Рентген. Вся правда о медиа

  «Хроника» М.Б.: Поздравляю! В эфире – совместный проект радио Проминь и общественной организации Хроника – программа Рентген. Всю правду о медиа освещает для вас Марина Бердичевская. Сегодня в студию посетил известный медиаэксперт и медиатренер Игорь Куляс. Приветствую Вас, господин Игорь.
    И.К.: Здравствуйте, Марина.
    М.Б.: Краткая справка о Вас для слушателей. С 1989 года господин Куляс прошел на украинском телевидении путь от репортера до шеф-редактора новостей. В течение 1999-2002 годов был шеф-редактором программы Репортер на Новом канале. Игорь стажировался на таких всемирно известных медиавелетнях, как BBC, Reuters, ITV, CBC, а также работал кризис-менеджером в 20 региональных и общенациональных телекомпаниях. Сейчас он работает тренером-консультантом по телевизионного производства международной общественной организации Интерньюс-Украина. Игорь Куляс создал собственную методику оценки новостей как продукта.
    Сейчас Игорь Куляс осуществляет мониторинг соблюдения журналистских стандартов новостными редакциями 11 ведущих телеканалов страны в рамках совместного проекта общественных организаций Хроника и Институт массовой информации при поддержке проекта В-Медиа международной общественной организации Internews Network.
    Господин Игорь, все правильно? Для начала я хотела бы спросить Вас, какие именно профессиональные стандарты и методы вы считали необходимым взять на вооружение для собственной методики оценивания новостей, когда стажировались в известных всему миру медиакомпания?
    И.К.: Это стандарты, которые были наработаны уже десятилетиями, некоторые веками в мировой журналистике, никаких здесь новинок или открытий нет, это обычные, известные многим журналистам стандарты – оперативность, точность подачи информации, полнота подачи информации, сбалансированность, отделение фактов от комментариев и избежания собственных оценок журналиста, достоверность, простота и доступность информации.
    М.Б.: Мы сегодня будем объяснять слушателям, что такое джинса, ведь не все понимают это слово. Вы могли бы дать простое объяснение, что такое джинса?
    И.К.: Это такой материал, который кем-то оплачен или простимулирован-то образом. В случае с новостной журналистикой джинса может иметь разную природу, и далеко не всегда за нее платят деньги. Это могут быть материалы, служба новостей выдает в эфир не за деньги, а, например, под давлением, потому что всегда любая власть любит, чтобы о ней говорили как о покойнике – или хорошо, или никак.
    М.Б.: Господин Игорь, Вы уже почти четыре месяца подряд оцениваете качество новостного телепродукта ведущих телеканалов. Но это далеко не первый мониторинг, который Вы делаете. В прошлый раз это было накануне Оранжевой революции, в 2003-м и 2004 годах. Вы тогда также оценивали качество новостей. На Ваш взгляд, какой была порок отечественной журналистики тогда и какой она является сейчас? И чем отличается от тогдашнего состояние отечественной журналистики сегодня, он улучшилось или ухудшилось?
    И.К.: К тому времени был гораздо более мощный и централизованный давлении властей на медиа – это с одной стороны, а с другой – к тому времени новостная журналистика была более квалифицированная, чем сегодня. Сегодня и давление меньше. Не то чтобы он был меньше существенно, но не так, как во времена администрации Кучмы; впрочем, и общий уровень украинской новостной журналистики за последние годы упал. Мы видим большое количество продукта, который является неполноценным, некачественным и вообще ложным, не таким, отражающий реальность, очень часто не по причине политического давления или кем-то кому проплаченных денег, а из причин низкого профессионализма самих журналистов.
    М.Б.: А с чем вы связываете такой спад профессионального уровня журналистов? Это просто лень или что-то другое?
    И.К.: Лень – это фактор, который действует во все времена и одинаково. Вопрос, конечно, не в лени самих журналистов, а в той системе, которая была создана в течение последних лет. Мы с вами видели, что убивались крупные ньюзрумы, когда профессиональные люди витискалися, приоритетом считалась не журналистская профессионализм, а преданность конкретным менеджерам. Это очень плохая история для нашей профессии, так как вольнодумство должно быть, только тогда будет качественный продукт, только тогда люди будут чему-то стремиться и будут постоянно чему-то учиться.
    А в течение последних лет вся эта система действовала на многих каналах. Резко упал уровень качества менеджмента и уровень требований к профессиональной качества продукта. Главное, чтобы все говорили то, что надо говорить менеджерам или владельцам.
    М.Б.: То есть, один из основных недостатков – это повальная послушание журналистов? Мы об этом сегодня еще будем говорить. Сейчас я предлагаю нам послушать мнение ведущего публициста Хроники Отара Довженко об основных язвы отечественной журналистики образца 2009 года.
