Резонансные судебные дела и работа журналистов

Ирина Штогрин, «Радио Свобода» Своими оценками ситуации с освещением в СМИ нынешних резонансных судебных процессов в эфире Радио Свобода поделились заместитель главного редактора KyivPost Екатерина Горчинская и журналист Дмитрий Тузов Я не открою ничего нового, если скажу, что этот период в истории Украины войдет, как время резонансных судебных процессов. Их даже нельзя назвать своеобразными гейта, поскольку речь идет о процессах против высокопоставленных: бывшего Премьер-министра Украины и министра внутренних дел Украины. Очевидно, что нынешняя власть в контексте о намерении строить демократическую, европейскую Украину прежде заинтересована в том, чтобы эти процессы производили впечатление справедливых, незаангажированных, если хотите, даже показательных, если бы можно было наблюдать за тем, как происходит судопроизводство, и понимать, что есть логика в этом процессе, что мы можем спивставлятиякись доказательства, мы можем смотреть за тем, каким должен быть судебный процесс. Но на сегодня имеем то, что обвинительные приговоры зачитываются в обоих судебных делах в отсутствие Юрия Луценко и Юлии Тимошенко. Качество работы стороны обвинения оценивают лучшие специалисты. А вот неравенство сторон обвинения и защиты очевидны даже для людей, не имеющих юридического образования. Что касается журналистов, то Лишь напомню, что 6 июля бойцы спецподразделения МВД Беркут ворвались в зал Печерского районного суда в Киеве, где слушалось дело Юлии Тимошенко, применили физическую силу к тем, кто был в коридоре и к журналистам. По информации агентства УНИАН, бойцы Беркута, не разбирая, мужчина или женщина перед ними и не предоставляя каких-либо объяснений, грубо толкали журналистов, вытеснили их из коридора и от зала судебного заседания. Несколько телеканалов имели поврежденные камеры и штативы. Фото и видео этого инцидента разместило, в частности, интернет-издания Хроника. Беркут на крики журналистов не реагировал, как и на заявления, что они своими действиями нарушают как минимум три статьи Уголовного кодекса. Зато беркутовцы рекомендовали обращаться с заявлениями в милицию журналистам, которые считают, что против них совершили противоправные действия. И вчера 14 июля министр внутренних дел Анатолий Могилев заявил, что прокуратура рассмотрит заявления журналистов о неправомерном применении к ним силы милиции в Печерском райсуде Киева. Отвечая на вопрос журналистов, может министр гарантировать, что милиция в дальнейшем не препятствовать журналистам выполнять их служебные обязанности, Могилев заявил, что судебные заседания это не шоу, это определенный уголовно-процессуальным законодательством процесс и милиция обязана выполнять нормы процессуального законодательства, если кто этого не понимает, то это его проблемы. Дмитрий, насколько правы журналисты и насколько правы имеет милиция в этой ситуации? Дмитрий Тузов: Вообще ситуация, которая сейчас сложилась, очень интересна, потому что, во-первых, в стране формируется культура освещения судебных процессов. То, о чем Вы говорили, очень колоритный звук и не менее колоритная картинка, которую наблюдали зрители, и то, что сделали журналисты, это увидела вся страна. Дмитрий ТузовЗнаете, у меня такой пример. Мой восьмилетний сын, когда я вернулся домой, рассказал, что смотрел не сериал, условно, о Симпсонах, а он смотрел судебный процесс. Настолько это захватывающее зрелище было! И если мы получаем предупреждение, вот то, о чем сказал министр внутренних дел Могилев, это своеобразное предупреждение журналистам. Это первое. И второе. Я это тоже расценил, как предупреждение со стороны Елены Бондаренко, которая сказала: ну что ж, на войне, как на войне пули летают, если журналист идет на войну, он должен осознавать то, что он находится в зоне боевых действий. Эти метафорические сравнения говорят о том, что стороны приняли способ диалога между собой такой, знаете, полувоенный. Как говорят французы, на