Записи тэгированные: нарушение

Завершилось следствие по делу гибели Игоря Пелыха

  Завершилось следствие по делу о гибели журналиста Игоря Пелыха. Едва обвиняемый, Олег Кирилов, водитель автомобиля, в котором погиб журналист, ознакомится с материалами дела, она попадет в суд. Об этом ТК рассказал руководитель Центра общественных связей Главного управления МВД в городе Киеве Владимир Полищук.
    Напомним, Игорь Пелих погиб 8 мая в аварии в Киеве. Вместе с ним погибла студентка Александра Коли; другая пассажирка, Инна Исакова, попала в больницу с тяжелыми травмами. Согласно ее свидетельствам, водитель авто и деловой партнер Игоря Пелыха Олег Кирилов вместе с компанией в тот вечер употреблял алкоголь.
    Уголовно-процессуальное законодательство предусматривает, что после завершения следствия все материалы дела предоставляются адвокату и обвиняемому. Как только они ознакомятся этим документам, дело попадет в суд. По времени они могут знакомиться с материалами и полгода, и несколько дней, – отметил господин Полищук.
    По его словам, обвинение предъявлено по статье 286, часть 3 Уголовного кодекса Украины. Эта статья предусматривает, что нарушение правил безопасности ПДД, повлекшие гибель Ассистансы наказываются лишением свободы на срок от семи до двенадцати лет с лишением права руководить транспортными средствами сроком до трех лет.
    Также Владимир Полищук рассказал ТК, что, согласно результатам экспертиз, проведенных следствием, обвиняемый является психически здоровым и может отвечать перед законом. Напомним, ранее Олег Кирилов утверждал, что авария произошла из эпилептический нападение и протяжении месяца находился в больнице имени Павлова на обследовании.
    Хроника
   

Пока ЦИК не зарегистрирует кандидатов в президенты, политическая реклама является вне закона

  С сегодняшнего всю политическую рекламу должны снять. Об этом заместитель главы Секретариата Президента, представитель президента в Конституционном суде Украины и Центральной избирательной комиссии Марина Ставнийчук заявила во время пресс-конференции, пишет Левый берег. В частности Ставнийчук отметила, что со дня старта избирательной кампании вся политическая реклама должна быть снята до момента, пока лица, которые стоят за этой рекламой, не будут зарегистрированы ЦИК как кандидаты в президенты Украины.
    По словам Ставнийчук, всей политической рекламой и соблюдением законодательства в этой сфере должна заниматься ЦИК. Она также подчеркнула, что по нравственно-правовой и морально-правовой точек зрения, реклама, которая уже была распространена по территории Украины, не может рассматриваться как социальная реклама, поскольку она является агитационной.
    Юрист ИМИ Роман Головенко не убежден, что с сегодняшнего дня будут сняты всю политическую рекламу. Это маловероятно потому, что у нас не отработана правоприменительная практика в этом сегменте, сказал он в комментарии ТК.
    К сожалению, у нас не определен статус политической рекламы в довиборчий период. Но ее нельзя считать и социальной рекламой, потому что как реклама поддерживает интересы какого-то конкретного лица, то это как минимум коммерческая реклама. У нас и Ющенко, и другие политики распространяют свою рекламу как социальную. Хотя если там упоминается имя политика, то это в любом случае не может быть социальной рекламой. Есть реклама без фамилий, например: Только он сможет помочь стране. Это первый этап рекламной кампании, а фамилия появится потом. Здесь формально сложно будет доказать, что за эту рекламу договорился какой конкретный политик, – сказал Головенко.
    Поскольку заказчиком рекламы может быть любое частное лицо или предприятие, у которого не прослеживается формальной связи с каким политиком. По словам Головенка, те; заказчики за несвоевременное снятие рекламы со щитов могут переложить ответственность на рекламные агентства.
    Роман Головенко не видит особого желания у политиков судиться за нарушение закона по этому поводу, потому что они все его нарушают. Особой активности от ЦИК я тоже не вижу, кроме заявлений. Заявления есть, а исполнение закона не прослеживается. Наказание, я думаю, никакого не будет, это не является каким-то уж слишком грубым нарушением, чтобы через это сняли кого-то из гонки.
    Хроника
   

Кому нужна система, которая игнорирует права личности?

