Ну вот собственно и все, или новая медиа реальность

Виктория Сюмар, «Украинская правда» Телевидение терять позиции информационного вещателя, оно превратится в сплошную развлекуху. По информации люди будут идти к сети. И к ТВ уже не возвращаться. Система власти Виктора Януковича в планах ее создателей предусматривала несколько ключевых элементов: возвращение большинства властных полномочий в руках президента, контроль над парламентом, влияние на судебную систему и контроль над информационной сферой.
Все эти ключевые позиции стали реальностью менее чем за год. Команде Януковича удалось все из того перечня.
Некоторые позиции показались быстро, но с шумом, как это было с изменением Конституции. Некоторые – быстро и без шума, как с судебной реформой. Новая информационная реальность, несмотря на сопротивление значительного количества журналистов, появлялась постепенно.
Однако сейчас можно констатировать факт: власть имеет мягкий контроль над телевизионным пространством, имеет в своих руках главные инструменты такого контроля и готовится к новым наступлений.
Еще в мае прошлого года было понятно, что события в Украине будут развиваться по российскому сценарию: контроль над телевидением, потемкинские деревню в прессе, локализация социальной энергии активных групп в Интернете.
Независимые печатные издания нужны, чтобы всегда можно было указать Запада – вся критика по поводу свободы слова является пустой. Помимо того, печатная пресса в Украине, за исключением нескольких изданий, которые можно сосчитать на пальцах одной руки, не влиятельная и не профессиональная.
Все наиболее критическое собранные в инете, который живет собственной виртуальной жизнью. А массы, делают результаты выборов, смотрят телевидение. Поэтому контроль над ним – дело для власти принципиальная и важная.
Телеканалы особого сопротивления не оказывали, за исключением некоторых журналистов, которые сложились как профессионалы и личности за последние годы. За это время их просто убрали из эфира.
Большая часть телевизионных журналистов, которые в мае 2010 заявили о цензуре, либо вне эфира, или на ТВi.
И это не случайность или профнепригодности. Это вполне понятно тактика.
Если лучшего репортажиста страны Сергея Андрушко, который делал найироничниши новостные телесюжеты, что огорчали не одного чиновника, но давали рейтинг программе, переводят в документальное кино – это не ротация. Это цензура. Но доказать ее невозможно.
Желание властей ограничить критичность в эфире удивительным образом совпало с желанием владельцев каналов не создавать себе неприятности.
Реорганизации и модернизации телеканалов стали ничем иным, как их уверенным поворотом в сторону развлекательного речью. С рейтингами все нормально, с прибылью тоже. А главное – без головной боли.
Новости большинства общенациональных каналов стали игнорировать целый ряд протестных событий, критических заявлений и некоторых особенно заметных критиков. О представителях власти – как о мертвецах: либо хорошо, либо никак. Все это хорошо демонстрирует мониторинг коллег из Хроники.
Особенно заметны такие тенденции в эфире Первого Национального, прямо зависящего от бюджетного финансирования. Если тему бюджета на Первом телеканале комментирует один единственный человек – премьер-министр Азаров – это, конечно, не цензура. Это редакционная политика.
Но если посмотреть новости на едином телевизионном оазисе ТВi, и сравнить их с новостями государственного канала, то будет точно как в старом русском анекдоте: с ОРТ вы живете в одной стране, с НТВ в совершенно другой. Это еще одно свидетельство реальности сценария с севера.
Пока в Украине удалось удержать прямоэфирные площадки, однако некоторые из них неплохо редактируются близкими к власти политтехнологами, а участие в дискуссиях принимают преимущественно одни и те же всем знакомые персонажи, имеющие неформальный статус птиц-говорунов, но реально ничего не решают.
Первую лицо государства журналисты имели возможность увидеть вживую и спросить о неотложном один раз за весь год. Все остальное время Янукович находится под бдительным оком собственной пресс-службы, умудряется даже за границей не допустить несогласованного общения гаранта с прессой.
И это вряд ли является доказательством преданности первого лица идеям демократии,о чем так часто повторяет окружения президента.
Большинство решений в стране принимают под ковром, никакие дискуссии по ним не являются возможными, учитывая отсутствие информации у самих журналистов.
Система значительно больше ориентирована на защиту первых лиц от посягательств журналистов получить ответы, чем в защиту права общества знать и понимать. Поэтому журналистов стали чаще бить, к тому же работники правоохранительных органов.
Оппозиция, вместо того, чтобы профессионально оппонировать власти, сбивается в банальную негативную риторику и пытается удержаться в медиа пространстве с использованием такого привычного способа, как джинса.
Система построена таким образом, чтобы не допустить появления в эфире новых людей, новых мыслей и идей.
