Об украинском новеллиста

Игорь Качуровский, «Радио Свобода» Причины, благодаря им украинская литература не заняла сих пор должного места среди литератур мира, можно разделить на внешние и внутренние. Оставим в покое внешние – а их немало (от царских указов в патологический «антиукраинства» поэта Бродского или артистки Симоны Синьоре), – я хочу теперь остановиться на одной из причин внутреннего характера. В каком советском фильме тридцатых годов был персонаж, о котором говорили: поэт областного значения.
Эти слова, это понятие стали именительными. Их механически переносят на тех авторов, которые живут не в столице или в городе, так сказать, столичного характера, как Львов или – в известной степени – Харьков, а в глубине страны, если это будет неиндустрияльне областной город, как, например , Чернигов …
Когда я читаю прозаическое произведение (роман, повесть, рассказ или новеллы) и у меня складывается от того произведения положительное впечатление, то сразу возникает желание, чтобы это произведение принесло радость восприятия художественного красоты можно большему количеству читателей.
А когда попадаю на хорошую поэзию на родном языке, мне хочется ее запомнить, когда чужой – перевести родным. Именно это второе желание возникло у меня, когда мне подарили изданную сторонниками творчества Майи Богуславской (во главе с Николаем Шкурко) посмертную сборник ее стихов. В писательском справочнике 1996 нет этого имени. В Киеве никто не знал ее творчества, а поэтесса жила в провинциальном Чернигове, почти под боком у столицы.
Михаил Шмайда и его Эбеновое шкатулка
Писатель Михаил Шмайда, которому второго ноября исполняется 90 лет что можно сказать о селе Красный Брод, удаленное от Киева сотнями километров и государственной границей?
В ведущих киевских литераторов, как мне кажется, автоматически возникает опиния, что оттуда может исходить только писатель областного значения.
Правда, в справочнике Писатели Украины (издание 1996 года) упомянуто Михаила Шмайду. О нем сказано: Прозаик. Шмайда Михаил родился 2 ноября 1920 в селе Красный Брод Межилабирського района, Словакия. Окончил курсы агрономов. Член Союза украинских писателей Словакии. Автор прозаических книг Паразиты и трещат льда; романов Аисты, Разъезды и другие.
Зато в справочнике 2006 имеем поэта Шлапака и поэтессу Шмыга – где между ними должен был стоять Шмайда, но о нем забыли.
Из книг Михаила Шмайды в моей библиотеке есть только обстоятельное исследование по этнографии Iщи вам винчую с подзаголовком Календарная обрядность русинов-украинский Чехословакии.
Так я и думал, что провинциальный автор из села Красный Брод – это прежде этнограф.
Но случайно в руки моей жены, которая читает преимущественно англо-американскую, немецкую и еспаномовну прозу, а к украинским относится с некоторым недоверием, попал сборник новелл Михаила Шмайды Эбеновое шкатулка.
По ее восторженной рекомендацией прочитал книгу и я. Это были настоящие, высокого технического уровня украинский новелле. Во всех национальных составляющих общеевропейской литературы, кроме самой мистецькосты определенного произведения, незаурядную вес имели и имеют два фактора – личность автора и его тематика, то есть, кто пишет и о чем он пишет.
Не буду называть имен и произведений, ибо это завело бы нас далеко от тех вопросов, на которых я хочу в первую очередь здесь остановиться. Мне кажется, что среди нас, украинский, в восприятии художественной литературы большее значение ЧТО, а КАК остается где на втором пляни.
Так, новелле Винниченко и Коцюбинского привлекали свое время читателя прежде всего своей тематике и политической тенденцией. В двадцатых годах прошлого столетия возникло заинтересованность вопросом: а что же такое мистецькисть, а как же строится прозаическое художественное произведение?
Тогда Гр. Майфет собрал кое-что из тех теоретических работ о новеллы, появившиеся на Западе.
Майк Иогансен написал интересное исследование Как строится рассказ, но разницу между рассказах и новеллах он осознал только тогда, когда труд был напечатан (свидетельство Ивана Майстренко. Но в тридцатых годах уничтожены или заключены и новеллистов, и теоретиков новелле, настоящие научные исследования в областилитературоведения изъято из обращения, в изданном 1940 учебнике Бориса Якубским Элементы теории литературы нет даже термина новеллы, а где в послевоенные годы производственный очерк был провозглашен главным литературным жанром.
В Галичине яркие, но бессюжетные миниатюры – образки Василия Стефаника здорово-барахты начали называть новеллами. А когда стали появляться технически совершенные, в духе французских авторов, новелле Василия Софронова-Левицкого (Пять сантимов, Опасная женщина) читателя на них не нашлось, потому что это не была обычная крестьянская тематика.
В эмиграционной послевоенной прозе иногда появлялись книги с пометкой новелле, но настоящие, технически совершенные произведения этого жанра были изрядной редкостью, а новеллистов можно, пожалуй, сосчитать по пальцам: Анатоль Галан, Владимир Коб, Виталий Бендер, Михаил Сытник, Докия Гуменная, Леонид Полтава … ну, и автор этого сообщения.
Работая на протяжении многих лет в украинской редакции Радио Свобода, я следил за украинскую журнальной прозой. Там была профессиональная критика (имею в виду В. Базилевского и Галину Гордасевич), порой немалые романы и повести. И хорошие стихи. Но новеллы не припоминаю. Позже, уже при нашей независимости, ознакомился я с новеллами Валерия Шевчука и Александра Жовны. … И вот дочь Михаила Шмайды одолжила моей женщине книгу Эбеновое шкатулка, где немалая часть произведений находится на уровне мировой новеллистики.
Слепой нищий – рассказ о безнаказанности преступления – ничем не уступает рассказу Чехова В овраге.
Замкнутая в золотой клетке – это психологическая новеллы высочайшего уровня.
Тайну эбеновое шкатулки я перечитал дважды, сравнивая с романами тайн Чарльза Диккенса.
Видимо родства с диккенсовской тематике существуют и Дама с куклой.
Ключ от автомашины – это, на мой вкус, шедевр новеллистики, и его можно поставить рядом с новеллы О. Генри. Если бы это от меня зависело, я дал бы эту новеллу в школьные программы (для старших клясив), чтобы ученики знали, и что такое новеллы как литературный жанр, и чтобы умели отличать новеллы от рассказа, где события развиваются логично; зато в новелле приходит непредвиденная для читателя развязка.
Поэтому, по моему мнению, именно среди незамеченных авторов областного значения – как об этом свидетельствует творчество Михаила Шмайды – мы можем найти, пожалуй, не одного выдающегося писателя. Украинская, но мирового уровня.
Жаль только, что в нынешних условиях новелле Михаила Шмайды едва ли могут стать достоянием широчайших читательских кругов по всей Украине.
Игорь Качуровский, Радио Свобода
Фото – Радио Свобода

Еще по теме:

У статьи Об украинском новеллиста 0 комментариев.