  Николай Гриценко для «Хроники» Прошло уже более чем полтора года с тех пор, как я выступил с открытым письмом к СНБО о ситуации в украинском телерадиопространстве. И невольно стал «подопытным» отечественной демократии: безопасно ли в современной Украине высказывать собственное мнение и будет ли к ней кто прислушивается? Я акцентирую на этих, казалось бы, тривиальных вопросах в период, когда один из кандидатов в президенты так и просит с билбордов: Обращайтесь , услышу каждого! Твое мнение важно!, А действующий президент на встрече с журналистами говорит то же самое, хотя и другими словами: Становитесь рядом со мной. Обществу нужна ваша смелость и правда! А между тем многие пессимистично спрашивает меня: Ну и чего ты, правдолюб, добился своим обращением? Повлиял ли хоть на что-то в том же телерадиопространстве? Да и сам ты где оказался после своего выступления?
    Чтобы эти вопросы не висели в воздухе, а также учитывая то, что неравнодушных все больше, позволю себе высказать некоторые соображения.
    Опираясь на собственные предостережения относительно тенденций развития телерадиогалузи, высказанные как в открытом обращении к СНБОУ, так и в статье ли Телерадиотитаник?, Замечу: на всех государственных уровнях ТЕЛЕРАДИОИНДУСТРИИ сих пор не рассматривают как стратегический фактор. Говорят об этом много, принимают какие-то решения, подписывают меморандумы и хартии … Между тем телерадиогалузь существует сама по себе, регулятор – сам по себе. Основные игроки – олигархические медиасиндикаты – привыкли к тому, что договариваться надо, прежде всего между собой. Главное – правильно сориентироваться на выборах, заручившись невидимой поддержкой фаворитов. Вот и все.
    Похоже, такая ситуация устраивает и вещателей, и регулятора (Нацсовет по телерадиовещанию), и власть. Единственный, кто в проигрыше, – телезритель и радиослушатель. Потому что его до сих пор кормят в отечественных телефастфудах преимущественно некачественным чужим медийным полуфабрикатом.
    Где украинские форматные каналы? Информационные и музыкальные создан, давно. А остальные? .. Помню, как отчаянно конкурировали на заседаниях Национального совета за создание детского, образовательного, экологического каналов … О канале Культура промолчу. Тот, что есть сейчас, пытается самостоятельно вилюдниты. Но до общенационального, рейтингового, наподобие русской культуры, ему еще ой как далеко!
    Итак, в Украине полноценного форматного вещания, соответствующего тематический спрос общества, до сих пор нет. И это факт.
    Далее, как говорит один из героев популярного у нас российского сериала Солдаты, стесняюсь спросить – где программа развития телерадиовещания, этот единственный национального значения документ, который должен был бы каким-то образом влиять на стратегию развития телерадиогалузи? То, что есть сейчас, отнюдь нельзя назвать стратегическим документом, скорее уже документом констатируя.
    Следующее – собственный телепродукт. В последнее время его действительно стало больше на отечественных телеканалах, и это существенный позитив. Каналы начали активнее тратить деньги на собственные телепроекты. Пример подал СТБ – одна из немногих вещателей, рискнувший завоевать большие рейтинги (соответственно, зарабатывать нормальные деньги на рекламе) не с чужого, а по собственному, качественно сделанного материала. Прежде всего это проекты: Украина имеет талант!, Танцуют все, Битва экстрасенсов, Моя правда, телепублицистика.
    Кстати, качественную, хотя иногда противоречивую документалистику, дает Интер. Современные высокопрофессиональные политшоу, спортивные проекты готовит телеканал Украина, который наконец пытается соответствовать своей гордой, амбициозной названии … На Плюсах недавно стартовал проект Я люблю Украину! Явно сыроват, но идейно-просветительское, направлен прежде всего на молодежь. Достойно отстаивает свою фишку первого информационного 5 канал … Я не претендую в этой статье на глубокую аналитику относительно собственного вещания. Но изменение тенденции заметна. И это радует. Вместе ретрансляционные российского продукта до сих пор много. Разница разве что в том, что теперь у военных и милицейских сериалах на украинском ненароком смотрит с портретов не президент Путин, а президент Медведев …
    С детским вещанием у нас просто катастрофа! Его нет. Потуги Первого национального уладить пробел явно недостаточны. Остальные крутят зарубежные мультики без разбору. Многие из них откровенно психологически вредны. Советую, найдите время, проследите, что смотрят ваши дети – и убедитесь в справедливости моих слов.
    Далее: нравственность. Был период, когда в эфире даже общенациональных каналов попадалась откровенная порнуха. Моя статья 2007 года под названием Свобода порно была не случайной. Сейчас ощутимо деятельность Экспертной комиссии по защите общественной морали. Как бы и что не говорил о контролирующий орган, именно после активизации его работы, изменения состава экспертной комиссии отечественный эфир стал цнотливишим. За исключением некоторых кабельных операторов, которые еще умудряются крутить зарубежную спутниковую клубничку. Но фильмов с элементами жестокости и насилия еще достаточно много. Уже в который раз социология подтверждает: общественность требует более радикальных действий по морализации нашего телевещания.
    Наконец – новые технологии. В свое время я с тревогой указывал на неэффективность методов внедрения цифры в Украине и необходимость консолидированных действий всех ведомств, причастных к этому, а не одной Национального совета. Только через полтора года этот логический подход наконец возобладал … И не только он один. Многие из подобных моих оговорок оказались созвучны и к высказываниям нашего президента во время заседаний СНБО, где он говорил об информационной безопасности страны …
    А как сама Национальный совет по вопросам телевидения и радиовещания? Ведь львиная доля моих предложений касалось именно реорганизации этого органа …
    Знаете, я проработал в Национальном совете более 13 лет, фактически с начала ее создания. По моему убеждению, только в начале деятельности этого органа, учитывая конкретность задач, было заметно тактику и стратегию. Как результат – образование нового спектра телерадиокомпаний. В самой же государственной институции чувствовалась настоящая командная работа. Наверное, этический, профессиональный уровень первых каденций Национального совета не позволял резкого разделения: члены Нацсовета – аппарат. Позже, к сожалению, авторитаризм членов усиливался. И получилось, что аппарат Нацсовета – отдельно, члены – отдельно … До сих пор Нацсоветом гуляет каламбур: Члены входят в аппарат или нет? ” Не берусь говорить за последний период, я уже там не работаю. Возможно, с изменениями руководства там что-то изменилось и во взаимоотношениях. В любом случае я убежден: есть потребность в совершенно ином подходе к формированию состава Национального совета – от политически-представительского фактора должны перейти к авторитетно-моральной. Членами Национального совета должны быть люди известные, моральные авторитеты нации, которые никогда не пойдут на то, чтобы торговать своим именем, репутацией и высоким статусом доверия в обществе. А ежедневную работу, поверьте, есть кому выполнять. В аппарате Национального совета достаточно квалифицированные люди, мощный состав представителей в регионах. Сразу после Оранжевой революции в некоторых чесались кулаки осуществить чистку кадров региональных представительств. К счастью, этого сделать не удалось.
    Теперь относительно моего открытого письма. Он был проявлением искреннего эмоционального взрыва, когда, как говорят в народе, дальше терпеть – себя не уважать. О том, что никакой корыстной цели я этим письмом не преследовал, думаю, уже все убедились. Кроме того, открытому письму предшествовали мои статьи о развитии телерадиогалузи, уже тогда, честно говоря, настораживали некоторых членов Национального совета. Мне намекали на корпоративную этику … А не по правилам корпоративной этики мы с вами оказались в сплошь криминализированной обществе? Если я, гражданин Украины, исключительно из государственных интересов высказываю свое мнение (кем бы я ни был, какую бы должность не занимал) – это что, преступление!? Перед кем? Перед работодателем? Но я – государственный служащий, соответственно, мой работодатель – государство. Так что, я не имею права высказаться в интересах своего государства, своего работодателя?
    Беда в другом – наши чиновники очень часто отождествляют себя с государством. А свой частный интерес – с государственным интересом.
    Анализируя реакцию на мое открытое письмо, признаюсь: я никогда не думал, что постпомаранчевой Нацсовет будет действовать советскими методами. По крайней мере, в некоторых из членов (которых знаю не один год) я даже не сомневался: пусть, думаю, не выступят откровенно на мою поддержку, но хотя бы воздержатся при голосовании … Тем более, я повел себя честно: выразив свою позицию, подал в отставку (с должности начальника отдела по связям со СМИ и общественностью Нацсовета).
    К сожалению, среди членов Нацсовета победил циничный корпоратив. После оглашения моего открытого письма Национальный совет единогласно проголосовал за выдачу мне волчьего билета. Быстро перевели стрелки от поднятых проблем до персонально меня, как человека, который якобы не справляется со своими служебными обязанностями. Уволили по статье с формулировкой: за нарушение трудового законодательства. Посреди белого дня, на Крещатике, в столицы независимого государства, стремящегося европейских ценностей. Вот и все.
    Меня часто спрашивали и спрашивают: а как же коллектив? А поддержка общественности? Благодарю не столько коллектива (он, как и профсоюз, испытал давление), сколько подавляющему большинству тех, с кем довелось работать на протяжении многих лет. Эти люди морально поддерживали и поддерживают меня. На мою поддержку во время расправы тогда выступили известные деятели культуры и искусства Украины, из них пятеро – лауреаты Шевченковской премии … Благодарен Хронике, которая в те дни пыталась корректно подавать разные точки зрения относительно реакции на открытое письмо, газетам День, Украина молода, Слово просвещения, Литературная Украина … Сумское землячество (я родом из Сумщины) направило в мою защиту обращение к своего почетного председателя Виктора Ющенко. Ноль реакции! И мне оставалось одно: бороться самому, отстаивая свои права в суде.
    Перед этим я обращался ко многим государственных институтов: Госслужбы, Комитета свободы слова и информации Верховной Рады, СНБОУ (куда я, собственно, и адресовал свое обращение), Генеральной прокуратуры, Минюста … И убедился в одном: отдельно взятая украинская человек в своем государстве полностью беззащитен. Отписки, которые я получил, были примерно одинакового содержания: судитесь, пан Николай, судитесь. Эти отписки, как и собственно судебные процессы, статьи, организованные против меня, натолкнули на мысль написать обо всей этой истории книгу. Поверьте, будет читаться, как детектив!
    Я знаю, что за продвижением судебного дела следит много людей. И не важно, чья это дело: Гриценко, Иваненко, Петренко … Важно, что право и правда конкретного человека должны победить корпоратив. Иначе, кому нужна такая система, в которой человеческие правовые конституционные ценности игнорируются?
    Далее кратко: я выиграл дело в Окружном суде г. Киева, решением которого действия Нацсовета относительно моего увольнения признаны неконституционными и неправовыми и обязано немедленно восстановить меня на работе. Судебные заседания с перерывами продолжались ровно год: тщательно выяснялись все обстоятельства, добавлялись документы … Но Национальный совет на протяжении нескольких месяцев упорно игнорировала выполнения этого решения. Исполнительная служба направила представление в прокуратуру на бездействие руководства Нацсовета относительно невыполнения судебного решения. Дальше – Апелляционный суд Киева (председательствующий судья – Сапрыкина) ровно за три минуты отменил решение Окружного суда. В полном объеме, даже без возвращения на рассмотрение. Теперь дело будет рассматриваться Высшим административным судом Украины, куда я направил кассацию …
    Параллельно Шевченковским судом города Киева рассматриваются две мои иски о защите чести, достоинства и деловой репутации. Дело в том, что, увлекшись обвинениями в непрофессионализме в мой адрес, некоторые нацрадивських услужникив дописался до того, будто я не умею даже компьютером пользоваться …
    Чем занимаюсь? Сейчас на творческой работе, реализую некоторые проекты. Недавно в издательстве Дикое поле вышла моя книга Живи добром, сейчас вместе с киевским издательством Альтерпрес готовим к печати томик моей лирики. Как сценарист я принял участие в создании документального фильма Родительские пороги, сделал несколько имиджевых медиапроектов, упорядочил два альманахи. А еще мы вместе с единомышленниками-земляками поставили в Сумах уникальный народный памятный знак – Сумка, который уже стал одним из символов города и очень полюбился горожанам, и открыли обновленный украинский художественный клуб-кафе Сумка с выставочным залом, где проходят презентации книг, творческие встречи … Трудовая книжка лежит дома и ждет, когда после записи об увольнении по статье в ней появится запись о восстановлении на работе. Поверьте, это уже дело принципа. Не выиграю в Украине – дойду до Европейского суда. Но свои права защищать до конца!
    Окончательно убедившись, что один в поле не воин, недавно принял участие в создании нового общественного объединения – Народная палата Украины. Надеемся, в ближайшее время к ней вольются десятки общественных организаций нашей страны с целью усиления реального влияния граждан на процессы, происходящие в обществе. Основной вывод, который я сделал после всей этой передряги с открытым письмом к СНБОУ: капля камень точит. Боримося! Борется за свою страну! Просто так нам ее никто не отдаст!
    Николай Гриценко, экс-начальник отдела по связям со СМИ и общественностью Национального совета Украины по вопросам телевидения и радиовещания
   

