Мне с вами спать хочется

  Отар Довженко ли представить работу, более легкую, чем смотреть политические ток-шоу? Сиди и смотри.
    Но уже после второй попытки честно выполнить редакционное задание Хроники я убедился, что не могу справиться потребностям своего организма: засыпаю – и все.
    Выспаться перед эфиром, напиться кофе на ночь – не помогает. Трудно быть жаворонком в мире, где все решают совы.
    Феномен связи между монотонным бормотанием и здоровым сном я начал постигать еще в университете. Там я всегда засыпал на лекциях по истории мировой литературы, которую читала преподавательница с голосом, похожим на ласковый сумеречный морской прибой. Если она делала хоть килькасекундну паузу в своем воркование (это случалось нечасто), я рефлекторно просыпался и начинал водить ручкой по тетради, будто что-то отмечая.
    А из других университетских дисциплин мне запомнилось, что современное телевидение построено на противопоставлении головам, говорят в кадре и не делают больше ничего.
    Такая специфика жанра ток-шоу, – возразите вы. Действительно, talk значит говорить, show же в современном английском языке не имеет того оттенка значения зрелищности, который мы добавили к этому слову, позаимствовав его. Это просто любая телепрограмма, телесериал или даже фильм. Программа-говорильня. Но вместе с тем пропасть отделяет успешные образцы ток-шоу на телевидении развитых стран от того занудного радио-по-телевизору, которое имеем мы.
    Это ясно, что в политическом ток-шоу, для которого характерен сюжет развития мысли, а не действия, особо ничего не покажешь, кроме больших, средних и общих планов людей, которые говорят и слушают. Именно поэтому создатели успешных ток-шоу находят самые разнообразные способы сделать так, чтобы было не скучно. Отец современных украинских политических ток-шоу (так называемых Свобод) Савик Шустер даже до того, как украсил свою программу песнями-танцами и другими развлекательными рюшиками, достигал нужного результата – чтобы было не скучно – средствами как драматургии, так и собственной актерского мастерства. Хотя именно он начал предоставлять политикам 10-15 минут эфирного времени для непрерывного слововидилення, чему привыкла к клиповой эстетики современного телевидения зрительская сознание закономерно не воспринимает. А уже его преемники довели хронометраж бесперебойного токования политических глухарей почти до получаса.
    Были в нашей истории как минимум два случая, когда обычный разговор двух людей в студии, умеренно конфликтная и не слишком динамичная, вяло ведущим совковым ведущим, собрала у экранов более половины населения Украины. Я про президентские теледебаты между Виктором Ющенко и Виктором Януковичем перед вторым и третьим турами выборов 2004 года. Тогда успешность трансляции объяснялась не качеством продукта, а эксклюзивностью и актуальностью. Именно те лица, которые в то время интересовали большинство украинская, в прямом эфире выясняли важные для всех вопросы. Конфликт, лежащий в основе этого разговора, никого не оставил равнодушным, и это сработало.
    Тема программы Я так думаю с Анной Безулык на 5-м канале 27 августа была также в определенном аспекте важна для всех: что происходит с банками, где лежат наши деньги, с нашей гривной и не менее милым нашему сердцу долларом.
    Для обсуждения этой темы в студию было призвано исполняющего обязанности министра финансов Игоря Уманского и первого заместителя главы Секретариата президента Александра Шлапака. Эти люди, во-первых, не слишком публичные и опытны в ораторском искусстве, во-вторых, к разряду тех, кто принимает ключевые решения, не принадлежат, и фактически выступали только выразителями своего начальства. В студии также присутствовали люди, причастные к Национального и коммерческих банков, в частности в. о. председателя Нацбанка Анатолий Шаповалов, говорить на камеру не умеет вообще, поэтому когда в разговор вступал он, порой от неловкости хотелось прикрыть голову подушкой. Участники ток-шоу немедленно взялись выяснять отношения между правительством, Нацбанком и Банковой. Частота употребления терминов вроде фидуциарному эмиссии и критериев рекапитализации зашкаливала. В глубине узкоспециализированных знаний по финансово-кредитной сферы с гостями соревновалась ведущая. Словом, программу стоило смотреть со словарем.
