Прекрасный новый мир. С доступом к сети

Якуб Парусинський, «День» Опасности и перспективы свободы слова в интернетиПравду говоря, большинство из нас не осознает, насколько сеть влияет на нашу жизнь или насколько она изменилась за недолгое время своего существования. Скорость и глубина этих изменений как раз и подсказали Google провести совместно с Центральным европейским университетом международную конференцию под названием Свободный интернет-2010: Перспективы и опасности свободы слова в сети в Будапеште.
Конференция свела вместе многих ведущих специалистов мирового уровня в области новых средств массовой информации, прав человека и политических трансформаций, а также журналистов, блоѓерив, активистов, диссидентов, политиков и бизнесменов. Несколько тревожили меры безопасности во время проведения конференции: многие участники прибыли из авторитарных стран и тем самым рисковали нарваться на крупные неприятности, если бы стало известно об их участии в конференции. Было запрещено фотографировать без предварительного согласия лица, а значительные отрезки дискуссий проводились в режиме без камеры (некоторые части обсуждения транслировались в онлайне). Кроме того, особо деликатные вопросы дискутировались по правилам Чатем-Хаус: можно было называть темы, которые обсуждались на встрече, не указывая, кто именно что говорил.
В кандалах
целом радоваться нечем. Масаси Крит-Нишигата, член Гражданской лаборатории (Citizen Lab) при Институте глобальных дел имени Питера Мунка, университет г. Торонто, объяснил, как за последнее десятилетие распространилась цензура в интернете: Если в 2002 г. мы знали, что три-четыре страны занимаются проверкой информации в Интернете, то 2007 году их количество возросло до 26-ти. Сейчас почти 40 стран во всем мире фильтруют интернет-контент (то, что доступно их гражданам. Они по-разному объясняют свои мотивы: безопасность, мораль, деликатные вопросы религиозного характера или культурные факторы.
Далее Крит-Нишигата объяснил, что это привело к параллельному феномена, когда чуть ли не в геометрической прогрессии растет применение всевозможных уловок вроде программ и приемов, которые помогают обойти официальные рогатки.
Этот феномен действительно распространился по всему миру. Йеменец Валид аль-Саккаф, который на данный момент проживает в Швеции, рассказал, как он установил на своем сайте программу для заключения новостей как из оппозиционных, так и из проправительственных сайтов. Когда число посетителей сайта резко подскочило, власть обратила на это внимание и решила закрыть его. На все вопросы относительно этого чиновники избегали прямого ответа и прибегали к отговорок, сбрасывая вину на сервер или соединения.
Вместо того чтобы подчиниться, аль-Саккаф пошел в наступление: создал сайт с ссылками на все запрещенные йеменского сайты, а также разрабатывал новаторские приемы для того, чтобы обойти блокировку.
Валиду аль-Саккафу повезло: его самого не трогали. Но не всем велось так хорошо. Иранский блоѓер Мегди Сагархиз рассказал историю своего отца Исы Сагархиза, бывшего журналиста и экс-руководителя пресс-службы министерства культуры. Иранские власти следила за ним и обнаружила, что он пользовался технологией, которую продавала Nokia Siemens (его семья сейчас судится с этой компанией). В прошлом году Мегди распространил на Твиттере информацию об аресте отца и о том, что за время пребывания в тюрьме ему сломали несколько ребер. Это вызвало давление со стороны международной общественности, и в итоге иранскому правительству пришлось признать свою неправоту (хотя господина Сагархиза они не выпустили). За три дня до ареста Иса Сагархиз сказал немецкому изданию Шпиѓель, что он скрывается и включает мобильный телефон только на час в день. То, что иранские власти смогла использовать этот час и отследить его, – ужасное свидетельство того, в какие времена мы живем. Между прочим, специалисты почти единодушны в том, что новые смартфоны и 3G-телефоны гораздо более рискованные в плане личной безопасности за любые устройства, использовавшиеся до них.
Сила ради демократизации?
На второй день дискуссия сосредоточилась на одном из важнейших вопросов XXI века: или интернет есть и будет средством демократизации? Чтобы опровергнуть этот тезис, на которую так полагались немалоспециалистов и активистов, организаторы конференции пригласили реалиста-тяжеловеса Евгения Морозова, уроженца Беларуси, постоянного корреспондента журнала Foreign Policy и научного сотрудник Джорджтаунского университета.
Морозов выдвинул собственный тезис о том, что интернет – отнюдь не средство для политических преобразований. Он пояснил, что на интернет можно смотреть двояко: как на автономную силу, изменяет окружение, где мы все действуем: правительства, журналисты, диссиденты и т.д. – и как на средство воздействия.
Он также отметил, что вместо приписывать интернета какие конкретные цели, мы должны концентрироваться на тех разнообразных силах, которые определяют его применение, и только тогда уже прогнозировать его возможное влияние. Эти силы – религия, культура, национализм и другие. Чтобы понять их важность, просто представим себе следующее: запрет нацистских сайтов, возможно, никого не будет возмущать в наших краях, поскольку не противоречит нашим основным ценностям. В то же время запрет атеистических сайтов, пропагандирующих применения логики, в какой-либо фундаменталистский стране будет восприниматься уже не столь толерантно.
