Непасторське послание пасторский визита

  Маша Томак, Иван Капсамун, «День» Патриарх Кирилл и его суперидеяРозглядаючы приезд в Украину Патриарха Московского и всея Руси Кирилла и пытаясь разобраться в истинных мотивах декларируемой пасторский визита (соображения по этому поводу см. в Дне № 129 за 28 июля и № 130 за 29 июля этого года), мы прежде всего должны помнить о том, что в Украине церковный раскол проходит по живому – в отдельных семьях, целых семьях и родах. И этот раскол, несмотря на явный политический подтекст и так же очевидное участие старого как мир принципу разделяй и властвуй, значительно фатальниший за политические разночтения. Ведь речь идет о вопросах веры – сферы, с одной стороны, глубоко субъективной, но с другой – фундамента, на котором, в частности, держится нация.
    Относительно визита московского Патриарха Кирилла украинцам следовало бы проявить собственно христианскую добродетель – толерантность … Если бы этот визит был действительно пастырским … Но, пожалуй, собственно пастырским и совсем не политическим он не мог бы быть априори. Даже если бы того захотел сам Кирилл. Но и он этого не захотел.
    – Я отношусь к предстоятеля РПЦ качестве частного лица. Украина является светской страной, а приезд Кирилла – это один из феноменов культурной жизни, а не политического. Поэтому все, что происходит вокруг приезда Кирилла должен находиться за рамками политических процессов, – убежден Мирослав ПОПОВИЧ, директор Института философии им. Г. С. Сковороды, академик НАН Украины. – С другой стороны, политика и религия в Украине, а тем более в России, не являются обособленными друг от друга. Приезд Патриарха тому яркое подтверждение. Это политическая акция, – утверждает господин Мирослав.
    – апеллировать к чувствам православных – это одно, но если одновременно является стремление розбурхаты чувство политического характера – то это уже нечто другое, – прозрачно намекает Владимир ПАНЧЕНКО, доктор филологических наук, профессор Национального университета Киево-Могилянская академия. – Мне кажется, есть некоторое лукавство в том, что приезд патриарха Кирилла называют чисто пасторский. В России церковь никогда не была церковью, она всегда была частью государства. В этом контексте можно вспомнить прошлогодний приезд Вселенского патриарха Варфоломея в Украину, когда Кирилл, находясь в Украине еще не в качестве патриарха, со сцены на Майдане скандував, что Украина, Россия, Беларусь – Единая Русь. А это лозунг не совсем православное.
    Политикой этот визит отдает не только через содержание заявлений московского патриарха, но и через формы, с помощью которых он обращается к украинскому обществу. Борьба развернулась не только в медиа, но даже на улицах Киева: билборды с изображением Кирилла вступают в скрытую конфронтацию с лайтбоксы с патриархом Филаретом. Почти как на выборах. И неудивительно, ведь ставки идентичны – Украина. Оба церковники поздравляют украинцев с очередным праздником Крещения Руси, но в этом одинаковой послании посвященным в украинский церковных мир четко вчуваються кардинально различные позиции. И как бы уверял Кирилл, который приехал в Украину он в качестве паломников, и что он совсем не смотрит на украинских верующих сверху вниз, но, увы, именно такой угол зрения обусловлено поведением самих украинцев. Особенно политиков, которые сопровождают патриарха везде, в том числе на всех телекартинках. Похоже, вера их настолько глубок, что даже перед электоратом они готовы выглядеть плачевны.
    Поведение медиа в контексте последних дней заслуживает отдельные строки. Особенно это касается телеканала Интер, который, кажется, переформатувався на местную пресс-службу Кирилла, рассылая Файлов график передвижения патриарха (кстати, и верстка визита его политически-, а не суспильноориентована) и транслюючы меры по его участию в Киеве, Донецке, Крыму, Почаеве. Интересно, откуда у Интера такой неудержимый интерес к духовности и просветительства? И почему он не проснулся прошлого года во время визита в Украину Вселенского патриарха Варфоломея?