    Выяснять отношения, впрочем, не означало что-то выяснить. Например, мы все хорошо знаем, что приумножение ничем не обеспеченной денежной массы – это плохо. Вот и господин Шлапак обвинил правительство в попытке запустить печатный станок для обеспечения своих обязательств по финансированию подготовки к Евро-2012. На что господин Уманский бесцветным тоном ответил, что одним из источников привлечения средств действительно может быть какая-то там (специальный термин, извините, не запомнил) эмиссия, и это нормально, ничего страшного тут нет. Ведущая промолчала, и беседа продолжалась, оставив вашего автора в глубоком непонимании: да печатать новые деньги – это нормально или плохо?
    Возможно, в противовес требованиям своего бывшего работодателя, на 5-м канале Анна Безулик принципиально делает программу не для барбоса. Но почему она решила, что единственной альтернативой зрителю-Барбосу есть зритель – кандидат экономических наук? Почему вместо действительно искать ответы на вопросы, важные для общества, надо позволять представителям разных ветвей власти занудно и непонятно дискутировать о своем внутреннем конфликте – о том, как они не могут договориться относительно путей решения наших с вами проблем!?
    Будто и не поздно идет шоу Анны Безулик (21.40 – 23.40), но на середине эфира они меня потеряли.
    Следующая попытка. Первый в сезоне 2009/2010 эфир Свободы слова на ICTV с Андреем Куликовым – ведущим, которому, наверное, меньше всего достается от ТК. Начало программы перенесено на 23.00 – лучшее время для серьезных разговоров … Тема программы – обострение украинских-российских отношений (Шо, апять? – Цитируя известного героя советского мультфильма … Ну, что же, на больших телемайданчиках эта тема еще не обсуждалась. Какие люди в студии! Инна Богословская, Вадим Колесниченко, Анатолий Гриценко, Олег Тягнибок! Сегодня, думаю, точно не дадут заснуть …
    Конечно. Первый докладчик – посол Украины в России Константин Грищенко. Говорит долго-долго и медленно, с продолжительными паузами, во-дипломатических взвешивая каждое слово. Мы … наверное … должны … не столько обмениваться заявлениями … сколько помогать … молодым людям … понимать …. За спиной господина Грищенко так же медленно змеятся две линии – красная и синяя. Ведущий впервые перебил оратора вопросом на 12-й минуте его монолога.
    При этом посол говорил иногда очень интересные и важные вещи, кроме того, он является действительно компетентным в вопросах, которые обсуждаются. Но Андрей, без сомнения, много раз видел в эфире господина Грищенко и мог прогнозировать, какого темпоритму задаст программе такое начало!
    На 19-й минуте я даже приободрился – в разговор вступил Виталий Портников, который имеет свой компетентный взгляд на всю эту историю с медведевская письмом, и сказал несколько умных и весьма провокационных вещей: мол, на письмо не надо обращать внимания, он не означает ухудшение отношений со всей Россией, ведь Тимошенко встречается с Путиным, а между премьером и президентом РФ продолжается борьба за власть … Подчеркнуто проигнорировав политическую часть умозаключений Портникова, Грищенко ухватился за его слова о том, что в России есть влиятельные сторонники конструктивных отношений с Украиной. И программа, к сожалению, вернулась в занудно-умеренное русло. И даже Тягнибок не помог. Грищенко продолжал говорить мудрые вещи – например, что мы должны уважать выбор россиян относительно общественно-политического устройства и взамен ожидать от них уважения к нашему выбору; но дискуссия в студии никак не завязывалась.
