Записи тэгированные: новости

Четвертая власть? Смешно …

Владислав Сикалов, «День» Путь журналиста-выпускника в нашей стране вполне предсказуем. Как правило, он проходит вниз, к заболоченной долины низкосортного чтива, так называемой массовой прессы Ежегодно Институт журналистики и факультета журналистики других многочисленных вузов выпускают сотни журналистов. Две трети из них, конечно, держаться подальше от редакций и студий (по статистике 70% выпускников Института журналистики не работают по специальности). Но остаются 30%. И о них идет речь.
К сожалению, путь журналиста-выпускника в нашей стране вполне предсказуем. Как правило, он проходит вниз, к заболоченной долины низкосортного чтива, так называемой массовой прессы. Кажется, уже никто не называет журналистов четвертой властью. Ибо смешно. Такие категории, как истинность, объективность, факт, не говоря уже о классические и современные теории государства, от Локка до Роулза, – все забылось, стерлось, потеряло смысл.
Все чаще приходится слышать, что журналистика – это ремесло, а скорее – заказ, паркет, обман. В отличие от науки, от искусства, журналистика очень долго несла (и во многом несет сейчас) ассоциации с поверхностными интеллектуальными предметами, с работой наспех, белыми нитками и близоруким глазом. Старые мастера умело пытались избегать этих воздушных ям в своем полете мысли; удавалось мало кому, молодые журналисты, в свою очередь, видят в мастерах старой закалки манерные фигуры, не имеющие связи с реальностью вне специализацией, недостаточно остроумные и нелепые в своей педантичной манере выражаться, так не похожей на живую феню тусовщиков. И нет никакого общего журналистского знания, теории, методики написания текстов, журналистика не изучает реальность, не ищет истину, а только информирует и развлекает.
Не существует в нашей культуре никакого внятного позитивного знания о том, чем является журналистика в целом, почему она служит и для чего, какие у него закономерности, метод и т.д. Настоящие специалисты уходят, школы и преемственности нет, ведь когда журналист-начинающий долго ходил в подмастерьях. Если же провести опрос сейчас, окажется, что нынешние специалисты не знают, что такое журналистика, которые в ней жанры, приемы и т.д. В результате журналистика оторвалась от знаний, ушла от самой красоты знаний. Бессмысленно и немножко стыдно много читать, вести блокнот, интересоваться чем-то большим, чем кольцо колбаски на белой вилочци.
Возможно, понятие такое – журналист – исчезло? Ведь общество наше просто насквозь пронизана умершими понятиями – с XIX века происходит множество политических, экономических и социальных терминов, которые уже ничему не соответствуют.
Журналистика в ее современном смысле, как известно, возникла во время Крымской военной кампании в середине XIX столетия. Она появилась в ряде западных стран – противников России. А именно Англия и Франция впервые применили против России информационную оружие. Наиболее необычным новшеством Крымской войны стало изобретение черного пиара. Это видно хотя бы из карикатур западного образца тех лет с выпадами против Николая I, флага и государственного герба России. И именно это стало началом журналистики как ряда оплаченных информационных акций, как паблисити, создание определенного – и причем заказной – общественной мысли.
Теперь, когда говорят о журналистах, моментально складывается определенный образ. А люди привычно-торопливые и считают, что этот спешно созданный образ истинно. К сожалению, в журналистике все произошло строго по Ортеѓою-и-Ѓассетом: эпоха дискриминации графоманов и дилетантов завершилась, массы восстали и, конечно, победили, что, говорят, в условиях демократии неизбежно, однако ужасно для людей, привыкших различать. К образованной бреши хлынули уже не только желающие позубоскалиты и порозчисуваты социальные язвы, но и фигуры вполне статусные: диджеи и телеведущие, дивы шоу-бизнеса и политики, бизнесмены и т.д. И хотя уровень подавляющего большинства таких материалов – около нуля, ничто не препятствует газетным и глянцевым журналистам называть их мейнстримом. Следовательно, то, что воспринималось как мастерская, куда не пускали непосвященных, превратилось в торжище, где мануфактурный ситец успешно соперничает с парчой ручнойработы.
По моему мнению, хорошим журналистом является тот, кто хорошо знает свою тему. Это непременное условие. Журналист обязан иметь большой словарный запас. Иначе – не поднять тему. И специалист помнит тысячу ссылок, цитат, отрывков, тропов, просто удачных слов. Любая сфера журналистики – то ли театр, или биржа – является огромным миром, в котором должен жить специалист.
Это колоссальное наглядное знание – со своими связями, иерархиями, уровнями важности, ценности, перевирености, с предположениями, мифами, гипотезами, не встроенными в какие теории единичными наблюдениями и другим. Это и есть нормальный мир журналиста.
инструментов занимает очень небольшое место где-то на периферии знания – примерно как бардачок в автомобиле. Цениться это может слишком высоко, но главное – чем занят партер психики.
Профессиональных журналистов обвиняют в клановости, и, кажется, небезосновательно. Инстинкт самообороны действительности побуждает специалистов – в любой сфере – держаться вместе. Те, кого к этому кругу не приглашают и не пригласили бы ни за что, свирепствуют, на каждое достойное, зрелое слово отвечая амикошонское иронией и стебом. Другие расчесывают раны общества вместо того, чтобы лечить. Это бесконечное расчесывание и занесение нечистоплотными авторами инфекции мы видим на каждом шагу. Другой слой журналистов – те, кто обслуживает потребления.
Вспомним о такой изгарью журналистики, как работа на понижение. Самый простой вариант: когда журналист берет имеющиеся в культуре действительно сильные идеи и создает из них анекдот. Это работа на стороне энтропии – только идею досмиють до плинтуса, станет не смешно. То, что называется стебом или просто хлестким стилем, в действительности является паразитированием на людях и ценностях.
Впрочем, есть и другая крайность – поучения. Морализаторство, находящийся на другом от стеба полюсе, – это уж точно Харибда, ничем не лучше Сциллу.
Напоследок одно маленькое замечание. Тексты так же удобно, как и сложно делить по гендерному принципу. Самое важное здесь – что в женском тексте основном оформляются образ и эмоция, а не мнение, как в мужском, что не означает, конечно, что текст бессмысленный не содержит мыслей. Мужская эмоция наивниша, более непосредственная; эмоции в женском тексте работают по тому же принципу, что в мужском тексте мнение. Если автор считает нужным быть чувствительным, циничным или добрым, удачливые, – оформленные эмоции послушно выражаются в нужной форме. Сейчас в обществе, как и в художественной литературе, очевидно, господствует женский текст. Мне кажется, очень важно для современной журналистики научиться быть мужским текстом, именно потому, что его сложнее сделать чтивом для нимфеток и парвеню.
Владислав Сикалов, газета День
Фото Руслана Канюки, День

В России кражу новостей в интернет-СМИ класификуватимуть как недобросовестную конкуренцию

В России Министерство связи и массовых коммуникаций внесло новые поправки к законопроекту о плагиате. Согласно им, воспроизведение сообщений информагентств или их фрагментов другими сайтами без указания источника информации класификуватимуть как недобросовестную конкуренцию, за которое предусмотрено административное наказание. Об этом со ссылкой на сайт Ведомостей сообщает Лента.ru.
Инициатором законопроекта относительно введения авторского права на новости и признание отдельного новостного сообщения товаром с ограниченным правом его использования, является РИА Новости. На рассмотрение Минкомзв `язку инициативу подали еще в июне прошлого года при поддержке таких информационных агентств как Интерфакс и ИТАР-ТАСС.
По словам заместителя генерального директора агентства РИА Новости Михаила Сафронова, главная суть поправок заключается в том, чтобы обязать интернет-СМИ всегда указывать ссылку на первоисточник новостей.
Хроника

РЕКЛАМА: 1-6 марта – тренинг для главных редакторов «5 составляющих успешного телепроизводства»

1-6 марта в Алуште пройдет тренинг для шеф-редакторов 5 составляющих успешного телепроизводства (новости, жанровые программы, онлайн-ТВ)
5-дневный практический тренинг для шеф-редакторов, выпускающих редакторов и тех, кто планирует ими стать состоится в Крыму в городе Алушта с 1 по 6 марта. Тренинг адресован прежде всего тем, кто управляет информационными службами и творческим персоналом, планирует работу редакций, производящих любой информационный телепродукт, строит телевидения в Интернете или планирует заниматься всем этим в ближайшем будущем. Тренинг также будет, безусловно, ценным для топ-менеджеров телекомпаний для квалифицированного понимания того, как именно производится успешный телевизионный информационный продукт.
Тренинг состоит из пяти ключевых составляющих:
1. Эффективный поиск творческих кадров
2. Постановка задач и оценка работы подчиненных
3. Организация ежедневной работы редакции
4. Мотивации творческого персонала и психологическая архитектоника редакции
5. Построение эффективной технологии производства
Участники тренинга получат пакет типовых документов по регламентации работы производства информационных программ.
Тренинг будут проводить тренеры-консультанты Игорь Куляс и Александр Макаренко.
Помимо новых знаний, навыков и умений, непринужденная и дружеская атмосфера тренинга, интересно организован досуг участников в часы отдыха, живописный Крым, неформальное общение с коллегами из разных городов Украины подарят участникам тренинга полезные для работы контакты, новых друзей и яркие положительные эмоции!
Стоимость тренинга на одного участника – 3,900 гривен.
Внимание! В стоимость тренинга не входит проживание и питание участников. На выбор предлагается единоличное проживание (250 грн / сутки) или в двухместном номере (125-150 грн / сутки).
Телефон для справок: 063-261-22-33
подробную информацию Вы сможете найти по адресу: http://www.teleklas.livejournal.com/
Последний срок подачи заявок – 22 февраля.