    Наибольший резонанс вызвал интеровский прямой эфир с участием Кирилла, который в предварительных анонсах было названо беспрецедентным духовно-просветительской программой. Конечно, слово беспрецедентный здесь вполне уместна, но то как канал внезапно потянулся к совсем не рейтинговых духовности и просветительства (эти слова для телеменеджерив, как правило, звучат как анекдот) выглядело очень странно … политически? Как это ни страшно, а духовно-просветительские программы с доброго дива, да еще и на самых рейтинговых канале да еще в прибыльный время не появляются. А если появляются, значит просвещение это имеет, так сказать, особый характер … Кстати, программу, как утверждает пресс-служба Интера, посмотрела треть телезрителей страны. Такие высокие показатели, которые, как отметил сам Интер, превзошли программу Судебные дела и даже мыльные оперы Две стороны одной Анны – замечательная возможность для канала перейти на духовно-просветительские проекты в прайм-тайм. Прекрасную идею относительно появления в эфире первой кнопки и Филарета, и Любомира Гузара и других духовных наставников высказала Ольга Богомолец, которая была участницей прямого эфира. Действительно, почему нет? День обратился к пресс-службе Интера с вопросом, выходить такие программы в дальнейшем, и с другими, в частности, украинскими интеллектуалами? Сославшись на то, что все руководство занятое визитом Патриарха, в ответ нас попросили подождать до понедельника. Теперь относительно самого эфира. Звуковой бекграунд в форме колоколов в начале программы было ознаменовать духовность и благодать, которая нисходит на украинцев прямо с экранов их телевизоров. Зато они засвидетельствовали начало довольно спорного монолога Кирилла. Он сконцентрувався вокруг нескольких российских импортных идей.
    Во-первых, идея единства братских народов и одновременно неприязнь к Западного мира. Эта идея была особенно ощутимой на лексическом уровне. Концентрация слов вроде объединения, наше, совместный и производных явно зашкаливала как для риторики гостя из другого государства. И герои свои нам, украинцам, не нужны, и историю не надо выкручивать, ибо это разъединяет нас (кто такие мы?). Поэтому не нужно экспериментировать с именами, которые разделяют общество. Дискомфорт во время этих слов можно было ощутить едва не тактильные. Ведь они являются прямым вмешательством в украинские внутренние дела, которое мы, к тому же, разрешаем и поощряем.
    Особенно жуткой из уст московского патриарха прозвучала фраза я чувствую себя дома. Она, признаться, заставила меня задуматься, или дома …
    Во-вторых, идея церковно-государственных отношений, которые должны развиваться в духе симфонии. При этом Кирилл дипломатично говорит о необходимости церковной автономии и одновременно подчеркивает необходимость сотрудничества. Конечно, вспоминает идеальный проект Византию (расширенный комментарий на эту тему читайте в материале Игоря Лосева на 17-й полосе). Сколько бы патриарх говорил о автономность церкви, все эксперты в один голос утверждают, что церковь в России сохраняет единство с государством, которое, в свою очередь, меняет этикетки, но не меняет сущности. Отрицая советское (т.е. нечестиво), патриарх одновременно утверждается в нем. Мол, да, сталинизм был преступлением, но … Нацизм – человеконенавистнические режим, а сталинизм – репрессивный. Всего-навсего репрессивный …
    История человечества и украинства в частности, свидетельствует, что через сферу духовную путь к экспансии – кратчайший. Религия – это, пожалуй, найциничниша оружие. Впрочем, ею не пренебрегают и в наше время толерантности и политкоректности. Не надо быть экспертом, чтобы понять, что озвученные патриархом Кириллом идеи на самом деле сводится к главной – суперидеи и суперзадачи, имя которой – империализм. НЕ либеральный и не осовремененная. А тот самый, нам знайомий.Черговий раз нарикаючы на Запад, Кирилл говорил о том, что мы (опять мы … Кто такие мы?) Не должны выступать как те, кого ведут, а наоборот, приносить в Европу свои ценности. Так вот есть очень простой ответ на этот тезис. Интересно, конечно, услышать список российских ценностей, но украинские ценности – как раз европейские!
    Николай Гриценко, писатель, журналист:
  – Смотрел Свободу на Интере с Патриархом Русской православной церкви Кириллом и чувствовал себя словно под действием гипноза. Я напружувався, вслухаючись в каждое слово высокого московского гостя, настороженно воспринимал каждую интонацию и … много с чем, о чем он говорил, вынужден был соглашаться.
