Роль россиян будет положительной для штабов оппонентов

  Светлана Остапа, Галина Корба Опрос «Роль СМИ в предстоящей избирательной кампании», часть третья. Отвечают: Елена Громницкая, Тарас Петрив, Сергей Дацюк, Лаврентий Малазония, Андрей ДемартиноПершу часть опроса читайте здесь, вторая – здесь.
    1. Какой будет роль СМИ в президентской кампании – 2010? Как она изменится по сравнению с президентской кампанией 2004 года и почему? Какие факторы этой трансформации являются определяющими? А по сравнению с двумя парламентскими кампаниями 2006-2007 годов?
    2. Как вы оцените роль ТВ в будущей президентской кампании? А роль интернет-СМИ, прессы, наружной рекламы? Какие носители и технологии будут иметь определяющее влияние на сознание электората?
    3. Какой телеканал Вы бы назвали самым мощным по воздействию на электорат? Обоснуйте свою позицию. Кто на этот раз управлять главной электоральной кнопкой?
    4. Какие форматы предложит телевидения под нужды политиков? Какие схемы отношений – в том числе, возможно, и теневые? Каковы масштабы иметь джинса – по сравнению с предыдущими кампаниями? Изменится ли ее характер, формат? Или отдаст джинса пальму первенства обычном контроля собственников за редакционной политикой – когда журналисты будут выполнять определенные задачи без дополнительных проплат?
    5. Какой будет роль московских и американских политтехнологов в кампании? Что они будут предлагать своим клиентам и избирателям? Будет ли задействованы новые технологии? Если да – какие именно? Как вы оцениваете возможное влияние избирательной кампании Барака Обамы на ход украинских президентских выборов?
    С такими вопросами ТК обратилась к более чем 25 экспертов, стараясь охватить как можно более широкий спектр мнений, в том числе и людей, представляющих различные группы влияния в украинском обществе и политикуме.
    Сегодня читайте прогнозы Елены Громницкой, Тараса Петрива, Сергея Дацюка, Лаврентия Малазонии, Андрея Демартино.
    – Какой будет роль СМИ в президентской кампании – 2010? Как она изменится по сравнению с президентской кампанией 2004 года и почему? Какие факторы этой трансформации являются определяющими? А по сравнению с двумя парламентскими кампаниями 2006-2007 годов?
    Елена Громницкая, главный редактор журнала Профиль:
    – Убеждена, что в этот раз через общую политическую усталость и прогрессирующие кризисные процессы медиа выступать ретрансляторами предвыборной активности. Определенная, что избежать тотальной джинсы будет невозможно, об этом уже свидетельствуют первые пробы пера кандидатов.
    Думаю, этого кампания будет грязнее. Ибо все, что можно было выплеснуть, уже виплеснулы. Теперь остался, пожалуй, самый вкус. Будет дешевле – кризис, все-таки. Будет и более непредсказуемой – даже букмекеры ставок не делают. Будет безглуздишою – ведь умный человек понимает, что это уже Апогей выборов без выбора.
    Тарас Петрив, председатель Национальной комиссии по утверждению свободы слова и развитию информационной отрасли при Президенте Украины:
    – Это будет важная составляющая победы будущего лидера нации. Но она не станет решающим. Важно, чтобы последующая трансформация не стала разрушительной для основ профессии и последующих поколений журналистов. Медийная составляющая кампании именно 2006 года была большим шагом вперед. Однако впоследствии демократические принципы работы СМИ подверглись небывалому давлению политиков и собственников. В любом случае с этим мириться нельзя. Всем следует подумать над определенным этическими принципам. Как ни странно, и в области саморегуляции на уровне политика-медиа.
    Сергей Дацюк, консультант корпорации стратегического консалтинга Гардарика, эксперт в сфере коммуникации, управления и стратегування:
    – Не думаю, что роль СМИ как-то принципиально изменится в отношении того, какую роль они играли с 2004 года до сегодня. Изменение роли – это субъектного действие, и пока мы – журналисты и медиа эксперты – эту роль не захотим изменить, она не изменится. После того как масс-медиа, все журналисты и часть политиков, выиграли в медиапростори в 2004 году, счет в игре вновь на пользу власти. И вряд ли манипуляционных форматы, развернутые в настоящее время на телевидении, может быть прекращено в течение следующих полугода.
