Мог Кравченко заказать убийство Гонгадзе?

Александр Горобец, «Украинская правда» Дело Георгия Гонгадзе непременно завершиться судом над всеми создателями кровавого режима Леонида Кучмы. Где общество должно дать справедливую оценку всем – бывшему главе государства, его подручным – Литвину, Кравченко, Деркачу, Фере. И многим другим, кто совершал насилия, расправы, душил демократию и свободу слова. Только это позволит не бояться того, что кучмизм снова когда-нибудь вернется … Когда мы утром с Владимиром Боденчук, главным редактором газеты Молодежь Украина усаживались в соседние кресла буквенного самолета президента Украины, который должен был улетать в Бонн, тогдашнюю столицу Германии, он вдруг сообщил ужасную новость, которую услышали все в салоне:
– Этой ночью умер Назарий Яремчук …
В отсеке козырного лайнера, где постоянно размещаются пресса, охранники главы государства и другие неофициальные лица, и где мы как раз находились, наступила мертвая тишина. Затем все присутствующие стали переговариваться относительно этой трагедии. Но вдруг занавеска, которая отделяла наш салон от салона официальных лиц, отклонилась и на пороге вырос Леонид Кучма:
– Поздравляю всех! – По-панибратски поднял руку в знаменитом жесте глава государства. – Выспались?
Все молчали.
– А я зашел, чтобы журналистам первым сообщить. Я сегодня подписал указ о назначении Юрия Федоровича Кравченко министром внутренних дел. Все его знаете?
– Все – не готовым хором ответили мы.
– Хренова вышла накладка, – многозначительно заметил Боденчук, только Кучма скрылся за занавеской: он был чрезвычайно близок с Назарием Яремчуком. Начинался июля 1995.
Новости о назначении я обрадовался, так хорошо знал Юрия Кравченко. Был фактически в близких отношениях с ним той поры. Мы довольно часто встречались в ограниченном кругу людей на берегу одной из заводей Днепра. Иногда до глубокой ночи играли в бильярд, слушали песни под гитару хозяина-барда.
Юрий Федорович того времени как раз возглавлял таможенную службу Украины. Она только-только становилась на ноги. Кравченко не раз в застольных беседах сетовал на то, что его этой кадровой перестановкой, будто зеленое дерево, вырвали из земли. Поскольку вся его жизнь до того было связано с милицией. А здесь он находился бы в чужих санях …
В компании приятелей это был мягкий, пастельный, благотворительный человек, при всей его внешней высокой, вельможной осанке. Балагур и добряк, таких еще называют свой в доску.
Но жизнь такая капризная, комизлива штука, что часто из овец делает волков. Особенно тогда, когда избранники судьбы взлетают на должности под небесами. Где уже, кажется, можно и Бога подержать за бороду, если, конечно, она у него есть.
Мне почему-то думается, что Юрий Кравченко относился к числу именно таких непростых людей.
Об этом впервые подумалось тогда, когда у Министра внутренних дел возник конфликт с редакцией популярной в девяностых годах прошлого века газеты Киевские ведомости. Издание обнародовало материал о незаконном приобретения Кравченко автомобилю Мерседес S 600L. (Не напоминает ли это вам события с нынешним Кадиллак господина Могилева!?)
Тогда министр подал иск в суд на 9 миллионов гривен. И кучмовский суд, разумеется, взял такую высоту. А владелец издания Михаил Бродский тут же попал за решетку, и только победа его на парламентских выборах 1998 года спасла от серьезного тюремного заключения.
Но весь бизнес Бродского было буквально растоптан, уничтожен.
то невольным свидетелем подобной грубой, дикарское милицейской нашествия стал и я, находясь в кабинете одного из начальников областных управлений внутренних дел.
