профессионала. Тем более обидно это слышать от человека, которому в середине 90-х я открыл дорогу в профессиональную журналистику, часто приглашая его в качестве эксперта в свою весьма популярную авторскую радиопрограмму на Украинском радио. Именно оттуда он стартовал на Радио Свобода, где и сейчас, надеюсь, успешно работает.
    Да и возглавив Современность, именно я настоял оставить Сергея Грабовского заместителем главного редактора, хотя члены редакционного совета мне настойчиво рекомендовали убрать всю старую команду, которая на протяжении полутора десятка лет розтринькала все, что только можно было розтринькаты, и по сути уничтожила издания.
    А в течение первых десяти лет пребывания в Украине команда современности получала немалые средства, поступавшие из заграничной подписки от украинской диаспоры. За это время можно было бы организовать суперсовременное издания по собственной издательской базой и собственными помещениями, разветвленной сетью постоянных подписчиков. Вместе с тем не было сделано элементарного – организованной розничной продажи. Современности просто негде было купить.
    Чем занималась старая команда современности – не буду рассказывать. Хотя менеджерские неумение и определенная зверхнисть к журналистике ничем не преуменьшает поэтического дара моего еще университетского приятеля Игоря Рымарук – одного из лучших украинских поэтов последних десятилетий.
    Но почему в течение одиннадцати лет заместитель главного редактора и такой искренний патриот уникального издания Сергей Грабовский был соучастником планомерного уничтожения журнала? Почему нигде не слышно было его голоса протеста? Почему он молчал? И заговорил лишь тогда, когда пришел человек, который, не имея для этого надлежащих условий, может, и ошибки делала, но искренне попыталась реанимировать уже почти бездыханный тело некогда процветающего журнала.
    Надо было видеть, как радовался Сергей, когда из номера в номер журнал начал качественно меняться и все больше становился похожим на современное издание со свежим дизайном и оригинальным оформлением. Но его дитинна радость быстро закончилась, когда главный редактор после редизайну и изменения структуры взялся за контент.
    приступив к реанимации уникального для Украины издания, я имел на руках лишь утвержденную учредителем концепцию развития журнала, предусматривающую возвращение к первоисточникам, когда журнал был органом свободной украинской мысли, т.е. общественно-политическим, но беспартийный изданием. И это все. От предыдущей команды не поступило ни одного компьютера, никакой оргтехники. Я был практически пустой портфель материалов и отсутствие единого помещения для коллектива.
    И если все материально-технические трудности были преодолены с помощью поддержки академика Игоря Юхновского и возглавляемого им Украинского института национальной памяти, который стал новым учредителем журнала, то нехватка материалов серьезно тормозил работу.
    По предварительной команды Современность была даже не культурологическим, а литературным изданием. Поставив цель создания общественно-политического проекта, надо было наполнять его соответствующими материалами. Авторы бы которых, при том, не претендовали на гонорар.
    Первые два номера дались тяжело и пришлось идти на неизбежные компромиссы. Одним из таких компромиссов стала публикация под разными псевдо в одном номере нескольких материалов Сергея Грабовского. Во втором то же самое.
    На третий номер у нас уже появились средства на гонорары (на то время лучшие гонорары в Киеве). Эта весть быстро облетела потенциальных авторов и уже на следующее число мы имели запас материалов. И даже могли позволить себе давать с уже опубликованной работы Оксаны Пахльовськои отрывок не на 70 тысяч знаков, а сократить его хотя бы до 40 тысяч. Тем более могли не ставить по три материалы штатных сотрудников, что вообще не лезет ни в какие ворота. Вот отсюда и начался ужас, о котором пишет уважаемый кандидат философских наук.
    Я знал, что господин Грабовский перед этим уже не с одним изданием громко побил горшки, обвинив своих оппонентов в недемократизми, авторитаризме, в не той идеологической или партийной заангажированности.
    Начав реализовывать доктрину свободного обмена мнений, где конкурировать между собой могут лишь тексты, а не фамилии авторов, я наразився на удивительно категоричное – вплоть до откровенной истерики – противодействие господина Грабовского. Оказывается, есть авторы правильные, не очень правильные. А есть и такие, которых вовсе нельзя давать в таком приличном журнале. Откровенно просветительские, историко-информационные материалы Сергея Игоревич можно и по три давать в одном номере, а вот другие, достаточно концептуальные и контраверсийни – категорически нельзя. Потому что этот доктор философских наук – скрытый евразиець. А другой автор, который окончил помимо украинского еще и немецкий и американский университеты, пропагандирует ультралиберализм. Другой, предлагая для страны жесткую президентскую модель, навязывает деспотичный форму правления и воспевает нацизм.