    Надежда на следующего оратора – Вадима Колисниченко. Насильственная украинизация, русскоязычная Украина, оболванивание детей неродным языка, русского мир перекрывает две трети земного шара …. Действительно, произошло некоторое оживление. Уже через несколько минут ведущий попытался возразить в ответ на какую-то уж слишком откровенную спекуляцию, однако регионал проигнорировал его реплику. Далее Колесниченко заявил, что Медведев не обращался к украинского или русского народа, а обратился с письмом к Президенту Украины (что не соответствует действительности, поскольку видеообращение, вокруг которого поднялся шум, было именно адресованным широкой общественности комментарием к письму Ющенко). После того, как регионал оставил практически без ответа прямое и резкое вопрос ведущего о заявлении лидера крымской ПР Цекова, в которой тот поносил украинскую независимость, вместо этого еще раз повторив какую-то ерунду о принудительной ассимиляции крымчан, надежду на сознании диалог в студии было потеряно.
    Кого представляла в студии Свободы слова это невежливо и малоприятная человек? Партию регионов? Вряд ли, ведь в последнее время у этой политической силы и ее лидера, который готовится бороться за сердца избирателей, значительно более мягкая риторика по вопросам языка, Крыма, НАТО и т. п. Самого себя? Неужели в обсуждении такой серьезной, хотя и затяганои последнее время темы, как отношения между Украиной и Россией, интересно мнение клоуна-маргинала с дипломом Уманского сельскохозяйственного института по специальности ученый-агроном, который перед избранием в ВР семь лет (!) Временно нигде не работал , зато теперь три года подряд на всех эфирах бубнит одни и те же авторитетные комментарии? Порядковый номер господина Вадима в избирательном списке ПР – 175 – отражает его истинную влиятельность и значимость в среде регионалов. За что этому человеку столько чести?
    Фонтан господина Колесниченко прервало прямое включение Джеймса Шерра, руководителя программ по вопросам России и Евразии британского Королевского института международных отношений, из Оксфорда. Господин Шерр, уважаемый человек в очках с толстыми стеклами, хотя и эксперт по вопросам России, читает русском неважно, поэтому его включение стало настоящей пыткой: некоторые слова из своего бумажки он воспроизводил по одной букве. Очень вероятно, что по смыслу то, что он собирался сказать, было интересным и важным, но тогда следовало разрешить эксперту говорить на родном языке и переводить его на украинский. Раздельения … российской … културы … стал пашты … не … пре … делимые! – На этой фразе камера показала, как Вадим Колесниченко и Олег Тягнибок растерянно моргают глазами. Я опасаюсь том, что … там влияют всегда … среди … это очень то … среди … узкий, узкого … государственной элиты … не совсем рациональные факторы, и неправильно всьегда работает … межведомственный процесс, например, приобретение, признание независимости Южная Осетия и Абхазия … МИДа … не приняли власти … по поводу вступления в ВТО протьест был очень хаотичным … и никто из переговорщиков узнал о действительной позиции до объявления премьер-министра Путина ……
    Ты спишь? – Строго спросила меня жена, предварительно проинформирована о том, что на этот раз заснуть мне нельзя ни в коем случае.
    Ладно, не сплю. В ответ на вопрос Анатолия Гриценко о недружественные к Украине заявления господин Шерр пытался сказать что-то разумное, однако в силу плохого владения русским и отсутствия писаной ответы на бумажке его ответ практически невозможно было разобрать. Еще хуже была попытка ответить на вопрос Инны Богословской. Когда наконец издевательства над британца закончилось, к микрофону пригласили господина Гриценко. Его позиция в целом сводилась к тому, что главная угроза Украине не внешняя, а внутренняя – бардак и коррупция действующей власти. Эту мысль господин Гриценко достаточно многословно растолковывал до и после короткой рекламной паузы. У микрофона его сменила внефракционный народный депутат и будущий кандидат в президенты Инна Богословская.
