Лариса Ившина: «Я ничего не знаю красивее своей тв-природой, чем мышление онлайн»

Анна Опря, «Общественное вещание в Украине» Редактор газеты «День» рассказала о «фирменные» ежегодные фотоконкурсы и «визитную карточку» редакции – собственную библиотеку, в которую входят очерки о «белые страницы» истории Украины Уже 15 лет украинская газета День носит неофициальное звание лидера ежедневной качественной прессы. Она также известна фирменными ежегодный фотоконкурс и визитной карточкой – библиотекой газеты День, в который входят очерки о белых страницах истории Украины. Несколько лет назад книги этой библиотеки получили гриф рекомендовано для использования в качестве дополнительной литературы в учебных заведениях, что стало приятной неожиданностью и личным достижением для руководителя проекта и главного редактора газеты День Ларисы Ившиной, с которой удалось пообщаться корреспонденту СМ. – Госпожа Лариса, Вашей команде удается делать ежедневную газету и при этом, заниматься просвещением, говорить о моральных ценностях, представлять украинская прошлое как часть истории всей Европы … – … Мне кажется, что эта часть нашей работы могла бы быть экранизирована. Библиотека Украины Incognita – чем не сериал? Собственно это могло бы быть частью структуры Общественного вещания. Потому что страна, которая себя еще не переосмыслила, требует именно таких форматов. Кстати, на российском канале Культура есть Свободный университет, куда приходят мощные ученые, я слушала несколько программ с огромным интересом. Это полноценная двухчасовая лекция, где люди сидят за партами, слушают и учатся, учится телевизионная аудитория. Нашей стране знаете, сколько нужно учиться? А мы позволяем только танцевать и петь. Мне жаль, что в советское время для нас была отведена роль казачков при барском столе, чтобы танцевали, кланялись и караваи носили. А сейчас мы сами, добровольно …
– Вы как отмечали, что нашей элите надо изучать историю. Чем может помочь в этой ситуации журналистика? Как Вы оцениваете политику министра образования, которого обвиняют в попытках переписать историю? – Я думаю, что на эту ситуацию следует смотреть системно. Элите, как и гражданам, надо изучать и творить историю. В Украине за новейшие времена было несколько шансов, окон возможностей, воспользовавшись которыми можно было бы вытянуть всю ситуацию, стать на твердую дорогу объединения с большой Европой. По определенным причинам они провалились. И с этой очень низкой отметки ситуацию овладела политическая сила, которая в принципе никогда не декларировала того, что хотела бы слышать осмысленная украинское сообщество. Почти никогда от них не слышали слов, мы будем развивать украинский язык, изучим украинскую историю, будем со всеми общаться, мы будем учиться, пригласим лучших специалистов …. Они ничего такого не говорили, а их все равно выбрали. Потому что предыдущие разочарования, предыдущие поражения, и предыдущие глупости, и предыдущие измены многих людей опустошили. Поэтому то, что происходит сейчас, значительно лучше, чем могло бы быть. Наше общество не очень хорошо учится. Жаль, но журналистика ему также почти не помогает. Например, телевидение преимущественно стравливает, развлекает, щекочет, смешит, но не тянет за уши и, наконец, совсем не заставляет расти. Надо было бы формировать какие-то рамки, которые бы людей стимулировали и показывали горизонт. Однако и журналистов нельзя чрезмерно винить. Не сформирована планка и ценностные ориентиры. У нас путают чиновников, различных начальников, номенклатуру и называют их элитой. А одновременно в каждой сфере есть прекрасные специалисты и профи – вот это элита! Это замечательные врачи, физики, философы, поэты, писатели и перечень можно продолжать. У нас есть настоящая элита – неоформленное, непризнанная почти всем обществом. Нам надо громко сказать, что мы знаем, кто наша элита, а эти – не элита. И этой путаницы можно избежать, просто всем надо стараться настроиться на какой камертон. И не тянуть эту разноголосицу в разные стороны, слушать свою страну, наконец, всматриваться в нее. А относительно конкретного министра – то у него есть личная карма. Имеет специальную роль в этом правительстве, и, как может, старается ее выполнять.