войне, как на войне. Есть и журналисты должны реагировать на эту ситуацию они находятся в зоне боевых действий. Дмитрий Тузов: Есть действительности определенные риски профессии, иногда можно получить по голове, но это не значит, что надо останавливаться. Закон на стороне журналистов в даннойситуации. Так, в действительности определенные риски профессии, так, иногда, простите, получить по голове, но это не значит, что надо останавливаться. Надо выполнять свою функцию и ни в коем случае не бояться того, что ты делаешь, потому что по большому счету закон на стороне журналистов в данной ситуации. Освещать процесс, показывать, максимально объективно это делать, тогда никаких вопросов к журналистам не будет. А страна видит, что происходит. Людям даже не нужно делать какие месседжи и то объяснять, они абсолютно все понимают и все видят. Наша задача все это показать. Вы знаете, за историю существования все же, мне кажется, на всех континентах суд стали воспринимать как место, где война ведется аргументами, доказательствами и свидетельствами, но не такими методами, которые могут привести к тому, что кто-то получит по голове. Катя, а Вы тоже расцениваете эту ситуацию, как войну? Екатерина Горчинская (перевод): Да, конечно, это война. Меня очень поразила эта цитата Могилева, которую Вы озвучили, о том, что проблемы журналистов это их проблемы. Это действительно так и есть. При нынешней власти, я думаю, не стоит удивляться, что такие фразы возникают. Мне, честно говоря, даже удивительно, что журналистам еще удается каким-то образом попасть на эти процессы, и какая часть из этой картинки и звука попадает в эфир, и люди это видят. Это само по себе уже большое достижение. Это достижение всех 20 лет независимости нашей страны Украины. И это также боролись несколько поколений журналистов, согласитесь. Теперь, правда, определенная определенное количество каналов, которые проходят на судебное заседание, но все же мы можем какую частицу видеть, и другие журналисты это видят. Здесь я с Вами согласна. У нас есть телефонный звонок. Слушательница: Я поддерживаю журналистов, желаю им все же безопасного труда и успехов в их труде! И такой вопрос. Сейчас проходит два суда над Тимошенко и над Луценко. Посчитали те убытки, которые они там государству нанесли. Как, по вашему мнению, будут суды проходить над теми, кто подписал эти кабальные соглашения харьковские с Россией? И если будут, то как скоро? Дай вам Бог всего самого лучшего? С журналистов Кассандры, я не знаю, действительно хороши, но, может, кто-то скажет по этому поводу? Дмитрий Тузов: Спасибо за то, что Вы нас поддерживаете! Мое отношение как к харьковским соглашений, так и с подписанными в 2009 году газовых соглашений, откровенно скажу, отрицательное. Если говорить, например, о газовых соглашениях, то я могу предполагать, что в действительности они не являются выгодными для Украины. Это первый момент. Второй момент по харьковских соглашениях. Все стало понятно, хотя бы все было прозрачно и понятно до того, когда выступил Дмитрий Медведев и сказал, что харьковские соглашения мы придумали, сидя у меня на даче. Вы знаете, в какой стране это невозможно! Мы с Екатериной недавно были в Германии. Общались на достаточно высоком уровне с немецкими политиками, с депутатами Бундестага, с президентом Бундестага. В конституции Германии записано такое положение, что даже конституционным большинством нельзя принимать решения, противоречащие государственному суверенитету их страны. То есть, это решение априори является нелегитимным. Оно будет отменено любым нормальным судом, так как они не имели права этого делать. В случае с харьковскими соглашениями, даже не касаясь того, выгодно это было Украины, не выгодно, как они принимались, кто над ними работал, какие эксперты были привлечены, или работало МИД, это было решено в один момент на даче у Дмитрия Медведева вот единственный вопрос и логичный ответ. А что будет дальше с харьковскими