В ответ активисты вспомнили множество историй о том, как наличие средств на базе интернета позволяла им общаться между собой, распространять информацию в своих группах и наружу. Мегди указал на влияние этих средств на политику крупных компаний. CNN сначала отказывалась использовать его видеозаписи, ссылаясь на законы об авторском праве; но в течение трех суток с момента убийства Неды Ага-Солтан (а видео, на котором случайно был снят момент, когда девушку застрелили, вызвало массовые демонстрации в Иране 2009 г.) компания начала принимать видеозаписи со всего мира.
Впрочем, Морозов легко опроверг этот аргумент. Он согласился с тем, что да, интернет может быть полезным на микроуровне, но на макроуровне он не имеет влияния на мировую политику. Кроме того, интернет дает много козырей в руки диктаторам и на микроуровне также, что, возможно, сводит на нет его преимущества.
В этом Морозов, бесспорно, был прав: авторитарные режимы во всем мире уже научились пользоваться средствами (которые обычно продают западные компании) для слежения и наблюдения за деятельностью граждан. В отдельных случаях дефектное программное обеспечение в руках диссидентов их и подводит. Самый известный здесь пример – Haystack, разрекламированный и щедро профинансирован проект, который имел целью скрыть пользователя при доступе к запрещенному контенту, как иголку в стоге сена. Как оказалось, программа была написана настолько неудачно, что практически дала власти в руки магнит, которым можно было найти мятежные иглы.
Но даже и без таких сложных технологий деспотия может легко манипулировать пользователями интернета через т.н. аstroturfing, подавления – технологию, основывается на оплате услуг многих подкупленных фальшивых активистов на форумах, которые поливают грязью настоящих инакомыслящих и распространяют проправительственные идеи. Самая известная в этом плане пресловутая китайская 50-центовая армия: люди, которым якобы платили по 50 американских центов за каждый пост в блоѓах.
Бывший союз берет свое
полуавторитарные страны из числа бывших советских республик, как и откровенные диктатуры, отстают от стран третьего мира в плане новейших технологий и способов ограничить гражданские свободы. Всего страны этого региона продолжают пользоваться дедовскими методами: запугивают и убивают журналистов, отзывают лицензии на трансляции, устраивают показательные судилища, преследуют специалистов и ученых.
До недавнего бы Россия была крупнейшим исключением: Кремль следит за активистами в цифровых сетях и эффективно использует проправительственных блоѓерив, создав то, что Морозов называет спинтернет (от англ. Spindoctoring-пропаганда с целью создания выгодного для заказчика положительного или отрицательного имиджа определенного лица или организации и интернет – Авт.) Впрочем, похоже, что страны СНГ решили наверстать упущенное время.
В июле 2009 г. Азербайджан шокировал весь мир, когда там бросили в тюрьму так называемых блоѓерив-ослов. После покупки руководством страны двух ослов по 41 тыс. долларов за каждого два активистаопубликовали в сети забавное видео, в котором осел перечислял все блага, которыми ишаки могут пользоваться в Азербайджане. Аднана Хаджизаде и Эмина Милли судили по обвинениям в хулиганстве – после того, как обоих жестоко избили в бакинском ресторане. Оба получили соответственно 24 и 30 месяцев заключения. Это стало настоящим шоком для местных блоѓерив.
Они и блоѓерамы настоящими не были, один был типа сыном лидера оппозиции, а второй занимался каким бизнесом, – говорит Шагин, известный в Азербайджане блоѓер, – они даже не были членами нашей группы. В Азербайджане мало политических блоѓерив, и мы все регулярно встречаемся.
На вопрос, он боится каких преследований, Шагин стоически ответил: Да нет. Я пишу под собственным именем, меня любой может найти. Тем не менее, он согласился, что действия против Аднана и Эмина могут быть предвестниками худших времен.
недавнего времени киберпространство Украине был относительно свободным и безопасным местом. Похоже, что сейчас все меняется. 17 сентября Артема Фурманюка, редактора новостного сайта Протест, который пишет о коррупции и злоупотребления властью в Донецкой, избили милиционеры. И хотя нападения на журналистов в этом регионе не новость (на Геннадия Березовского, главу местной союза журналистов, напали 12 сентября), этот случай особый, ведь мишенью преступления стал создатель интернет-контента.
21 сентября Константин Алексеенко, редактор запорожского сайта Забор, пожаловался Хронике на увеличение на него давления, вплоть до хакерских атак с целью удаления нежелательного контента. Но власть давит не только на блоѓерив и новые фигуры в медийном пространстве – под угрозой оказалась целостность всей системы.
22 октября 2009 Верховная Рада проголосовала за закон под номером 327, который включает положения об ограничении свободы в интернете и позволяет провайдерам следить за пользователями и перекрывать доступ к определенным веб-сайтов. Этот закон можно было до некоторой степени оправдать последствиями скандала в лагере Артек и привычными аргументами против распространения порнографии. Тем не менее, нетрудно представить, как его можно применить, чтобы закрыть рот оппозиции.