Юрий Плаксюк: «Фактов черного пиара Нацсовет не фиксировала»

«Хроника» Во время чата заместитель председателя регуляторного органа заверил читателей ТК, что, несмотря на отсутствие кворума, она работает. Она – это Нацсовет Состоялась чат-конференция с заместителем председателя Национального совета по вопросам телевидения и радиовещания, председателем рабочей группы по вопросам контроля за соблюдением законодательства о выборах президента Юрием Плаксюк на тему: СМИ и выборы. Итоги мониторинга Нацсовета во время избирательной кампании.
К обсуждению предлагались вопросы: какие нарушения зафиксировала Нацсовет во время выборов, почему регуляторный орган отказался от проверок на время кампании, которым телерадиокомпаниям следует ожидать проверок после выборов, как Нацсовет собирается преодолевать проблему скрытой политической рекламы и агитации и другие.
Не оставила наших читателей равнодушным и вопрос легитимности самой Нацсовета, работающей, по сути, без надлежащего кворума.
Предлагаем вашему вниманию полную версию чата.

– Поздравляю всех, кто неравнодушен к национальному телерадиопространства и проблем во все времена и в эти дни особого социально-политической напряженности. Рад буду с вами пообщаться искренне и откровенно обо всем, что вас интересует в деятельности Нацсовета – конституционного органа. А интересует вас, я думаю, прежде участие электронных СМИ, ТРО в освещении выборов президента Украины и всей избирательной кампании, всего избирательного процесса.

– Юрий, как долго Нацсовет планирует компенсировать нехватку кворума продолжением прошлогодних заседаний? Не кажутся ли вам эти действия не только противоречивыми, а с юридической точки зрения еще и абсурдными? Даже медиаюристов подчеркивают, что проведение заседания, а тем более и принятия решений при наличии 5 членов является незаконным.
– Нацсовет – коллегиальный орган, который, имея в своем составе 8 членов, всегда начинает очередные и плановые заседания при наличии кворума – не менее 6 членов. Все это оформляется протоколом, фиксируется соответствующими службами и обнародуется, если у вас есть факты, что было начато заседание в отсутствие кворума, то предоставьте. Относительно новых плановых заседаний, действительно возникла проблема из-за отсутствия желания у трех членов Нацсовета согласовать повестку дня и круг вопросов. Но мы дискутируем, ведем диалог и подчеркиваем им и всем, что промедление с рассмотрением срочных заявлений ТРО приведет к признанию лицензий недействительными, а их деятельности – нелегитимной.
– Как вы оцениваете иск канала НТН? И это единственный иск относительно прошлого конкурса, который поступил в Нацсовет?
– Насколько мне известно, такой иск есть) сегодня рассматривается в суде, существует процедура разбирательства, обжалования, апелляции, существует служба судебных исполнителей, поэтому это не первая коллизии, которые переживала Нацсовет, по крайней мере с 1995 года. Если суд признает действия членов Нацсовета, которые приняли решение, неправомерными, их будет отменено. Но прежде всего это должны быть законные основания и судебные постановления.
– Как вы относитесь к решению президента об освобождении от должности Владислава Лясовского? Насколько оно, по-вашему, правомерно?
– Указы президента все являются правомерными, так как я не эксперт, а тем более не является назначенцев президента Украины. Кстати, нечто подобное я пережил в 2003 году, когда в связи с ротацией я был уволен с должности Нацсовета, я не делал из этого трагедии.
– Что планируете делать, когда новый президент освободит вас от должности члена Нацсовета?
– Не уволит, потому что он меня не назначал.

– Какие изменения ожидает Нацсовет от прихода к власти нового президента Украины, который, как известно, разбирается в литературе и телевизионных шоу?
– Как и все общество – конструктивных. Что касается управления в сфере телерадиовещания, то ст. 7 закона О ТВ и РВ отмечает, что государственную политику в отношении телевидения и радиовещания определяет Верховная Рада, правительство обеспечивает ее реализацию, а Нацрада, как единый государственный орган регулирования деятельности в сфере телерадиовещания, будет выполнять свои полномочия в определенных актах.
– Достаточно ли у Национального совета полномочий, чтобы влиять на нарушителей избирательного процесса? Какие рычаги влияния на телерадиоорганизации применяет Национальный совет припредвыборной агитации?
– Чтобы влиять, полномочий достаточно, и в придачу – есть закон о Нацсовете, рекламу, информацию, пригодиться также был и главный избирательный закон – О выборах Президента Украины. Но поскольку вы употребили слово влиять, то влиять проще, чем решать, решать проблему. Весы – это прежде всего профилактическая работа, обращения, рекомендации, до начала, да и во время избирательной кампании. А уже после завершения, то, как говорится, каждому по заслугам:).
– Расскажите, кто из телекомпаний оказался крупнейшим нарушителем во время выборов и чем ему это грозит?
– Отмечу сразу, лидеров здесь нет и быть не может. Мы приумножаем их достижения, но даже одно нарушение той или иной законодательной нормы обязывает нас реагировать независимо от того, это произошло в начале кампании, или 7 февраля, в день завершения голосования. А что касается количества нарушений, то статья о санкциях к таким деяниям не предусматривает подсчета нарушений. Больше всего злоупотребляли общенациональные ТРО, транслируя агитационные политические материалы в информационных программах, особенно в выпусках новостей. Закон о выборах президента категорически запрещает включение в информационных программ агитационных материалов или политической рекламы. То есть субъекты избирательного процесса и претенденты, штабы и политические сторонники не имеют законных оснований все свои политические мероприятия представлять в информационных программах. Лишь редакционный материал, сюжет с лаконичным и классической форме – что? где? когда? – В авторском закадрового исполнении журналиста без синхронов, митингов, транспарантов и раздачи быстрых пособий и гречихи. Это мировая европейская практика. Назвать компании я готов после получения от них объяснений, которых мы ожидаем, но это почти все общенациональные, частично региональные и областные ТРО.
– Можно ли наказывать Нацсовет компании за черный пиар?
– А какая разница между черным и белым пиаром? Пиар – он и в Чопе, и Лутугино на Луганщине – пиар. Жанр не определен телерадиовещательным законодательством. А если скрыт, то сомнителен. Фактов черного пиара Нацсовет не фиксировала.
– Уважаемый Юрий Александрович, прочитал вашу биографию и проникся огромным уважением к вам. Не каждый выпускник журфака такого добивается в своей профессиональной карьере. У меня к вам два вопроса: какую роль сыграл Афган в вашем продвижении по карьерной лестнице и при чем тут конькобежцы?) B47r – Афган – никакой, это был 1986 год, а конькобежцы – это 2005 год, когда группа известных олимпийских чемпионов и чемпионов мира – Бринзей, Кандаков, Шелихова – обратились с просьбой о помощи в создании Союза конькобежцев для защиты их интересов и воспитания молодых украинских чемпионов. Это для заметок и души.
– Уважаемый Юрий Александрович! Нацсовет неоднократно за эти свои предвыборные мониторинги фиксировала скрытую политическую рекламу. Будете ли вы как-то поднимать вопросы регулирования политической джинсы на законодательном уровне? Или вы уже нашли способ, как с ней бороться?
– Спасибо за вопрос. Так, на сегодня не достаточно конкретизации наших действий по сознательных отклонений во время политических избирательных кампаний. Особенно в оперативном решении проблемы. Джинса может появляться в телерадиоэфире в любой момент. Наши мониторинги круглосуточные, анализ забирает еще несколько суток, за тем рассмотрение ответственными руководителями, затем членами Нацсовета, и лишь неделю спустя может появиться проект решения. Конечно, за это время могло появиться еще несколько эпизодов джинсы и на других телеканалах, на которые надо реагировать. Поэтому законодательство должно позволить Нацсовете оперативно реагировать на подобные извращения течение суток, на основании официально зафиксированных данных мониторинга. Для сведения скажу, что действующий закон о выборах президента обязывает ТРО осуществлять запись всех программ и хранить их до окончания 30-дневного срока со дня обнародования результатов выборов. Так что мы после 17 февраля сможем познакомиться не только с данным нашего мониторинга, но и с записями ТРО.
– Я знаю, что вы интересуетесь современной историей, культурой, искусством и литературой, или читаете Вы современных авторов?
– Сейчас читаю Павла Загребельного, автор – классик украинской литературы, аповесть – достаточно современный взгляд на взаимоотношения современников. Повесть Юлия.
– Вопрос первый: почему, находясь на такой высокой должности, вы не посещаете спортзал? Ведь китайская мудрость гласит: не следя за своим телом, ты не уважаешь окружающих. Вопрос второй: правда ли, что ваши предшественники брали взятки? Вы проводили аудит их работы?
– В отношении спорта – физзарядка каждый день, и круглогодично футбол, теннис, оздоровительный бег. Второе – на подобный вопрос одного из народных депутатов, который владеет солидным региональным медиарынка, я ответил примерно так: Если вы кого-либо поощряли ради решения собственных вопросов, назовите с трибуны Верховной Рады, в прессе. Если нет, то молчите. Аудит проводить мы не уполномочены. И поверьте, мне, как и большинства нынешних и бывших членов Нацсовета, никогда не было и не будет стыдно смотреть в глаза руководителям ТРО, с которыми мы сотрудничали.
– Последние решения Национального совета принимаются 5-ю голосами, или это легитимно?
– Да, решение считается принятым, если за него проголосовало 5 членов (закон).
– Какая телекомпания больше нарушала законодательство о выборах президента?
– Я ответил на этот вопрос выше. Подождите неделю. Их будет не один …
– Некоторые члены Нацсовета саботируют заседания и парализуют работу организации. Или это законно? Они получают заработную плату
– Законно, но нежелательно, поскольку они работают с документами, появляются на работе. А если три месяца подряд не будут участвовать в заседаниях, тогда – отставка за нарушение законодательства.