    О.Д.: Наибольшее нарушение – это откровенная, наглая и нахальная джинса, которая появилась так, как это бывает перед выборами. В выпуск новостей вклинивается блок сюжетов, в котором сообщается, что тот или иной кандидат в президенты считает такое-то, призывает к такому-то собирается что-то сделать или поездил на танке, или подоил корову, и эти сообщения сопровождаются видеорядом, синхрон этого кандидата в президенты, то есть это – откровенно заказные сюжеты рекламного характера, это нарушение закона О рекламе, не говоря уже о том, что это – нарушение если не буквы, то духа закона О выборах, потому что фактически ведется политическая агитация до старта избирательной кампании. С одной стороны, игнорируют важные темы, потому что в социалке, в отличие от политики, нет четкой системы координат – что важно, а что неважно. Например, прекрасная новость, которая была пару недель назад – расстройство желудка в пятнадцати солдат президентского полка – это страшно или нет, важная новость или нет? Некоторые каналы начали с этого свои выпуски новостей – что пятнадцать солдат президентского полка, извините, сидят на унитазе, они не умерли, просто какая дизентерия. Мне кажется, что в этом случае нет четкой системы координат.
    М.Б.: Отар Довженко привел один из самых ярких примеров той абсурдной ситуации, когда вместо того, чтобы интересоваться жизнью каждого конкретного человека, журналисты настолько сконцентрированы на печерскому холме, как говорила в этой студии директор Института массовой информации Виктория Сюмар, что расстройство желудка в солдат президентского полка становится важнее действительно значимые для всего общества темы, а именно смерть ребенка в Донецкой области в результате плановой вакцинации.
    Господин Игорь, я, как преданный читатель результатов Вашего мониторинга, сформулировала для себя примерно такой диагноз отечественной журналистики.
    Первый симптом для меня – это нежелание или неспособность проверять информацию и ее источники и ссылаться на них, следствием чего становятся такие позорные случаи. Я цитирую Ваш текст: 4 сентября, сообщая о массовом отравлении детей в Джанкое, ни один телеканал не указал источников фактической информации, в частности о количестве отравленных. Логично было бы узнать в местных больницах, но данные, очевидно, собирались где угодно. Поэтому имеем разнобой в цифрах: ICTV указывает, что госпитализированы 126 детей, Новый канал, СТБ, 1 +1 и Украина говорит о 137 детей, Интер и Первый канал – о 144 ребенка, 5-й канал – о 151 ребенка. При этом каналы не указывают, на какую именно час приведены данные.
    Господин Игорь, я уверена, что для любой западной телекомпании подобное просто недопустимо. Или я ошибаюсь?
    И.К.: Там, где я был, конечно, в редакциях чрезвычайно высокие требования к точности любого факта, который приводится, и к перевирености этого факта, достоверности. Наши каналы очень часто не утруждают себя – где-то услышали или взглянули к интернету (дикая вещь, что журналисты считают это источником информации), и все это выдали в эфир, не думая о том, что этот эфир будут смотреть сотни тысяч или миллионы людей . То есть журналист сам не проверил факт, а отдал его миллионам людей. На Западе одного такого прокола достаточно для того, чтобы человека навсегда выбросили из этой профессии, потому что это свидетельствует не об ошибках, а об отношении человека к своей работе.
    М.Б.: Но если бы не ваш мониторинг, этого бы никто не заметил. Ведь зритель не смотрит 5-7 каналов ежедневно, и он не имеет возможности сравнить это. Второй симптом из моего личного диагноза, который я задавала нашей журналистике, читая ваши мониторинги, – это недопустимо и довольно частое игнорирование наиболее значимых социальных тем. Мы уже упоминали в этой студии, что, например, 20 августа телеканал ТВi вообще не сообщил зрителю о тогдашней тему № 1 – смерть ребенка в Донецкой области после плановой вакцинации. Но у нас множество свежих примеров: 2 августа только канал СТБ обратил внимание на обесценение гривны и прогнозы финансистов по этому поводу. Только Новый канал рассказал тот же день, что в стране не хватает бесплатных лекарств Куросурф для детей, которые рождаются недоношенными. Лишь канал Украина рассказал о том, что в городе Снежное закрывают одну из школ, и родители подозревают, что под ней расположен пласт угля, на который кто-то претендует.
    Вместо этого центральные телеканалы сосредоточены на посещении премьер-министром Юлией Тимошенко Ливии – по случаю празднования Муаммаром Каддафи 40-летие собственного пребывания у руля страны, на новом стадионе Донбасс-арена, на том, что вице-спикер парламента Николай Томенко пропагандировал среди школьников здоровый образ жизни …
    Господин Игорь, здесь мы вплотную подошли к теме джинсы. Почему, по Вашему мнению, каждый раз, что ближе к выборам, тем меньше социалки в новостях, рассказы о социально значимые события, место которых уверенно занимают рассказы о политике партии? Пока, правда, этих партий несколько.