Агитационная мифология

  Артем Биденко, «Украинская правда» Внутри октября официально начинается предвыборная кампания, и до момента регистрации кандидатов будет запрещена любая политическая агитация. Однако это не означает, что на улицах, в прессе и на телевидении кандидатов станет меньше.
    Несмотря на дух закона, его букву обходить чрезвычайно легко; честные и неподкупные слуги народа уже давно нашли все обходные дорожки в зарослях украинских документов.
    Непонятно только – зачем вообще было выдумывать этот миф о запрете агитации. Неужели для того, чтобы собственные штабы креативнее работали?
    Миф 1. Социальная агитация
  Юлия Тимошенко изначально вышла с очень сильным слоганом: Она – работает, причем именно знак тире сделал этот месседж узнаваемым и оригинальным. Он добавил простому, по сути, выражения твердости, окличности и уверенности.
    Возможно, в штабе сделали это чисто интуитивно, возможно, учли особенности человеческого восприятия написанных текстов – доподлинно неизвестно. Ходят слухи, что эту фразу предложил сам Турчинов. В любом случае такой слоган можно считать одним из лучших в украинской политической истории – за его четкость, самодостаточность, привязанность к вербальной коммуникации Тимошенко. И однозначно до начала октября агитация БЮТ выгодно отличалась от конкурентов.
    Впрочем, уже в октябре штаб ЮВТ изменил собственный коммуникативный стиль, запустив новый текст Она работает. Она – это Украина. Предусмотреть такой ход можно было еще в августе: неизвестно по каким причинам представители БЮТ начали морочить всем голову, что в рекламе говорится о всей Украине, и это – социальная реклама.
    Конечно, большой плюс штаба – то, что кампанию запланировали заранее до 17 января, и четко придерживаются плана. Однако, с другой стороны, абсурдно желание нарушить закон и разместить рекламу во второй половине октября сыграло Юлии Владимировне медвежью услугу.
    Так, главной ошибкой стало изменение слогана. Конечно, на первый взгляд она незначительна, однако для нашего подсознания изменение модальности фразы несет очень важный смысл – ведь без тире фраза Работает она теряет свою силу и ударение. А ставить два тире в двух предложениях, видимо, показалось не слишком эстетичным.
    Таким образом, двухмесячный марафон Она – работает! с противопоставлением, с взглядом в будущее (чего только стоят телевизионные ролики преодолеем кризис вместе) превратился в банальную шароварщину из серии трудяги, шахтеры, крестьяне и творческая интеллигенция. При этом на телевидении сюжетов ЮВТ не будет в течение запретного периода, а на внешних носителях реклама спокойно висеть. И не будет нести никакого ценностного содержания для Тимошенко.
    Нельзя сказать, что такое изменение модальности отберет у Тимошенко голоса, как это произошло с Арсением Яценюком, но нарушение стиля коммуникации фактически нивелировало психологическое достижение августе-сентябре. Убив населению в головы мантру она работает, штаб ЮВТ сегодня фактически сбил любые впечатление от нее – как негативные, так и положительные.
    Между тем, обойти эту ситуацию было легко: достаточно было просто на полмесяца забыть о слогане Она работает, и сосредоточиться только на Украине.
    Второй ошибкой считать сумасшедшее желание любым образом акцентировать внимание на она после 16 октября. Несмотря на то, что 99% людей прекрасно понимают, о ком идет речь в рекламе, штаб решил фактически играть дурака и делать вид, что премьер-министр ни к чему.
    Кроме нарушение духа закона, мы имеем довольно пренебрежительное отношение к электорату. Пипл типа хавает. Опять же, выход за рамки слогана, сюжеты вроде Украина – работает! позволили бы хоть немного обойти этот скользкий момент.
    Миф 2. Критика диалектики
  Оказывается, количество не всегда переходит в качество – на протяжении многих лет украинские политики упорно доказывали неправоту Энгельса. Однако остается факт, что с количеством любят играть конкуренты для достижения собственных качественных целей.
    Так, в последнее время определенные источники любят приводить данные о тысячах щитов в той же Тимошенко и несчастные десятки у лидера оппозиции Виктора Януковича. Суровые цифры показывают несколько иную картину.
    Так, в сентябре по данным мониторинговой компании ЮММ (мониторинг 33 городов Украины) была следующая картина:
    кандидат
  количество плоскостей
  Юлия Тимошенко
  более 2800
  Виктор Янукович
  более 2500
  Арсений Яценюк
  более 1500
  Сергей Тигипко
  более 1500
  Юрий Луценко
  более 200
  Антиреклама Тимошенко
  49
  Виктор Ющенко
  20
    Как видим, существенной разницы (в разы) нет, и в целом политической рекламы пока что не более 11% от общего количества в Украине. Более того, чисто экспертные подсчеты и анализ медиа-эффективности кампаний показывают, что стоимость наружной рекламы у Яценюка, Тимошенко и Януковича примерно одинакова – между 2 и 3,5 миллионами гривен (оценка колеблется в зависимости от скидок).
    При большем количестве носителей в БЮТ одинаковая цена стала реальной за счет нескольких эксклюзивных контрактов с операторами, применение максимального количества различных форматов. Важную роль также сыграло уменьшение количества посредников между штабом и конкретным щитом: по сути, набор программы происходит внутри генерального подрядчика, который о наружную рекламу знает гораздо больше, чем штабисты ПРУ, Фронта изменений и Нашей Украины вместе взятые. Последствия можно хорошо увидеть в регионах: БЮТ отходит от биг-морд и пытается использовать различные носители с разным ценностным наполнением.
    Впрочем, ноябрь окончательно расставит акценты: с рекламой наконец выйдет Виктор Ющенко и другие кандидаты, и медиа-эффективность различных кампаний можно будет проверять с большей точностью. Однако уже сегодня можно сказать, что количества политических щитов будут неуклонно расти – до 25% от всей рекламы.
    В этом лежит серьезный минус украинских политических штабов: они стараются максимально раздуть политические бюджеты.
    Вместе с тем исследования показывают, что в город-миллионник достаточно 50-70 плоскостей с заметным креативом для того, чтобы обеспечить максимальный охват аудитории. Даже если брать аппетиты политических игроков, кандидату в президенты достаточно максимум 1000 – 1500 плоскостей по всей Украине для того, чтобы достучаться до каждого избирателя. В Украине же выборы напоминают гонку вооружений, и кандидаты вместо имиджевой присутствия занимаются нервотрепкой избирателей.
    Нема совета говорить, что кроме финансовой нагрузки на штаб, рекламный давление со временем вызывает отторжение потенциальных избирателей, их апатию и неприятие кандидата.
    Фактически на уровне подсознания количество денег, выброшенная на банальное лунное висения плаката, вызывает абсолютное чувство собственной неполноценности и даже агрессии к политикам. Собственно заграницей и нет такого количества прямой политической рекламы – потому что слушают экспертов.
    Миф 3. Политика белого шума
  Фантазия украинских политтехнологов закончилась в августе-сентябре. И ориентируется эта фантазия, в первую очередь, на критику в СМИ.
    Сказали эксперты, можно в рекламе обойтись без фотографии политика – и вот мы получили массовый переход на смс-формат. Похвалили политологи лаконичность и простоту рекламы Тимошенко – и улицы заполнились похожими сюжетами Литвина, Единого Центра, Януковича.
    В теории коммуникации это все носит название белого шума: информации настолько много, и она так похожа, что аудитория перестает воспринимать ее даже на подсознательную уровне. Просто воспринимает как часть фона.
    целом любой политический штаб при разработке имиджа и брендбука своего кандидата должен учитывать контекст гонки: как ведут себя конкуренты, которые могут быть возможные вызовы и ответы. Поэтому получив достаточно четкое и узнаваемое позиционирование Тимошенко, Яценюка, Гриценко, Януковича, грамотные консультанты должны были предложить своим клиентам новые решения – как в смысловом, так и в графическом наполнении.
    Очевидно, что играть с граффити, полосками, телефонами доверия, наведением порядка, или короткими высказываниями на белом фоне было бы неправильно – это только добавляет пунктов конкурентам, с которыми, в первую очередь, ассоциируются такие идеи.
    Зато в октябре и Владимир Литвин и Единый Центр создали прецедент для собственного потери в белом шуме: фактически написали фразы на заборах.
    Единый Центр, по сути, повторяет вопрос Тигипко, просто в другом формате. А Литвин идет дорогой Тимошенко, только меняет местоимение она на он. Польза такой рекламы – нулевая, более того, при отсутствии агитации (а это первичный продукт), прямая реклама (вторичная) фактически бессодержательная.
          И вообще в очередной раз огорчили эксперименты Владимира Литвина. Предполагается, что если политик проигрывает со своей программой, то он в течение мижвиборчного периода общается с людьми, работает на имидж своей программы, корректирует нюансы, и вновь выходит с этой программой к людям.
    Как правило, либералы не становятся консерваторами зависимости от результатов выборов. Разве что за большие деньги.
    Конечно, Литвину далеко до Яценюка, который за несколько месяцев превратился из молодого технократа на левака-оппортуниста. Однако начав в 2006 году с зеленым Мы, в 2007 году продолжив со своим фото и Стране нужен Литвин, спикер парламента вновь пошел на размытие собственного бренда. Оставив определенное напоминание о императивность (требуется, только он наведет порядок), штаб Литвина начал экспериментировать с цветами.
    Нет, конечно, сюжеты абсолютно профессионально сделаны, и даже вызывают интригу в простых зрителей: кто же Сей вышел на билборды. Может, новая марка майонеза? Однако желтый цвет с красной полоской – это новое в имидже Владимира Михайловича, и это новое несет ощутимый левацкий прогиб.
      Если раньше левизна Литвина носила чисто крестьянский характер, ориентацию на периферийного избирателя, то новая реклама предлагает фактически красного (и не просто красного, а подчеркнутого, в виде стрелы) кандидата, который будет наводить порядок.
  Делать какие-то окончательные выводы из тизера еще рано, но, кажется, более выигрышным было бы использование старого доброго зеленого Мы, на которое было потрачено много денег, и которое имеет серьезный потенциал в Украине.
        Миф 4. Штаб знает, что делает
  Основное впечатление от политических кампаний любого кандидата – это нас держат за идиотов. И в этом впечатлении однозначно виноваты консультанты, разрабатывающие элементы агитации и платформу кандидата.
    Все наши политики неправильно строят свои политические кампании. Абсолютно все и абсолютно неправильно. И именно поэтому в Украине ни один из них не способен осуществить качественный рывок в собственной карьере.
    Дело в том, что все штабы строят коммуникацию, исходя из желаемых качественных характеристик своего кандидата: хозяйственник, сильная рука, наведет порядок и т.д. В то время, как обществу характерна целый ряд конкретных проблем и ценностей, решения которых являются принципиальными и оставляют далеко позади все смехотворные идеи типа стране нужен, или новая индустриализация.
    Социологические исследования показывают, что общество глубоко волнуют такие проблемы, как безопасность на улицах, личное экономический рост, образование для детей и др. Эти базовые проблемы лежат на поверхности и нуждаются хотя бы вербальных решений.
    Конечно, украинские политтехнологи и политики не имеют соответствующего опыта, и достаточно поверхностно берут пример с западных кампаний.
    Ведь мы действительно видим лишь вершину айсберга агитации того самого Барака Обамы: достаточно пустой сам по себе слоган Yes, we can (Да, мы (с) можем), работа с блогами, и простота самого кандидата. Складывается впечатление, что например, для того самого Яценюка весь Барак Обама – это обед в Пузатой хате и пара блогов для молодежи.
    Но ошибка кроется в том, что на Западе политические кампании идут принципиально иначе. Главное для них – это платформа кандидата, набор конкретных идей, которые он защищает. Эта платформа получает материализацию в законопроектах, постановлениях, релизах, которые кандидат предлагает в межизбирательный период. А в период агитации эту платформу активно обсуждают волонтеры-агитаторы и сами кандидаты на дебатах.
    Так, например, все американцы прекрасно знали позицию Обамы по ряду конкретных проблем: закрытие космической программы, активизация исследований стволовых клеток, изменение налогового законодательства, давление на корпорации по уменьшению расходов, и т.д. Эти идеи отчетливо доносились к населению тысячами волонтеров, которые не только сидели в блогах, но и ходили от двери к двери.
    Аналогично строят свои кампании и другие кандидаты в США и Европе. А прямая реклама с слоганами (вспоминаем Меркель: Мы знаем, как) – это только имиджевые поддержка, нечто вроде закрепления пройденного материала, или просто метка присутствия.
    Украинские политики лишены всего этого. Даже эксперты не скажут, какая разница между Тимошенко, Януковичем, Яценюком, Ющенко – нет, не в стволовых клетках, – хотя бы в том, как навести порядок на улицах городов.
    Все кандидаты однозначно выступают за порядок, но ни один не предлагает и никогда не предлагал конкретного плана действий. В ни одного политика нет платформы, есть только большой спич на тему процветания, который почему-то называют программой.
    И именно поэтому у нас так много прямой рекламы, и именно поэтому эксперты так заботятся визуальной составляющей избирательной кампании. А что еще остается делать? Что будут рассказывать агитаторы о Яценюке – в чем для них заключается смысл фразы здоровые образованные люди? Или это бесплатная медицина, или это переход на западные стандарты научных квалификаций? Или это уничтожение глубоко коррупционного ВАКа? Или предоставление независимости университетам?
    Что обсуждать на дебатах между Тимошенко и Януковичем – разве у них есть разный подход к системе налогообложения крупных корпораций? А может они имеют разное видение проблемы пенсионного возраста? Ли проблемы получения виз в страны Европы?
    К сожалению, в Украине чрезвычайно мало экспертов, которые могут создать подобную полноценную платформу для кандидата, и вообще нет политиков, которые готовы браться за конкретные обещания. Речь не о выполнении обещаний, но о банальной культуру такой профессии, как политический деятель. Подобная культура предусматривает командный стиль, привлечение специалистов разных отраслей, и, в первую очередь, подчинение политика требованиям штаба.
    Покажите такого политика, и можно будет перевернуть Украину!
    Артем Биденко, руководитель ассоциации наружной рекламы Украины, президент группы SA Political Communications, для Украинской правды
    Фото – www.pravda.com.ua
     