– Юрий, кого, по вашему мнению, мы увидим в составе новой президентской четверки членов Нацсовета?
– Законом предусмотрено, что это должны быть профессионалы, специалисты в области телевидения и радиовещания, порядочные и добросовестные государственные служащие, либо представители медиарынка. Хотелось бы, но решать президенту.
– Скажите, Юрий, вам никогда не хотелось послать все это к чертовой матери?
– Все никогда никто никуда не посылает. Что-то остается с нами навсегда:).
– Юрий, как вы относитесь к решению Блока Литвина присоединиться к парламентской коалиции с Партией регионов?
– А вы такое решение уже видели? Я – нет, слежу вместе с вами за работой парламента.
– Почему освободили представителя Нацсовета в Львовской области Петра Цеголко? Чем он вас не устраивал?
– Завершился контракт четырехлетнюю, и не только в Цеголко, а еще у 18 представителей в других областях. Будет объявлен конкурс, они, как и все граждане, претендовать на занятие должности.
– Чем закончилась проверка прокуратуры по поводу переоформления лицензии 1 +1 с новыми условиями?
– Последних полгода такой проверки не помню. Возможно, раньше были какие запросы предоставить объяснения относительно принятых решений по плюсом.
– Почему, по вашему мнению, иностранные инвесторы с СМЕ во главе покинули украинский телерынок? Дождемся ль возвращения?
– Кто-то покинул, кто-то пришел. А национальный телеэфир не остановить, он, как Днепр, течет и нас радует:).
– Вижу, вы готовы сейчас назвать компании, которые больше допустили нарушений. А тогда скажите другое: кому Нацсовет назначит проверки по итогам мониторингов? Сорока на хвосте принесла, что сегодня уже хотели их назначать семи компаниям. Это правда?
– Такой проект решения существует, это государственные телерадиокомпании, которые финансировались из избирательного фонда, а также активно реализовывали заказ субъектов избирательного процесса. В списке – НТКУ и НРКУ также.
– Как в Нацсовете восприняли (отреагировали на) публикацию члена Национального совета Виталия Шевченко, которая стала откликом на странный ход заседания об итогах конкурса эфирных телечастот (27 января)?
– Знаю, публикаций было несколько. Но и были его личные обращения к руководству Нацсовета. На них он получил исчерпывающий ответ. Реакции в форме встречи, диалога нет. Хотя было обещано после предоставления ему ответы принять участие в заседаниях. 27 января он был в Нацсовете, даже заходил на заседание, которое было продолжено после объявленного 16 декабря перерыва.

– Каково ваше отношение к постоянным предписаний Генпрокуратуры в адрес Нацсовета? Ли рассмотрены предписание Генпрокуратурыотносительно проведенного 27 января конкурса, какое решение принято? Каково ваше отношение к ситуации с радио Мелодия?
– Предписания получили, личный ответ относительно оснований для участия в заседании 27 января предоставил. Досадно, что кто-то пытается использовать правоохранительные органы для получения того или иного желаемого решения. Отношения с радио Мелодия длительные, поэтому накопилось много несовместимых заявлений и решений. Продленную лицензию не получено, так как не уплачен лицензионного сбора. При наличии судебного документа о выдаче лицензии без каких-либо обременений ее будет выдано.
– Почему украинское телевидение такое нерадостное, неинтересное и неутешительное? Какие меры планирует Нацсовет этом году для побуждения телеканалов до высших стандартов качества и социальной ответственности?
– Поговорка говорит: На вкус и цвет товарища нет. Я научился давно выбирать и смотреть то, что мне нравится. На Первом – Найдем выход, по Плюсах – Любите Украину!, На ТОНИСе – познавательные программы, на радио Эра – вдумчивые диалоги и комментарии, а соловьиные, лирические, прекрасные украинские мелодии не ленюсь слушать с полуночи на Нашем радио. Вы можете продолжить перечень.
– В соответствии с Постановлением Верховной Рады Украины от 18 марта 2005 года № 2499/ИV назначен на должность члена Национального совета Украины по вопросам телевидения и радиовещания.
– Да, в соответствии предназначен. Спасибо за напоминание.
– Юрий, все же по членам Нацсовета. Закон говорит, что член Национального совета избирается на 5 лет. Парочка ваших членов уже взяла этот срок на, соответственно, 2 и 3 года (я уже молчу об интересной изменении срока полномочий в законе о Нацсовете) – то есть они уже в должности 7 и 8 лет, что является нарушением закона. Считаете ли вы эту ситуацию адекватным? Или сама Нацсовет не боится, что кто допре обжаловать ее решение?
– О парочки, то в декабре 2008 года во время голосования парламента о прекращении их полномочий народные депутаты не поддержали проекта, таким образом подтвердили им свое доверие. Хотя, как говорил один классик, не пытайтесь изменить законами то, что можно сделать изменением обычаев.
– Перечислите, пожалуйста, самые большие проблемы, которые ныне мешают деятельности Нацсовета.
– Вы уже спрашивали, я частично отвечал. Проблемы разные: текущие и длительные. Все зависит от наличия желания их решать. В нашем случае – это воля большинства членов Нацсовета. А также экономические возможности страны в техническом оснащении нашего органа.
– Юрий, скажите, пожалуйста, увидят счастливые телезрители Украины когда-нибудь каналы Путешественник, Котигорошко и других победителей конкурса Нацсовета на MX-4?))
– Безусловно. С созданием и внедрением цифрового вещания, созданием мультиплексов и насыщением зон радиоэлектронными средствами – в эфире вы увидите как нынешних вещателей, так и новых, в том числе и тех, кого вы назвали, кто на сегодня переформатировал материально-техническую базу, творческие принципы на цифровой стандарт. Такое требование и государственной программы, и Плана развития национального телерадиопространства.
– Юрий Александрович, вот вы человек-патриот. А почему не было вашей реакции на то, что Подробности недели перешли на русский? На Интере теперь все новости русскоязычные, нормальные человека не могут там работать, потому что они не хотят делать новостей русски! Как вы можете помочь в этой ситуации?
– Программную концепцию прописано в лицензии, соответственно, там и предоставлено право 50% транслировать программ иностранного производства, а также в пределах 25% – иными, кроме украинского, языке. Хотя диалог с руководством Интера относительно главной информационной программы ведем давно, убежден, что при продлении лицензии этот вопрос будет согласован.
– Юрий, как вы относитесь к монополизации телерынке, особенно общенациональных каналов? У нас есть почти оффшорная группа на Кипре, которой принадлежит 9 ТРК, есть один известный господин, которому где-то там 5 каналов принадлежит, и еще одна компания, которая имеет 3 канала … Учитывая последние изменения, у нас большинство общенациональных ТРО являются сторонниками одной политической силы. Понимает Нацсовет опасность этого, и собирается что-то делать в этом направлении?
– Кстати, одним из проблемных вопросов во время рассмотрения результатов конкурса16 декабря стала наша реакция на обращение Антимонопольного комитета относительно недопущения монополизации телевизионного эфира, поскольку среди претендентов значились или действующие общенациональные вещатели или их сателлиты, которые уже имеют не один сегмент частотного ресурса. Относительно владельцев и принадлежности их к той или иной страны, то, согласно закону, Нацсовет лишь фиксирует данные, которые уже государством Украина официально признаны.

– Есть такой телеканал или издания, где бы вы хотели работать после того, как закончится ваша каденция в Нацсовете?
– С удовольствием поработал бы на близком мне ТРК ICTV или радиовещательной компании, которая отдает предпочтение слову, мнению, украинской песни.
– А пустить вас туда Богуцкий? И изменили бы вы ту программную концепцию и то мусора, который дает ICTV?
– Я же его туда пустил 2000 года, тем более что мы одного кровотока и могли бы плодотворно сотрудничать:).
– Господин Плаксюк, почему вы больше не поддерживаете Шевченко и Куруса, а переметнулись на сторону большинства? Вы разочаровались в Шевченко?
– Я поддерживаю законодательные нормы и тех членов, которые их соблюдают. Делаю это сейчас, как и в первые дни председательства п. Виталием Шевченко в Нацсовете, когда ему была нужна моя поддержка.
– Что вы думаете об Оксане Головатенко? Почему она не участвует в заседаниях регуляторного органа?
– Принимать или не принимать участие в заседаниях – это ее право. Думать о ней, а тем более за нее как-то не приходится, поскольку это компетенция того органа, который ее рекомендовал к Нацсовета.
– Как вы прогнозируете будущее Нацсовета? Кого назначат в президентскую четверку имени Януковича?
– Такой уровень анализа еще не обрабатывал, знаю об их проблемах, но вся деятельность наших ТРО насквозь пропитана проблемами финансов, кадров, программного продукта, да и профессионального менеджмента.
– По слухам, после того как вас освободят из Нацсовета, вы должны возглавить Национальную экспертную комиссию по защите морали. Это правда? И когда ожидать такого назначения? Как неправда – то куда вы пойдете после освобождения из Нацсовета?
– Добавьте, имеете ли вы слухи об увольнении нынешнего председателя НЭК? Тогда и поговорим:).
– Как могут быть наказаны телекомпании, которые грубо нарушали закон о выборах?
– Предупреждение – это прежде всего. Все остальное: штраф, обращение в суд о лишении лицензии – убежден, не будет иметь перспективы, поскольку законодательство не до конца устанавливает порядок применения этих санкций.
– Юрий, а разве у нас не было уже (в соответствии с лицензионными условиями) увидеть эти каналы в эфире? Вы же не хуже меня знаете, что там нет ни людей, ни оборудования, ни собственных аппаратных. Может, стоит уже признать, что лицензии выдали нужным людям, чтобы они их продали, но кризис наступил – и все. Не стоит лишить эти призраки лицензий?
– На сегодня они еще имеют законные основания считаться дееспособными для начала цифрового вещания. Недавно правительство обязалось покрыть цифровым сигналом большинство областей Украины. Так давайте подождем день, когда все претенденты выйдут на старт. И увидим, будут ли среди них Котигорошко.
– Вопрос не в стране, а в концентрации. И Нацсовет, при желании, имеет возможность раскрутить эту тему, даже несмотря на нелепость закона. Вам достаточно воспользоваться услугами ЕГРПОУ и Государственного комитета статистики, которые бы вам рассказали много интересного, что происходит на рынке.
– Аналогичная статистика присутствовать и в Нацсовете. Вопрос, на каком уровне анализируете концентрацию: владельцев, ТРО как юридических лиц, надзорных органов этих ТРО или просто названий и брендов телерадиокомпаний.
– Если наше общение вам было полезным, можем продолжить разговор после окончательного завершения февральских избирательных баталий. Далее же выборы в местные органы власти … И в заключение, хочу поблагодарить от себя лично тем руководителям ТРО, которые ни за какие посулы, уговоры или запугивание не отступились от своих обязанностей, не нарушили закона, не променяли телерадиоэфир компаний на обещания. До свидания, всего хорошего!
Фото Павла Старостенко