    И.К.: Когда дело идет к выборам, включаются какие-то признаки болезней, это – истерия. Я бы сказал так: вопрос того, что ньюзрумы не ищут тем, которые интересовали людей, – во-первых, в лени, все-таки. Когда приближаются выборы, здесь еще и включается другой фактор влияния – то давление, которое оказывают на владельцев и менеджеров каналов: обо мне надо рассказывать больше. Это понятно.
    Я приведу вам такой пример из недалекого прошлого, как это может происходить: мы все помним наводнение, которая была в прошлом году. С моей точки зрения, это была тема года вообще для Украины, ничего большего, что преобладало бы это по количеству людей, которых напрямую касалась эта беда, по количеству последствий для огромных регионов, в прошлом году не было. А теперь представьте себе, что в те первые дни, когда страна была по колено, по шею в воде, наши каналы бросили все силы на другую важную тему – на освещение визита Варфоломея в Украину! Я совершенно не сомневаюсь, что эта тема является основной, но наводнение было важнее на голову. Директор региональной телекомпании рассказывал мне историю, которая очень хорошо объясняет, почему так произошло. Он говорил, что когда они звонили на центральный канал (я не буду называть этот канал, потому что это происходило везде, на всех наших крупных каналах) и говорили: У нас тут просто беда. Вот вам материал, а им говорили: Вы успокойтесь, потому что у нас тут Варфоломей. Это, пожалуй, уровень понимания. И большие каналы включились в освещение этой тематики лишь тогда, когда туда поехали наши политики.
    М.Б.: Но это касается не только этой темы, очень часто вообще обращают внимание на события только тогда, когда политики по этому поводу что-то говорят. Вы могли бы привести еще некоторое яркий пример заказных сюжетов за последнее время? Ведь мы с мониторингов видим, что за последний месяц количество джинсы увеличилась просто катастрофически.
    И.К.: Сейчас пошла политическая джинса, понятно, что есть некоторые кандидаты, которые имеют либо влияние или деньги, поэтому в эфире многих каналов появляются некоторые материалы. Пока джинсовым лидером является Юлия Владимировна, и это понятно, потому что она имеет все рычаги влияния на владельцев крупных каналов.
    М.Б.: Вот я по этому поводу хотела бы, чтобы вы прокомментировали одну из последних очень громких событий. В последнем своем тексте, посвященном внезапном изменении идеологической линии подачи новостей телеканалом Интер, Отар Довженко приводит такие данные: 7 сентября, в день объявления об увольнении Анны Безлюдной, генерального продюсера медиагруппы Интер (она 3 года возглавляла канал), с газовыми договоренностями Украины с Россией , за которые канал в течение последнего года жестко критиковал Юлию Тимошенко, вообще не давал ей слова в эфире, а также представителям ее блока, вдруг стало все в порядке. Кроме того, из новостных сюжетов канала вообще исчез Арсений Яценюк, который ранее комментировал почти все события, и даже те, к которым он не имел никакого отношения.
    Я бы хотела, чтобы вы прокомментировали такую внезапную перемену, ведь журналисты Интера говорили, что они не предоставляют слова Юлии Тимошенко и ее представителям, потому что те сами отказываются давать комментарии канала, но 7 сентября все стало наоборот.
    И.К.: Смена власти на Интере – это событие, смысл которой все равно пока трудно как-то оценивать, надо посмотреть, что будет делать руководство. Как предположение, я могу сказать: мне кажется, пока взят просто тайм-аут, новая информационная политика Интера в состоянии развития. От людей с Интера я, например, знаю о том, что с ньюзрумом никто никаких концептуальных разговоров не вел с нового руководства. То есть, не было сказано четко то одно, например, что мы дальше делаем новости так, так и так. Такого не было.
    М.Б.: Но господин Довженко говорит, что из наших неофициальных источников есть такая информация, что просто было дано указание, чтобы Юлии Владимировны было столько же в эфире, как, например, Виктора Януковича.
    И.К.: У меня, к сожалению, такой информации нет, но если это так, то можно предположить, что состоялись определенные договоренности наверху. Канал, на который имеет влияние, в том числе, Россия.
    М.Б.: Но тут есть интересный момент, я бы хотела, чтобы вы прокомментировали. Отар Довженко связывает столь кардинальное изменение настроений журналистов Интера с их готовностью выполнять указания, то есть их послушанием, о которой мы говорили в начале. Чем бы вы это объяснили?