соглашениями, то это покажет развитие ситуации в Украине. Ближайшие годы. Дмитрий Тузов: В ближайшие годы. Я думаю, что оценки этом будут предоставлены. Екатерина Горчинская: У меня тут немножко другая точка зрения. Когда Партия регионов пришла к власти, они все сказали, что все эти процессы, в том числе против Юлии Тимошенко и Луценко, против бывших членов правительства дадут начало новой культуре принятия политических решений, потому что все будут знать и бояться, что следующая власть, придя к власти, будет предварительную по-разному притеснять и против них уголовные дела возбуждать, расследовать все их действия. Екатерина ГорчинськаЗ одной стороны, я понимаю, что Партия регионов на каждом шагу в каждой фактическиотрасли Например, сегодня в сахарной отрасли было принято ряд решений, которые также можно обжаловать в суде, которые являются незаконными и так далее. И харьковские соглашения это один из примеров таких решений. Но проблема в том, что если каждая следующая власть будет преследовать исключительно по принципу: те, кто были у власти, мы их накажем, то о правосудии речь не может идти. Да и независимо от того, какого цвета сегодня власть: голубая власть или оранжевая. Когда мы смотрели в Верховном Суде Украины, как рассматривались результаты выборов 2004 года, все же то, как там все происходило, производило впечатление того, что суд пытается разобраться в ситуации, суд, собственно, хочет понять, услышать доводы одной стороны, другой стороны, взвесить их и тогда понять, на какую же сторону эта чаша весов склонится. Сейчас такое впечатление складывается, и об этом очень много пишут эксперты разного уровня, в том числе и юристы, что эти суды, которые происходят над Луценко и Тимошенко, на самом деле не хотят показать, насколько этот человек нарушил или не нарушил закон, а они, хотят того или не хотят, демонстрируют все пороки судебной системы, которая есть, и все пороки системы, созданной в Украине за последние десятилетия, а может, и всего двадцатилетия. Для этого действительно эффект получается совсем иной. У нас есть телефонный звонок. Слушатель: Ко всем журналистов обращаюсь: дождались, что нынешняя власть Партии регионов и Януковича объявила войну не только вам, журналистам, и оппозиционерам, но в всему украинскому народу. И уже, наверное, не надо ждать честных выборов, честных законных судов, прокуроров, милиционеров, потому что газовую трубу продали Мы надеемся. Слушатель: Уже как будет нечего продавать, все приватизировано, продано и газ, и труба, и земля, и пенсионеров потеряют миллионов двенадцать, то что тогда будет делать Партия регионов и сам Янукович? Что, возьмутся за нас, за народ? Мы этого не знаем. Вот нет у нас Виктора Януковича в студии, чтобы мы спросили. Екатерина Горчинская: За народ уже взялись. Вот пенсионную реформу приняли прекрасную. Теперь будем работать дольше, позже выходить на пенсию. Опять же есть предел в пенсии, хотя законодательной границы не было. Подавляющее большинство журналистов любит свою профессию и на пенсию не выходит. Но 8 июля на своей пресс-конференции Виктор Янукович, когда журналисты спросили президента о том, как он относится к тому, что есть примеры яркие ущемления свободы прессы и притеснений журналистов, Президент сказал, что он понимает, что проблема есть, и он уже создал специальную консультативный совет, который будет следить за нарушением свободы слова. Виктор Янукович: Я много встречался с журналистами, которые меня убедили в том, что надо делать координирующий орган консультативный совет, который бы имел возможность реагировать на все эти вопросы, которые возникают сегодня у журналистов и в обществе, которые связаны со свободой слова. И такой совет мы создали. Я поручил Дарье Чепак заниматься этим делом. И в этот совет введены должностные лица, которые способны будут отвечать на любые вопросы, которые будут возникать. Но безусловно, имея такую ​​информацию, я всегда буду реагировать на любую ситуацию, которая