    сравнению с 2004 годом изменения существенные: мы имеем более-менее свободные СМИ в контексте отсутствия политической цензуры. Сегодня есть коммерческая цензура и форматная цензура. Что касается предыдущих выборов, то роль СМИ в них была адекватной. Единственное – было мало принципиальных постановок вопросов, журналисты не ставили политиков в неудобные ситуации, не заставляли говорить о долгосрочных трендах. СМИ, как и 2006, будут оставаться исключительно в настоящем, на втором месте – прошлое, а будущее – почти ничего.
    Лаврентий Малазония, телепродюсеров:
    – Как мне кажется, по драматургиы она будет напоминать президентскую кампании 1996 года в России. То есть, будет выполнять роль ширмы в переплетениы массы закулисных интриг, разборок, войнюшек, которые обязательно будут сопровождать ПВ-2010. Разница между ПВ-1996 в России и ПВ-2010 в Украине в том, что там ширма закрывала одного кандидата, а здесь – трем, что в принципе вполне демократично для наших реалий. Самая Оптимальная ширма – это закрутка мыльной оперы Сераия зона. Мобилизациы электората на основе адаптированного сценарии теории ряда транзитологов, известная как Украина – гибридное государство с электоральным или соревновательным авторитаризмом, усугубленная симптомами делегативной демократии … Ну, где-то так:).
    А еще – правил будет мало, но охотиться за коробками из-под ксерокса никто не будет: слишком мелко.
    В ПВ-2004 в сознание электората расстояние между хорошо сказано и хорошо сделано по наивносты было намного короче, чем теперь. Тогда людям было проще мобилизировать – они сами делали ставки в тотализаторе ПВ. Сегодня их сложнее мотивировать, спустя будут принуждать делать ставки – Инструментарий есть и готов к применению. СМИ, как один из основных инструментов, прикроет применение второго. В принципе, вполне демократичная драматургия намечается. Выборы ВР-2007 свелись к вполне удачной точечной экзекуциы, всего лишь.
    Андрей Демартино, политтехнолог:
    – Роль СМИ в президентской кампании 2010 года будет настолько весомой, насколько Эффективна смогут использовать возможности медиа сами избирательный штабы. Если через СМИ доносится информационный продукт с нулевым коэффициент воздействия на избиратели, то роль СМИ тоже будет Нулевой. Задача заключается не только в том, чтобы грамотно воспользоваться информационными каналами, но и в том, чтобы наполнить их качественным контентом. Судя по последним тенденция в отечественном медийном поле произошло явная деградация политических информационных технологий, даже по сравнению с уровнем 2002 года. Сами выборы, безусловно, встряхнут нафталиновую информационную атмосферу, и выиграет штаб, предложивший наиболее передовую и современную медийную стратегии, ну а для тех, кто проиграет, это послужить стимулом к пересмотру своих форм работы.
    Приближающаяся президентская кампания будет достаточно интересным событие с точки зрения окончания периода тотального вдияния традиционных СМИ на процессы формирования общественного мнения. С уверенностью можно сказать, что основными штабами в разное степени корявосты будут применяться технологии new media (социальные сети, блоги, чаты, форумы, мультимедиа, интернет-сайты) и это явление будет приобретать все более масштабный характер. Но процесс перехода на новые технологии будет осуществляться НЕ благодаря целенаправленной работе избирательных команд, а скорее как обратная реакция на давление со стороны онлайн-среды. Возрастающая степень информационно влияния, так называемой гражданской журналистика, вынудит штабы адаптироваться к новым условиям или … проиграть.
    Переход с Электрокоса печатных машинок Ятрань на ПК тоже был достаточно болезненным, но неизбежным. Украина в плане развития СМИ традиционно, хотя и с определенным опозданием повторяет Европейские и вообще мировые тенденции – уход в онлайн, максимальная персонализация и специализация.