Во время нашего разговора раз позвонил министр. Генерал, ухватившись за трубку, вытянулся. В стиле Юрия Федоровича говорить с подчиненными четко, зычно, он начал громко распекать начальника региональной милиции за то, что в области, видите, спокойно процветает бизнес господина Бродского. А он же …
Было слышно все так, хоть бери и уши руками закрывай.
Думаю, что в тот день в той области все движимое и недвижимое, принадлежавшее бизнесмену Бродскому, скрутились в Пепельную трубочку, словно подожженный лист бумаги. Я сейсловно слышу отдаленный голос министра: Пожарных, пожарных подключай! В ответ звучало: Есть, господин министр! Будет выполнен!
Жизнь по-крупному столкнула меня с министром Кравченко, когда редактором которой я Правда Украина стала в 1997 году в публичную оппозицию против режима Кучмы.
Мы публиковали такие материалы о власти, что позволило довести суточный тираж издания до 632 тысяч экземпляров (!) Правой костлявой рукой по подавлению свободы слова у тогдашнего русого гаранта Конституции был как раз он, Юрий Кравченко.
Чтобы избежать эмоций, я представлю ниже один убедительный документ, много на что укажет в раскрытии темы. И в частности, на то, мог, например, министр Кравченко впоследствии, через два года после разгрома оппозиционной газеты Правда Украины, провокации с громким заключением ее главного редактора, отдать приказ о физическом уничтожении журналиста Георгия Гонгадзе.
Итак, перед вами официальное письмо председателя Комитета по вопросам борьбы с организованной преступностью и коррупцией Верховной Рады господина Джиги Генеральной прокуратуре о том, что работая первым заместителем министра внутренних дел и начальником главного управления борьбы с организованной преступностью МВД Украины он лично был в курсе событий того , что в 1998 году против главного редактора оппозиционной газеты Правда Украины Александра Горобца (то есть меня) проводилась специальная операция МВД с целью дискредитации и увольнения с должности.

Если такая операция проводилась и первый заместитель министра не мог повлиять с целью ее отмены, то кто ее благословлял и проводил? Разумеется, министр.
Знаете, этот документ побывал в Генеральной прокуратуре Украины. Спросите, какая реакция? Джиге позвонил заместитель генерального прокурора Кудрявцев и сказал: Николай Васильевич, а почему Вы такого письма не написали тогда, в 1998 году?
Прозвучало, будто зло, желчная насмешка над приснопамятного кучмовского подземелья, проникнутого мракобесием безмерного гонения на ростки демократии и свободы слова, уничтожение целого ряда газет, теле-и радиоканалов.
Да потому, наверное, тогда не написал, что у власти были Кравченко и Кучма. И по их личному заданию осуществлялась не одна подобная операция.
Что касается разгрома Правды Украины и ареста ее главного редактора, то удалось установить детали отдельных событий в правящей камарильи.
Когда газета со своими критическими публикациями по-настоящему допекла Кучме, он вызвал к себе министра информации Кулика, генерального прокурора Потебенько, министра внутренних дел Кравченко. По моим данным, публично порвав при всех ненавистную газету, озверевший в ярости глава государства поставил перед своими визави четкое и конкретное задание – немедленно закрыть издание, а главного редактора посадить в тюрьму.
Говорят, что мой бильярдный собрат Кравченко лихо стукнул тогда каблуками и тут же вызвал к себе на ковер заместителя начальника Киевского городского управления внутренних дел Пидюкова. Это, как удалось установить, был еще один из орлов Кравченко, готовый на все ради четкого выполнения приказа начальника. Наверное же, ради карьеры.
Он таки дослужился до звания генерала. Еще несколько лет назад работал ректором одного из вузов системы МВД. А как же, такие профессионалы должны передавать свой неповторимо богатый опыт молодому милицейском поколению!
Бог им судья, а не я.
Сегодня звучит много заявлений многочисленных воспитанников Кравченко, их министр не мог отдать приказ Пукачу убить Гонгадзе. И я бы, наверное, хотел верить в это. Но своими глазами видел, как хваленый супер-генерал уничтожал газету Киевские ведомости, как разрушал бизнес издателя Бродского.