В «Окнах» СТБ обматюкалы банк «Надра»

  Ненормативная лексика в сюжете Османа Пашаева является нарушением профессиональной этики. Об этом ТК сказал медиаэксперт Игорь Куляс, оценивая сюжет Окон СТБ от 13 октября (видео – здесь).
    К ТК обратилась руководитель отдела по работе со СМИ департамента коммуникаций и связей с общественностью банка Надра Ольга Пивень, которая попросила дать оценку работе съемочной и творческой группы телеканала СТБ по соблюдению норм общественной морали.
    Во вчерашнем вечернем репортажи о работе банка Надра на СТБ Османа Пашаева (Окна в 22:00) прозвучал явно малоприкритий ругательный высказывание в адрес нашего финучреждения, – пояснила она причину обращения к ТК.
    Заместитель председателя правления СТБ по информационному вещания Алексей Мустафин в комментарии ТК заявил, что выпускающая служба Окон перекрыла ненормативную лексику специальным звуковым сигналом.
    Однако Игорь Куляс, который анализировал сюжет, отметил, что в синхроне вкладчика банка отчетливо звучит нецензурное слово, не перекрыто традиционным бипом.
    С точки зрения профессиональной этики, действительно, журналисты должны понимать свою ответственность перед обществом. Ведь их работу видят сотни тысяч или даже миллионы зрителей, многие из которых, мягко говоря, не приветствуют нецензурной лексики, а следовательно, будут обижены услышанным. Не говоря уже о том, что у экрана телевизора есть не только взрослые, но и дети. Поэтому есть профессионально недопустимым монтировать к сюжету позацензурни слова и выражения. Меня, честно говоря, удивило, что это сделал такой опытный журналист, как Пашаев, – заявил в своем комментарии господин Куляс.
    временем юрист Института медиаправа Игорь Розкладай, которого ТК попросила дать юридическую оценку сюжета, не заметил в нем нарушений.
    Сюжет построен вполне адекватно, поданная проблема, взято комментарий у юриста, представителя НБУ, вкладчиков банка. Временный администратор банка отказался от комментариев. Конечно, для полноты картины можно было бы взять еще и комментарий у должников банка, но журналисты просто могли не успеть это сделать, – сказал он.
    Относительно малоприкритого бранного выражения, господин Розкладай склоняется к тому, что это чисто техническая проблема и канал не имел умысла донести до слушателя известное заборные слово. И даже при условии, что это было сделано специально (что надо доказать), далее комиссии по журналистской этике дело зайти не может.
    Зато Игорь Розкладай удивлен обращением банка Надра по безнравственности сюжета СТБ. Ввиду ситуации с банком, по логике претензии в сторону СТБ, он должен сам явиться в Национальной экспертной комиссии по вопросам защиты общественной морали и сообщить о своей аморальное поведение. Ведь банк, очевидно, нарушил ст. 60 Закона О банках и банковской деятельности, по которой информация относительно деятельности и финансового состояния клиента, которая стала известна банку в процессе обслуживания клиента и взаимоотношений с ним или третьим лицам при оказании услуг банка и разглашение которой может причинить материальный или моральный ущерб клиенту, является банковской тайной, – говорит юрист, напоминая, что за такое разглашение предусмотрена ответственность согласно ст. 232 Уголовного кодекса Украины.
    Хроника
   