    Чем больше слушал, тем более доступной и понятной стоял передо мной этот человек. Долгое время эфира, выделенный одним из самых рейтинговых общенациональных телеканалов, спливав быстро. А Патриарха хотелось слушать, слушать, слушать … С экрана будто спускалась благодать в виде красивой телевизионной картинки, умных, вдумчивых вопросов знакомых мне людей, и раскидистая, компетентных, неагрессивных ответов высокопоставленного гостя … Казалось, стоит ему было один единственный раз споткнуться и принять какое-то НЕ благодатное слово или прибегнуть к политическому великодержавного лексикона и вся эта картинка тогда бы рассыпалась … Я поймал себя на мысли, что даже ждал этого. Но не дождался. Весь эфир прошел ровно, толерантно. Это я отметил для себя еще и телевизионщики. Стоп. Вот здесь, подумалось, стоит розмиркуваты подробнее.
    Патриарх, приближая меня к себе, общался через экран знакомой с детства светским русским языком. Он постоянно пользовался прогрессивными неологизмы вроде проект, олигарх, менеджер … Он не считал унизительным для себя употребление бытовых высказываний и сравнений …
    Что это? Новый патриарший стиль? Или старания, чтобы тебя приняли за своего? Это подлинность или обусловлена сценарию стратегия? И куда, спрашивал себя я, делся этот проповедник Кирилл, который еще несколько лет назад (до избрания Патриархом) выступал с телеобращением, которая граничила с политическим вмешательством в интересы моей страны? В оценке действий служителей Украинской церкви Киевского патриархата и новой оранжевой власти он тогда не подбирал слов. Это была речь, скорее, не духовного, а кремливського бойца – безапелляционно, жесткая и жестокая …
    Что изменилось? Должность. Когда он был настоящий в отношении моего государства: тогда и теперь? Почему в украинскую студию были привезены (и за чей счет?) Известны интервьюеры из Москвы, а молчаливым фоном служила отечественная массовка? Кто, наконец, автор этого сценария, включая заранее определенным перечнем вопросов к Патриарху? И главное – кто основные отечественные исполнители?
    Обдумывая услышанное и увиденное, вопросов без ответов видно все больше и больше … А еще ярко виокремилася цель всего этого эфира, как, видимо, и цель визита Патриарха Кирилла в Украину: продемонстрировать миллионам православным украинцам Великую Миссию нового Московского патриарха с Воссоединение Русской церкви. Следующей логичной миссией, подумалось мне, может быть воссоединение всех русских земель. Эту миссию, правда, выполнит уже другой российский миссионер, имя которого всем известно. Успешным завершением выполнения этих двух параллельных миссий считаться, вероятно, уничтожения моей страны. Под сладкими лозунгами добра, веры, любви и славянского братства … Вот тогда, чтобы нейтрализовать определенные исторические неудобства, резиденцию Российского Патриарха стоит будет перенести в Киев, а саму Россию переименовать в Русь.
    Что, кажется нереальным такое развитие событий? Но реальным стало выделение Киевскими космическими властями земли под застройку в Лыбидской парка столицы самой высокой в Европе православной церкви. Здогадайтесь с первого раза, чьими средствами она будет построена и которому патриархата принадлежать …
    Людмила Филипович, доктор философских наук, профессор, заведующая отделом проблем религиозных процессов в Украине Института философии им. Г. С. Сковороды НАН Украины:
  – Понятие история – это багатосемантичне слово, которое обозначает само событие, а главное – ее интерпретацию. Слушая выступление патриарха на канале Интер, я поняла, что он, говоря об истории, пользовался теми интерпретациями, которые получил от Нестора Летописца, или других средневековых писателей и хронистив, описывали восстание киевской метрополии. Учеными уже доказано, что в Повести временных лет ярко представлено несколько позиций, ведь этот документ неоднократно переписывался – до него включались те вещи, которые были полезны для определенного периода того или иного князя. Поэтому, даже такой недавнего авторитетный документ, который не подвергался сомнению, вызывает определенные сегодня оговорки. Именно поэтому мы не могли долго объяснить почему Повесть временных лет не является единственно концептуальным, ведь там представлены не только киевские интересы, но и византийские. Исходя из этого, у меня возникает вопрос – что является чистой историей для патриарха? Мне представляется, что это карамзинська историософии, которая сформировалась в период расцвета Российской империи и которая носит абсолютно идеологическое окраску. Ведь она была ориентирована на то, чтобы доказать вивещенисть Третьего Рима, вивещенисть Российской империи над другими славянскими государствами и народами.