«Украинские новости»: рекламная кампания по выборам Президента Украины обошлась в 1,9-3 млрд грн

Эксперты рекламного рынка оценивают рекламную кампанию всех кандидатов на выборах Президента в течение двух туров в 1,9-3 млрд. гривен. Об этом со ссылкой на экспертов рекламного рынка сообщает информационное агентство Украинские Новости.
целом на выборы ушло где-то до 1,9 млрд. гривен, на, до 2 млрд. – это максимум, это планка за всеми кандидатами, за всеми гонорарами политтехнологов, – сообщил журналистам глава Ассоциации наружной рекламы Артем Биденко.
По его мнению, в совокупный бюджет вошли около 1 млрд грн, потраченных всеми кандидатами в 1-м туре выборов на прямую рекламу, и до 750 млн грн, что было потрачено на косвенную рекламу.
В 2-ом же туре выборов, по оценкам ассоциации, 2 кандидата оставшихся потратили по 80-90 млн. гривен.
же время председатель Союза рекламистов Евгений Ромат оценивает стоимость рекламной кампании всех кандидатов в 3 млрд. гривен.
Вместе все потратили около 3 млрд. гривен, – настаивает господин Ромат.
По его оценкам, кандидаты в Президенты Виктор Янукович и Юлия Тимошенко потратили на свою рекламу ориентировочно по 1 млрд грн .. Еще 1 миллиард гривен уплатили другие кандидаты.
При этом эксперт отметил, что более точно определить стоимость рекламной кампании сложно из-за невозможности отследить заказные материалы в СМИ, серый пиар, оплату участия кандидатов на рейтинговых телевизионных эфирах.
Вице-президент украинского PR-альянса Валерий Курейко считает, что около 30% от общего бюджета рекламной кампании, указанной его коллегами, занимает оплата пиар-услуг, к которым относится организация съездов и митингов, а остальное – прямая реклама.
Реально сумма, которую показывают штабы кандидатов, и то, что отследил Комитет избирателей, – разница в 8 раз, то есть все, что сказали в гривнах, Комитет избирателей показал в долларах, – высказал свои наблюдения Курейко.
Также все эксперты подчеркнули сложности с определением стоимости рекламной кампании, вызванные тем, что многие политики начали размещения своей наружной рекламы летом 2009 года, т.е. до официального старта избирательной кампании, вследствие чего их рекламу причисляли к социальной.
По официальным данным Украинских новостей, во время первого тура выборов наибольшую сумму на свою кампанию потратили Сергей Тигипко – 101976 тысяч грн, Арсений Яценюк – 93109 тысяч грн, Владимир Литвин – 63689 тысяч грн.
В ноябре 2009 года Комитет избирателей прогнозировал, что стоимость кампании по выборам Президента составит примерно 1 миллиард долларов.
Хроника

«Рентген» с Сергеем Рахманиным

«Хроника» 30 января в эфире радио «Проминь» звучал очередной выпуск еженедельной программы Марины Бердичевський «Рентген. Вся правда про медиа »30 января, гостем программы Рентген, которая каждую субботу выходит в эфире радио Проминь, был редактор отдела Политика еженедельника Зеркало недели Сергей Рахманин. Вместе с автором программы Мариной Бердичевський он размышлял о причинах плачевного состояния отечественной журналистики, особенно печатной прессы, и пути ее возрождения.
Я думаю, что в ближайшие годы в стране все будет плохо. Но, возможно, для украинской журналистики это хорошо, ведь такая ситуация способна реанимировать настоящее отношение журналистов к своей профессии, – сказал в эфире Сергей Рахманин.
Почему он высказал такие предположения – слушайте в программе Рентген.

Предлагаем вашему вниманию расшифровку программы:

Рентген. Вся правда о медиа
восемнадцатый выпуск (30 января 2010)
М.Б.: Поздравляю! В эфире – совместный проект радио Проминь и общественной организации Хроника – программа Рентген. Всю правду о медиа освещает для вас Марина Бердичевская.
Сегодня в гостях в студии Рентгена редактор отдела политики еженедельника Зеркало недели Сергей Рахманин. Приветствую Вас, Сергей!
С.Р.: Добрый вечер.
М.Б.: Господин Сергей, сегодня мы традиционно будем говорить о качестве украинской журналистики, особенно в предвыборный период, а также о качестве политической журналистики. Возможно, будем анализировать ее качество за последние годы и рассматривать ее перспективы. И я бы хотела, чтобы мы начали с наиболее актуальных событий, например, теледебатов, которые должны состояться первые февраля, как мы знаем, и которые не состоятся. А состоятся они в формате одного кандидата, который все же проявил это намерение, я имею в виду кандидата Юлию Тимошенко, которая заявила о своем намерении все же прийти на эти дебаты. Сейчас Хроника инициировала обращение к Виктору Януковичу все же принять участие в этих дебатах, под этим обращением подписалось много граждан, журналистов, общественных деятелей. Вот как вы считаете, все же они должны происходить в демократической стране (или в стране, которая стремится демократических стандартов и свобод?
С.Р.: Это спорный вопрос на самом деле. Уже стало традицией проводить дебаты между кандидатами в президенты, но такой практики в мире, в Европе в частности, не существует – есть, где это есть, где-то нет. До сих пор идут споры, нужно ли это проводить, а во-вторых, насколько влияют эти теледебаты на точку зрения избирателя, когда он приходит на избирательный участок. Вместо этого, на мой разум, нам бы дебаты не помешали, так как из всех избирательных кампаний, я имею возможность наблюдать за ними в качестве политического журналист еще с 1991 года, это скучные выборы именно потому, что фактически был спор не лиц, не политических программ , а был спор технологий, то есть были нарисованы персонажи, которые существовали в нереальном пространстве, и очень большое количество избирателей не определились. Я не говорю, что это только потому, что происходило то, о чем я только что говорил, но и поэтому тоже. Поэтому, в принципе, для тех, кто не определился, а таких не менее 20%, а я думаю, что на самом деле гораздо больше, такие дебаты между кандидатами в президенты очень были бы полезны, но, к большому сожалению, они не состоятся.
М.Б.: Госпожа Сергей, но я думаю, что это показатель вообще того, что происходит в частности в украинской журналистике. Кандидаты обычно, в последние месяцы, если не считать ток-шоу политические на телеканалах, даже в печати представленные, скажем, индивидуально – в одном материале мы видим одного кандидата, в другом материале – другое.
С.Р.: Дело в том, что здесь существует прямая причинно-следственная связь, здесь есть огромное количество факторов, влияющих на это, но главным является то, что существует финансовый кризис мировой, и украинский частности, существует возможность заработать деньги на скачках для масс-медиа, для их владельцев и для журналистов также, существует нежелание политиков сходиться в стычках между собой. Когда перед издателем или редактором какого издания становится вопрос, заработать или не заработать, конечно, он делает выбор в пользу заработка, и, соответственно,политики появляются именно так, тогда и там, где они этого хотят, потому что они за это платят. Именно поэтому выборы являются такими, какие они есть, и избирательная кампания такая, какая она есть. Но я хотел бы вернуться к дебатам. Я на 99% уверен, что дебаты не состоятся, что они не состоятся на Первом национальном телеканале, хотя они предусмотрены соответствующей программой и законодательством, я убежден, что они не состоятся в любом другом формате, хотя некоторые телеканалы предлагали свои услуги – другой площадка для встреч кандидатов. Почему не состоятся? Виктора Федоровича Януковича убедили в том, что ему не нужно этого делать, и потому фактически существует определенное количество спикеров, главной из которых является Анна Герман, которые говорят за него. В том, чтобы не показывать его живьем и не сводить его с конкурентами есть определенная логика, но, на мой взгляд, эта логика ошибочна. Почему? Во-первых, опыт показывает, что бы Виктор Федорович говорил не наговорил он очень много, это никоим образом не влияет на мнение его избранных. Он может Балаклаву перепутать с Балаклея, все равно будут за него голосовать, он может спутать Херсонщину с Николаевскую, что не сказывается на выборе избирателей, и все равно и Херсонщина, и Николаевщина будут за него голосовать, поэтому не стоит этого бояться. Возможно, наоборот – когда он появится на телеэкране, это придаст ему какое-то количество голосов, на которую он не ожидал. Во-вторых, Виктор Федорович очень искренне удивил многих и сторонников, и антипатий, когда согласился и пришел на теледебаты в 2004 году с Виктором Ющенко. Он, конечно, не выглядел Цицероном, но он выглядел гораздо убедительнее, чем многие ожидали, по меньшей мере один из двух поединков он выиграл. Поэтому я бы на его месте не стеснялся, он такой, какой он есть, я бы на его месте пришел, и это была бы уважение к избирателям, с другой – к оппоненту, если бы он к нему не относился. И, в-третьих, я думаю, что это может быть полезно, что это действительно прибавит ему голосов. Вопрос, почему его не выводят, чем его вывели на дебаты 2004-2005 годов во время той кампании, и почему не делают этого сейчас? Причина очень проста – в отличие от Виктора Андреевича Ющенко, у Юлии Владимировны очень хорошая реакция. Не хочу никого обижать, но с точки зрения реакции и Виктор Андреевич, и Виктор Федорович немного Пригальмована, они одной политическое значение и одного психотипа, Тимошенко более острая, более реактивная, и именно этого опасаются – что он не будет успевать реагировать на все ее упреки , остроты. И именно поэтому его боятся вводить, не потому, что она его оббреше, это была определенная технологема, которая была придумана в штабе Януковича и сейчас ее используют, что он не хочет принимать участия в первенстве по лжи. На самом деле, кто больше врал – огромный вопрос, врали все, подавляющее большинство кандидатов врала, но до теледебатов и к неучастию в них Януковича это никакого отношения не имеет.
М.Б.: господин Сергей, как по мне, это была борьба не просто технологий, а что люди выбирали скорее образы, чем определенные принципы или программы, в частности в первом туре. Как вам кажется, почему не было никаких серьезных попыток, в частности со стороны аналитиков и журналистов, сделать серьезный анализ программ кандидатов?
С.Р.: Вы знаете, это огромная проблема, интересная радиослушателям, но об этом можно говорить часами, я попробую изложить кратко. На мой взгляд, у нас сейчас журналистика в целом и политическая частности, и аналитическая в том числе, страдает, находится в почти разрушенном состоянии, и во многом на это повлияли, развратили и разрушили ее наши перманентные постоянных выборов. Я вам скажу, что у нас не появится нормальной журналистики, если в том числе не прекратятся выборы, потому что полгода журналисты готовятся к выборам, три-четыре месяца они являются фактически участниками гонки, потов они вихекують эти выборы, и это развращает, потому что политические журналисты воспринимают политику или как сугубо заработки, или чисто по-репортерская. То есть, нет времени, желания и стимула для того, чтобы остановиться, сосредоточиться и написать. Политическая разведка найнескладниша все равно нуждается в определенной воодушевления, определенного подготовки, определенные усилия, а заработать на этом невозможно. Поэтому какой смысл для журналистов, которые воспитывалисьна постоянных выборах и возможности постоянно заработать деньги, какая необходимость им работать плодотворно и упорно над аналитическим текстом, когда можно за один-два, или десять сюжетов, заработать хорошие деньги, которые, скажем, аналитик не заработает за полжизни? Проблема.
М.Б.: Но мы знаем примеры из западной журналистики, там, где журналисты по году занимались …
С.Р.: Во-первых, таких примеров немного. Я согласен с вами в том, что есть журналистская школа на Западе, хотя мне больше нравится европейская школа аналитики, например, немецкий. Во-первых, журналист является уважаемой персоной, человеком, который имеет статус и стабильный заработок, журналист вообще, а аналитический журналист частности. Заработки журналиста на Западе и в Украине нельзя даже сопоставлять, особенно то, что касается газет, с телевидением немножко по-другому. Во-вторых, политики не платят журналистам на Западе, если платят, то это очень специфические политики и очень специфическим журналистам, и если платят, то это в частном случае, конкретно оговоренные деньги. У нас платят практически все и практически всем, правда, есть политики, их немного, которые не платят, и есть журналисты, их немного, которые не принимают, слава богу, остались и такие, и такие, хотя они в меньшинстве. И поэтому сравнивать это невозможно, чтобы у нас стабилизировалась ситуация и создался некий слой журналистов, который бы занимался аналитикой, надо прекратить эти бесконечные выборы. На Западе выборы не являются политизированными, а журналистика не является такой коррумпированной, политики не являются щедрыми, там есть какая-то стабильность, возможность перевести дыхание, немного поработать. Мы живем во времени постоянных выборов, и аналитическая журналистика, во-первых, не имеет своего читателя, к сожалению, а с другой стороны, она не имеет запросу ни среди читателей, ни среди политиков, ни среди самих журналистов.
