Публичная информация: в доступе отказано?

Иван Красиков, «Украинская правда» В течение последнего месяца власть в Украине проявляет завидную склонность к демонстрации прозрачности и стремительный рост заинтересованности в участии широких кругов общественности в государственных делах Администриция президента ангажирует, казалось, нонконформистское настроенных журналистов и общественных активистов.
Правительство прислушивается к советам оппозиционного депутата Андрея Шевченко, представителей аналитических центров и правозащитных организаций и утверждает план организации подготовки проектов актов, необходимых для реализации закона О доступе к публичной информации.
Парламент ускоряет процесс утверждения антикоррупционного законодательства, что должен сделать реализацию права гражданина на доступ к информации и права на участие в управлении государством более результативными.
Но не имеем ли мы дело с очередной имитацией эффективного менеджмента для улучшения жизни уже сегодня?
Доступ к информации, в частности, к публичной информации, является основной формой воплощения главного принципа либеральной демократии: права человека определять свою судьбу по собственному усмотрению.
Публичная политика и ее субъекты, политики и группы влияния, способные выполнять свою основную функцию – ориентации в реальности – только в социальном пространстве, где каждый имеет полноценное и разумно ограниченный доступ к информации. Иначе они, политики и группы влияния, никому не нужны.
Политики и избиратели – это разные полюса, разные континенты, между которыми непреодолимый океан. Их измерение – не сотрудничество и развитие. Их измерение – вражда и разрушение.
Надо признать: демократический политический режим в Украине никогда не существовал.
После оранжевой революции государство пять лет функционировала в режиме так называемой квазидемократии – режима, где при достаточном уровне соблюдения прав и свобод, политики и группы влияния является неподотчетен гражданам, и работают ради собственной пользы, по определению Ларри Даймонда.
Впрочем, квазидемократии имеет все шансы дорасти до демократии, так соблюдения прав человека благоприятно повлияет на рост политической культуры и повышения эффективности социального взаимодействия. Украина этих шансов не получила / не использовала и покатилась вниз – до уровня псевдодемократии.
По тем же Даймондом, псевдодемократия – режим, где господствует одна политическая сила, представители которой делают все для уничтожения любой конкуренции. Впрочем, эта партия-гегемон способна терпеть оппозицию и проявления общественной активности. А это может создать условия для возвращения к квазидемократии.
В январе текущего года, когда ВР утвердила новые информационные законы, казалось, что это возвращение возможно. Но детальный анализ законов наводил на другие мысли.
Власть и оппозиция, смогли продвинуть прогрессивные правовые нормы о доступе к информации, то, не увидели очевидные барьеры на пути их реализации. Например, нормы закона О защите персональных данных и специфике их применения чиновниками и судьями.
Этот закон уже используется для ограничения доступа общественности к информации о деятельности власти и ее подотчетности: опираясь на второй пункт 14-й статьи, Днепропетровский окружной админсуд в решении по иску газеты Лица не позволил открыть информацию о том, были наложены взыскания на сотрудников прокуратуры , что небрежно расследовали уголовные дела о автоаварии с участием мажоров, да и, вообще, результаты расследования этих дел.
И возразить данное решение трудно.
Ибо, согласно вышеуказанному закону, распространение персональных данных без согласия субъекта персональных данных или уполномоченного им лица допускается в случаях, определенных законом, и только в интересах национальной безопасности, экономического благосостояния и прав человека.
А пока нет законов, определяющих такие случаи и дефиниции интересы национальной безопасности, экономического благосостояния и прав человека. И даже когда новые информационные законы вступят в силу, ситуация не изменится.
Практикующие юристы поймут – норма новых информационных законов о том, что неможет быть ограничен доступ к информации о распоряжении бюджетными средствами, владения, пользования или распоряжения государственным, коммунальным имуществом – судьей районного или специализированного суда, скорее всего, не будет расценена как определенный законом случай, когда персональные данные можно распространять без согласия их субъекта или уполномоченного им лица.
О чиновников или правоохранительных органов, в распоряжении которых находятся эти данные, и говорить нечего.
Последние события в ВР, связанные с утверждением проекта закона Об основах предотвращения и противодействия коррупции, вообще, вызывают сомнение в искренности народных депутатов. Они объединились против принятия базовых правовых норм: определение понятия близкие лица и порядка обнародования информации о доходах, расходах и имуществе и обязательствах финансового характера, в том числе за рубежом, представителей власти и связанных с ними лиц.
Понимая, что предлагаемое определение понятия близкие лица повлияет на развитие бизнес-возможностей широкого круга должностных лиц, народные избранники применили целый ряд методов противодействия.
Председатель фракции ПР в ВР Александр Ефремов апеллировал к пробелам в законодательстве, не позволяющие выполнять этот пункт закона. Но зачем тогда депутаты, вообще, работают?
Представитель президента в парламенте Юрий Мирошниченко сделал вид, что не понимает, к кому относятся слова которые совместно проживают.
А председатель ВР Владимир Литвин в свойственной ему иезуитской манере, предложил исключить из нормы близкие лица: супруги, дети, родители, родные братья и сестры, дед, бабка, внуки, усыновители, усыновленные, а также другие лица, которые совместно проживают, эт Вязаное общим бытом и имеют взаимные права и обязанности с субъектом, указанным в части первой статьи 4 этого закона слова а также.
В таком случае, вне действия законодательства оказывается широкий круг лиц, которые могут способствовать коррупционным деянием представителей власти.
А, учитывая то, что при отсутствии судебной практики, доводить совместное проживание, связь общим бытом и взаимные права и обязанности будет трудно, после принятия данной поправки эта норма, вообще, была здевальвована.