– Вам пришлось работать нателевидении. Сейчас много говорят о необходимости Общественного вещателя, каким бы он должен быть, и кто его творить? – Я всегда во время этих дискуссий говорила: Хорошо, условно оно у нас есть. Что Вы будете показывать? Пока нет людей, которые умеют это очень хорошо делать, надо учиться. Надо сформулировать задачу. И я убеждена, если будет достойная цель, подтянутся те, кто захочет ее реализовать. Когда мы начинали газету День в 1997 году и задумали английский еженедельник (которому уже 14 лет, и с прошлого года он выходит дважды в неделю) – тогда это выглядело как ненаучная фантастика. Эта сверхзадача оправдала себя! Как пример – TheDay редактировал ученый с мировым именем Джеймс Мейс. А если бы у нас не было английского еженедельника, кто знает, если бы пересеклись наши пути. Наша студенческая молодежь все еще изолирована от современных гуманитарных знаний того уровня, на который она заслуживает. Я им ужасно сочувствую. Книга Мои университеты – это следствие многолетних общений со студентами, шаги навстречу тем молодым людям, которые не хотят в информационное время жить в условиях темного захолустя … У меня недавно была встреча с парламентскими интернами. Я была ужасно довольна уровнем общения. При глубокой дискуссии я спросила, кто слышал о Сергее Крымского. Там было двое наших постоянных читателей, они подняли руки. А все остальные не знали. Представляете? А это – гигант. Один из самых активных, самых интересных философов нашего времени. В прошлом году он ушел из жизни. С ним не было ни одного полноценного эфира на украинском телевидении. Разум – неформат. К сожалению, у нас нет высокой полки на телевидении. Ориентация – на вкусы ниже среднего. Приходилось не раз говорить, что у нас на ТВ апартеид [*] интеллектуального зрителя. Умный гражданин и, наконец, умный избиратель – это вопрос национальной безопасности. Когда общество опускают, когда оно бедное, дерганый, оно боится интеллектуального продукта.
– Неужели в Украине нет спроса на интеллектуальный продукт? – Нет, я не так думаю. Спрос есть, но его надо сформировать, разбудить. Человек не может любить то, чего она не знает. Неужели мы, имея такую ​​колоссальную историю, не верим в наше общество? Неужели мы думаем, что сейчас оте все ТВ-попсовидло, которое нам предлагают, – это уровень украинских людей? И тут только Общественное телевидение само по себе не поможет. Хотя хорошо, что Президент снова о нем вспомнил. На каждом канале должен быть свой фрагмент общественного телевидения. И я не согласен с тем, что украинская должны платить дважды. Уже есть Первый национальный – это канал налогоплательщиков. Его надо развивать как общественный. Кстати, я вижу, что Егор Бенкендорф делает обнадеживающие шаги в этом направлении.
– Первый национальный должен быть содержательный, просветительский? – Безусловно, он должен выполнять такую ​​миссию, сверхзадачу. Но может ли он ее выполнить в полной мере, это другое обстоятельство. Мешает, на мой взгляд, постсоветская традиция, которая сводилась к тому, что этот канал – это канал начальников. Но вижу, на Первом национальном появились окна, когда народ слышит, например, два абзаца от Ивана Марчука, Евгения Сверстюка … И вот недавно – роскошный сюжет с Ниной Матвиенко в фантастической украинской рубашке. Уже одна эта картинка – невероятное зрелище! Это к двадцатилетию независимости. Это такие клочки радости, но должна быть структура, на которую нанизываются важные темы, умные развлечения. Как могло случиться, что в стране на одном канале не было бы программы часового интервью с выдающимися людьми своего времени? А они уходят из жизни. Павел Загребельный, Мыкола Винграновский, Леся Винграновский, Михайлина Коцюбинская … Мы должны задумываться над тем, почему от полуколониального режима УССР мы направляемся в Украинском гетто в независимой Украине?