М.Б.: В этой студии много уже говорилось о том, что основные причины того, почему украинская журналистика является таковой, это тот финансовый фактор, о котором вы сказали.
С.Р.: Не только. Таких факторов еще очень много.
М.Б.: Среди них и неготовность общества … и неготовность гражданского общества, которого нет в Украине как такового, нет спроса на серьезную аналитическую журналистику, об этом уже говорилось. Но все же вопрос: эти выборы продемонстрировали, что политики очень активно используют журналистов, а журналисты позволяют это делать почти на 90%. Почему?
С.Р.: На самом деле, опять же, об этом можно говорить много. Фактор, о котором почти не упоминается, – например, в советское время, когда не существовало свободы слова, журналистика была качественнее. В советское время, когда выходила определенное количество печатных изданий, а журналистов готовило только три учебных заведения – Львовский университет, Киевский университет, были еще филологические отделения, этих журналистов хватало на всю Украину, более того, они активно работали по всей советской территории. Сейчас же многие учебные заведения, имеющие лицензию, я подчеркиваю, только лицензию, и готовят журналистов, их больше 60, если не ошибаюсь, то их 64. Тех, не имеющих лицензии, еще полсотни, и они производят ежегодно множество журналистов, у нас в принципе, даже теоретически не наберется такого количества преподавателей, которые в состоянии обучить студентов. Первое – у нас не существует масс-медиа, изданий, которые способны прокормить такое количество журналистов, то есть качество этих журналистов у меня вызывает большие сомнения, хотя бы потому, что я с ними сталкиваюсь, они приходят и пытаются дописывать, я с ними сталкиваюсь где угодно – на улице, на пресс-конференциях, читаю их тексты – качество ниже любого уровня. Это первый фактор, о котором вообще не вспоминают, нужно навести порядок в этом в первую очередь. У нас люди журналистики – люди, которые дают себя использовать, поскольку, во-первых, их не научили тому, что этого нельзя делать, во-вторых, в них нет образцов. В 1994 году когда журналисту предлагали деньги, он считал это стыд, он считал это за оскорбление, но с того времени прошло 16 лет, и молодые журналисты, которые пришли в профессию пять лет назад, видят, что берут все, и это нормально, более того, они обижаются, когда им не платят. Молодые журналисты видят, что это является нормой: кто сказал, что этоплохо, если принимают все? То есть, существуют определенные двойные морали, они существуют везде, в журналистике тоже, она была достаточно целомудренной, но если бы она была не такой – рискованное заявление, но мне кажется, что и страны не было бы и тех ростков демократии не было бы. У нас журналистика была без обид, без юмора, она была целомудренной, сдержанной, благородной, если хотите. И даже сейчас, когда она уже испортилась течение нескольких лет, все равно за счет инерции журналистика все еще остается журналистикой, хотя от него мало что осталось.
М.Б.: Много молодых журналистов считают, что ничего страшного нет в том, что они почти полностью работают на ливнях, то есть на утечку информации, которая полезна той или другой политической силе. А во-вторых, что они входят каким образом в этих политических кругов и пытаются там быть своими, чтобы получать информацию. Но мы знаем, что на Западе это не совсем так.
С.Р.: Это совсем не так в подавляющем большинстве, и опять-таки, это изъяны, недостатки времени. Мне казалось, что мы должны это пережить еще некоторое время назад, но это еще продолжается. Почему? Потому что сейчас мы находимся на таком очень сложном изломе и политической, и журналистской. Вот что общего между политикой и журналистикой: в Украине до 1991 года было практически все, не существовало только двух вещей – политики и журналистики собственных, и политика была в Москве, и политическая журналистика была в Москве. Они появлялись одновременно, и в определенной генерацией первых политиков и первых политических журналистов были люди, которые только вышли из Советского Союза, то есть даже если речь идет об относительно молодых людей. А потом произошел перелом, пришли люди, которые не застали тех времен. Я знаю многих политиков, относительно молодые, не очень образованные, но очень уверены, классический случай – люди богатые, они заработали деньги, им хочется славы. Ехавшее, так здибало – они находят в журналистике таких же амбициозных, которым просто нравится то, что он может приятелем или девушке сказать: ты знаешь, с которым я пацаном сегодня ужинал в ресторане?, И эти молодые невежды в политике и молодежи невежды в журналистике нашли друг друга, эффектом от этого есть и политика и то политическое освещение, которое происходит в Украине сегодня. Жаль, что этого не произошло, скажем, в начале 90-х годов, то сейчас мы бы уже это прожили и вспоминали бы с улыбкой, но, к большому сожалению, сейчас это очень серьезная штука. То есть, политики, которые только начали и еще не стали серьезными политиками, возможно, у них еще все впереди, и журналисты, считающие себя великими журналистами только потому, что они посидели с депутатами, попили за его счет кофе или виски, и дали возможность описать ту ложь, которую услышали.
М.Б.: Господин Сергей, но те люди, о которых вы говорите, более старшего поколения, некоторые из них ушли в добровольное изгнание, как сказал медиаэксперт Игорь Куляс – некоторые журналисты, например, с канала 1 +1, которые уволились в 1994 году, некоторые из них даже не вернулись вообще в журналистику, то есть они считают для себя заниматься журналистикой в Украине ниже собственного достоинства. Вопрос в том, насколько есть вина, в частности таких журналистов, которые ушли в добровольное изгнание, в том, что сегодня мы имеем то, что имеем и в политике, и в журналистике, есть выбор без выбора, в том, что мы имеем сенсации вместо новостей?
С.Р.: Сенсации тоже имеют право на существование. Просто параллельно должны существовать сенсации, новости и аналитика. Когда передали переборщить, то есть чего-то больше, это уже ненормально. На самом деле я бы не обвинял кого-то, время такое. Я бы не обвинял общество, вытолкали этих людей, которые являются очень хорошими профессионалами, и были бы наверняка востребованы. Я бы их не ругал, не завалив за то, что они не смогли вернуться, многие из них хотел вернуться, и не вернулись, потому что их назад не ожидали, они не нужны были, это тоже правда. Просто такое время, такое время, когда на таких людей не существует спроса, и это тоже плохо, потому что они были бы если не образцами, то хотя преподавателями для тех, кто пришел потом, они бы показывали, что можно писать так, можно снимать так, даже подводки делать на телевидении – отдельный вид искусства, и даже это уже теряется, в них потребностьотпадает очень часто. Просто погиб целый ряд жанров. Кто у нас сейчас пишет очерки? Кто у нас сейчас пишет фельетоны? Зачем, кому это нужно? И эти люди, которые были в свое время востребованы, которые фактически могли стать золотым фондом своеобразным, жили на границе, пережили этап сноса и формировали первую украинскую журналистику, и можно говорить о том, что сейчас они самые лучшие и самый профессиональный в подавляющем большинстве медиа – и в электронных, и в печатных. Есть еще один момент – у нас немного помешаны представление о цивилизации, это касается всего: политики, моды, об этом можно очень долго говорить, но я остановлюсь на том, что является близким и понятным, на журналистике. Украина не является исключением: самым востребованным и самым ценным видом медиа является телевидение, все хотят работать на телевидении, потому что там тебя показывают, потому что там больше денег, потому что там интересно, но это не значит, что это происходит за счет других медиа. Например, человек, имеющий колонку в иностранной газете, никогда в жизни не согласится работать на телевидении, так как колумнист Фатц – это статус, которого ты никогда не получишь, работая в ток-шоу, у нас же все талантливое и способны более или менее прется на телевидение и готово носить штативы руками только потому, чтобы получить призрачную надежду, что тебя когда-нибудь все-таки покажут или дадут в утреннем эфире в 5:45, провести какое-то ток-шоу с идиотами, либо как футболист сидеть на лавке, не играть, но получать больше денег. Везде в мире, – в той же Германии, в Бельгии, в Соединенных Штатах, – журналистика – это корень, который питает древесину под названием медиа, у нас же это наоборот – если ты абсолютно ненужный бездарность, то иди работать в газету, а остальные высасывает телевидения. Это не правильно. Телевидение более востребовано, более ценное, на телевидении больше рекламы, телевидения требует специалистов, а у нас практически об этом не заботятся. Я знаю многих газетчиков, из которых вышли хорошие, умелые журналисты, но я мало знаю журналистов, которые в состоянии написать два предложения, тут есть еще огромная пропасть.
М.Б.: Господин Сергей, я хочу от вас услышать очень короткий прогноз. Что будет происходить с отечественной журналистикой следующие годы?
С.Р.: Вы знаете, я думаю, что в стране все будет плохо, независимо от того, кто победит. Но именно поэтому у меня есть надежда, что с журналистикой все будет хорошо, потому что когда есть давление на журналистику, она закаляется.
М.Б.: Я очень благодарю вас за то, что пришли сегодня к нам в студию. В гостях у программы Рентген был Сергей Рахманный – редактор отдела политики издания Зеркало недели. Всю правду о медиа освещала для вас Марина Бердичевская. До новых встреч!
С.Р.: Спасибо.
Программа создана в рамках проекта общественной организации Internews Network У-Медиа Мониторинг соблюдения журналистских стандартов и повышения медиаграмотности широкого круга украинских граждан, который Хроника реализует совместно с Институтом массовой информации.
Фото – www.profil-ua.com