    И.К.: С такой оценкой Отара я согласен на сто процентов. Чем это объясняется? Объясняется очень простой вещью – вытеснено из журналистской пространства большое количество людей, которые были действительно профессиональными. Для всех, кто работает там, внутри системы, является очевидным, что если ты будешь сопротивляться курса руководства, ты просто останешься без работы. Любого человека можно понять, у всех есть семьи, надо что-то есть.
    М.Б.: А еще говорят о том, что журналисты набрали кредитов за те годы, когда не было кризиса.
    И.К.: Ну, конечно, кредитная история стала дополнительным серьезным аргументом для того, чтобы делать так, как говорят.
    М.Б.: То есть, все же есть рыночные рычаги воздействия на журналистов – страх потерять работу, нормальную зарплату, не расплатиться с кредитами. Я предлагаю послушать Отара Довженко, который объясняет новую нашествие джинсы в телеэфире тем, что сейчас людей, которые готовы практиковать способы борьбы с джинсой, просто увольняют.
    А.Д.: Сейчас уже менеджеры умнее, прагматичны, циничны, поэтому на каждом канале есть журналисты, готовые на все, которые все выполняют, а остальным достается криминал, социалка, наружное и внутреннее оценивание. Что касается политического вещания, оно всегда отдается в руки человеку, на которого можно положиться, которая напишет и скажет, и озвучить в эфире то, что нужно. Если послушать то, что говорят Игорь Куляс и Александр Макаренко на своих курсах молодым журналистам, в них есть перечень способов противостояния цензуре, это очень интересный перечень, даже многие пункты из этого перечня имеют своего автора, например, этот способ практиковала Иванна Коберник в эфире и т. д. Сейчас людей, которые готовы практиковать способы борьбы с цензурой, просто увольняют, потому что они не нужны, та самая упомянутая Иванна Коберник конце концов, отказавшись идти в эфире и ставить в свой выпуск джинсу, была освобождена. Много других людей, которые выстояли в 2004 году – почему они выстояли? Потому что их руководители, которые бы они не были подконтрольны и подцензурные, понимали, что эти люди – профессионалы, а профессионализм в то время ценился гораздо больше, чем послушание. Человек мог быть сколько угодно непослушная и непокорная, бороться против цензуры, но если она была профессиональным, то она ценилась и с ней пытались работать, убеждать и все такое. Само собой, что были такие верные солдаты партии, которые все снимали и говорили и так далее, но были и такие. Сейчас такие просто не выживают или оттесняются на маргинес, так как это стало бизнесом.
    М.Б.: Мы послушали мнение ОтараДовженко, ведущего публициста Хроники. Господин Игорь, Вы разрабатывали перечень способов борьбы с цензурой. Какие из способов были бы сегодня самыми действенными? То есть, для тех людей, которые хотят остаться в профессии, но не хотят слушать, хотят быть действительно профессионалами?
    И.К.: Мне трудно сказать им нечто утешительное, потому что дело зашло слишком далеко. Против цензуры в действительности журналисты могут бороться только совместными усилиями, усилия одиночек обречены на провал. Даже если этих одиночек набирается много, мы помним историю с журналистами канала 1 +1, когда этих людей просто освободили в 2004 году, хотя их было немало. Им даже не помогло то, что через некоторое время канал принес извинения зрителям за то, что долго кормил их ложью, но тех людей не возобновили. И этот пример очень плох для всех остальных. Бороться с цензурой внутри канала чрезвычайно трудно, и можно лишь делать какие напивкрокы. Те способы, о которых я говорил, – большинство из них все же предусматривают совместные действия не только репортера или редактора, но и всего ньюзрума. Например, я работал на Новом канале, нам удавалось очень часто выдавать в эфир информацию, которую власть не хотела там слышать, но это были совместные действия, это не означало, что кто-то один идет против системы.
    М.Б.: То есть, пока на улучшение журналистских стандартов в Украине ожидать не приходится?
    И.К.: Есть большая такая ниша, где их можно улучшать, – это вопрос профессионализма работы людей, кто занимается самосовершенствованием, а некоторые нет. Пока что, из того, что я вижу, большинство – нет. Они считают, что лучше делать так, как они делали все время. Повышая уровень своей работы, журналисты будут иметь на что опираться, это, пожалуй, путь.
    М.Б. Путь к этому еще долгое?
    И.К.: Боюсь, что да.
    М.Б.: Я благодарю Вас, господин Игорь, за то, что заглянули к нам в студию. Это была программа Рентген, в гостях у которой был медиаэксперт Игорь Куляс. Всю правду о медиа освещала для вас Марина Бердичевская.
    До новых встреч!
   

Еще по теме:

У статьи Рентген. Вся правда о медиа 0 комментариев.