    Тот, кто сегодня завоюет интернет, завтра выиграет выборы любого уровня.
    – Как вы оцените роль ТВ в будущей президентской кампании? А роль интернет-СМИ, прессы, наружной рекламы? Какие носители и технологии будут иметь определяющее влияние на сознание электората?
    Елена Громницкая:
    – На мой взгляд, на этот раз, как, наверное, никогда раньше, не надо переоценивать роль медиа на результат. По экономическим реалиям сетевой маркетинг станет более актуальным рычагом для кандидатов в достижении цели. Грубо говоря, покупать надо адресно.
    Тарас Петрив:
    – самым влиятельным оставаться телевидение. Значительно возрастет роль новых медиа. Конверговани системы будут очень эффективными.
    Сергей Дацюк:
    – электорат у нас формирует исключительно телевидения, значительно меньшей степени – пресса и наружная реклама, и незначительно интернет, потому что интернет-аудитория в основном не голосует (и потому что молодая, и потому что не верит в демократическое голосование). Я думаю, в этом плане больших изменений не произойдет. Были исследования, интернет наступает на пятки телевидению, но это не касается влияния на избирательные настроении. Это касается информации. Интернет был бы показательный как ответ на вопрос: Откуда люди получают информацию, а с точки зрения политики интернет на втором месте.
    Наружная реклама у нас появилась не так давно, и я не думаю, что она сильно влияет. В политической кампании наружная реклама – эдакий модный аксессуар, фишка, которую приятно видеть. Но не могу сказать, что она меняет мнение о кандидате или открывает его из какого необычного стороны.
    Лаврентий Малазония:
    – Я уже сказал: роль ширмы, за которой электората будут принуждать делать ставки. Так или иначе. Всем им, всем СМИ, придется нелегко – котел с супом один, он горячий, и мясо в нем будут искать и ТАСК голымы руками в конкурентной борьбе. И тут не помогут Никакие резиновые перчатки а-ля мы за чистые выборы!
    Андрей Демартино:
    – Сформированные на сегодняшний день группы информационно обеспечения Пятерка лидеров президентских выборов, скорее всего, пойдут по традиционному пути – обеспечение максимального присутствия на центральных телеканалах, Наращивание статистических показателей количества контактов на одного избирателей.
    телевидение, безусловно, еще долгое время будет оставаться самым влиятельным рычаг информационно воздействия, но, во-первых, технологии его использования многократно усложнились, во-вторых – появилось множество альтернативных каналов донесения информации, в-третьих – наблюдается серьезный креативный кризис по поводу того , что и как давать, чтобы в это поверилы.
    Как показывает опыт 2006 года, в умелых руках и FM-станции могут составы серьезную конкуренция телевидения и прессе.
    – Какой телеканал Вы бы назвали самым мощным по воздействию на электорат? Обоснуйте свою позицию. Кто на этот раз управлять главной электоральной кнопкой?
    Елена Громницкая:
  – Надо учитывать, прежде всего, долю канала в общем эфире, а с этих позиций в Украине есть две бесспорные лидеры – группа Интер и холдинг Виктора Пинчука. Сегодня они контролируют более половины украинского эфира, а это гарантирует чисто арифметическую влиятельность на достаточную часть украинского зрителя.
    Тарас Петрив:
    – Одной электоральной кнопки или канала не будет. Все будет зависеть от медиа холдингов и медиагруппы.
    Сергей Дацюк:
    – У нас нет телеканала, который является самым влиятельным на весь электорат. Есть телеканал Интер, который влияет на одну часть аудитории, является 5-й, который влияет на остальную часть аудитории, есть телеканалы, которые стараются остаться более-менее объективными, и ни одного канала, который бы объединял аудиторию и влиял на нее .