Директор РИСУ Тарас Антошевский: «Церкви начинают значительно более конструктивно относиться к СМИ»

Ассоциация «Новомедиа» 1 февраля исполняется 9 лет со времени основания редакции Религиозно-информационной службы Украины (РИСУ). Сегодня это один из главных источников информации о религиозной жизни в Украине. Его особенность среди других, это поликонфессиональной проект, хотя и существует при Украинском Католическом Университете.
Возглавляет РИСУ Тарас Антошевский. Он – коренной львовянин, который гордится своим городом. Женат, имеет троих детей. Греко-католик, в студенческие годы был активен в христианском мирянского движении. Окончил исторический факультет и научно занимался историей христианско-общественного движения. Еще в школе пробовал делать рукописную газету, а первую профессиональную журналистскую практику получил на радио Воскресения в середине 90-х годов. Политические симпатии – христианская демократия, в свое время занимался выборами, работал в партийном офисе. После социологического мониторинга религиозных процессов принял предложение работать над созданием РИСУ и с 1 февраля 2001 года – тесно связанный с этим порталом.
– РИСУ запускалась под визит Иоанна Павла II в Украину. Какой сейчас вы видите основную цель Службы?
– Идея информационного агентства, которая бы объективно информировала о религиозной жизни в Украине во всех его проявлениях, существовала и раньше, то есть когда не шла речь о таком визите. Мир часто знал о религиозной жизни в Украине из зарубежных источников, то есть преимущественно превратно и так, как кому-то нужно. Наверняка все мы понимаем, что такие источники, как российский Интерфакс-религии, является примером полной субъективности и ангажированности. К сожалению, у нас не существовало до сих пор уважительных религиозно-информационных проектов при известных информационных агентствах, как это есть в той же России. Поэтому идейные вдохновители РИСУ воспользовались внезапным интересом религиозной ситуацией в Украине, которая возникла в связи с визитом Папы в Украину. Сначала у нас была одна только английская версия. И еще долгое время нашим основным читателем был иностранец или украинская диаспора.
С того времени у нас не изменилась ни идея, ни цель, ни задачи. Изменился объем работы (теперь это уже 5 языковых версий), соответственно увеличилось количество людей, работающих над проектом, и возросли планы. Мы и дальше ставим цель объективно информировать обо всем, что происходит в религиозной жизни Украины. Если взглянуть на страницу редакции на портале, то там до сих пор находится лозунг, неизменное за 9 лет существования РИСУ: Держать руку на пульсе религиозной жизни Украины.
– Представители каких конфессий работают в РИСУ?
– Я бы сказал не в РИСУ, а над РИСУ, то есть не только в редакции, а над проектом в целом. В редакции, которая расположена в Украинском Католическом Университете, который является владельцем и учредителем РИСУ, работает 6 человек. Среди них есть греко-католики, православный и верная церкви ХВЕ. Относительно постоянных корреспондентов, то среди них преобладают римо-католики, но есть протестанты и православные. Среди постоянных авторов преобладают православные. Активно сотрудничаем с баптистами, другими протестантами, иудеями. Словом, конфессиональная палитра – очень разнообразна. При чем, мы никогда не обращали наибольшего внимания на конфесийнисть, а в первую очередь пытались найти профессионала, который, имея журналистские умения, понимается в религиозной тематике и хочет этим заниматься.
– Раздается немало упреков, что РИСУ популяризирует ислам в Украине …
– В Украине мало кто пишет положительно о мусульманах. Потому что такой у нас стереотип. Когда-то плохое сделал мусульманин, то сразу обращается внимание на его религию. Но разве у нас все преступления делают лишь представители нехристианских или т.н. нетрадиционных вероучений?
Мы пишем о мусульманах то, что есть, не всегда так, как им бы хотелось о себе слышать. Мы пишем об их праздники, обычаи, календарь и т.д. Наконец, мусульмане были на украинских землях еще до официального принятия христианства как государственной религии. Вспомним, что князь Владимир знакомился при выборе вере также с мусульманскими посланцами. А в 14-15 вв. на юге Украины сформировалась крымскотатарский мусульманское государство. Сегодня в Украине проживаетдовольно много мусульман. Они сами насчитывают более миллиона своих верных. Извините, но никакая евангельская Церковь не может сказать, что у нее столько своих верующих. Или мы имеем право не обращать на них внимание? Тогда какой же с нашей стороны это будет объективный взгляд на религиозную жизнь в Украине?
Интересно, что среди наших блоггеров есть одна мусульманка. Все ее статьи под общим названием Ломка стереотипов вызывают ли не самый большой интерес и реакцию читателей среди всех блоггеров. И там ведется действительно интересная дискуссия. К сожалению, никто другой не является таким активным в отстаивании своих взглядов, как эта женщина.
Популяризация предусматривает целенаправленную деятельность. Для нас интереснее целенаправленно показывать особенность религиозности нашего народа, как она исторически развивалась, существовавшие этапа, что было особенного и неповторимого. Думаю, что популяризацию чего следует искать не в новостях РИСУ, аналитике, интервью или подобных материалах, а в совсем других разделах. :) B47r – РИСУ – это скорее площадка для информирования и дискуссии, или же попытка сформировать определенные религиозные традиции в Украине?
– РИСУ – это прежде всего информационное агентство, которое имеет свой большой портал, где есть место и для информирования, и для дискуссии. Мы однозначно не формируем какие-то религиозные традиции, так как этим должны заниматься религиозные организации Церкви; Мы можем формировать некоторые общественно-мировоззренческие традиции, так как СМИ мы так или иначе влияем на общество. Скажем, мы формируем толерантный взгляд на окружение, на других и их право верить по-другому. В этом деле нередко встречаем сопротивление. И что показательно, часто именно те, кто еще недавно был на украинских землях т.н. нетрадиционными (как некоторые говорят – сектантами), теперь пытаются распространять нетерпимость до тех конфессий, которые сегодня не являются традиционными на религиозной карте Украины. Например, евангельских христиан часто негодование, что есть определенные организации, приверженные к православию, которые считают протестантов сектантами и борются с ними. Но довольно часто апологеты евангельского учения наступают на те же грабли и намагають повлиять на законодательство, чтобы ограничить деятельность новых религиозных движений. Тогда у меня возникает вопрос: не боятся они, что вслед за теми, с кем борются, в секты зачислят и их самих? Я, скажем, за твердое исполнение существующего закона, без поблажек для тех священнослужителей, которые имеют VIP-прихожан и которые могут ненаказанное нарушать закон в той или иной форме. Мы по традиции соблюдения закона, но за свободу слова и взглядов.
– Поскольку вы активно работаете с пресс-отделами церквей, вопрос следующий: можете ли вы констатировать повышение профессионального уровня этих пресс-службам в последние времена? Есть ли какая специфика – региональная / конфессиональная?
– Однозначно, мы констатируем улучшения работы церковных информационных служб. Знаем, что и сами проводники Церквей начали к этому делу относиться с большим уважением. И это не было вызвано лишь тем, что нужно оперативно реагировать на упреки общества, хотя и это немаловажный фактор. Мне кажется, что Церкви сознательно начинают значительно более конструктивно относиться к СМИ, видят в них силу, которую можно использовать на пользу миссионерство, евангелизации, особенно в служении с молодежью, интеллигенцией и т.д.
Мы также заметили, что Церкви понимают необходимость профессионального подхода к медиа-служения. Поэтому открываются журналистские факультеты или специальности в религиозных учебных заведениях (для высокого профессионализма им еще много нужно работать, но первые шаги уже сделаны), молодежи богословы приобретают журналистское образование в светских вузах. Некоторые даже едет заграницу с этой целью.
частности, большой опыт имеет римо-католическая школа журналистики. Никакая Церковь в мире не разработала такого количества пастырских документов по масс-медиа, как РКЦ. И их используют не только католики.
К нам также обращаются за помощью в медиа-обучении церквей, и мы видим ощутимые результаты после этого. Так, более года назад мы создали при РИСУ Школу PR-технологий для церковных организаций. Наши специалисты, которые курируют это направление, за год объездили всю Украину, провели десятки курсов. Преподавали в межконфессиональныхгруппах заинтересованных лиц, так и на уровне семинарий и специальных общецерковных конференций. Что приятно, этой темой интересуется и молодежь, и пасторы и священники церквей. Даже некоторые иерархи, епископы были слушателями нашего курса. Иногда мы в редакции называем это пробуждением сверху, когда именно церковное куривництво понимает важность медиаобразования и благословляет создании пресс-органов как в центре, так и регионах. И мы специально не ищем заинтересованных, потому что это не является основным направлением работы РИСУ, однако они сами обращаются с просьбой о помощи. В абсолютном большинстве это представители евангельских Церквей. И здесь есть большое преимущество межконфессионального сотрудничества, ведь когда тренеры из разных конфессий в унисон работают, то этим также показывают, что мы можем сотрудничать и помогать друг другу. Это помогает разрушать многочисленные мижконфесийнистереотипы.
И которое мы имеем в результате? Лучшие новости и пресс-релизы, гораздо лучшую возможность контактировать с церковными ньюсмейкером в случае нашей потребности, а также дружественные, партнерские отношения с религиозными организациями.
Нередко нас приглашают на церковные мероприятия для информационной поддержки. Мы даже имеем пример, когда наша коллега помогла одной Церкви найти понимание у тех СМИ, которые первоначально относились к мероприятиям этой Церкви откровенно воинственно. Профессиональный подход журналистки помог не пересваритися с газетами, не покупать у них полосы, не судиться с ними, а найти в них друзей. Я, в частности, категорически против, чтобы церкви покупали полосы в СМИ для размещения статей о себе. Одна вещь обычная реклама то меры, а другое дело – заговоры джинсы или размещения своей. Это просто, потому что купил и все. Но Христос не предлагал денег или других материальных благ за то, чтобы его люди слушали.
же касается специфик – я бы отметил в первую очередь работу пресс-службы УПЦ (МП), который причастен к лучшим религиозных медиа-проектов в Украине. Хорошо работают информационные службы УГКЦ и некоторых деецезий РКЦ. Причем некоторые епархиальные пресс-секретари являются образцовыми; в этих Церквах существуют замечательные церковные печатные издания, интернет-ресурсы или телепроекты. Всегда активными являются пресс-службы УПЦ КП, крупнейших евангельских объединений. Но даже небольшие Церкви могут иметь хорошие медиа-проекты или навыки работы с местными медиа. Всех трудно перечислить, потому что всех мы можем и не знать лично.
– Какими исследовательскими проектам занимается РИСУ? Возможно, в партнерстве с УКУ …
– Исследования, которые мы делаем, должны журналистский характер. Много лет мы осуществляем проект мониторинга религиозной свободы в Украине при содействии Фонда поддержки демократии Посольства США в Украине. Нашими постоянными партнерами в этой сфере является Отделение религиоведения Института философии НАН Украины и Институт религиозной свободы. Мы исследуем украинскую духовное наследие вместе с сотрудниками Института литургики УКУ и Национальным музеем во Львове. Мы начали заниматься популяризацией религиозного туризма и паломничества Украиной и уже нашли интересных партнеров, в т.ч. зарубежных.
В планах еще есть определенные проекты, которые наверняка будут иметь успех, но о них еще рано говорить.
Конечно, одним из наших ближайших партнеров является Институт религии и общества, проектом которого и является РИСУ. Этот научно-исследовательское учреждение осуществляет несколько интересных проектов, которые должны внеконфессиональный характер, а потому мы их информационно поддерживаем. Например, издание современной общественной учения разных Церквей Украины и общественного учение Отцов Церкви. Сотрудничаем с Институтом Экуменических студий УКУ, в частности специалисты по РИСУ преподают некоторые дисциплины для студентов специальности религиозная журналистика.
Наверняка уже многие наслышаны о круглые столы РИСУ, посвященные теме Религия. Масс-медиа. Общество. Мы их планируем продолжать и развивать в регионах, где будет в этом потребность. Но прежде всего нашим приоритетным проектом является объективная информация о религии в Украине.
– Ваш проект Народный репортер – хорошая возможность для молодых журналистов. Пользуются ли они этой возможностью?
– Этот проект создавался в первую очередь для тех новостей, которые не подходят к формату основныхновостей РИСУ, но интересны. Например, в каждом городе, в приходе происходят какие-то интересные вещи, о которых люди, даже не имея журналистских навыков, хотят рассказать. По правилам в Народном репортер не должен быть официальных пресс-релизов. А вот студенты там могут практиковаться. И летом этого года сюда присылали свои материалы молодые журналисты.
Правда, мы ожидали большей активности авторов. Но возможно эти новости не такие известные, поэтому еще не все потенциальные авторы о них знают. Однако мы будет активно развивать и популяризировать это направление уже в формате нового портала РИСУ, работу над которым сейчас постепенно завершаем.
Кстати, о новом портал. Он забрал у нас много сил, времени, но мы чем дальше, тем больше довольны своим новым ребенком. Новый портал открывает огромные возможности лучше представить религиозную палитру Украины. Постепенно некоторые наши подразделения превращаются в отдельные арифметики. Например, библиотека или раздел, посвященный религиозному туризму. Наши блоги за короткое время стали довольно популярными и мы имеем с десяток новых авторов. Кстати, теперь мы лишь открываем по просьбе авторов для них блоги на РИСУ, а дальше это полностью их каноническая территория.
Сейчас для нас появились две важные задачи: как можно быстрее перенести материалы со старого портала на новый (это тысячи статей), а также продвижение портала (через длительные технические трудности со старым порталом и за перехода на новый наш рейтинг несколько упал.
Поэтому на РИСУ и молодые журналисты, и опытные асы могут для себя найти место для самореализации!
– Что для вас лично означает христианство – составляющая Вашей профессии или нечто большее?
– Я христианин от рождения, так меня воспитывали. Даже в советские времена я не скрывал свои взгляды, в частности, никогда не участвовал в субботниках, которые организовывали в школе в субботу перед Пасхой, потому что шел святить пасхальный корзину. Слава Богу, что учителя это понимали. Более того, когда мы с одноклассниками шли колядовать на Рождество (а это было в 80-х), то часто начинали именно из домов некоторых учителей. И еще до сих пор я с ними часто встречаюсь в воскресенье в Церкви.
свое время я даже думал идти учиться в семинарию в священники, но все же остановился на фасе историка, о чем не жалею. Теперь я совмещаю журналистскую деятельность с преподаванием истории (долгое время преподавал историю Христианства в семинарии при монастыре, а теперь один из моих бывших студентов является настоятелем моего прихода.
А на работе я стараюсь быть не представителем какой конфессии, а журналистом, редактором, администратором. И этого требую от своих коллег.
Таким образом, христианство для меня очень важной составляющей частной жизни, а одной из форм самовыражения – профессиональная деятельность. Лучше так, что работой я занимаюсь только определенную, хотя и большую часть своей жизни, а христианином стараюсь быть всегда.
Ассоциация Новомедиа
Текст опубликован на сайте Религиозно-информационной службы Украины

По рейтингу избирательные проекты – в «Интера» и «Украины»

7 февраля, как и в первом туре высокие показатели имел телемарафон на телеканале Интер – рейтинг 6,19%, доля 19,67% по аудитории 18 + общенациональной панели GFK.
В крупных городах доля проекта выше – 20,98%. Однако при этом эти показатели ниже вечерний телемарафон канала 17 января, когда он получил рейтинг 6,34% и долю 22,27% (в городах с населением 50 тыс. + – доля 23,13%).
Зато по сравнению с первым туром свой показатель существенно повысила ТРК Украина. Вследствие этого канала удалось выйти на второе, после Интера место за своей коммерческой аудиторией (18 +, 50 тыс. +) наиболее конкурентным слоте 19.00-00.00 и в целом за весь день. Также канал существенно повысил долю по молодежной аудиторией 14-49 (50 тыс. +), а в слоте 19.00-00.00 даже опередил Новый канал с долей 11,26% против 10,34%.
Показатели телемарафоне 7 февраля начиная с 19.00

По сравнению с первым туром значительно возросла и доля телемарафона 5 канала – с 2,98% до 4,44%. А вот избирательный проект ICTV (ежечасные выпуски Фактов и обсуждение в студии Свободы слова) наоборот свою долю снизил, взяв лишь 6,29%.
1 +1 в этом туре выборы освещал в новостном формате, без дискуссий и пресс-клуба, через что кроме двохгодиного выпуска ТСН. Неделя ежечасно в эфире появлялись новости, которые прерывали другие показы канала – художественные фильмы, программу Светская жизнь. В среднем ТСН этот день принял более высокие показатели за формат прошлого тура, когда спецвыпуски новостей аоедналы с пресс-клубом.
Кроме того, возросло внимание к спецпроектов Первого национального и ТВi.