МВД таки приучит работников милиции не использовать язык вражды

  Георгий Кобзарь, XenoDocuments сих пор не единственным является использование в сообщениях украинских СМИ заезженных клише типа грузины – воры, цыгане мошенники, нигерийцы – наркоторговцы и т.п., которые перекочевывают из небрежно подготовленных сообщений милицейских Центров связей с общественностью на страницы газет и телеэкраны всей страны.
    К сожалению, среди некоторых сотрудников правоохранительных органов четко укоренившейся является точка зрения о существовании так называемой этнической преступности, присущей представителям определенных национальностей, проживающих в Украине. Чаще всего, к таким, привыкших к совершению правонарушений этносов, в милицейских кулуарах относят цыган (ромов), крымских татар, так называемых лиц кавказской национальности, а также выходцев из Африки и Азии. Нередки есть и обобщенные высказывания, которые также становятся стереотипами: они все воры, они все захватывают землю, все они нелегалы т.д.
    И статей, радио-и телесюжетов, подготовленных по подобной схеме, можно привести десятки и сотни. При этом четко выраженной есть тенденция, по которой такой подход не используется по отношению к представителям национальностей, является преобладающим большинством в стране (так называемой титульной нации) или регионе: вы никогда не увидите статью, в которой бы были собраны факты о преступлениях и правонарушениях , совершенные одними украинской (с четким указанием национальности злоумышленников) или русскими, хотя созвучных материалов о уголовников-кавказцев или цыган ли африканцев – бог весть сколько. Следовательно, такое искаженное представление информации является ничем иным, как применением определенного дискриминационного подхода.
    Роттердамская хартия 1996 Охрана правопорядка силами полиции в полиэтническом обществе предупреждает: Полиция должна признать, что распространение средствами массовой информации неточных сведений и стереотипов самым негативным образом отражается на отношении населения к этническим меньшинствам … Нужно иметь в виду опасность концентрации внимания на данных об уровне преступности в группах этнических меньшинств … Существует опасность навешивания уголовного ярлыка на всю этническое меньшинство. Стереотипные представления о криминализованисть этнических меньшинств, скорее всего, будут вскакивать популярной периодикой и другими СМИ.
    Украинская журналистское сообщество имеет собственный опыт в выработке предохранителей по недопущению проявлений языка вражды. Так, в апреле 2001 г. на встрече журналистов южных регионов Украины в Ялте была принята Декларация основных принципов работы журналистов в полиэтнических обществах, в которой содержится такое предписание: Журналист не имеет права акцентировать внимание на расовой, этнической принадлежности, политических и религиозных убеждениях суб ‘ екта информации … Особенно этот принцип относится к материалам о преступлениях, когда упоминание принадлежности подозреваемого или преступника к какой религиозной, этнической или другого меньшинства может вызвать отрицательное отношение к этим группам.
    Исходя из того, что практика указания этнического происхождения лиц в материалах о совершении правонарушений и преступлений является неуместным, необоснованным и такой, которая может повлечь нарушение прав человека, поскольку выступает фактором, который обуславливает усиление национальной ненависти и вражды в обществе, Общественный совет при ГУМВД Украины в Харьковской области по вопросам обеспечения прав человека своим решением от 18 ноября 2008 рекомендовала органам и структурным подразделениям ГУ МВД Украины в Харьковской области отказаться от распространения информации с указанием этнического происхождения правонарушителей и преступников как проявления языка вражды. И Харьковский милицейский отдел связей с общественностью четко принял эту рекомендацию к исполнению.
    Инициатива харьковчан была поддержана Общественным советом при МВД по вопросам обеспечения прав человека, который на своем заседании 24.12.2008 г. решила: Рекомендовать ДСО и МД совместно с Общественным советом и правозащитными организациями ввести единый стиль представления информации относительно этнического происхождения правонарушителей. ДКЗ ввести в план служебной подготовки вопроса о недопустимости использования языка вражды в ведомственных СМИ и публичных выступлениях.
    Однако, на сегодняшний день это решение выполняется далеко не всегда. Беглый анализ материалов, размещенных даже на сайте МВД, позволяет сделать вывод, что статьи с указанием национальности нарушителей закона никуда не исчезли. Такие публикации, как Работники ГУБОП в Киеве задержали двух граждан Грузии, находившихся в межгосударственном розыске, позолотить ручки теперь могут и блондинки, Сняла порчу вместе с … деньгами и т.д., в которых красноречиво описывают о криминальных действиях, совершенных грузинами, цыганами и представителями других этнических меньшинств и иностранцев, бросаются в глаза довольно часто, хотя после опубликования материала МВД приучает работников милиции не использовать язык вражды их количество несколько уменьшилось.
  Итак, неотложным заданием является превратить рекомендации Общественного совета при МВД на ведомственный нормативный документ Министерства, который бы четко закрепил такое предписание:
  1.Органам и структурным подразделениям МВД отказаться от распространения информации с указанием этнического происхождения (национальности, расы) правонарушителей, преступников и лиц, подозреваемых в совершении админправопорушень и уголовных деяний.
  2. ДСО и ОСО в своих сообщениях вместо этнического происхождения правонарушителей указывать лишь их характеристику по категориям гражданин Украины и не гражданин Украины.
    Эти рекомендации были еще раз представлены помощником министра МВД по правам человека в Харьковской области Юрием Чумаком в рамках работы секции Борьба с дискриминацией, расизмом и ксенофобией во время проведения Общественных слушаний Соблюдение прав человека в деятельности МВД, состоявшихся 2 октября 2009 в столичном Украинском Доме. Хочется надеяться, что соответствующая инструкция МВД скоро появится и будет способствовать урегулированию данной проблемы.
    Внедрение предлагаемых мер не потребует никаких материальных затрат, оградит от распространения информации, что обуславливает усиление национальной ненависти и вражды в обществе, нарушения прав человека, способствовать улучшению имиджа МВД Украины как внутри государства, так и на международном уровне.
    Георгий Кобзарь, XenoDocuments
    Фото – filurin.ru
   

ИТК и НАМ просят ЦИК отказаться от «средневзвешенного показателя» и позволить СМИ самим определять цены на политрекламу

  Индустриальный телевизионный комитет и Национальная ассоциация телерадиовещателей просит ЦИК, Нацсовет и Госкомтелерадио воздержаться от превышения полномочий и ограничиться предоставлением официальных разъяснений относительно порядка выполнения положений закона о публикации расценок стоимости единицы печатной площади и единицы эфирного времени в средствах массовой информации для проведения предвыборной агитации и их применения в течение избирательной кампании. Об этом говорится в заявлении ИТК. По мнению индустриальных общественных организаций, СМИ должны сами определять КБК..
    Напомним, 2 октября Центральная избирательная комиссия утвердила положение о средневзвешенный показатель стоимости единицы печатной площади и единицы эфирного времени в СМИ для проведения предвыборной агитации. Тогда как Нацсовет на заседании 23 сентября не поддержала проект ЦИК. По мнению Национального совета, это предложение ЦИК является свободным трактовкой закона О выборах Президента Украины и противоречит статье 60 этого закона, что может дать повод кандидатам оспаривать результаты выборов, ссылаясь на нарушение процедуры подготовки к выборам.
    В свои заявлении ИТК и НАМ обращают внимание на то, что средневзвешенный показатель стоимости единицы печатной площади и единицы эфирного времени рассчитывается с учетом последнего квартала 2008 года, а не последнего квартала года, предшествующего году проведения выборов Президента Украины, то есть 2009 года. Также, по мнению индустрии, положение утверждено ЦИК, тогда как законом О выборах Президента Украины предусмотрено, что оно утверждается ней вместе с Нацсоветом и Госкомтелерадио.
    В случае, если органы государства не могут выполнить возложенные на них законом обязанности за несовершенства самого закона, они должны сделать официальное заявление с изложением причин, по которым исполнение требований закона невозможно и рекомендациями относительно порядка выполнения смежных требований закона, – говорится с заявлении ИТК и НАМ. Именно поэтому, учитывая невозможность расчета средневзвешенного показателя стоимости единицы печатной площади и единицы эфирного времени, по мнению комитета, СМИ могут придерживаться принципа равенства самостоятельно определив расценки перед началом избирательной кампании, опубликовав эти расценки в соответствии с требованиями закона и применяя их одинаково в отношении всех кандидатов в президенты течение всей избирательной кампании.
    Хроника
   

