Настроение протеста

, для «Хроники» Современные западные студенты протестуют именно против того, за что, как кое-кто еще думает, мы и «стояли на Майдане» Пока бывшие оранжевые революционеры сокрушенно отмечают то, что должно быть пятой годовщиной Майдана, а украинские студенты вяло возвращаются в аудитории после гриппозных каникул, миром катится волна студенческих протестов и оккупаций университетов. Западные студенты протестуют именно против того, за что, как кое-кто еще думает, мы и стояли на Майдане.
Студенческим забастовкам традиционно не везет в мейнстримних медиа, особенно у отечественных. В лучшем случае в новостях покажут кадры разгромленных аудиторий в сопровождении комментариев: мол, студенты хотят отмены сессии и освобождение слишком строгих преподавателей. Наиболее совестливые журналисты могут добавить, что речь идет также о снижении платы за обучение. Дальнейшее развитие забастовки происходить при полном молчания в медиа: студенческие переговоры с администрацией не принадлежат к наиболее привлекательным информповодов. Тем временем чиновники, воспользовавшись ситуацией, отказывают студенческим требованиям, а на новую оккупацию университета студенческих сил не хватает. Но события этой недели, похоже, прорвали этот замкнутый круг.
Нынешний сезон студенческих забастовок, чрезвычайно богат оккупации университетов, начался 20 апреля в Хорватии. Именно тогда студенты факультета гуманитарных и социальных наук университета в Загребе начали бессрочную акцию протеста, добиваясь права на бесплатное высшее образование. Все занятия в университете были отменены, вместо этого студенты ввели собственную, общедоступную образовательную программу, которая состояла из семинаров, публичных дискуссий, лекций и просмотров. Вскоре в восьми других хорватских городах студенты оккупировали местные университеты. Каждый вечер собирался открытый пленум, где каждый мог высказаться за или против продолжения забастовки на следующий день. Оккупация университета продолжалась 35 суток, после чего студенты проголосовали за приостановление забастовки. В течение лета и осени продолжались еженедельные студенческие пленумы, а также переговоры с государственными чиновниками. Между тем правительство начало подготовку нового закона о высшем образовании, не учитывал студенческих требований. 23 ноября студенческие пленумы в Загребе и двух других городах проголосовали за восстановление оккупации своих университетов.
Конечно, радикальные требования хорватских студентов могут показаться утопическими прихотями по сравнению с происходящим этой осенью на кампусах Калифорнии. Когда власти штата объявила о намерении преодолеть бюджетный кризис за счет сокращения финансирования университетов и повышение платы за обучение, немало студентов оказались перед перспективой возвращения в провинциальных колледжей. В первую очередь это касается малоимущих студентов латиноамериканского происхождения, составляющие большинство среди калифорнийской молодежи студенческого возраста. Но не только они, но и остальные студентов оккупированных университетов Беркли и UCLA замечают, что вместо ожидаемой карьеры их готовят к функциям рабочего класса – об этом свидетельствует наглядная деградация системы публичных университетов и, как следствие, сращивание высшего образования с большим бизнесом, заказывает необходимые ему специальности и исследования. Еще более унизительной является параллель между студентом и узником: чтобы спасти бюджет, власти также освободила из-за решетки тысячи осужденных. Студенты утверждают, что это логично: калифорнийская власть тратит 49 тысяч в год на одного заключенного и 14 тысяч на одного студента. Поэтому можно понять пафос авторов Коммюнике с отсутствующего будущего, манифеста студенческих оккупаций в Калифорнии: Мы требуем не свободного университета, а свободного общества. Свободный университет в капиталистическом обществе – это как читальня в тюрьме. Несмотря на многомесячную протесты, 24 ноября власть университета Санта-Круз объявила о повышении платы за обучение на 32 процента. В тот же день студенты оккупировали ключевые университетские помещения и с переменным успехом удерживают их по сей день.
Между тем единственным студенческим забастовкой, которому удалось прорвать традиционный бойкот подобных мероприятий в общедоступных медиа, оказалась оккупация венской Академии художеств, которая началась 17 октября и дала толчок аналогичным действиям в многочисленных австрийских и немецких университетах. Прочитав список студенческих требований, добропорядочный украинский студент может схватиться за голову: европейцы протестуют именно против того, что в Украине подается как последний писк европейской моды, необходимый для развития и демократизации образования. Главенствующая требование протестующих – отмена Болонского процесса реформирования европейского образования, одним из последствий которого является стандартизация образования по системе бакалавр – магистр (недавно со скрипом внедренной и в Украине). Цель Болонскогопроцесса в первую очередь не устраивает студентов творческих специальностей: речь идет об установлении универсальных регулятивных норм, которые позволили бы стандартизировать, измерить и сравнить успешность учебного процесса независимо от университетской специфики. Иначе говоря, речь идет о внедрении в учебный процесс логики экономической конкуренции. Вследствие этого университеты соревнуются за лучшие статистические показатели и попадают в зависимость от коммерческих спонсоров, знания позиционируется как товар. Вместо создания новых научных перспектив, что не всегда дают мгновенный прибыль, университеты вынуждены подчиняться рыночной логике и удовлетворять требованиям индустрии и крупного бизнеса. Конечно, такие условия даже могут быть благоприятными для таких направлений, как менеджмент, экономика и финансы. Проблема в том, что Болонский процесс в равной мере касается, скажем, Киевского торгово-экономического университета и венской Академии художеств, что не может пойти на пользу последней. Между тем в украинских университетах уже читаются учебные курсы, пропагандирующих преимущества Болонского процесса, а о его сомнительные последствия, за редкими исключениями, не идет. Но после событий этой осени вряд ли кому удастся выдать коммерциализацию высшего образования за единственно возможный, безальтернативный путь ее развития.
Алексей Радинский – культуролог, автор текстов на произвольную тематику, организатор разнообразных акций, просмотров и других околокультурной событий. Редактор газеты Сковорода. Аспирант кафедры культурологии Киево-Могилянской академии. Работает в научно-исследовательском центре визуальной культуры НаУКМА
Фото – pr.bmstu.ru

Еще по теме:

У статьи Настроение протеста 0 комментариев.