    Лаврентий Малазония:
    – Я бы назвал Интер, но, опять-таки, если учитывать подозрения транзитологов:) в существования делегативной демократии в стране (т. е. Население пассивних в период между выборами), то реально влиятельный канал давно должен был Убить эти подозрения вместе с транзитологамы. А раз не убили – Влияние будет триумвиратным, но с национальным колоритом, как в анекдоте о партизанском отряде из трех человек. Кнопки в трех руках – Дмитрий Фирташ, Виктор Пинчук, Игорь Коломойский …
    А еще важно, на какой кнопки будет Savik Shuster studios:).
    Андрей Демартино:
    – Время говорить о какой-то мифической главной кнопки безнадежно ушло после того, как в эфире в последний раз по первому каналу вышла программа Время. Идет активной расстраивание нишевых телеканалов и не менее активной распределение зрители на этих новых телевизионных площадках. Если внимательно изучить рейтинговые показатели по разным целевым аудитория, то откроется много нового в плане лидерство. Например, если какого-либо кандидата не интересует Молодежная аудитория, он может Смела вычеркивать из своего медиаплана Новый канал.
    Накрыть зрители всех и сразу и так, чтобы наверняка, точно не получится, придется терпеливо собирать свой электоральный урожай по разным телевизионным огород.
    – Какие форматы предложит телевидения под нужды политиков? Какие схемы отношений – в том числе, возможно, и теневые? Каковы масштабы иметь джинса – по сравнению с предыдущими кампаниями? Изменится ли ее характер, формат? Или отдаст пальму первенства джинса обычном контроля собственников за редакционной политикой – когда журналисты будут выполнять определенные задачи без дополнительных проплат?
    Елена Громницкая:
  – Зачем изобретать велосипед, если его уже давно до нас придумали. Предвыборные технологии, которые имели место в двух основных видах, так и будет. А основной принцип раскрутки кандидатов на любых носителях – узнать, запомнить, полюбить – по-моему, оспаривать не приходится. Все будет зависеть от целей кандидатов (его штабов) и бюджета.
    Можно, конечно, спрогнозировать, что прямая реклама и косвенный пиар (то, что называют джинсов) розподиляться примерно 50/50, это стандарт. Но на этот раз я бы предоставила преимущество непрямом пиара (70/30) из нескольких соображений. Во-первых, эффект сведения есть уже у подавляющего большинства кандидатов, им просто стоит напомнить о себе, а то, что называется дотискаты электорат, дешевле и целесообразнее фоновой поддержкой. Что касается владельцев медиа – думаю, приоритеты поддержки уже давно понятны для каждого из них, и эта поддержка по умолчанию осуществляться в поддерживаемых, а в отношении остальных будут применяться все финансовые рычаги, в том числе и оплата за райтерство.
    Тарас Петрив:
    – Хуже всего – когда есть угроза победы политики владельцев и больших чемоданов.
    Сергей Дацюк:
    – Это вопрос экспертное и требует знания того, какие форматы вообще готовят. Я могу сказать только, что, на мой взгляд, формат ток-шоу прямо и недвусмысленно (особенно это касается клон Свобод слова) вреден и старый, и будущего у него нет. Другой вопрос – будет ли предложено новые форматы коммуникации. Не просто новые программы – ибо сделать очередной клон Свободы не означает внедрить новый формат. А чтобы появился новый формат, должна появиться аналитика или критика имеющихся форматов. Их технология должна быть открытой, ее следует критически проанализировать, показать преимущества и недостатки. Только после этого возможно появление нового формата. Думать, что какая-то талантливый человек стихийно сделает формат – наивно, потому что формат в СМИ не является вопросом возникновения идеи. Это идея, плюс деньги, плюс административная поддержка канала, плюс поддержка владельца канала, плюс понимание продюсера … Для меня формат – это вопросы коммуникации, а не способа трансляции. Поэтому возникновение нового ток-шоу – отнюдь не новый формат.