Рентген. Вся правда о медиа

  «Хроника» М.Б.: Поздравляю! В эфире – совместный проект радио Проминь и общественной организации Хроника – программа Рентген. Всю правду о медиа освещает для вас Марина Бердичевская. Сегодня в студию посетил известный медиаэксперт и медиатренер Игорь Куляс. Приветствую Вас, господин Игорь.
    И.К.: Здравствуйте, Марина.
    М.Б.: Краткая справка о Вас для слушателей. С 1989 года господин Куляс прошел на украинском телевидении путь от репортера до шеф-редактора новостей. В течение 1999-2002 годов был шеф-редактором программы Репортер на Новом канале. Игорь стажировался на таких всемирно известных медиавелетнях, как BBC, Reuters, ITV, CBC, а также работал кризис-менеджером в 20 региональных и общенациональных телекомпаниях. Сейчас он работает тренером-консультантом по телевизионного производства международной общественной организации Интерньюс-Украина. Игорь Куляс создал собственную методику оценки новостей как продукта.
    Сейчас Игорь Куляс осуществляет мониторинг соблюдения журналистских стандартов новостными редакциями 11 ведущих телеканалов страны в рамках совместного проекта общественных организаций Хроника и Институт массовой информации при поддержке проекта В-Медиа международной общественной организации Internews Network.
    Господин Игорь, все правильно? Для начала я хотела бы спросить Вас, какие именно профессиональные стандарты и методы вы считали необходимым взять на вооружение для собственной методики оценивания новостей, когда стажировались в известных всему миру медиакомпания?
    И.К.: Это стандарты, которые были наработаны уже десятилетиями, некоторые веками в мировой журналистике, никаких здесь новинок или открытий нет, это обычные, известные многим журналистам стандарты – оперативность, точность подачи информации, полнота подачи информации, сбалансированность, отделение фактов от комментариев и избежания собственных оценок журналиста, достоверность, простота и доступность информации.
    М.Б.: Мы сегодня будем объяснять слушателям, что такое джинса, ведь не все понимают это слово. Вы могли бы дать простое объяснение, что такое джинса?
    И.К.: Это такой материал, который кем-то оплачен или простимулирован-то образом. В случае с новостной журналистикой джинса может иметь разную природу, и далеко не всегда за нее платят деньги. Это могут быть материалы, служба новостей выдает в эфир не за деньги, а, например, под давлением, потому что всегда любая власть любит, чтобы о ней говорили как о покойнике – или хорошо, или никак.
    М.Б.: Господин Игорь, Вы уже почти четыре месяца подряд оцениваете качество новостного телепродукта ведущих телеканалов. Но это далеко не первый мониторинг, который Вы делаете. В прошлый раз это было накануне Оранжевой революции, в 2003-м и 2004 годах. Вы тогда также оценивали качество новостей. На Ваш взгляд, какой была порок отечественной журналистики тогда и какой она является сейчас? И чем отличается от тогдашнего состояние отечественной журналистики сегодня, он улучшилось или ухудшилось?
    И.К.: К тому времени был гораздо более мощный и централизованный давлении властей на медиа – это с одной стороны, а с другой – к тому времени новостная журналистика была более квалифицированная, чем сегодня. Сегодня и давление меньше. Не то чтобы он был меньше существенно, но не так, как во времена администрации Кучмы; впрочем, и общий уровень украинской новостной журналистики за последние годы упал. Мы видим большое количество продукта, который является неполноценным, некачественным и вообще ложным, не таким, отражающий реальность, очень часто не по причине политического давления или кем-то кому проплаченных денег, а из причин низкого профессионализма самих журналистов.
    М.Б.: А с чем вы связываете такой спад профессионального уровня журналистов? Это просто лень или что-то другое?
    И.К.: Лень – это фактор, который действует во все времена и одинаково. Вопрос, конечно, не в лени самих журналистов, а в той системе, которая была создана в течение последних лет. Мы с вами видели, что убивались крупные ньюзрумы, когда профессиональные люди витискалися, приоритетом считалась не журналистская профессионализм, а преданность конкретным менеджерам. Это очень плохая история для нашей профессии, так как вольнодумство должно быть, только тогда будет качественный продукт, только тогда люди будут чему-то стремиться и будут постоянно чему-то учиться.
    А в течение последних лет вся эта система действовала на многих каналах. Резко упал уровень качества менеджмента и уровень требований к профессиональной качества продукта. Главное, чтобы все говорили то, что надо говорить менеджерам или владельцам.
    М.Б.: То есть, один из основных недостатков – это повальная послушание журналистов? Мы об этом сегодня еще будем говорить. Сейчас я предлагаю нам послушать мнение ведущего публициста Хроники Отара Довженко об основных язвы отечественной журналистики образца 2009 года.
    О.Д.: Наибольшее нарушение – это откровенная, наглая и нахальная джинса, которая появилась так, как это бывает перед выборами. В выпуск новостей вклинивается блок сюжетов, в котором сообщается, что тот или иной кандидат в президенты считает такое-то, призывает к такому-то собирается что-то сделать или поездил на танке, или подоил корову, и эти сообщения сопровождаются видеорядом, синхрон этого кандидата в президенты, то есть это – откровенно заказные сюжеты рекламного характера, это нарушение закона О рекламе, не говоря уже о том, что это – нарушение если не буквы, то духа закона О выборах, потому что фактически ведется политическая агитация до старта избирательной кампании. С одной стороны, игнорируют важные темы, потому что в социалке, в отличие от политики, нет четкой системы координат – что важно, а что неважно. Например, прекрасная новость, которая была пару недель назад – расстройство желудка в пятнадцати солдат президентского полка – это страшно или нет, важная новость или нет? Некоторые каналы начали с этого свои выпуски новостей – что пятнадцать солдат президентского полка, извините, сидят на унитазе, они не умерли, просто какая дизентерия. Мне кажется, что в этом случае нет четкой системы координат.
    М.Б.: Отар Довженко привел один из самых ярких примеров той абсурдной ситуации, когда вместо того, чтобы интересоваться жизнью каждого конкретного человека, журналисты настолько сконцентрированы на печерскому холме, как говорила в этой студии директор Института массовой информации Виктория Сюмар, что расстройство желудка в солдат президентского полка становится важнее действительно значимые для всего общества темы, а именно смерть ребенка в Донецкой области в результате плановой вакцинации.
    Господин Игорь, я, как преданный читатель результатов Вашего мониторинга, сформулировала для себя примерно такой диагноз отечественной журналистики.
    Первый симптом для меня – это нежелание или неспособность проверять информацию и ее источники и ссылаться на них, следствием чего становятся такие позорные случаи. Я цитирую Ваш текст: 4 сентября, сообщая о массовом отравлении детей в Джанкое, ни один телеканал не указал источников фактической информации, в частности о количестве отравленных. Логично было бы узнать в местных больницах, но данные, очевидно, собирались где угодно. Поэтому имеем разнобой в цифрах: ICTV указывает, что госпитализированы 126 детей, Новый канал, СТБ, 1 +1 и Украина говорит о 137 детей, Интер и Первый канал – о 144 ребенка, 5-й канал – о 151 ребенка. При этом каналы не указывают, на какую именно час приведены данные.
    Господин Игорь, я уверена, что для любой западной телекомпании подобное просто недопустимо. Или я ошибаюсь?
    И.К.: Там, где я был, конечно, в редакциях чрезвычайно высокие требования к точности любого факта, который приводится, и к перевирености этого факта, достоверности. Наши каналы очень часто не утруждают себя – где-то услышали или взглянули к интернету (дикая вещь, что журналисты считают это источником информации), и все это выдали в эфир, не думая о том, что этот эфир будут смотреть сотни тысяч или миллионы людей . То есть журналист сам не проверил факт, а отдал его миллионам людей. На Западе одного такого прокола достаточно для того, чтобы человека навсегда выбросили из этой профессии, потому что это свидетельствует не об ошибках, а об отношении человека к своей работе.
    М.Б.: Но если бы не ваш мониторинг, этого бы никто не заметил. Ведь зритель не смотрит 5-7 каналов ежедневно, и он не имеет возможности сравнить это. Второй симптом из моего личного диагноза, который я задавала нашей журналистике, читая ваши мониторинги, – это недопустимо и довольно частое игнорирование наиболее значимых социальных тем. Мы уже упоминали в этой студии, что, например, 20 августа телеканал ТВi вообще не сообщил зрителю о тогдашней тему № 1 – смерть ребенка в Донецкой области после плановой вакцинации. Но у нас множество свежих примеров: 2 августа только канал СТБ обратил внимание на обесценение гривны и прогнозы финансистов по этому поводу. Только Новый канал рассказал тот же день, что в стране не хватает бесплатных лекарств Куросурф для детей, которые рождаются недоношенными. Лишь канал Украина рассказал о том, что в городе Снежное закрывают одну из школ, и родители подозревают, что под ней расположен пласт угля, на который кто-то претендует.
    Вместо этого центральные телеканалы сосредоточены на посещении премьер-министром Юлией Тимошенко Ливии – по случаю празднования Муаммаром Каддафи 40-летие собственного пребывания у руля страны, на новом стадионе Донбасс-арена, на том, что вице-спикер парламента Николай Томенко пропагандировал среди школьников здоровый образ жизни …
    Господин Игорь, здесь мы вплотную подошли к теме джинсы. Почему, по Вашему мнению, каждый раз, что ближе к выборам, тем меньше социалки в новостях, рассказы о социально значимые события, место которых уверенно занимают рассказы о политике партии? Пока, правда, этих партий несколько.
    И.К.: Когда дело идет к выборам, включаются какие-то признаки болезней, это – истерия. Я бы сказал так: вопрос того, что ньюзрумы не ищут тем, которые интересовали людей, – во-первых, в лени, все-таки. Когда приближаются выборы, здесь еще и включается другой фактор влияния – то давление, которое оказывают на владельцев и менеджеров каналов: обо мне надо рассказывать больше. Это понятно.
    Я приведу вам такой пример из недалекого прошлого, как это может происходить: мы все помним наводнение, которая была в прошлом году. С моей точки зрения, это была тема года вообще для Украины, ничего большего, что преобладало бы это по количеству людей, которых напрямую касалась эта беда, по количеству последствий для огромных регионов, в прошлом году не было. А теперь представьте себе, что в те первые дни, когда страна была по колено, по шею в воде, наши каналы бросили все силы на другую важную тему – на освещение визита Варфоломея в Украину! Я совершенно не сомневаюсь, что эта тема является основной, но наводнение было важнее на голову. Директор региональной телекомпании рассказывал мне историю, которая очень хорошо объясняет, почему так произошло. Он говорил, что когда они звонили на центральный канал (я не буду называть этот канал, потому что это происходило везде, на всех наших крупных каналах) и говорили: У нас тут просто беда. Вот вам материал, а им говорили: Вы успокойтесь, потому что у нас тут Варфоломей. Это, пожалуй, уровень понимания. И большие каналы включились в освещение этой тематики лишь тогда, когда туда поехали наши политики.
    М.Б.: Но это касается не только этой темы, очень часто вообще обращают внимание на события только тогда, когда политики по этому поводу что-то говорят. Вы могли бы привести еще некоторое яркий пример заказных сюжетов за последнее время? Ведь мы с мониторингов видим, что за последний месяц количество джинсы увеличилась просто катастрофически.
    И.К.: Сейчас пошла политическая джинса, понятно, что есть некоторые кандидаты, которые имеют либо влияние или деньги, поэтому в эфире многих каналов появляются некоторые материалы. Пока джинсовым лидером является Юлия Владимировна, и это понятно, потому что она имеет все рычаги влияния на владельцев крупных каналов.
    М.Б.: Вот я по этому поводу хотела бы, чтобы вы прокомментировали одну из последних очень громких событий. В последнем своем тексте, посвященном внезапном изменении идеологической линии подачи новостей телеканалом Интер, Отар Довженко приводит такие данные: 7 сентября, в день объявления об увольнении Анны Безлюдной, генерального продюсера медиагруппы Интер (она 3 года возглавляла канал), с газовыми договоренностями Украины с Россией , за которые канал в течение последнего года жестко критиковал Юлию Тимошенко, вообще не давал ей слова в эфире, а также представителям ее блока, вдруг стало все в порядке. Кроме того, из новостных сюжетов канала вообще исчез Арсений Яценюк, который ранее комментировал почти все события, и даже те, к которым он не имел никакого отношения.
    Я бы хотела, чтобы вы прокомментировали такую внезапную перемену, ведь журналисты Интера говорили, что они не предоставляют слова Юлии Тимошенко и ее представителям, потому что те сами отказываются давать комментарии канала, но 7 сентября все стало наоборот.
    И.К.: Смена власти на Интере – это событие, смысл которой все равно пока трудно как-то оценивать, надо посмотреть, что будет делать руководство. Как предположение, я могу сказать: мне кажется, пока взят просто тайм-аут, новая информационная политика Интера в состоянии развития. От людей с Интера я, например, знаю о том, что с ньюзрумом никто никаких концептуальных разговоров не вел с нового руководства. То есть, не было сказано четко то одно, например, что мы дальше делаем новости так, так и так. Такого не было.
    М.Б.: Но господин Довженко говорит, что из наших неофициальных источников есть такая информация, что просто было дано указание, чтобы Юлии Владимировны было столько же в эфире, как, например, Виктора Януковича.
    И.К.: У меня, к сожалению, такой информации нет, но если это так, то можно предположить, что состоялись определенные договоренности наверху. Канал, на который имеет влияние, в том числе, Россия.
    М.Б.: Но тут есть интересный момент, я бы хотела, чтобы вы прокомментировали. Отар Довженко связывает столь кардинальное изменение настроений журналистов Интера с их готовностью выполнять указания, то есть их послушанием, о которой мы говорили в начале. Чем бы вы это объяснили?
    И.К.: С такой оценкой Отара я согласен на сто процентов. Чем это объясняется? Объясняется очень простой вещью – вытеснено из журналистской пространства большое количество людей, которые были действительно профессиональными. Для всех, кто работает там, внутри системы, является очевидным, что если ты будешь сопротивляться курса руководства, ты просто останешься без работы. Любого человека можно понять, у всех есть семьи, надо что-то есть.
    М.Б.: А еще говорят о том, что журналисты набрали кредитов за те годы, когда не было кризиса.
    И.К.: Ну, конечно, кредитная история стала дополнительным серьезным аргументом для того, чтобы делать так, как говорят.
    М.Б.: То есть, все же есть рыночные рычаги воздействия на журналистов – страх потерять работу, нормальную зарплату, не расплатиться с кредитами. Я предлагаю послушать Отара Довженко, который объясняет новую нашествие джинсы в телеэфире тем, что сейчас людей, которые готовы практиковать способы борьбы с джинсой, просто увольняют.
    А.Д.: Сейчас уже менеджеры умнее, прагматичны, циничны, поэтому на каждом канале есть журналисты, готовые на все, которые все выполняют, а остальным достается криминал, социалка, наружное и внутреннее оценивание. Что касается политического вещания, оно всегда отдается в руки человеку, на которого можно положиться, которая напишет и скажет, и озвучить в эфире то, что нужно. Если послушать то, что говорят Игорь Куляс и Александр Макаренко на своих курсах молодым журналистам, в них есть перечень способов противостояния цензуре, это очень интересный перечень, даже многие пункты из этого перечня имеют своего автора, например, этот способ практиковала Иванна Коберник в эфире и т. д. Сейчас людей, которые готовы практиковать способы борьбы с цензурой, просто увольняют, потому что они не нужны, та самая упомянутая Иванна Коберник конце концов, отказавшись идти в эфире и ставить в свой выпуск джинсу, была освобождена. Много других людей, которые выстояли в 2004 году – почему они выстояли? Потому что их руководители, которые бы они не были подконтрольны и подцензурные, понимали, что эти люди – профессионалы, а профессионализм в то время ценился гораздо больше, чем послушание. Человек мог быть сколько угодно непослушная и непокорная, бороться против цензуры, но если она была профессиональным, то она ценилась и с ней пытались работать, убеждать и все такое. Само собой, что были такие верные солдаты партии, которые все снимали и говорили и так далее, но были и такие. Сейчас такие просто не выживают или оттесняются на маргинес, так как это стало бизнесом.
    М.Б.: Мы послушали мнение ОтараДовженко, ведущего публициста Хроники. Господин Игорь, Вы разрабатывали перечень способов борьбы с цензурой. Какие из способов были бы сегодня самыми действенными? То есть, для тех людей, которые хотят остаться в профессии, но не хотят слушать, хотят быть действительно профессионалами?
    И.К.: Мне трудно сказать им нечто утешительное, потому что дело зашло слишком далеко. Против цензуры в действительности журналисты могут бороться только совместными усилиями, усилия одиночек обречены на провал. Даже если этих одиночек набирается много, мы помним историю с журналистами канала 1 +1, когда этих людей просто освободили в 2004 году, хотя их было немало. Им даже не помогло то, что через некоторое время канал принес извинения зрителям за то, что долго кормил их ложью, но тех людей не возобновили. И этот пример очень плох для всех остальных. Бороться с цензурой внутри канала чрезвычайно трудно, и можно лишь делать какие напивкрокы. Те способы, о которых я говорил, – большинство из них все же предусматривают совместные действия не только репортера или редактора, но и всего ньюзрума. Например, я работал на Новом канале, нам удавалось очень часто выдавать в эфир информацию, которую власть не хотела там слышать, но это были совместные действия, это не означало, что кто-то один идет против системы.
    М.Б.: То есть, пока на улучшение журналистских стандартов в Украине ожидать не приходится?
    И.К.: Есть большая такая ниша, где их можно улучшать, – это вопрос профессионализма работы людей, кто занимается самосовершенствованием, а некоторые нет. Пока что, из того, что я вижу, большинство – нет. Они считают, что лучше делать так, как они делали все время. Повышая уровень своей работы, журналисты будут иметь на что опираться, это, пожалуй, путь.
    М.Б. Путь к этому еще долгое?
    И.К.: Боюсь, что да.
    М.Б.: Я благодарю Вас, господин Игорь, за то, что заглянули к нам в студию. Это была программа Рентген, в гостях у которой был медиаэксперт Игорь Куляс. Всю правду о медиа освещала для вас Марина Бердичевская.
    До новых встреч!
   

