Меняю жену на скандал

Андрей Кокотюха, для «Хроники» Власть, пусть местная, Дрогобычская, пытается влезть туда, куда не имеет права влезать – продемонстрировала история вокруг премьерного выпуска третьего сезона популярного проекта «1 +1» В моем личном рейтинге телевизионных проектов есть три, которые ваш автор склонен считать без преувеличения этапными и влиятельными в украинской визуальной массовой культуре, в области которой находится телевидение. Показатель влиятельности для меня – выход идеологии проекта за рамки телевизора.
Танцы со звездами породили моду на танцевальные соревнования, для чего начали открываться соответствующие кружки, школы, студии. Теперь Украина танцует не только в столице, а от Чопа до Ромодана. Украина имеет талант! заставила граждан почувствовать себя звездами хотя бы на 15 минут, и зерна иностранного формата в данном случае не только посеяно в наше ментальное почву, но и должным образом воспитаны. То, что проросли, показало не совсем приятный для украинском результат: несмотря на отсутствие запретов, например, петь украиноязычные и англоязычные песни и отсутствие требований общаться только на русском и адаптировать для показа только песенные образцы русской советской или просто российской эстрады, мы сами это делаем. Отсутствие в Украине украинский, пусть даже русскоязычной, но – отечественного образца, а не заимствованной, массовой культуры бросается в глаза, но смущает пока только меня. Однако мы такие есть – Украине имеет то, что имеет. Наконец, Меняю жену – реалити-шоу, которое сегодня, на третьем сезоне и через год после появления в эфире, не будучи тотально постановочным и показывая нас такими, какие мы есть без танцев и песен, начинает проникать в нашу жизнь. И тем самым – искренне удивлять его создателей.
И я имею в виду не скандальный эфир с транссексуалом Сабрина, который обещали и комментировали всю неделю, в частности утром 22 февраля в Завтраке, и который таки состоялся в 20.10.
Хотя бы руководители проекта сами не нанесли превентивный удар и не собрали бы пресс-конференцию, заявив – у нас скандал, как раз случай с канадской секс-меньшинством без соответствующих комментариев таким уж удивительным не выглядел бы. Я прекрасно понимаю Анатолия Ерему – ему действительно неприятно было разруливать канадскую ситуацию, когда спутник Сабрина начал демонстрировать худшие черты своего характера и пришлось идти в консульство и вызвать полицию. Это уже не шоу, в такое не играют.
Хочется лишь поздравить коллектив, который, пользуясь наставлениями Скруджа Макдака, выкрутил из поражения победу. Так же было в первом сезоне, когда всех намахалы цыгане – ну неужели трудно понять, что некоторых тем и представителей определенных социумов лучше вообще не трогать для своего же блага …
Хотя случай с Сабрина, надеюсь, напомнит руководителям проекта правила, по которым они играют. А они заложены в названии проекта: меняю жену. То есть, менять надо женщину на женщину, а не женщину на транссексуала. Украинский была искренне удивлена, не увидев в семье канадцев непонятной мне ориентации детей и, соответственно, не очень себе представляла, что должна неделю делать в компании утка-мусульманина и его друга: блины им жарить с джемом? Нарушение элементарных правил ведет к сбою в целой системе, это писал еще Рей Брэдбери. Но я так же понимаю причину, которая толкнула команду на такой трансгендерных эксперимент: это мы с вами, украинские телезрители.
Группе неинтересно вести изнурительные переговоры с неуравновешенным транссексуалом, который сидит на гормонах, да еще и совсем не привычный ко всему, что выходит за рамки его торонтского престижного квартала. Зато нам, зрителям, наверняка будет интересно на это смотреть – за любого результата. Итак, эксперимент с Сабрина – лишь попытка угодить нашим же вкусам. Признаем мы, потребители телепродукта, это или нет. Ведь именно мы требуем от любимого проекта чего разнообразного, и это делает нас в данном случае похожими на инфантильного интерна Бориса Левина с его сексуальными требованиями к любимой медсестры Любы (см. Интерны). Поэтому, повторюсь, эфир 22 февраля о Сабрина – это по нашему заказу.
Но предыдущий эфир, 16 февраля, премьеру третьего сезонаМеняю жену, я склонен считать гораздо более знаковым и показательным действительно неожиданным. Ведь там как раз скандал не предусматривался, и, простите, коллеги, история о двух галичанок, которых поменяли местами в пределах одного отдельно взятого Дрогобыча, меня лично не впечатлила. Ни одна из женщин не повела себя ни хорошо, ни плохо. Ни одна, на мой взгляд, ярко не выглядела, обе только отбывали повинность, прописанную условиями контракта. Пусть Галина Илик – эффектная блондинка учительница, а Лариса Иванчук – бой-баба с мужским характером, не лезет в карман за мужским словцом. Слушайте, неужели никто никогда не слышал, как у нас ругаются женщины, даже интеллигентных профессий? А вы думаете, слабый пол за пределами Украины тоже шокирует чьи уши обсценной лексикой?
