Пощечина за Лину Костенко

Татьяна Вергелес, Западная информационная корпорация Во львовском «Кабинете» классики литературы Кудрявый и Котик в пух и прах разбили «Записки украинского самашедшего» Лины Костенко. Устроили судилище, с хохотом и эпатажем. Бывший чиновник управлений культуры, а ныне писатель Кудрявый был в «героизма» наглым. Заявил: «Лина Васильевна змаразнила». И никто не дал ему пощечину Знаю, что несколько моих знакомых пошли на это обсуждение, не прочитав романа. А сколько их таких было в Кабинете?
Очевидно, много. Потому что никто не остановил Кучерявого, забросивший Лине Костенко ксенофобию, гомофобию и сексизм. Это грубая ложь, в худшем случае – на заказ, в лучшем – симптомы раннего маразма Кучерявого, на которого, к слову, можно подать в суд за дискриминацию по возрасту. Никаких фобий, СИЗМ в романе нет! Не надо собственные комплексы приписывать Лине Костенко. Есть исповедание общечеловеческих ценностей. Есть страх за нашу хрупкую планету. Есть большая боль за Украину и украинскую семью, которым грозит духовный Чернобыль. И Украине, и украинская семья стоят на бешеных ветрах, незащищенные от шовинизма, продажности всего и вся, доведенных до абсурда крайностей (с одной стороны, феминизма, мужоненависництва, с другой – попытка затюкаты женщину). Феминизм Лины Костенко – без психологических ошибок и глупого эпатажа. Это не два ряда зубов феминизма Оксаны Забужко.
Мне, кстати, интересно отгадывать ход Лины Костенко – сделать главным героем мужа. А почему бы это не шаг к взаимопониманию и примирению между Мужчиной и Женщиной? Не судить, не уничтожать, а влезть в шкуру того, кто является твоей парой, побыть ним, понять друг друга, простить, поддержать … В романе есть прекрасные слова: На этой земле главное набутися вместе. Набутися вместе.
Очевидно, это размазывание Костенко в Кабинете очень понравится властям. Лина Костенко мобилизует народ, а кабинетные критики розмобилизовують, зациклюючы внимание исключительно на таких мелочах: похож герой на программиста или не похож, чьими устами он говорит – Костенко или программиста. Да какая нам, к черту, разница?
Еще один уклон в критике романа. Некоторые СМИ проанализировали роман с высоты своей партийной табуретки: и подборка новостей устарела, и пессимистично, и не актуально, и четкого ориентира нет. И Ющенко не стерла с лица земли, и о Тимошенко хоть и благосклонно написала, но без восторга, без фанатизма. И патриотам, сползают в водевиль досталось. Удивляюсь, как Лину Костенко пор не заклеймили кличкой Протывсих?
А что, пнув большого – и самоствердився, подрос. Кто пишет аналитическую статью, оглядываясь на партийную принадлежность своего шефа, кто-то на власть, кто-то на свою литературную тусовку. А поскольку Лина Костенко ни на кого не оглядывается, то и скубтимуть со всех сторон. Поэтому совет для читателей: не слушайте никого (особенно политиков и писателей). Просто читайте. Небольшими порциями. Записки … не стоит глотать. Потому что если быстро читать – они грузят негативом. Хотя это правда – газеты забомбилы сознание. Мы птицы информационного пространства. Кроме у нас нет. А этот такой загазованный и утки летают, – говорит главный герой.
Записки … – Другая высота, чем та партийная или литературно-тусовочная табуретка. В обыватели, кухонном диссиденте просыпается гражданин. Герой начинал с мук совести на кухне, а закончил – Майданом.
Роман напоминает нам, какими мы были в то время. И это важно сегодня, именно сегодня, вспомнить, какими мы были тогда. Ведь работу не сделано, счастья, добра, любви в Украине не прибавилось.
свое время, уже после Оранжевой революции, год 2005-й, имела несколько длительных разговоров по телефону с Линой Васильевной. На интервью, тем более на политические темы, она не соглашалась. Охотно говорила только о своих экспедициях в Чернобыльскую зону. Хотелось слышать, что она думает, поскольку уже тогда все пошло у победителей не так. Она не торопилась судить. Но чувствовалось, что ей больно все происходящее. Имела ли она тогда издать свой острый роман? Это была бы журналистика, блогерство. Сегодня написал в газету так, а завтра продиктовал новый взгляд и новые правки в оценках. Ошибка воспринимать Записки украинского самашедшего каксредство для пропаганды (очень удивил таким упреком Виктор Неборак, но это предмет долгой дискуссии). Книгу надо откладывать, думать и снова приступать к чтению, не слушая заранее о впечатлениях тех, кто уже прочитал. Дочитать до последней точки, к словам Вот и наступил на День Гнева. Линию обороны держат живы. И тогда хорошо подумать. Что это? Видимо, диагноз обществу, государству, миру и предостережение, послание в будущее. Послание Тинейджерам (так зовут одного из героев), которые приходят на смену шестидесятникам и программистам. Помним, что читаем Лину Костенко. А не продан перепродан во всякие власти, ордена и медали литературный товар. Она никогда не ела с руки власти. Поэтому все и бросились покупать ее политический роман. Ибо она может раздражать, но не лгать. Ни Кудрявому, ни Котик, уверена, такой масштаб не светит. Не успеют оглянуться, как будут вчерашними.
Записки украинского самашедшего – актуальны. И это признак стоимостной литературы. Как актуальный Николай Васильевич Гоголь, которому обращается Лина Костенко. Эта актуальность самашедшего – горько и больно. Потому что изменилось? Украина – это резервация для украинском. Ни один украинский не чувствует своей, в государстве. Он тут чужой самим фактом употребления своего языка. Голова Гонгадзе. Увязшие в землю кресты кладбищ Чернобыля. Объятия Москвы под гармонь пятой колонны, информационная интоксикация, буйство посредственности, выезд молодежи за границу … Нацию запрограммировали на тупик. Эту программу надо ломать. Не потому главный герой – программист. Ибо кто имеет сломать ту программу? И в романе есть надежда, она есть. Вот хотя бы откройте страницу 160-ю …
Этот роман – хирургическое вмешательство в заспанные души украинский. Нам не хочется боли, нам поет колыбельную баритон (тот, кто читал, знает, о чем я). Нам дискомфортно с этим сумасшедшего. А здесь нас будит Лина Костенко – чтобы мы проснулись, пока не потеряли государственность.
Это позывные и для тех, кто у власти: был вчера, сегодня и будет завтра. Не поздно измениться и все изменить.
Роман – честный летопись событий на мостике из одного в другое тысячелетие, Диариуш человечества за этот период. И в этом промежутке есть место украинский Майдана 2004 года. Это время заслуживал осмысления именно такого Мастера, как Лина Костенко.
И в литературном, и в смысле общественного звучания Записки украинского сумасшедшего – это успех.
Татьяна Вергелес, Западная информационная корпорация
Фото – http://zik.com.ua

Еще по теме:

У статьи Пощечина за Лину Костенко 0 комментариев.