Минюст требует от газеты «Сегодня» опровержения относительно «черных нотариусов»

  Министерство юстиции Украины 5 октября распространило открытое письмо, в котором требует опровержения информации, опубликованной 24 сентября в газете Сегодня в материале Как черные нотариусы забирают дома и машины.
    Минюст соглашается с тем, что ряд вопросов, изложенных в публикации действительно нарушает ряд нерешенных проблем. И если газета и авторы предоставят факты нарушений прав граждан, министерство проверит их и совместно с правоохранительными органами и СМИ делать все, чтобы наказать виновных.
    же время в Минюсте считают, что подавляющая часть публикации в газете Сегодня содержит тенденциозный, заказной и предвзятый характер.
    Например, по мнению министерства, в статье представлены субъективную информацию без профессионального понимания роли нотариуса в удостоверении сделок. В открытом письме Минюст довольно подробно со ссылкой на законы и подзаконные акты разъясняет все юридические нюансы.
    Вызывает удивление использование материалов, которые основаны на сомнительных источниках ее получения, – пишут в письме. Например, в министерстве утверждают, что деятельность частного нотариуса Днепропетровского городского нотариального округа Андреева В.А. (давал комментарий газете) приостанавливалась в связи с невыполнением им требований Положения о требованиях к рабочему месту частного нотариуса. А свидетельство о праве на занятие нотариальной деятельностью, выданное на имя Адамовича В.И. (еще один комментатор), аннулировано приказом Министерства юстиции еще в 2003 году за неоднократное нарушение действующего законодательства при совершении нотариальных действий.
    же время информацию о государственном предприятии Информационный центр Минюст называет такой, которая не соответствует действительности, основывается на ложных фактах и перекрученных обстоятельствах, то есть является недостоверной, порочащей деловую репутацию государственного предприятия и наносит ущерб его интересам, а потому подлежит опровержению.
    частности, министерство опровергает утверждение автора о свободной продаже на рынках и в сети Интернет баз данных Единых и Государственных реестров. Поскольку за время администрирования этих баз Информационным центром по никакой базы данных не зафиксировано утечки информации. Мы чрезвычайно заинтересованы в том, чтобы получить от автора факты или доказательства нарушений по распространению (утечки) информации, – говорят в министерстве.
    Также Минюст обвинил автора статьи в непрофессионализме и некорректном и ложном утверждении об использовании бюджетных средств на создание программного обеспечения Единых и Государственных реестров. Эта информация, по мнению министерства, направленная на дискредитацию Информационного центра.
    Нарушение законодательства Украины об информации в соответствии со статьей 47 Закона Украины Об информации, в том числе распространение сведений, не соответствующих действительности порочащих честь и достоинство личности, влечет за собой дисциплинарную, гражданско-правовую, административную или уголовную ответственность согласно законодательству Украины, – отмечают в письме.
    Как сообщили ТК в газете Сегодня, официальное письмо от Минюста получили 5 октября. Сейчас редакция его изучает, чтобы предоставить компетентную с юридической точки зрения ответ. А пока ТК получила ответ автора материала – Владислава Бовсуновского, который подчеркивает, что это его личная мысли, которая может не совпадать с официальной позицией редакции газеты.
    Владислав Бовсуновский называет поведение должностных лиц министерства очень странной. По словам журналиста, он не придумал ни одного факта, всю информацию получил законным путем и из открытых источников, а также пытался проверить приведенные в статье факты: официально обращался за комментариями в Министерство юстиции, в ГП Информационный центр в письменном виде, больше десятка раз звонил в Минюста. К сожалению, никакого ответа на свои вопросы от Министерства юстиции я своевременно не получил. Не предоставили мне и возможности пообщаться с должностными лицами министерства, – говорит он.
    Небольшой комментарий редакция получила лишь тогда, когда номер сдали в печать: С 1997 года не зафиксировано ни одного случая утечки информации из баз данных Госинформюста, что является признаком надежности защиты прав украинцев. Информация никогда не распространялась незаконным путем и не пребывает в свободном обороте и продаже, а доступ к ней надежно защищен от незаконного доступа. Его удалось разместить только в киевском выпуске газеты Сегодня, который сдается в печать позже национальный.
    Таким образом, сотрудники Министерства юстиции собственную слабость выдают за журналистскую небрежность и предвзятость, пытаясь собственную вину, которая заключается в затягивании ответы, переложить на журналиста издания, – подчеркивает господин Бовсуновский, который категорически отрицает то, что материал носит заказной характер.
    О комментаторов к своей статье журналист пишет, что Адамович сейчас судится с Минюста по поводу незаконного лишения его свидетельства на право нотариальной деятельности. А деятельность господина Андреева, о котором также идет речь в письме министра, приостанавливали ради того, чтобы запугать.
    О свободная продажа баз Единых и Государственных реестров свидетельствует то, что согласно данным СБУ в сентябре этого года на Петровке был задержан молодого человека, который торговал государственными базами данных, считает Владислав Бовсуновский. Также, по его словам, сейчас прокуратура города Киева поручила Госфинмониторинга о проведении мониторинга финансовых операций компаний Арт-мастер и Фирма 3-Т, которым нотариусы платят средства за пользование программным обеспечением.
    Автор отмечает, что в случае необходимости готов предоставить результаты своего расследования, а также видеоматериалы и документы, подтверждающие приведенные в статье факты. А распространение открытого письма от Министерства юстиции он называет попыткой отвлечь внимание от проблемы, попыткой закрыть рот журналистам, чтобы другие издания даже не касались запрещенной темы теневых схем Министерства юстиции Украины.
    Здесь можно ознакомиться с полным текстом открытого письма и ответа на него.
    Хроника
   

