«Открытая зона», «За окнами» … Кто следующий?

  Андрей Кокотюха, для «Хроники» Похоже, в новом сезоне социальных проектов на отечественном ТВ станет еще меньше, чем булоУвимкнувшы телевизор вечером 29 июля и переключившись на Первый национальный, сразу наткнулся на коротенький анонс нового фильма Тарантино. Уже сам факт не только того, что на Первом говорят о Тарантино, но и мое искреннее недоумение этим обстоятельством свидетельствует: я нечасто смотрю этот канал. Я не один в своем нежелании смотреть Первый национальный системно, и виновато в этом руководство канала. Имея уникальную возможность выйти за пределы Киева и областных центров и заходить в каждую украинскую хату (Первый канал ловит даже на обычный гвоздь старенький телевизор в глухом селе) – руководство государственного телеканала почему-то упрямо не хочет сосредоточиться на проблемах, которые бы наверняка заинтересовали владельцев этих самых пожилых телевизоров.
    Тарантино – это хорошо. И Рискну предположить: у нас есть кому и где рассказывать людям о Тарантино и другие продвинутые вещи. Тем более, что в деревнях и маленьких городах, где живет потенциальная целевая аудитория Первого национального, информация о дате премьеры последнего фильма этого режиссера не нужна – там нет кинотеатров. Вместо программ формата людям о людях на государственном телевидении заметно недостает.
    В том, что 29 июля в 22.00 в эфир вышла последняя программа цикла Открытая зона, после чего автор и ведущая Наталка Фицич попрощалась со зрителями, Первый национальный не должен. Более того, на канале настаивают на продолжении контракта ЗЗ. Проект закрыт решением продюсерского центра Закрытая зона – за нехватки денег. Наталья Фицич констатирует досадный факт: социальная журналистика и публицистика не вызывают восторга ни со стороны спонсоров, ни со стороны телеканалов. И добавляет: раз уже так совпало, то и она за три года существования Открытой зоны устала стоять на месте и стремится развиваться дальше. Хотя так и не понятно, или остался бы этот социальный проект в эфире Первого национального, если бы у него и далее было финансирование …
    Проект не закрывается. Будут продолжать выходить лучшие программы, которые вызвали положительную реакцию у зрителя и создали резонанс, – прокомментировали ТК в пресс-службе НТКУ. Что означает только одно: Первый национальный не знает, чем наполнить слот, в котором выходила Открытая зона и, очевидно, сожалеет о прекращении сотрудничества.
    Почти одновременно с закрытием Открытой зоны, программы из цикла которой ваш автор смотрел несистемного и эпизодически, было объявлено о закрытии еще одного телевизионного проекта социальной ориентации – За окнами, не самых резонансных за последнее время программы собственного производства канала СТБ из категории социально ориентированных. Здесь официальная причина закрытия – отсутствие тем, т.е. исчерпанность социальной проблематике. Такую причину назвал председатель правления телеканала СТБ Владимир Бородянский.
    Итак, закрыто два, на мой взгляд, мощных профессиональных телепроекты, которые касались социальной тематики. И если За окнами ваш автор назвал бы черной социалкою, то Открытую зону – наоборот, белой социалкою. Исчезли сразу оба цвета.
    Приведу пример для иллюстрации своих мыслей. Из последних выпусков той же Открытой зоны меня больше всего зацепил фильм под названием Розрита могилы. Тема – черная археология, одна из любимых для журналистских расследований и таврувань. Если бы за эту тему взялись За окнами, журналисты программы занялись бы гневными разоблачением этих самых расхитителей безымянных могил, для которых нет ничего святого и которые живут в мире чистогану. Тогда как принцип Открытой зоны – искать только позитив даже в тотальном негативе, показывать другой, – извините за пафос, – светлый, життествердний сторону проблемы. Так Розрита могилы – о людях, которые, если можно так выразиться, убирают за черными археологами: занимаются торжественным перезахоронении останков, ищут и находят родственников погибших, соединяющих семьи.
    Или, например, другой фильм Открытой зоны – На бис!, Любительский театр села Козлов на Волыни. Трактористы и доярки ставят украинскую сценическую классику в неотапливаемом и обдертому сельском клубе. Если бы этой темой занялись За окнами, непременно начали бы искать, кто ворует средства, выделенные на отопление клуба, и вообще – кто и что ворует как в селе Козлов, так и в близлежащих селах. У команды Наталки Фицич принципиально иной подход: люди не сдаются и побеждают. Только что пришло в голову: по сути, эти и другие выпуски Открытой зоны показывают то же самое, что и Украина имеет талант! Только не в формате яркого шоу, а в виде спокойного, слишком спокойного как для наших нервно-кризисных времен, документального кино.
    В центре внимания Открытой зоны были обычные граждане Украины, которые живут привычным для себя и немного непривычным для нас с вами жизнью. При этом ни на что не жалуются, хотя и преодолевают трудности. Тот, кто смотрел Открытую зону все три года системно, а не эпизодически, как ваш автор, должен обратить внимание: трудности, которые преодолевают наши люди, не имеющие ничего общего с болезнями, отсутствием денег, наводнениями, пожарами и другими стихийными бедствиями. Украинские трудности – это неотапливаемых клубы, отсутствие горячей воды, неисправная канализация, несовершенные законы, недостаток идей и ценностей, которые бы делали жизнь осмысленным.
