Принципиальная беспринципность «четвертой власти»

Сергей Грабовский, для «Хроники» Столько было сказано слов о необходимости теледебатов как непременной составляющей современной демократии, столько публичных призывов к «уважаемого Виктора Федоровича», а результат? Виктор Янукович свое время заочно окончил техникум, потом институт (кстати, неизвестно какой именно: местные жители утверждают, что профессия, который он якобы приобрел, отсутствует в перечне специальностей, что дает законченный им институт). Докторскую диссертацию он также готовил заочно, без отрыва от основных занятий. И вот теперь нам продемонстрирован апофеоз (или, точнее, апофигей, если воспользоваться словечком популярного российского писателя, хотя и не Чехова) этой заочности-наглядности: заочные теледебаты.
Впрочем, разве стоит удивляться? Потому что последовательный, если кто забыл.
Но дело не в В.Ф. И даже не в массовом избирателю, который, очевидно, считает все эти заочные вещи нормой для главы государства. Так же заочно, пожалуй, будет вести новый президент переговоры с западными лидерами, так же заочно ездить на международные форумы и так же заочно подписывать законодательные акты. Но разве к этому привыкать публике с советской ментальностью? В конце концов, мог же Л.И. Брежнев, как утверждал популярный даже среди тогдашних гебистов анекдот, проводить заседания политбюро, не приходя в сознание. Чем хуже гордый сын Донбасса за не менее гордого орла гнезда Днепропетровского?
Дело в другом. А именно – в той публике, которую зовут и которая сама себе зовет украинскими журналистами (или, может, журналистами Украины).
ОК. Столько было сказано слов о необходимости теледебатов как непременной составляющей современной демократии, столько публичных призывов к уважаемого Виктора Федоровича прийти на эти дебаты прозвучало, столько усилий было потрачено на то, чтобы собрать под этими призывами подписи достойных людей, а результат? Он описывается словами, которые так любит употреблять (и в большинстве своем абсолютно точно) Татьяна Коробова. Самый мягкий и найлитературнишимы из них является, пожалуй, вот, … …, Эти … нас … опять поимели.
Но что интересно: в результате этого публичного поимения определенная часть подписантов заявления-призыва к уважаемого В.Ф. и дальше продолжает публично рассуждать о том, что, мол, все они одинаковы.
Так что, это обращение – это такой себе шутка, что не имеет под собой реальной почвы? Это просто ритуальное бла-бла-бла, отнюдь не связано с настоящими убеждениями авторов этого обращения и тех, кто его поддержал? Это жест, направленный на выступления широкой аудитории – мол, и у нас в Украине есть независимая журналистика, исповедующего какие принципы?
ли это серьезно?
А если серьезно, то следует признать: они не одинаковы, и вы это ощутили на себе.
Я прекрасно понимаю, что Лев Троцкий или Бенито Муссолини также пришли бы на теледебаты, более того – убедительно выиграли их у абсолютного большинства оппонентов, и это отнюдь не гарантировало бы высоких моральных качеств упомянутых политиков. Но, с другой стороны, зная о таких возможностях этих политиков-популистов, их оппоненты вынуждены были бы наступить на горло собственной песне, сократить расходы на свои прихоти и уступить место (в том числе и на теледебатах) деятелям типа Уинстона Черчилля …
Но это, конечно, гипотетические утверждения. А вот что совсем не гипотетическое – так это утверждение, что они не одинаковы, а значит это следует публично признать. По крайней мере, по вопросу, которое непосредственно связано с сутью современной демократии и свободы слова.
Этого, к сожалению, во многих случаях не слышно и не видно. А стоило бы подтвердить наличие определенных принципов. В самих себя. Ведь как же требовать от власти быть последовательной и принципиальной, если ты сам непоследовательный?
Не слышно и не видно публичной реакции журналистского сообщества и по поводу другого, не менее важное – а, возможно, и более важное – выявить, что произошло вечером 1 февраля.
Все, думаю, помнят, что после отказа принять участие в теледебатах (если верить ведущему этой программы, Виктор Янукович так и не опустился до того, чтобы проинформировать Первый национальный о своем решении) председатель Партии регионов появился на ICTV в программе с безграмотным названием Лучший кандидат. И хорошо, если бы сам. Нет, там было определенное число той братии, что сделала (в основном во времена свободы слова имени Л. Д. Кучмы) незаурядную карьеру. Плюс клакеры, которые в надлежащих местах начинали громко аплодировать (смело пишуклакеры, ведь если бы там представлена согласно настроений Украина, мы слышали бы не менее громкий свист и смех, особенно когда кандидат в президенты говорил нечто вроде: кризис надо было встречать букетами). Но дело не в том, какие слова в который раз уже перепутал В. Ф. Янукович, а в реакции журналистского сообщества на факт активной деятельности своих коллег, для которых демократия, свобода слова и честная публичная политика – ничто по сравнению с какими-то другими, возможно, очень драгоценными ценностями.
Реакция, между тем (или я чего-то не заметил?), – нулевая. Или близка к нулю.
А теперь вопрос на закуску: да какая власть у нас наиболее беспринципна и непоследовательна, – первая, вторая, третья, или все-таки любимая четвёртый?
Фото – www.umoloda.kiev.ua

Еще по теме:

У статьи Принципиальная беспринципность «четвертой власти» 0 комментариев.