Шары не будет. Медиа-профсоюз должна сама себя обеспечивать

  Юрий Луканов, для «Хроники» Кредитный союз, объединение юристов, группа лоббирования интересов, превращения в общенациональную организацию – это пункты программы, которую председатель комитета КНМП Юрий Луканов предлагает для реформирования медиа-профспилки10 октября состоится отчетно-выборное собрание Киевского независимого медиа -профсоюза. Сегодня ее нужно возродить, реставрировать, рестартуваты, перезагрузить, реформировать – выберите себе глагол по душе. Одним словом, ее надо менять. О чем речь? С одной стороны, медиа-профсоюз защищает права журналистов, на ее счету за последний год – ряд выигранных трудовых споров в суде. Кроме того, мы научились воздействовать на общественное мнение путем публичных заявлений, требований, просьб и т.д. С другой стороны, чиновники часто игнорируют наши требования, просьбы и заявления. Такое противоречивое положение профсоюза следует из того, что сейчас она фактически представляет собой группу энтузиастов, которая время от времени занимается защитой журналистов. Нам явно не хватает системности в работе. В этом не вина Петренко или Иваненко. Кто бы конкретно не стоял сегодня во главе профсоюза, он объективно обречен на вышеописанное положение. Ибо так функционирует система.
    Чтобы выжить и дальше развиваться, профессиональная организация должна стать профессиональной в понимании менеджмента. Как это сделать? Понятно, что это не произойдет в один момент. Необходимо в рамках профсоюза создать определенные институты, которые были бы фундаментом его существования и не позволили бы ей развалиться безотносительно от того, будет у дежурного руководителя профсоюза энтузиазм или нет.
    Предлагаю несколько пунктов программы ее реформирования. Сначала сами пункты, а затем – их толкование.
    1. Профсоюзная кредитный союз Самопомощь (или с другим названием). Ее создание позволит журналистам самостоятельно обслуживать свои финансовые потребности.
    2. Юридическое объединение при профсоюзе. Его создание позволит более оперативно реагировать на нарушение прав журналистов, чем это делается сегодня.
    3. Группа лоббирования интересов профсоюза в органах власти и других институтах. Создание такой группы позволит защищать права журналистов не только оперативно, но и стратегически, на уровне влияния на законодательство.
    4. Преобразование Киевского независимого медиа-профсоюза на всеукраинскую организацию. Так профсоюзными активистами и организациями в регионах и выведет общенациональный медийный профсоюзное движение из кризиса.
    1. В свое время Киевский независимый медиа-профсоюз получила в от одной из партий сумму около 300 тысяч гривен. Это вызвало неоднозначную реакцию многих коллег. Тем не менее, эти деньги сыграли положительную роль – было выделено материальную помощь многим нуждающимся. Сегодня на том счете денег вдвое меньше. Но время заставляет задуматься. Мы можем и дальше раздавать деньги. Придет момент, когда на счете останется ноль. И что дальше? Надеяться на добрых дядь и теть из другой партии? Вряд ли это реально. Простите за жаргон, но слои не будет. Нам надо научиться самим обеспечивать свои финансовые потребности. Если ситуацию не изменить, то, проев упомянутые средства, профсоюз будет обречен на вымирание. Я предлагаю имеющиеся сейчас около 150 тысяч гривен положить в основу профсоюзной кредитного союза. Такие союзы успешно функционируют в Киево-Могилянской академии и КНУ имени Шевченко.
    Кредитный союз – это форма самоорганизации людей, которые, объединившись собственными силами, создают для самих себя возможность удовлетворения своих потребностей в финансовой сфере. Кредитный союз – это самоуправляемая демократическая организация, в которой члены (и только члены) определяют виды услуг, которые им предоставляются, и устанавливают условия их предоставления. Закон предусматривает, что для учреждения такого союза необходимо не менее пятидесяти человек. Независимо от суммы вклада каждый ее член будет иметь один голос – такой подход ограждает от монополизации союза.
    Члены такого союза будут иметь индивидуальные счета, которые будут состоять из их взносов. По этим вкладам нарастать депозитные проценты. При желании, они будут иметь право забрать свои средства. Но в случае необходимости они смогут получить кредит по низким льготным процентом. Таким образом члены профсоюза создадут институт, который позволит им накапливать средства и обслуживать самих себя.
    2. Сегодня три активные юристы обслуживают интересы профсоюза. Они действуют каждый сам по себе. Они работают на разных принципах: кто предоставляет услуги за деньги, кто работает на основе грантов, а кто бесплатно помогает нам существовать. Большое им спасибо. Но все же существует потребность в увеличении не только количества юристов, которые нас обслуживать, но и качества взаимоотношений между ними. Создание формального юридического объединения при профсоюзе позволит юристам действовать не самим по себе, а наладить взаимодействие, установить обмен информацией, устраивать мозговые штурмы для ответа на сегодняшние вызовы. Но самое главное – оно позволит разрабатывать стратегические планы по созданию условий, когда работодателям будет сложно нарушать права журналистов.
    3. Мы имеем определенные контакты с народными депутатами, которые в свое время были журналистами и даже членами КНМП. Но просто контакты надо превращать в систему. Нужно учредить нечто вроде Клуба друзей медиа-профсоюза, которые бы помогали ей решать проблемы с властью, отстаивали интересы журналистов на законодательном уровне. Это позволит создать механизмы, которые заставят власть имущих считаться с нами.
    4. Отношения между Независимым медиа-профсоюзом Украины и Киевским независимым медиа-профсоюзом последнее время перестали быть скандальными и перешли в русло диалога. Мы согласовали очень много вопросов, которые бы позволили КНМП эффективно действовать в рамках НМПУ. К сожалению, коллеги из НМПУ не согласились на предлагаемый нами и другими региональными организациями вариант распределения членских взносов по принципу 50% на 50%. Они требовали от нас передачи всех 100% наших вкладов на счета НМПУ. Таким образом вопрос возрождения НМПУ повисло в воздухе. КНМП заинтересовано в существовании общенациональной медиа-профсоюза. Поскольку ее наличие лишь усиливает позиции журналистов. Существование общенациональной организации возможна двумя путями: 1) проведение переговоров в рамках НМПУ с другими региональными организациями и возрождения НМПУ, 2) преобразование КНМП на общенациональную организацию. Выбор этого пути зависит не только от нас, но и от воли наших коллег из НМПУ, региональных организаций НМПУ. Как бы то ни было, но эту работу мы должны сделать – в одном или другом виде.
    Конечно, я изложил лишь ключевые моменты, необходимые для преобразования медиа-профсоюза. Они не являются исчерпывающими и могут быть дополнены и изменены во время обсуждения. Также я понимаю, что мои предложения могут вызвать возражения, их может быть отвергнуто. Но в таком случае мои критики должны предложить другой план развития медиа-профсоюза. Потому что сидеть сложа руки на старом багаже можно лишь короткие сроки. Затем профсоюз или тихо умрет, или ее брэнд будет прикупленных какой из политических сил – что тоже равносильно смерти, поскольку погибнет авторитет организации.
    Юрий Луканов, председатель комитета КНМП
    Иллюстрация – www.gloscol.ac.uk