    Пусть дарит читатель за такие мелкие детали, но ТК профессиональное издание и где, как не на его страницах, дискутировать об профессиональные вещи. Да и фамилию известного автора в том числе и ТК слишком знакомое широкому кругу журналистов, поэтому я вынужден пояснить красноречивые детали, о которых не пишет Грабовский, предпочитая сразу прибегать к обобщений, которые, по его определению, должны сразу уничтожить оппонента. Об этом слишком красноречиво свидетельствует как бы вскользь брошенный им последний любимый аргумент определенной категории украинцев. Будто контрольный выстрел: он служил в КГБ.
    Господин Сергей высказывается деликатнише о моей службе в определенных структурах идеологической безопасности совдепивських времен. Если он имеет в виду работу в годы перестройки на украинском Иномовленни, куда я пришел в 1986 году и где руководил службой общественно-политического вещания, то я должен его разочаровать: уровень кадрового отбора, фаховости и демократизма в то время на Иномовленни был таким, что я НЕ сравнивал бы это даже по нынешним временам полного разгула вроде как демократии, а на самом деле безответственности, продажности и непрофессионализма.
    Да и каждого, кто прежде работал на Иномовленни, зачислять на службу в спецорганах, – не очень разумно и порядочно. А для уважаемого кандидата философских наук, член Ассоциации украинских писателей (уже много лет несуществующей) просто дико. Это все равно что я сейчас обвинял бы Сергея Грабовского в том, что он только потому, что работает на Радио Свобода, является агентом ЦРУ, Моссаду и т. д.
    Всех этих недоразумений удалось бы легко избежать, если бы с самого начала восстановления современности были бы четко определены полномочия и статус руководителей издания. Как и самого издания, которое не имело ни юридического лица, ни Устав, по которому бы работало.
    С июня прошлого года соучредителем и основным спонсором журнала стал Фонд молодежных демократических инициатив, которым руководил в то время еще лидер Нашей Украины Вячеслав Кириленко. Вячеслав Анатольевич радостью поддержал мою концепцию развития издания и пообещал активную финансовую помощь вплоть до рекламной кампании стоимостью в несколько миллионов. Судя по выделенного гонорарной фонда, это казалось вполне вероятным.
    Однако даже временные правила функционирования журнала и четкое распределение обязанностей новый соучредитель почему отказался подписать. Не берусь утверждать, что так было задумано, но однозначно это была основополагающие ошибка, которая впоследствии привела к множеству недоразумений, которые легко можно было бы избежать, формализувавшы права и обязанности руководителей редакции.
    Ну а когда под конец года у Фонда закончились деньги, журнал опять надолго прекратил свое существование. Даже в том, что 12-е число журнала несколько месяцев пролежала в типографии, потому что у соучредителей не было денег выкупить его, был виноват главный редактор …
    Формально я еще остаюсь главным редактором современности, ибо соучредители до сих пор не могут провести заседания редакционного совета с моим отчетом. А соответственно – и утвердить в случае необходимости новое руководство. Фонд молодежных демократических инициатив вот уже несколько месяцев избегает этого демократического мероприятия, поручив вместо новой команде временный выпуск журнала, которая снова превратила его в литературное издание.
    Ситуация парадоксальная, но вполне характерная для нашего времени. Обновление журнала произошло, но не произошло возрождения. Для этого нужны четкие и формализованные принципы редакционной политики и приличные средства. Сейчас же подавляющее большинство украинских изданий превратились в замкнутые кружки по идеологическими интересами, которые выпускают продукцию для узкого круга своих единомышленников.
    Вопреки многим обстоятельствам я попытался сделать издание для широкого круга потенциальных читателей с разными идеологическими и политическими убеждениями. Несмотря на не совсем благоприятные обстоятельства, считаю, что мне это почти удалось. По крайней мере, нароблено определенный опыт создания качественно нового для страны внепартийная общественно-политического интеллектуального издания. Возможно, этот опыт кому пригодится.
    Виктор Мороз, главный редактор журнала Современность
    Фото – http://mazepa.in.ua/
   

Еще по теме:

У статьи Кто толкает «Современность» на маргинес? 0 комментариев.