Мрачное будущее
Крупнейшие компании, которые имеют влияние на развитие интернета, в свое время клялись делать все возможное, чтобы обеспечить услугами пользователей по всему миру и в то же время избегать конфликтов с любыми правительствами, что могло бы привести к полной изоляции граждан соответствующих государств. Это само по себе тяжелое и морально неоднозначное задание. Тем не менее, Дэвид Драммонд, вице-президент компании Google, пообещал в будущем еще теснее сотрудничать с общественными активистами и призвал вносить все возможные предложения относительно наиболее уязвимых мест в работе Google: нарушений конфиденциальности, связанных с программами на базе Google, рисков, связанных с хранением информации о добрую половину планеты, уступок деспотическим режимам и, наконец, рост монопольного положения компании.
Таким образом компания пытается сохранять верность своему лозунгу Не навреди. Доказательство честных намерений Google появился вскоре после выступления Драммонда, во время презентации новейшего сервиса компании под названием Transparency Report, который отмечает, когда правительство данной страны просит удалить интернет-контент, и как часто эти просьбы удовлетворяют (этот сервис можно найти по адресу http : / / www.google.com / transparencyreport – Авт.)
Итак, Google произошла сравнительно легко, а некоторые из более противоречивых ее ходов просто проигнорировали. Наоборот, Ричард Аллан, директор Европейского отделения по связям с общественностью компании Facebook столкнулся с откровенной враждебностью. На него набросились с упреками диссиденты из Сирии, Туниса, Ирана и Пакистана – за то, что Facebook не смог сохранить конфиденциальность их личной информации, а также за то, что пошел на уступки авторитарным режимам. Одна из главных проблем, о которых шла речь, была связана с запретом Facebook в Пакистане после создания неоднозначной группы под названием Everybody Draw Mohammed Day – Общий день рисования Магомета, которая поддерживала датские карикатуры, оскорбительные для мусульман.
На это Аллан ответил, что проблема заключалась в том, что пакистанские власти заблокировала весь сервис, абсолютнооставив компанию. Он доказывал, что Facebook постоянно пытается совершенствовать свою работу и вести переговоры с любыми правительствами относительно требований удалить или заблокировать контент – но только после выдачи соответствующего постановления суда.
Однако цензура старых или новых СМИ, и даже не нападения на конкретных активистов представляют главную угрозу демократизаторской потенциала интернета. Успех Великой китайской информационной стены (Great Firewall of China), как и подобных систем в других странах, состоит в том, что поиск запрещенной информации становится чрезвычайно трудной, а значит неинтересной для большинства делом. По остальным следить уже легче – с помощью соответствующего программного обеспечения (или благодаря коварным программам вроде Haystack) – поскольку их активность в сети становится заметной. Наконец оказывается, что наибольшую угрозу для демократизации составляет потеря интереса. К сожалению, в мире есть много стран с относительно свободным доступом к информации, которые, впрочем, не проявляют серьезного желания освободиться от оков.
Во время дискуссии Морозов отметил, что даже при высочайшего уровня охвата широкополосной связью и наличия собственного iPadьа у каждого члена общества изменения еще не гарантировано. И действительно, без воли к изменениям среди широкой общественности не будет никаких политических трансформаций. Предоставляя информацию об истинном положении дел в стране (то, что обычно скрывают рядовые бюрократы в авторитарных режимах) и подгоняя развитие экономики в данной стране, интернет фактически может осовременить диктаторский режим, не подвергая его политической либерализации. Более того, он предоставляет намного больше инструментов для фильтрации и выявления настоящих нарушителей спокойствия, и таким образом точнее направляет направление репрессий. Вместо того чтобы помогать активистам, он становится их проклятием.
Мы живем в мире динамичного технологического прогресса, который может во многом облегчить наш быт. Однако не стоит ожидать спасения с этой стороны.
Якуб Парусинський, День
Рисунок – Анатолий Казанский, День

Еще по теме:

У статьи Прекрасный новый мир. С доступом к сети 0 комментариев.

 

Blocked/Доступ ограничен

IP-адрес данного ресурса заблокирован в соответствии с действующим законодательством.

195.22.26.24816.04.201827-31-2018/Ид2971-18Генпрокуратура

Доступ к информационному ресурсу ограничен на основании Федерального закона от 27 июля 2006 г. № 149-ФЗ "Об информации, информационных технологиях и о защите информации".

Если Вы считаете, что включение ip-адреса нужного Вам интернет-ресурса в "Единый реестр..." или "Реестр доменных имен..." произошло по ошибке, или оно нарушает Ваши законные права, пожалуйста, обращайтесь непосредственно к уполномоченному органу по координатам на интернет-сайте реестра.

Перейти на сайт
Универсального сервиса проверки ограничения доступа к сайтам или страницам сайтов сети "Интернет"