    Ведущий задал ей вопрос о билборды Хватит делить Севастополь! Дадим городу статус украинско-российской территории! В ответ на это Инна Германовна с улыбкой заявила, что хотела бы говорить об украинском-российские отношения, ибо ответит на вопрос немного шире, чем вам хотелось бы. Ведущий спокойно проглотил отказ политика отвечать на вопросы и позволил развернуть ход программы в выгодном Богословской направлении. Когда за десять минут Андрей Куликов наконец извлек из него объяснения относительно статуса Севастополя как общей территории, между ним и Богословской вспыхнула перепалка на тему, знает ведущий значение слова кондоминиум и к которой государства принадлежит Андорра. По мнению Богословской, Андорра одновременно входит в состав Испании и Франции. На самом деле депутат пошилася в дураках (или дуры), поскольку Андорра – суверенное государство, главами которой одновременно является президент Франции и урхельський епископ (так же, как английская королева является главой ряда государств Содружества, что отнюдь не делает их частью Великобритании). Но о епископа мадам Богословская слушать не захотела, отметив, что знает лучше, что там и как в Андорре …
    Последнее, что я четко помню из программы, – обмен анекдотами о мужские половые органы между Владимиром Скачко и Инной Богословской. Причем если анекдот Скачко (Мама, мы в школе мирились половыми органами, так у меня самый длинный Это потому, что я патриот? – Нет, это потому, что ты дебил и 8 лет сидишь в первом классе) был более или менее уместен в контексте его реплики, то Богословской так, музыка навеяла: Я просто хотела рассказать следующий анекдот: Мама, не теребенькайте, потому что мы проиграем процесс. Ни на какую аллегорию украинских-российских отношений процитирован депутатом похабщина не тянула. Возможно, если бы участники программы продолжили соревноваться в знании анекдотов про ЭТО, я бы честно допильнував до 01.15, когда завершился эфир. Сквозь сон доносился голос Олега Тягнибока …
    А это мне, наверное, уже снилось. Инна Богословская: Я просто хочу напомнить, что завтра первым сентября … (Голоса за кадром: Сегодня! – Сегодня … уже сегодня … – Осень пришла …). Это день подписания пакта Мол … Это … Это начало Второй мировой войны. И для Украины это означает, что до того был подписан пакт Молотова-Робентропа, практически за неделю, да? И для Галиции это было равносильно тому, что на их землю пришли враги. (Голос Тягнибока за кадром: Вы хотели сказать Галичина, так ?)… Для Галичины, Галиции … Для Галичины … И из этого состоит проблема современной Украины.
    Четыре годы, когда в этой же студии ICTV с телезрителями поздоровался Савик Шустер, продолжается неограниченное демонстрация в телеэфире так называемых публичных политиков (то есть таких, которые никак не влияют на жизнь государства и страны и чья функция заключается в высказывании точки зрения). И все это время нас успокаивают – пусть себе, дабы дурь каждого была видна. А не достаточно ли мы за это время насмотрелись на дурь? Это уже давно не смешно. Возможно, пора делать выводы относительно дури и уровня компетентности всех этих робентропив? Сколько десятков, сотен раз политик должен засвидетельствовать свою нищету, зацикленность, необразованность, склонность к демагогии и хамства, чтобы вместо него в эфир начали приглашать более достойных нашего внимания персонажей?
    И, с другой стороны, если самоцель телевизионной дискуссии – дабы дурь была видна, то что можно сказать о людях, которым якобы каждый раз интересно созерцать эту дурь?
    следующее утро мне пришлось искать объяснений своей странной сонливости в специальной литературе. Умные книжки пишут, что сон – защитный механизм психики, в частности и в ответ на перегрузку малоценной аудиовизуальной информацией.
    Досада берет: ведь обе темы важны и актуальны, а оба авторов-ведущих – высокопрофессиональные, как и их команды. Неужели Анна не понимает, что обсуждать серьезные явления в экономике с привлечением специалистов можно и в другой, более понятен и более близкой для рядового человека, плоскости? Неужели Андрей не может оторваться от неизвестно кем установленной парадигмы обсуждения темы международных отношений, когда больше всего говорят не те, кто эти отношения творит, а маргиналы, которые паразитируют на открытых ранах общества?
    Спросонья в голову лезут глупые риторические вопросы:).
    Мониторинг осуществлен в рамках проекта общественной организации Internews Network У-Медиа Мониторинг соблюдения журналистских стандартов и повышения медиаграмотности широкого круга украинских граждан, который Хроника реализует совместно с Институтом массовой информации.
   

Еще по теме:

У статьи Мне с вами спать хочется 0 комментариев.