    Сегодня базовым форматом коммуникации на телевидении является так называемая статусная коммуникация имени Шустера. Клон Свободы слова востребованы нынешней манипулятивные политикой больше всего. Ибо внутри этого ток-шоу являются три сорта людей: политики, которые получают основное время, – они стоят на трибуне и формируют информационное пространство; эксперты, которым дано право ставить вопрос политикам, – они получают на порядок меньше времени, чем политики, но могут что-то комментировать, и журналисты, которые получают еще меньше времени и еще меньшеправ вмешиваться в дискуссию, – они получают слово по остаточному принципу. Эта коммуникация – статусная. Она определяет, сколько времени ты можешь быть в эфире, насколько свободно ты можешь задавать вопросы, или ты рухаешся в предложенных рамках, или ограничен твой время и т.д. Этот формат статусного коммуникации может быть внутри ток-шоу, новостей, экспертной разговора, у множества медийных форматов, но это один и тот же формат коммуникации. А я говорю про новый формат коммуникации, который должен возникнуть в медийном формате. Базовым должно быть содержание, а не статус приглашенного. Если приглашенный человек говорит содержательные вещи и при этом является инженером или врачом, она имела бы получать столько же времени, сколько политик, – но у нас это невозможно, поскольку базовый статус в политика.
    Коррупция в медиа, как и коррупция в политике, не прекратилась, и чем больше мы боремся с коррупцией, то большие взятки. Чтобы преодолеть коррупцию, надо действовать политическими методами и на других уровнях: это означает, прежде всего, контроль за властью, отсутствие статусного коммуникации.
    Джинс – это лишь способ использования публичных возможностей журналиста. Влияние владельца – в использовании политических возможностей в частных целях. Политическая цензура – в использовании публичных возможностей политика со влияния на СМИ. Это все разные способы коррупции, то есть использование публичных возможностей в частных целях. Не надо выдвигать джинсы как отдельное явление. Журналисты, которые продают свои публичные возможности отдать предпочтение тому или иному материалу, делают то же самое, что и собственник масс-медиа или политик в политической цензуре. Но должен сказать, что журналистские стандарты, зафиксированные редакционной политикой, сужают эти возможности. Если бы политика телеканалов перед выборами была открыта, у нас была бы информация для прогнозирования.
    Владелец может закрыть глаза на джинсы между выборами, но во время выборов он должен вернуть вложенные деньги через политика, которого он поддерживает. Собственник не может позволить джинсы, потому что он обворовывают самого себя. Поэтому джинса на выборах уменьшается, а влияние собственников телеканалов растет. Это стандартное явление.
    Лаврентий Малазония:
    – Я не хочу быть таким подозрительным, как транзитологы:), потому уверен, что потребности политиков Существенно отличаются от возможностей телевидения. ТВ не сможет удовлетворить политиков в их желание в один момент искривить и сжать время, но сможет продемонстрировать свои старания в этом направлении … Какие-то фантазии уже прописываются, и джинса в них не последняя. Война с джинсой научила собственников, как и через кого надо контролировать и канализировать джинсы с наименьшимы потеря в перспективе. Журналистов могут премировать, а могут и нет – все будет зависеть от контроллера-канализатора. В этом смысле, т. е. в смысле джинсы, на грабли наступит будут, но … на пластмассовые.
    Андрей Демартино:
    – В президентской кампании 2010 года будет иметь место система негласных политических приоритетов, определенных собственник, которая и станет основой редакционной политики.
    Отечественные СМИ традиционно будут выполнять обязательные и произвольные программы. В обязательных программах – Официальное размещение предвыборной агитациы (задачу заработать на выборах никто не снимал), в произвольных – Предоставление преференций относительно места и времени подачи агитационных материалов, количество и контексте упоминаний в новостных выпуска, подстройка под нужны формат в ток-шоу и т. д.
    – Какой будет роль московских и американских политтехнологов в кампании? Что они будут предлагать своим клиентам и избирателям? Будет ли задействованы новые технологии? Если да – какие именно? Как вы оцениваете возможное влияние избирательной кампании Барака Обамы на ход украинских президентских выборов?
    Елена Громницкая:
    – Никак. Масштабы не те. А комментарий очень прост: в них кандидат сначала формирует идеологическую суть, а потом визуализирует себя. У нас же – все наоборот, нецелесообразно перенимать опыт тех, любопытство кого до нас сократилась в геометрической прогрессии, учитывая новые внешнеполитические приоритеты.