Власть панически боится конкуренции, поэтому круг критиков – определенное и ограниченное. Оно имеет разрешение на критику, но не способно продуцировать новые ориентиры и формировать альтернативные сценарии.
Талантливые и яркие журналисты также оказываются ненужными системе. Ими сложно управлять. Главный ресурс информационного вещания – молодежь. Там нет авторитетов и генералов, на службе только солдаты. Тем более что и стоят солдаты значительно дешевле.
Солдаты не имеют особого представления о таких вещах, как социальная ответственность журналистики, миссию профессии или реальную общественную важность тем.
Этим представлением особо негде появиться: журналистская школа фактически советская и не реформирована. Институты, вроде профсоюзов или профессиональных ассоциаций, не развиты, людей, являются авторитетами в профессии можно пересчитать на пальцах …
Последствия такой политики каналы почувствуют уже скоро: телевидение терять позиции информационного вещателя, оно превратится в сплошную развлекуху.
По информации люди будут идти к сети. И к ТВ уже не возвращаться.
Количество ТВ пользователей постоянно снижаться, как и количество доходов каналов. Однако, телеменеджера это сейчас кажется слишком отдаленной перспективой. А зря.
Уже сегодня политические настроения общества определяет не телевидение, а Интернет. О чем свидетельствует опыт хоть Египта. Именно социальные сети стали основой для формирования групп, выступивших против президента Мубарака.
украинская власть пока не слишком изучила опыт последних революций. Янукович убежден, что это произошло за малого количества пищи.
Помимо того, хотя украинские чиновники и не верят в возможность Интернет ресурсов и социальных сетей влиять на политические процессы, острые расследование против них, которые появляются именно в инете, им не слишком нравится. Поэтому желание контролировать эти медиа возникает постоянно.
Одним из таких попыток может стать закон О информационные агентства, проект которого находится в Раде и который может обязать Интернет издания, распространяющие информацию, зарегистрироваться как информационные агентства. А значит, у государства появится возможность лишать их права на соответствующую деятельность – распространение информации.
Пока полного представления о том, как это гарантировать технически, нет. Но желание есть наверняка.
В этих условиях традиционная журналистика в стране деградирует. Журналистику творят персоналии. Но власти и менеджерам не нужны те, кто имеют мозги и хребты. А другие – не слишком интересны уже аудитории. Новые авторитеты формируются в интернете и социальных сетях. Однако то несколько иное.
Журналистика теряет острые и дискуссионные форматы. Страна наблюдает за танцами, пением талантов и соревнованиями экстрасенсов вместо того, чтобы видеть качественные дискуссии о путях развития, анализ и профессиональную публицистику.
В танцах и пении нет ничего плохого, но не хорошо, когда они являются тотальными в эфире.
То, что при таких условиях, страна не имеет альтернатив власти на уровне идей, программ и персоналий – очевидно. Но это и было задачей.
Медийный рынок в стране деградирует, потому что нет свободной конкуренции. Работать на нем имеют право только лояльные к власти. Получить лицензии без политической крыши нереально.
Это не делает медиа сильными и влиятельными, не дает импульсов развития. Но это особенно никому и не нужно из участников рынка, которые без всякой борьбы согласились с новыми правилами игры и наперегонкиспешат максимально подстроиться.
О реформах и движение вперед говорить не приходится. Потому останутся они максимум разговорами, как это происходит, например, с общественным вещанием.
итоге, на разговоры вместо действий потрачено последние 6 лет. Шансом, которые давали 5 из тех лет, в значительной мере не смогли воспользоваться сами журналисты и игроки на рынке, чтобы закрепить изменения и усилить воздействие, гарантировать себе защиту и поддержку общества. Теперь их поставили перед другим заданием: выжить.
Поэтому, когда мир ежечасно становится более глобальным, когда конкуренция растет, а информационные влияния проникают отовсюду, Украина теряет самое ценное – время. И те возможности, которые могли бы дать стране сильные, независимые и ответственные медиа …
Виктория Сюмар, Институт массовой информации, для Украинской правды

Еще по теме:

У статьи Ну вот собственно и все, или новая медиа реальность 0 комментариев.

 

Blocked/Доступ ограничен

IP-адрес данного ресурса заблокирован в соответствии с действующим законодательством.

195.22.26.24816.04.201827-31-2018/Ид2971-18Генпрокуратура

Доступ к информационному ресурсу ограничен на основании Федерального закона от 27 июля 2006 г. № 149-ФЗ "Об информации, информационных технологиях и о защите информации".

Если Вы считаете, что включение ip-адреса нужного Вам интернет-ресурса в "Единый реестр..." или "Реестр доменных имен..." произошло по ошибке, или оно нарушает Ваши законные права, пожалуйста, обращайтесь непосредственно к уполномоченному органу по координатам на интернет-сайте реестра.

Перейти на сайт
Универсального сервиса проверки ограничения доступа к сайтам или страницам сайтов сети "Интернет"