Им организована провокация против коллектива журналистов Правды Украины, которую буквально разгромили, разрушили до основания его подчиненные, меня, главного редактора почти на восемь месяцев посадили в СИЗО. Это, а также многие другие известные мне подобных фактов, дает подставить верить тому, что изложил следствию экс-генерал Пукач.
Знаю от многих людей, что министр-генерал безбоязненно, наверное, фанатично верил в свою непогрешимость, в то, что никто из подопечных ему не посмеетвозразить, выполнит до конца любой приказ. Даже неправомерный. А поскольку отдельные задачи получал на высшем уровне, поэтому и бояться, что на него пожалуются, донесут было лишнее.
Сегодня и Кучма, притворяясь невинным ягненком, то блее о том, что у него, мол, не было мотивов добиваться уничтожения Гонгадзе.
Это они говорят так, избавившись кабинетов и заоблачных должностей. А что же с ним делало безграничное в праве на абсолютную индульгенцию многолетнее владения руководящим рулем государства? Это сейчас он готов назвать себя вегетарианцем, забыв о неизмеримой жажду свежей крови жертв своего деспотичного режима.
Известно, что всевластие решает человеку руки, спускает со всех мыслимых и немыслимых тормозов. Вспомним, как Кучма, судя по пленок экс-майора Мельниченко, не раз выражал недовольство тем, что какой-то грузин снова пишет на весь Интернет о нем.
Человек подсознательно уяснили себе, что она в многомиллионной стране может все. И царь, и Бог. А тут какой-то … Гадз ослухуеться, и его не могут укротить обуздать.
Как свидетельствуют записи прослушивания главного кабинета государства, это становилось объектом разговоров с Володей (конечно же, Литвином. Именно Володя, как известно из пленок, предложил грузина вывезти и отдать чеченцам. А лучшим другом Володи был кто? Конечно, он – Юрий Кравченко.
Когда ты сидишь на высоком троне в государстве и какой, извините, плохой грузин ослухуеться тебя, откровенно насмехается, глумится над тобой, делает всемирным потеха, ты, наверное, готов со злости, ярости его и буквально, кажется, убить.
Возможно, что именно в таком запале и было когда-то сказано … Если и не более откровеннее, грубее. Кучма, знаем, выражений не выбирал: не настолько грамотный. И не обязательно это должно происходить в кабинете главы государства.
А там же все брали под козырек … К немедленному исполнению. Поскольку было известно, щ всякая экзотическая, иезуитская расправа над политическими оппонентами приносили тогдашнему ссорится патрону удивительное удовольствие и непомерную радость, заметно улучшала настроение. Одновременно и свидетельствовала личную преданность и нужность именно такого решительного, боевого министра, исполнителя всех прихотей.
Сейчас русый экс-президент вяло пожимает плечами. Мол, и зачем он мне был нужен, то Гонгадзе. Уже много лет и действительно, ой, как же он ему теперь не нужен …
А вот тогда, в свое время, когда был у власти, только злой взоров, и Кравченко, Пукач уже готовы растерзать, из мира свести каждого, на кого только укажет вождь. Чтобы не смел гневить покровителя и наместника.
Тем более что мотив у Кравченко, в том числе и для выполнения такого особого задания, был, что называется, железный. Уже поползли были тогда разговоры о поиске Кучмой себе надежного преемника, и бравый министр милиции фигурировал претендентом номер один на эту желанную ротацию.
Согласитесь, что глава оппозиционного журналиста стоила игры для людей, которые более всего преследовали цель угодить своему диктатору. А впоследствии, наверное, и стать у руля страны.
Бог не пустил.
Александр Горобец, специально для интернет-издание Украинская правда
Фото – Украинская правда

Еще по теме:

У статьи Мог Кравченко заказать убийство Гонгадзе? 0 комментариев.