– Но есть в Украине интересные и талантливые журналисты, которые могли бы делать такие программы …
– Да, в последнее время 5 канал, ТВi, СТБ со своими небольшими возможностями подают какие маячки … Но разве Виталий Портников не справился бы делать часовое интервью для большой аудитории, скажем, на канале Интер? Тот же Александр Ткаченко на 1 +1? Или Наталья Мосейчук, Ольга Герасимьюк? Почему я говорю – прием? Это условно, может быть и 45 минут. Умному человеку,чтобы развернуться, не всегда хватает времени просто сказать гав на больших ток-шоу. И многие люди, которых туда, может, и приглашают, не готовы идти. Есть люди, которые не могут говорить, когда их грубо перебивают. А порой их надо и разговорить, сформировать такие вопросы, чтобы им захотелось высказаться. Я ничего не знаю красивее своей тв-природой, чем мышление онлайн. Когда человек в прямом эфире предполагает, а ты смотришь, как рождаются мысли. Жаль, что сейчас мы просто лишены такого удовольствия.
– Так почему же они этого не делают? Это отсутствие возможностей или желания? – Очевидно, что им не хочется идти вопреки обстоятельствам. У нас, в общем, мало таких характеров. Это надо ссориться, когда кто не соглашается, то доказывать. А что, кто стоит под телеканалами и требует? Никто не требует. Все считают: Ну раз так, то так, значит такова наша судьба. Вот посмотрим дешевое мыло, жить не своей жизнью. Уже сейчас я прочитала, что Юра Горбунов говорил о ситкомы, которые будут сниматься на украинском материале. А сколько лет украинский фантастические актеры были не заняты! И это большая ответственность всех президентов вместе взятых, всех парламентов. Они каждый раз якобы решают какие-то важные вопросы, но есть еще сверхважные вопросы. Есть вопросы атмосферы в обществе, является аура Разума. Если ее никто не создает, никакие законы работать не будут.
– А может, варяги на ТВ лучше подготовлены и эффективнее реализуют информационные стратегии? – Когда президент Квасьневский сказал мне интересную вещь: Мы, поляки, должны работать вдвое больше, чем немцы. А вы, украинский, должны работать больше, чем поляки. Надо осознавать, особенно это должна понять молодежь, что конкуренция на рынке труда есть и в журналистике. И если мы сами позволяем, чтобы все козырные места занимали другие люди, то наши журналисты будут носить за ними папки. Да, можно по-разному к ним относиться, но опыт работы они имеют немалый. Наши каналы могли и своих вырастить, но этим никто не занимается. Нашим журналистам надо давать шансы. Есть хорошие репортеры, но им нужно нарастить аналитическую составляющую. Некоторые руководители каналов, которые пришли из советского времени, были сформированы так, что для них московское телевидение априори считалось эталоном, а не, скажем, BBC. И поэтому получается, привлекающих готовых ведущих, консультантов за большие деньги, и, опять-таки, не развивают своих. Анекдот: наши политики привлекают российских политтехнологов, у себя в стране не выиграли никаких выборов! Потому что у них просто нет выборов … Но чтобы эффективно работать на украинском ТВ, надо быть погруженным в контекст украинской жизни и украинской культуры. Некоторые думают, что они приехали откуда такие высоколобые, и все могут. Но этот снобизм ничем не подкрепленный. Именно так это выглядело с эфиром Киселева во время шевченковских дней. Было жалкое зрелище, мне было ужасно жаль Киселева … Ему явно было неловко, но он себя сам загнал. И еще на одном хочу подчеркнуть – украинские журналисты друг друга не поддерживают. Желающие похвалить кого-либо из иностранцев, и никогда не похвалят своего. А это рабские привычки. Свободные люди ведут себя иначе. Я убеждена, что именно это во многом нам мешает.
– Некоторые говорят, что сегодня журналисты при нивелировании роли оппозиции играют эту функцию. Согласны ли Вы с таким взглядом? – Нет, функции оппозиции не нивелированы. Просто те люди, которые сейчас в оппозиции, не чувствуют внутреннего единства и силы, так как их порозсмикувалы по всяким властных группировках. И немного в депрессивном состоянии. Но функции у них остались, и время от времени я это вижу, когда выступает тот же Вячеслав Кириленко или Сергей Соболев – это выглядит очень аргументированно, убедительно. Кстати, у нас журналисты вместо того, чтобы объяснять важные вещи, часто вовлекаются в какие тусовочные ссоры и пересуды. В частности, когда Арсений Яценюк шел на президентские выборы, не без помощи журналистов ему клеились все ярлыки, то кролик, то еще что. Но подумайте, это нормально? Мы говорим, что хотим иметь новое поколение в политике, хотим, чтобы люди были более образованны. Может, у него есть свои недостатки, то их надо предметнокритиковать. Нельзя за каких-то личные симпатии или антипатии нивелировать роль новых молодых политических деятелей. Но тем не менее, роль журналистов является значительной, и журналистика все равно развивается. Я вижу, как выглядят многие интернет-изданий, журналов. Эти кристаллы ума кое-где рассыпаны блестками. И у Шустера бывает немало интересного, особенно, когда он приглашает не только политиков.