будет возникать в нашей стране, имея такую ​​информацию от этого совета и от вас. Дмитрий, как Вы относитесь к тому, чтобы была такая консультативный совет? Может быть она эффективна в этих условиях? Дмитрий Тузов: Я не верю вообще в такой инициативе, в такую ​​консультационный совет, вообще в такой подход, потому что это сплошная формализация процесса. А если Вы войдете в нее? Дмитрий Тузов: Нет, я не войду. Я думаю, что я не войду в нее. И не потому, что я против инициативы Президента. Я просто объясню сейчас свою логику. Есть такой афоризм, который все знают: если не можешь уничтожить процесс, его надо возглавить. Вот когда его возглавляют чиновники, я понимаю, о журналистах там не говорится Давайте ключевые сейчас месседжи даже из этого сообщения проанализируем. Прозвучало: я поручил Дарье Чепак. Дарья Чепак этом пресс-секретарь Президента. Журналист. Дмитрий Тузов: В первую очередь это пресс-секретарь Президента. И туда войдут должностные лица. Неназванные должностные лица туда войдут. Очевидно, речь идет о существенной формализацию. Это сама ручная профсоюз, которую специально создают дляЧтобы не могли организовать некий настоящее движение, какую истинную профсоюз. Поэтому я достаточно критично и скептически отношусь к организациитаких очень заформализованная советов, которые будут собираться где-то. Я не знаю, очевидно, в каких кабинетах. Кто будет ими управлять? Кто будет курировать эти процессы? Очевидно, те же должностные лица, которые пытаются сейчас сформировать медийное пространство в Украине. А я Вам другой пример приведу. Это было еще во времена Леонида Кучмы. Тогда ситуация в медийной среде (это моя субъективные мнение) была хуже, чем сейчас. Несколько десятков журналистов собрались неформально, без кабинетов, это было ночью, где-2223 час, в парке Шевченко, и написали заявление-обращение к Леониду Кучме о своем протесте против цензуры в СМИ, в СМИ. Дмитрий Тузов: Если хотите защитить свободу слова, не нужно создавать какие-то государственные организации насправди.Для этого нужно было создавать на уровне Президента некий очередной орган, который, не знаю, получит некие государственные бюджеты, будет користуватисяякимись государственными учреждениями. Поэтому, если хотите защитить свободу слова, для этого нужно создавать какие-то государственные организации действительности. Екатерина Горчинская: Я больше скажу, в Украине существуют все институты: как законы, так непосредственно и организации. Они всем известны. Это прокуратура, милиция, СБУ и так далее. Которые могут защитить свободу слова. Другое дело, что система эта не работает. Если мы видим, что система не работает, эти проблемы нельзя решить путем создания дополнительного органа. Конечно, даже независимо от того, кто в него войдет. Екатерина Горчинская: Вакансия на место пресс-секретаря Президента существовала более года. Я знаю 5 человек, которым предлагали эту работу. Человек, пришедший на эту должность, должен разделять идеологию Партии регионов и Януковича. Поэтому мы понимаем, какие могут быть последствия для свободы слова.И еще относительно состава этого органа. Дарка Чепак. Вакансия на место пресс-секретаря Президента существовала более года. Я лично знаю 5 человек, которым предлагали эту работу. То есть человек, который пришел на эту должность, должен хоть какой-то степени разделять идеологию Партии регионов и Президента Януковича. Поэтому мы понимаем, какие люди пришли работать в Администрацию Президента, и какие могут быть последствия для свободы слова. Мы еще вопрос от слушателя. Слушатель: Луценко судят не столько за нарушение. Это просто месть. Вы Вспомните 2004 год 190 000 уголовных дел! И вся эта система ему сейчас мстит. И еще. Вы поймите простую вещь. Правительство, Янукович и все эти правители делают имитацию, якобы чем-то занимаются. Их вообще не интересует страна Украина сама. Потому что здесь репрессивный аппарат. Посмотрите, в Киеве полк целый Беркута. Ранее был ОМОН