Впрочем, статья, содержащая вышеуказанную норму, была направлена ​​на доработку и будет приниматься в третьем чтении. И, таким образом, ее, возможно, удастся сохранить.
Но, обращая внимание на практику искажения правовых норм в законопроектах во время их редактирования перед передачей на подпись президенту, как будет выглядеть эта норма и, вообще, все нормы антикоррупционного закона, зависит от министра юстиции и президентских юристов. Ибо они будут рекомендовать Виктору Януковичу ставить подпись под данным законом или ветировать его.
Это будет очередная проверка искренности намерений властей.
Хотя уже сейчас антикоррупционные правовые нормы принимаются фактически голосами от 63 до 107 народных депутатов, что само по себе выглядит смешно.
Рассматривается один законопроект, а на подпись президенту уйдет два.
Но, как справедливо, в ходе заседания парламента 15 марта, отметил первый вице-спикер Адам Мартынюк, мы же с вами договорились. Да и регламент не запрещает. Им такая ситуация не предусмотрена.
В любом случае, после подписания Виктором Януковичем антикоррупционных законопроектов, мы получим характерную для авторитарных политических режимов ситуацию противоречия правовых норм о доступе к информации, содержащиеся в различных законах. И применение имеющихся удобными.
Например, новыми информационными законами предусмотрено, что не относятся к информации с ограниченным доступом декларации о доходах лиц и членов их семей, которые: 1) претендуют на занятие или занимают выборную должность в органах власти, 2) занимают должность государственного служащего, служащего органа местного самоуправления первой или второй категории.
Но, государственные служащие, мэры, депутаты, согласно антикоррупционных законопроектов, в случае их подписания президентом, вынуждены будут подавать декларации о доходах, расходах и имуществе и обязательствах финансового характера, в том числе, за рубежом. Форму и содержание таких деклараций должны утвердить нардепы приследующей сессионной неделе.
Да и обнародование таких деклараций предусмотрено не для всех – только для высших должностных лиц, глав местных администраций, советов, мэров и всех их заместителей. Даже депутаты местных советов находятся вне действия этой нормы, не говоря о руководителях государственных и коммунальных предприятий.
Декларация о доходах членов семей – то, вообще, правовая фикция.
Кто является субъектом обнародование такой декларации, ее форма, содержание? К кому, конкретно, надо обращаться чтобы получить данную декларацию? Кто такие члены семей: муж, жена, дети, совместно они должны проживать, или должны быть связаны общим бытом и имеют взаимные права и обязанности с субъектом? Украинское законодательство и судебная практика не дают четких ответов на эти вопросы.
То имеем очередную мертвую правовую норму?
А как насчет информации о распоряжении бюджетными средствами, владения, пользования или распоряжения государственным, коммунальным имуществом? Где четкие формулировки и исчерпывающий перечень случаев, когда обнародование или предоставления такой информации может нанести ущерб интересам национальной безопасности, обороны, расследованию или предотвращению преступления? Или все вышеуказанное должно быть отражено в постановлениях правительства и других подзаконных актах?
После того как сработала постановление правительства о формировании общественных советов, на это надеяться не приходится.
Надо признать, что, с точки зрения реализации права на доступ к информации, антикоррупционное законодательство является базовым. Единственный выход, который позволит подтвердить искренность власти относительно обещаний сделать жизнь граждан лучше – унификация правовых норм о доступе к информации.
В антикоррупционных, информационных законах, законодательстве о защите персональных данных – они должны быть одинаково выписаны и сформулированы.
Во-первых, пока еще не поздно, господа Шевченко, Бондаренко, Мирошниченко и все кто продвигал доступ к информации в парламенте, должны подготовить и подать поправки к антикоррупционным законам, где четко предусмотреть обязанность субъектов, указанных в пункте 1, подпункте а) пункта 2 части первой статьи 4 проекта закона Об основах предотвращения и противодействия коррупции и их близких лиц обнародовать декларации о доходах, расходах и имуществе и обязательствах финансового характера, в том числе, за рубежом по информационным запросам граждан.
Во-вторых, внести поправки к антикоррупционным, информационных законов, законодательства о защите персональных данных, установив исчерпывающий перечень случаев, когда разрешается распространение персональных данных без согласия субъекта персональных данных или уполномоченного им лица в интересах национальной безопасности, экономического благосостояния и прав человека .
В-третьих, внести поправки в вышеуказанных законов, установив исчерпывающий перечень случаев, когда обнародование или предоставления информации о распоряжении бюджетными средствами, владения, пользования или распоряжения государственным, коммунальным имуществом, может нанести ущерб интересам национальной безопасности, обороны, расследованию или предотвращению преступления.
И, конечно, не допустить утверждения законопроекта № 7532 О госзакупках, системно противоречит новому антикоррупционном и информационном законодательству.
Иван Красиков, Украинская правда

Еще по теме:

У статьи Публичная информация: в доступе отказано? 0 комментариев.

 

Blocked/Доступ ограничен

IP-адрес данного ресурса заблокирован в соответствии с действующим законодательством.

195.22.26.24816.04.201827-31-2018/Ид2971-18Генпрокуратура

Доступ к информационному ресурсу ограничен на основании Федерального закона от 27 июля 2006 г. № 149-ФЗ "Об информации, информационных технологиях и о защите информации".

Если Вы считаете, что включение ip-адреса нужного Вам интернет-ресурса в "Единый реестр..." или "Реестр доменных имен..." произошло по ошибке, или оно нарушает Ваши законные права, пожалуйста, обращайтесь непосредственно к уполномоченному органу по координатам на интернет-сайте реестра.

Перейти на сайт
Универсального сервиса проверки ограничения доступа к сайтам или страницам сайтов сети "Интернет"