Однако власти Дрогобыча ведет после эфира неадекватно, тем самым невольно подтверждая неожиданную даже для производителей проекта его социальную и общественную значимость.
Начнем с того, что на третий сезон о том, чем замаються обменяны женщины и даже сколько они на этом зарабатывают, знает уже вся страна. В частности, собираясь в дорогу, Галина Илик рассчитывает: ее могут завезти куда-то далеко, где может быть море, а то и вообще – за границу. И она не боится. Ход перевезти землячек только с улицы на улицу – действительно довольно неожиданный, особенно если учесть настоящую посредственность, так сказать – середньостатистичнисть обеих участниц. Будучи нескрываемым поклонником проекта, во время премьерного показа 16 февраля ваш автор немножко разочарованно скучал. Зато, оказывается, то, что в Киеве нормально к равнодушию, в Дрогобыче – смерть. Белокурую учительницу украинского языка и литературы Галина Илик подвергнут обструкции за якобы развратной поведение. Хотя никакого намека на разврат даже в понимании, прости, Господи, экспертов приснопамятной НЭК и близко не было.
Это значит: украинское общество и дальше консервативное и закрытое. Телевидение здесь ни при чем. Тотальная русификация к этому не привела. Табачник в этом не виноват. Янукович за это не ругал Азарова. Анна Герман не объясняла, как все это надо правильно понимать. Вместо направить негативную энергию на отстаивание своих прав и прав граждан хотя бы на частную жизнь, право делать это жизнь публичным и право отказываться от съемок или интервью, у нас готовы объявить войну человеку, делает хоть небольшую попытку выйти за привычные для себя социальные рамки.
Показательно, что Галину Илык уволили, потому что она государственный служащий, и это можно сделать за несколько секунд. Не менее показательно, что обе семьи остались не слишком довольны экспериментом, на которой сами согласились, однако – без вплоть таких претензий друг к другу. А внутри семей не возникло конфликтов, хотя стоит напомнить – в предыдущих сезонах после съемок фиксировались прозрения и развода.
Следовательно, власть, пусть местная, Дрогобычская, пытается влезть туда, куда не имеет права влезать. Думаю, там жалеют, что нельзя так запросто освободить Ларису Иванчук за экспрессивную лексику. Между тем власти ни в Дрогобыче, ни по всей Украине независимо от своей политической ориентации ни разу не доказала свою собственную нравственность. И не предоставила примера так называемой нравственного поведения. Ни одна власть в Украине, от сельского к верховной, не явила еще примера морального авторитета, который бы давал ей право по крайней мере на уровне заявлений на такие оценки. Употреблять же репрессивных мер действительно моральная власть, конечно бы, не стала.
Итак, кастинга и участия в Меняю жену уже не боятся обычные люди. Зато того, что можно увидеть в программе, начинают бояться во властных структурах, пусть пока на уровне Дрогобыча. Оставим за скобками полярность мнений по поводу самого проекта, средств реализации, телевидения как такового. Полярность мнений – это нормально, бурная реакция лучше тотальную равнодушие. Однако рамки телевизионного реалити-шоу предусматривают не театрализованное представление, а именно реальную жизнь и свободу выбора, слова и поведения, и именно это беспокоит товарищей в кабинетах, значит, программа свое дело делает. На себя со стороны начинаем смотреть не только мы – нас, свободных, неконтролируют слова и не выбирают выражений, начинает преследовать чиновничий класс. Обратите внимание: ни одного чиновника до сих пор в проекте не было.

Р.S. Я не знаком с Галиной Илык. Я никогда не был в Дрогобыче. Но теперь, когда на женщину ни за что наехали украинские чиновники, она сразу вырастает в моих глазах. Не знаю, это ей поможет, но прошу считать этот текст частично написанным на ее поддержку.
На фото – Галина Илик

Еще по теме:

У статьи Меняю жену на скандал 0 комментариев.

 

Blocked/Доступ ограничен

IP-адрес данного ресурса заблокирован в соответствии с действующим законодательством.

195.22.26.24816.04.201827-31-2018/Ид2971-18Генпрокуратура

Доступ к информационному ресурсу ограничен на основании Федерального закона от 27 июля 2006 г. № 149-ФЗ "Об информации, информационных технологиях и о защите информации".

Если Вы считаете, что включение ip-адреса нужного Вам интернет-ресурса в "Единый реестр..." или "Реестр доменных имен..." произошло по ошибке, или оно нарушает Ваши законные права, пожалуйста, обращайтесь непосредственно к уполномоченному органу по координатам на интернет-сайте реестра.

Перейти на сайт
Универсального сервиса проверки ограничения доступа к сайтам или страницам сайтов сети "Интернет"