Одержимость стендап

  Михаил Брыных, для «Хроники» У каждой телепрограммы есть свой аналог театрального вешалки – заставка. От нее зависит интенсивность клева. Кому верить? Как теперь жить? Убить его? – Эти надписи достойно украшают обещание социального расследования, поэтому сознание таки решается сдать вещи в гардероб. Так, его следует убить, давайте на это посмотрим, – шепчет она.
    Затем в кадре появляется Кристина Бондаренко. В течение программы она изредка выполняет эпизодические роли, но тот бенефис, которым знаменуется ее появление в начале и конце каждого выпуска На грани (5 канал), оставляет незабываемые впечатления. Собственно, только ради этого и можно смотреть программу, которая не имеет ничего общего с социальным расследованием, а конфликтность пределы примерно такая же, как между соседскими огородами.
    Так, жанр проекта гораздо более миролюбиво, чем обещает заставка. Это очередной телевизионный сочинение на тему: Не все так плохо в нашем доме. Драматургия – неизменна и туго, как дедушкина пенсия. Почти все темы последних программ – это настолько вываренная и застиранные вещи, не каждый отважится вывесить их на балкон. Например, последний выпуск На грани (13 сентября в 18:30) было посвящено насилию в браке. Для большинства женщин семейная жизнь – постоянный боксерский ринг, – мрачно констатирует ведущая в боксерских перчатках, стоя возле ринга. Поэтому тема исследования – как защититься от мужа-тирана, этой неблагодарной скотине, которой мало одного только чая на обед?
    Героини сюжетов испытывают разные методы борьбы с мужчинами-психопатами. Они уезжают в какой приют для жертв семейного насилия (о котором хотелось бы узнать на пять копеек больше, но нельзя), подписывают брачные контракты (которые на самом деле ничего не могут гарантировать, но все эти современные и цивилизованные формы урегулирование отношений уступают старосветских методам достижения мира и согласия. В отличие от несчастных и обездоленных женщин, которым так тяжело вернуться к полноценной жизни, героиня последнего сюжета поделилась таким рецептом супружеского счастья: в свое время она разбила о голову мужа бутылку водки – и только после этого он испытал катарсиса, нового духовного и морального рождения. Да, это хеппи-энд. Жена теперь ласково рассказывает о повадках своего милого, что он любит есть и какие у него предпочтения, – словно лекцию о хомячков читает. Мужчина излучает тепло, как инфракрасный обогреватель. Так что вся жуткая статистика (70% процентов женщин страдают от насилия в браках), с которой начиналась программа, змилюеться в неизвестность, как и попытки выяснить, почему в Украине стремительно растет количество разводов (об этом вопрос ведущая как-то вообще забыла.
    Таких жизненных историй можно насобирать по два ведра в каждом подъезде – это типичный эмульгатор, который оставляет ощущение наполненности программы, и не больше. Впрочем, есть еще финал. Красноречивый и метафорический, как роль Красной Шапочки и как уже упоминавшееся таинство начала программы. Вот шагает пара молодоженов. Они прохожу ведущую, которая тем временем произносит глубинную сентенцию о том, что не стоит спешить с женитьбой, и мы видим: жених (убить его?) Держит за спиной руки в боксерской перчатки.
    течение многих лет наблюдения за социальными расследованиями на отечественном телевидении у меня сформировался один рефлекс. Если в программе пытаются поднять такие темы, как родители и дети, мужская проституция, курортные опасности (а именно об этом шла речь в предыдущих выпусках На грани), раздается первое штормовое предупреждение. Мне трудно представить современного атлета журналистики, который мог бы поднять такой вес. А вот неудачных попыток (когда атлеты подходят к штанге, рассказывают пару анекдотов и убегают за кулисы – пруд пруди. Вспомнить хотя бы изнурительные тренировки Василия Илащука на Первом национальном в проекте Отцы и дети: несмотря на регулярное лупання этой тематической скалы, зритель каждый раз получал практически то же, что и в программе На грани. То есть, ряд историй (с комментариями и советами), на фундаменте которых никогда не удавалось свести хоть лачугу тех обобщений, которые могли бы охарактеризовать сегодняшнюю специфику вечного конфликта. Правду говоря, я вообще не верю, что журналистика способна на такие титанические усилия.
    Что происходит на границе и где она? – Об этом в программе На границе не идет. Взять хотя бы выпуск о родителей и детей (6 сентября в 18:30). Три сюжета: в первой – мамаша выгоняет детей на улицу, во втором – дети выгоняют мамашу на улицу, а в третьих (внимание, хеппи-энд) – восемь человек уживаются в одной квартире и горя не знают. Прабабушка поет казацкие песни и радуется, что может забавлять правнука. Но даже Тургенев (убить его?) Сломал бы от разочарования свое перо, если бы такое увидел. Это же совсем из другого романа, Воланд бы его забрали.
    Я не против таких якобы банальных (к сожалению) историй – двух одинаковых историй вообще не бывает. Но я категорически не понимаю, зачем использовать эти истории как очередную возможность ошеломить мир заключением о том, насколько важно взаимопонимание с родителями.
    Впрочем, забыл о самом главном – финал, в котором Кристина Бондаренко поднимается по лестнице, пытается сформулировать основы православной веры и понемногу стареет в кадре, как и не снилось Насте Приходько (пусть ее гримеры покусают себя пяти). Такой неожиданный трэш (да еще и в социальном расследовании) быстро ликвидирует все предыдущее ощущение наполненности и доводит до состояния блаженной невесомости, а еще – заставляет вспомнить одержимых стендап репортеров 90-х, которые даже в новостях предпочитали рект к народу, сидя на дереве, по колено в воде, склонившись над жертвой ДТП и т.д. Стендап в новостях тогда обсуждались чаще, чем сами новости, – это было прекрасное время для аномальной телевизионного творчества. Кристина Бондаренко достойно несет этот флаг, земной поклон ей. Да и в котором еще журналистском расследовании (убить его?) Вы увидите ведущую с мужем на шее, который своим животом только портит ей прическу?
    Фото – 5.ua
       

Еще по теме:

У статьи Одержимость стендап 0 комментариев.