– Опять начались следственные действия по делу Гонгадзе. Кто, по Вашему мнению, заинтересован в инициировании этого процесса?
– При всей, будто открытости нашего общества, иногда в критический момент мы, наверное, очень мало знаем. Не случайно родились парады версий. Важно то, что 10 лет назад мы знали уже все эти обстоятельства. И если сейчас решили нарушить это уголовное дело, то Мирослава Гонгадзе правильно сказала, она приветствует это решение, она, пострадавшая сторона. Мы, как журналисты, зная эту драматическую коллизию, особенно связанной с трагической смертью журналиста, должны обеспечить профессиональное освещение этого процесса. В прайм-тайме тот день, когда было объявлено, что дело возбуждено, на каналах, которым я даже симпатизирую, были абсолютно случайные люди, которые ничего не могут знать. Если кого и приглашать, то это должны быть люди, причастные к делу и то знают, много лет исследуют эту информацию. В общем, общество не могло, и журналисты не помогали, сделать из этой истории моральные выводы. Не всегда требуется решение суда для того, чтобы кому не подавать руку. НЕ славословия и не делать вид, будто ничего не произошло. Все эти 10 лет только этим и занимались. Прежде кричали Украины без Кучмы!, Имело стены не лезли, а потом, когда схлынула волна – то случилось с памятью … Взгляды, принципы – звучит так архаично, но они так необходимы.
– Как можно прогнозировать развитие этого дела?
– Будет удивительная история правды. Разве кто-нибудь мог представить, что любимец народа Ющенко за 5 лет в этом направлении ничего не сделает, а тот, кого уже неизвестно кем только не называли, возьмет и возбудит уголовное дело? Разве это не парадокс, свидетелями которого мы являемся? А что, нельзя над тем серьезно задуматься, что же это за явление такое? Готовых ответов сразу нет. Пока мы видим, как несколько дней президент Кучма ходит в прокуратуру. Как написали российские журналисты: Вы можете себе представить, как экс-президент Путин ходит в прокуратуру? Действительно же, Украина – не Россия. Знаете, я очень давно знаю Леонида Кучму. Еще с тех времен, когда он только появился в Киеве. По его тогдашнем поведении я увидела, что у него будет политическая перспектива. Смотреть, что случилось с этими людьми, которых я хорошо знала более 15 лет, – это драматическая картинаи поучительный урок для общества. Он создал атмосферу беззакония. Это президентский уровень ответственности.
– А каким Вы видите проект Украины-2015?
-Надо с чего начинать. Я не бессистемный мечтатель, я считаю, что то, что могу делать – это мой вклад в Украина-2015. Я хочу, чтобы молодые люди, с которыми я встречаюсь, анализировали, знали новейшую историю Украины, которую мало кто знает. Чтобы видели мощную историческую традицию, чувствовали Украинский богатство в этом плане, потому что мы причастны к могучего народа с колоссальной силой энергии, чтобы мы учились ее модерно использовать в современных формах. Потому что, например, все сети, все твитеры, все Фейсбук не помогут, если мы не будем иметь чем это заполнять. Контент должен быть не только для ТВ, а вообще нужен. Мир нуждается интересной нашей презентации. Нас могли бы лучше понимать именно по культуре, по уровню молодых людей. Что такое сейчас цель Евро 2012? Это будто подготовка к 25-го съезда партии. Надо жить нормально, тогда и Евро нормально пройдет. Есть международный День спонтанного доброты. Когда люди ни с того ни с сего делают друг другу хорошо. Представляете, как бы мы жили, если бы в стране таких дней было 360?
Анна Опря, Общественное вещание в УкраиниФото Юрия Гаркавка, www.ptv.org.ua

Еще по теме:

У статьи Лариса Ившина: «Я ничего не знаю красивее своей тв-природой, чем мышление онлайн» 0 комментариев.