    Сегодня, мне кажется, что и вторая мировая война, и развал Советского Союза, и другие периоды истории должны быть подвергнуты определенному переосмысления – не переписку, а именно переосмысление. Потому что факты остаются, о которых у нас нет достоверности, они все равно интерпретированы кем. Поэтому, не надо постоянно смотреть в прошлое, ведь это тормозит наши современные представления и взгляды на жизнь. В период советской тоталитарной власти очень много имен было умолчано, в частности, и православной церкви, и если мы сегодня переосмислимо тот период – это не значит, что мы его перепишет, мы его просто допишемо, включая в эту канву незаслуженно забытые имена. Например, наш Иван Огиенко. Мы читали перевод библии на русском языке и даже не знали, что это за фигура вплоть до нач. 90-х гг Сегодня мы включили эту серьезной человека к истории нашего государства, к истории восстания православной автокефальной церкви, и это не переписывания истории.
  По этому поводу я могу сказать, что россиянам вообще трудно что-то изменить в своем сознании, ведь это длительный процесс. Поэтому украинцы должны быть терпеливы, мы должны понимать, что прежде чем принять какое-то мнение, россиянам требуется время. Особенно это является показательным для Патриарха Кирилла, хотя, я думаю, он гораздо быстрее, чем весь российский народ преодолеет узкую историософську точку зрения, которая навеяна идеологами XVII или XVIII века, поскольку он является чрезвычайно эрудированные, образованная, мыслящие, мудрый человек. Переписывать историю мы не собираемся, мы только будем дорабатывать ее, включая новые имена, события, интерпретации, с учетом тех потребностей, которые возникают сегодня, а не тех, которые были актуальны двести или триста лет тому назад.
    Скажу откровенно, когда я смотрела и слушала Патриарха, я заздрила российскому народу, им несказанно повезло с патриархом, поскольку он очень развита человек. Он мне был интересен как философ, мыслитель, потому что я тоже принадлежу к философов. Я даже некоторые вещи взяла на заметку для себя, потому что со многими мнениями, которые высказывал патриарх, я солидарна. В частности, относительно кризиса современного общества, необходимости христианского аскетизму, сознания человека, и т.д. Мне очень понравилась позиция, которая была освещена в вопросе нашей Ольги Богомолец, которая не просто поставила подготовленное вопрос, как делали это другие, а презентовала украинскую позицию. Эта позиция, к сожалению, в этом ток-шоу не была хорошо представлена. Мне вообще показалась странной позиция канала Интер, который игнорирует другие взгляды, он занимается коммунистической апологетики в добрых традициях патриарха. Я ничего против не имею, но возникает вопрос – где же журналистская объективность? Например, показывали литургию с Патриархом Кириллом в Киево-Печерской лавре и не слова не сказали о Крестный ход с патриархом Филаретом, который шел от Владимирского собора до Владимирской горки. Поэтому, мне кажется, что во время этого эфира диалога не получилось, были просто вопросы и были блестящие ответы.
    Итак, Ольга Богомолец отметила и объявила очень правильную вещь – важность приезда Патриарха и его участие в этой беседе, которая является очень перспективной. Наше общество действительно стремится таких искренних обращений, с которыми вчера обратился патриарх Кирилл, но и пригодится канал Интер продолжить эту традицию. Ведь украинская земля богата такими мудрыми и талантливыми людьми как патриарх Кирилл. Разве мы не можем вести такой разговор? У нас много достойных философов, культурологов, политологов, писателей и т.д. Наша культура существует, но онанаходится в каком подполье. У меня есть большие сомнения, что Интер сможет начатую патриархом Кириллом разговор продолжить с украинскими представителями. Ольга Богомолец как раз и подчеркнула, что мы уже измучились от безтолкових и абсолютно примитивных программ.
    Общество, которое слушала Патриарха, продемонстрировало, что украинцы способны слышать и услышать мудрые слова. Поэтому следующий шаг опять Интером, и очень бы хотелось, чтобы этот заявленный диалог не был односторонним. Диалог подразумевает другую сторону. Если Кирилл является богословам и постоянно об этом говорит, то он должен общаться и с украинскими богословами. Если ты приехал врачевать раскол, то ты как врач должен прийти к больному, а получается так, что он ждет, когда больной приповзе к нему на пузи. В общем, Патриархом было сделано много толкових заявлений, которые открывают перспективы диалога, но реальных шагов на реализацию поставленных задач делается пока мало.
    День
   

Еще по теме:

У статьи Непасторське послание пасторский визита 0 комментариев.