    Тарас Петрив:
    – Очень жаль, но в большей степени российские технологи вновь отрабатывают замусолена и реализованы, преимущественно в российских регионах, политтехнологични схемы. При этом не предлагая работу так называемых открытых коммуникационных платформ. Хотя в группах Щедровицького, Сергейцева, Ситников и других есть интересные молодые технологи, которых не привлекают в украинское поле. Сейчас они, даже немного изучив украинские реалии и язык, предлагают пропагандистские модели на сложившемся информационном фоне, не реагируя на новые вызовы и большую погрешность замеров.
    Американские технологи могут интересно поработать в региональном срезе. А также в продуцирования меседж-боксов или стратегических смыслов. Новейшие технологии всегда являются изюминкой манафортивських или аксельродивських разработок. Однако взрывчатых новаций, учитывая уровень коммуникационных площадок, ожидать, наверное, не следует. Снова может кульгаты уровень идей и, главное, кандидатов-исполнителей …
    Избирательная кампания Барака Обамы не будет иметь никакого отношения к избирательным баталий в Украине. Хотя некоторые штабы имитуватимуть работу под обамивський образец.
    Сергей Дацюк:
    – Предыдущие выборы показали: иметь дело с американским или московским политтехнологам означает не выигрывать кампании. Это не обязательно проигрыш, но и не тот выигрыш, который мог бы быть, если бы работали отечественные политтехнологи. Украина уже настолько отличается от России (и от США), что отдать хоть какую-то возможность работать здесь зарубежным политологам – это просто неэффективно тратить деньги.
    Вряд ли мы можем констатировать некоторое влияние кампании Обамы. Я не видел, чтобы в Украине ее серьезно анализировали, сравнивали с предыдущими кампаниями. Большинство не только простых потребителей медиапродукту, но и экспертов-политтехнологов, не знают, что именно было задействовано в этой кампании и чем она отличалась от предыдущих. Поэтому трудно надеяться, что что-то из этого будет использовано в нас. Кампания Обамы – это кампания на фоне кризиса, которая имела содержательные ответы, направленные на будущее. Поскольку украинская политика не является содержательной, не работает с будущим временем, то даже желание использовать что-то из кампании Обамы под вопросом.
    Лаврентий Малазония:
    – О, ответ на эти вопросы хотели бы знать сами московского-американские политтехнологы. Раньше это были такие себе Равшаны и Джамшуты из Наша Раша – спасали насяльника, а он, в свою очередь, был доволен тем, как они тырилы люстры в живущих ниже соседи:). Сейчас же полно своих Равшанов с Джамшутамы, очень комичных, и почему-то они кучкуются у одного из кандидатов в президенты, прикидываясь Саламандра.
    После выборов они (очень на это надеюсь:) придумают, что рассказ о том, что они там придумали:). Что-что, а тюнинговать себя они постараются:).
    А на счет Обамы – комментировать такие перпендикулярные Параллель могут только транзитологы:).
    Андрей Демартино:
    – Если судить по впечатляющий динамика, с какой привлеченные одним из штабов Московские Профи убивают рейтинг своего клиента, можно с уверенностью сказать, что роль россиян будет весьма позитивной для штабов оппонентов.
    американцы будут сетовать на сложности перевода, но в принципе давать профессиональные и практичные советы.
    Если говорит об онлайн-кампании Барака Обамы, то она задала общемировой тренд. Украина, как всегда, одна из последних и с большим опозданием сможет провести полноценную Адаптация новых интернет-технологий для выполнения задач избирательной кампании.
    На президентских выборах 2010 года мы сможем наблюдать фрагментарное использование каких-либо отдельных элементов новых технологий, но вряд ли увидим реализация Полноценное комплексной онлайн-кампании. Будущие избирательный кампании – это креативная математика.
    Иллюстрация – Украинская правда
   

Еще по теме:

У статьи Роль россиян будет положительной для штабов оппонентов 0 комментариев.