маленький. А сейчас целый полк. Они наращивают мышцы. Они знают, чем все это закончится, прекрасно понимают. И знают, что здесь с демократией ну год, ну два поиграют, а потом покажут свое звериное лицо. Ну вы посмотрите, кто такой Джарты, кто такой Левочкин, да и вообще вся эта команда, которая пришла! Я, например, не могу себе представить, если ты Президентом страны, и если ты руководишь определенными отраслями в этой стране, то ты можешь хотеть того, чтобы в этой стране жизнь стала хуже, чтобы ситуация и имидж страны ухудшались. Я думаю, что, возможно, здесь есть какие-то определенные нюансы. Виталий Портников организовал такую ​​платформу, где каждый может прийти, обменяться мнениями по определенным темам. Это Политклуб. И вот, когда обсуждали ситуацию в Украине, меня удивило вопрос одного ученого из Европы. Он спросил у людей, которые были там: во всех европейских странах в устоявшихся демократиях, когда происходили какие-то периоды перемен, то искали людей во власти, на которых можно опереться. Потому что власть, какой она нам не показалась бы (кому очень хорошей, а кому-то очень плохой), не является монолитной, она состоит из отдельных людей с разными взглядами, с разным воспитанием, с разным уровнем образования. Возможно, Янукович думал, что Дарка Чепак раз является таким человеком, который поможет журналистам делать свою работу в своей стране? Екатерина Горчинская: Для того ей нужно иметь полномочия. А то, что у нее (Дарки Чепак ред.) Нет никаких полномочий, было ясно на том брифинге, на котором еепредставляли. Потому что, когда журналисты ей задавали вопросы о том, как будет организована работа, например, в пуле президентском, за нее отвечал Левочкин. Вообще это было довольно характерно. Поэтому, я думаю, здесь вопросов быть не может. И реплика относительно звонка о Луценко. Конечно, процессы, которые происходят сейчас, далеко не по тем причинам, далеки от той мотивации, которую отмечают официально. Не потому, что Луценко крал, что Тимошенко как-то там служебное положение использовала, а это самая настоящая политическая месть. То есть эти процессы политически мотивированными. Об этом говорит весь мир. Но надо сказать, что когда были процессы, которые инициировал Юрий Луценко еще тогда, мы так же очень мало знали о том, как они происходили. В частности, относительно Бориса Колесникова. И тут одно цепляет за другой. Или я ошибаюсь? Дмитрий Тузов: Я тоже думаю, что здесь не только политические, здесь играют свою роль и личные какие-то вещи. Ситуация, возможно, не очень логичная в случае с Луценко. Если говорить о том, что ему инкриминируют причинение государству ущерба это, конечно, плохо, но на наших глазах мы можем говорить И вреда гораздо больше, которые измеряются миллиардами. К этому мы еще дойдем, будем говорить. Но создан интересный прецедент, что все же чиновников привлечены к ответственности. Если это правило будет распространяться на всех: на представителей и власти, и оппозиции И если суд будет справедливым, и если будет открытым, и если будет трансляция. Дмитрий Тузов: Будет качественно иная ситуация! Екатерина Горчинская: Вы видите, сколько если? Итак, журналистам сейчас трудно работается в Украине? Екатерина Горчинская: Да, конечно. Дмитрий Тузов: К рискам профессии надо относиться по-философски, понимать, что они существуют, и действовать соответствующим образом. А период сейчас очень цикавий.Дмитро Тузов: Нет, я думаю, что интересно работается. И к рискам профессии надо относиться по-философски, понимать, что они существуют, и действовать соответствующим образом. А период сейчас очень интересен, я считаю. Если мы, журналисты, сможем отстоять ту законодательную базу своими действиями, своими заявлениями, своей работой, которая есть, то тогда, я думаю, Украина имеет шанс остаться демократической страной. Дмитрий Тузов: И я в это верю! Ирина Штогрин, Радио Свобода

Еще по теме:

У статьи Резонансные судебные дела и работа журналистов 0 комментариев.