    Поэтому герои программ цикла Открытая зона – граждане Украины, которые нашли в своей жизни смысл. И готовы ради этого отказаться от каких-либо благ или смириться с теми неудобствами, которые есть. В частности, автору этих строк трудно, практически невозможно переломить себя и согласиться жить где-то на трипольских холмах в общине, члены которой потребляют только овощи и соевые битки и не видят проблемы в том, что сортир на улице. Хотя Украина – центр Европы, Триполье – центр древней цивилизации, на дворе – третье тысячелетие, а образование в членов общины – в основном выше. Об этих людей рассказывалось в программе небожителей. Самое интересное – это не религиозная община и даже не типичные отшельника: это государство в государстве. Так же, как мини-Сич, заложенная на Буковине мужчинами, которые решили буквально перенять традиции запорожских казаков (Путь воина).
    Мне интересно, почему, раз люди сбились в общину, они отказываются от мяса с рыбой. Неужели отдельно от жестокого большого мира нельзя жить, одновременно потребляя мясо? Мне так же интересно, почему ребята, которые на Буковинской Сечи оттачивает свою боевую мастерство, убеждены: только так они сохраняют честь и победу, веру и патриотизм. А что, человек в инвалидной коляске не может быть сильной, не способна стать доблестными патриотом? Культ физической силы, не подкрепленная хотя бы поверхностно образованием, не всегда безопасный … Однако ответы на эти и другие вопросы Наталка Фицич в открытой зоне не давала. Более того – программа их даже не ставила. И то, что подобные вопросы возникают, уже свидетельствует о востребованности социальных проектов обществом.
    Причем не столько черных, обличительных, с общественными виразкамы и свинцовой мерзость (высказывание Максима Горького) нашей жизни, сколько таких, белых. Где вместо безысходности – надежда. Вместо гуманитарной рыбы для голодного – удочка, которой тот должен научиться пользоваться, чтобы больше никогда не голодать.
    Тем не менее, в новом сезоне на украинском телевидении станет на два социально ориентированных проектах меньше. Нарекания руководства СТБ на отсутствие тем отчасти оправдано: сколько раз можно показывать сумасшедшие, бомжей, которые жеруть собак, лохотронщикив, проституток, наркоманов, взяточников? Чем, скажем, взяточник из Донбасса отличается от взяточника из Львова? Разве одинаковой безнаказанностью …
    И в этом – другая сторона проблемы: не отсутствие темам, а отсутствие результата работы. То есть, даже скандальный репортаж Леси Штогрин из психиатрической больницы, снятый скрытой камерой, ситуации существенно не изменил. Ибо то, что зафиксировала ее камера в больнице под Киевом, наверняка имеет место и в больнице любого другого города. Значит, дело в чем угодно, только не в отсутствии темам, – ведь Критическая точка, Агенты влияния и Восклицательный знак НЕ закрываются. Наоборот, теперь они потеряли, как на меня, главного конкурента. Результат их очорнення действительности будет таким же, то есть никого из виновных наказан не будет. Но нехватка тем руководители упомянутых проектов не говорят. Потому что эти программы работают на совсем другой результат – формат позволяет назвать проблему, и совсем не дает героям сюжетов и зрителям аванса в отношении того, что показали по телевизору – решили вопрос. Тогда как За окнами подобные амбиции мала, но подкрепить эти действительно достойны уважения амбиции можно лишь построив прочнее финансовый фундамент. Такой возможности нет. Поэтому оставлять За окнами в нынешнем виде – значит не развивать его. Поэтому лучше закрыть.
    В этом плане закрытия Открытой зоны как раз из-за недостатка финансирования звучит по меньшей мере, честно. Потому что Украина действительно большая, и благодарных тем – хоть пруд пруди. Правда, для того, чтобы поднимать их, нужно действительно серьезных денег. Ведь снимают здесь не сюжеты, а документальное кино хронометражем 25 минут, эдакий развернутый теленарис. Почему бы СТБ НЕ переформатировать За окнами из черной ориентации в белое? Правильно, это менее благодарно. Зато количество тем сразу начнет зашкалюваты, потому что хороших людей, как доказала Открытая зона, в Украине больше, чем плохих.
    Наконец, вернемся к Первого национального. Кажется, государственному каналу с крупнейшим в стране покрытием все равно, что из эфира исчезает не только социальный проект, а социальный проект, настроен на позитив. Альтернативы не предписано. Более рейтинговый продукт в эфире не появится, потому что Первый национальный может позволить себе вообще не заморачиваться рейтингами. А следовательно, производить тот продукт, который нужен, – опять извините за пафос, – обществу. Соответственно, приоритеты должны быть именно с социальными проектами. Потому что коммерческие каналы, такие, например, как 1 +1, своими социальными танцами для тебя не только потеряют шоу, но и знивелюють социалку.
    Однако вряд ли Первый национальный предложит Открытый зоне вновь открыться. Чтобы не писать далее много предложений, в очередной раз подчеркивая факте, что у нас все не так и через одно место, лучше немножко пофантазую. Скажем, есть у нас Первый деловой, Первый автомобильный, несколько спортивных, несколько музыкальных каналов, даже неофициально Первый политический (это я о 5 канал). Когда и кому придет в голову создать или переформатировать один из существующих каналов под Первый социальный? Где бы нашлось место как черной, так и белой социалци, и где бы она могла уравновешивать друг друга … Ну и совсем уж мечты идиоты: когда спонсоров и телеканалы перестанут интересовать политические программы? Ведь их место с таким же, если не с большим успехом, могли бы занять социальные.
   

Еще по теме:

У статьи «Открытая зона», «За окнами» … Кто следующий? 0 комментариев.