Доли каналов в слоте 19-00.00 (аудитория 18 +, 50 тыс. +):

Таким образом, в этом одня Интера и ТРК Украине удалось повысить свою долю в вечернем прайме (19.00-00.00) по сравнению с предыдущей невиборчою воскресеньем. Украина даже смогла взять 11,26% в этом слоте по аудитории 14-49 (50 тыс. +), обычно почти вдвое превышает показатель канала этого выходного дня.
А вот каналы, которые в этот день остались в стороне от освещения выборов, долю по сравнению с прошлой неделей немного снизили. Хотя и СТБ, и Новый канал, и К1 приняли достаточно высокий показатель в этом слоте.
Доли каналов в слоте 19.00-00.00 (аудитория 14-49, 50 тыс. +):

Показатели телемарафоне предыдущего тура можно посмотреть здесь.
Хроника

Диана Дуцик называет информацию о забастовке «Главреда» провокацией

Главный редактор журнала Главред Диана Дуцик опровергает информацию о забастовке редакторов и журналистов издания, распространенную якобы пресс-службой Всеукраинского центра содействия предпринимательской деятельности.
Я утром провела планерку, и никто не сообщал, что планируется забастовку. Сейчас забастовки нет, люди работают в обычном режиме. Откуда взялась эта информация, я не знаю. Я расцениваю это как провокацию. Что это за Всеукраинский центр содействия предпринимательской деятельности – я не знаю. И почему именно этот центр распространяет новости о Главред-медиа, мне непонятно, – отметила она в комментарии ТК.
Сегодня, 1 февраля была распространена информация о бессрочную забастовку в Главреде, связанный с задержкой заработной платы.
же время в сообщении отмечается, что забастовщики якобы возмущены отказом Хроники информировать общественность о забастовке. Дословно: Особое возмущение журналистов вызывает тот факт, что сайт Телекрика (написание оригинала, – ТК), который декларирует демократизм и прозрачность в освещении всех процессов вокруг СМИ, отказывается размещать информацию о забастовке.
Хроника уверяет, что никаких обращений с просьбой разместить соответствующую информацию в издание не поступало – ни в официальном сообщении, ни каким-то иным образом.
ТК обратилась к директору Всеукраинского центра содействия предпринимательской деятельности Александра Данилюка с просьбой прокомментировать ситуацию. Он сказал, что об этой инициативе центра ему ничего не известно, и посоветовал обратиться в пресс-секретаря Игоря Пилипчука. Господин Пилипчук рассказал, что не рассылал уведомления о забастовке в Главреде. Однако, по его словам, в пресс-службе есть другие сотрудники, поэтому информацию он еще проверять.
же время блоггер ТК Александр Михельсон сообщил, что забастовка в издании действительно планировался, но на дату, близкую к 7 февраля. Состоится ли он теперь, после преждевременного разглашения да еще и искажения информации, – Александр Михельсон сомневается.
Хроника

Клиника имени Луценко

Борис Бахтеева, для «Хроники» Событием прошлой недели стала внеочередная сессия Верховной Рады, созванная 28 января. В течение этого дня был снят с должности министра внутренних дел Юрия Луценко и принят в первом чтении изменения в Закон Украины «О выборах Президента Украины» Анамнез
Вот как освещали это событие выпуски новостей. Новости, Первый национальный, 21:00. В студии – Светлана Леонтьева, корреспондент – Ирина Маркина. Репортаж с изложением позиции Луценко: .. По известному принципу лучшая защита – это нападение (вообще-то, должно быть: лучшая защита – Б.Б.) докладывает о нарушениях избирательного законодательства во время первого тура голосования и о попытке фальсификаций со стороны регионалов, которые удалось остановить. Найдено полмиллиона мертвых душ в военных городках, – отчитывается Луценко. Милиционеры помешали покупать голоса, а также проверили тех избирателей, которые захотели голосовать дома …. За ним – синхрон Луценко, в котором он сравнил нынешнюю ситуацию с сюжетом фильма Холодное лето 53-го. Дальше – снова репортаж: Регионалы атакуют решению судов. В них – запрет МВД проверять избирателей на дому, рассказ о ходе голосования и о фракциях, которые дали 231 голос за увольнение министра, наконец, о назначении Луценко исполняющим обязанности министра и об аргументации Юлии Тимошенко. За репортажем – синхрон самой Тимошенко.
Опять репортаж – теперь о назначении Луценко исполняющим обязанности и об отрицании Партии регионов. Синхрон Виктора Януковича. Краткий репортаж – подводка к синхрона Юрия Луценко, собственно синхронизации Репортаж: На прошлых президентских выборах Юрий Луценко был активным борцом против правления Леонида Кучмы. Рассказ ведущей в студии об этапах карьеры уволенного министра.
Дальше – сюжет о том, что политические последствия отставки Юрия Луценко уже обсуждают политологи: подводка ведущей, репортаж Юлии Банковой – краткое изложение среднестатистических мнений политологов, затем синхроны Виталия Кулика, Алексея Гараня, Андрея Ермолаева о непосредственных мотивы голосования – либо попытки давления на правительство (Гарань), или о том, что с другой стороны, это может привести и к негативным явлениям, в частности рост преступности в этот период (Кулик). Разговор плавно перетек к проблеме наличия или отсутствия новой парламентской коалиции, но долго останавливаться на этом не стали: ответом на синхрон Ермолаева было краткое изложение корреспондентка мнения Кулика, вот и все. Безупречная сбалансированность раз положила на лопатки содержательность; экшн о снятии Луценко блестяще выиграл у перспектив коалиции, а следовательно, и политического ландшафта государства накануне выборов.
ТСН, 1 +1, 19:30. В студии – Наталья Мосейчук, автор репортажа – Ирина Павленок. В присущей каналу образно-иронической манере ведущая обрисовала перипетии голосования по Луценко: Оставшись без головы, министерство взамен получило шею в лице того же Луценко. Поддержала стилистику и корреспондентка: Интенсивная атака – тяжелая артиллерия на защиту. Такой игривый стиль продолжался и в дальнейшем. Следующие фрагменты репортажа были лишь подводками к синхронов. Синхронувалы этот раз Юрий Луценко, Анна Герман, снова Луценко (он рассказал о безобразиях на выборах в некоем городе Бердичевскую), Вадим Колесниченко (народный депутат, ПР), Сергей Мищенко (народный депутат, БЮТ), Борис Колесников (народный депутат, ПР ), Александр Турчинов, снова Луценко, еще раз Луценко, Виктор Янукович. Итак, кто что сказал, а еще – сколько будет получать Луценко в ранге исполняющего обязанности. Больше ничего.
Следующий сюжет был посвящен подведению итогов деятельности Луценко: Два пришествия Юрия Луценко на должность министра внутренних дел и каждый раз яркий шлейф из событий вокруг него и его ведомства. Громкие приказы, изменение правил работы, выпады в сторону идеологических оппонентов и скандалы частного характера (студийная подводка); Министр – в фарватере премьера. Сильная фигура в постпомаранчевого распре. Тимошенко это ценит и изо всех сил пытается сохранить. Но в политике ничто не вечно (завершение репортажа Валентины добра. Объективная оценка, ничего не скажешь. А какая же аргументированная! Как грандиозно исследует она деятельность Луценко, мотивы и результаты ее: или уволен министр отстаивал свои принципы, а просто продавался тем лидерам, которые были сильнее? Как же легко – так же в кавычках – зрителямсоставить собственное впечатление о герое! Да и – благодаря той же игривой стилистике – как же мастерски вплетена оценки в фактаж! В этом сюжете длинные репортажи было разбавлен двумя короткими, в одно предложение каждый, синхрон самого Луценко: Все задачи, которые мы сейчас получили, будут выполнены и: Я просто считаю его символом той политической силы, которая исповедует противоположные мне принципы. Информативные синхроны, нечего сказать.
В итоговом выпуске ТСН (23:20) Виталий Гайдукевич начал рассказ словами: Юра, прости, Юра, прощай, – сказала Рада и отставила Луценко. Мог бы, кстати, и спеть – голоса НеАнгелов не так уж сложно скопировать. Или хотя бы сказать, что первый процитировал песенку не он, а Нестор Шуфрич, а он уже процитировал Шуфрича. Собственно, подобный плюсивський оживляж все больше напоминает выпуски Вечернего квартала (или даже конкурирует с ними?), А изложение фактов все больше выглядит как навязанный, обязательный, но избыточный дополнении, некую чисто протокольную вещь, которая сильно мешает журналистам демонстрировать свое остроумие. Что касается зрителей, то подобная стилистика лучше приучает их к роли сторонних наблюдателей, заставляет забыть, что от событий, так остроумно изображенных журналистами, напрямую зависит их собственная судьба. Нет, это не классические новости для барбоса. Мыльные новости – вот как хочется назвать такой стиль. Хочу, чтобы меня правильно поняли: я вовсе не за то, чтобы журналисты копировали Юрия Левитана или стилистику советской программы Время. Должна быть и живость изложения, и остроумие оценок и сравнений. Ровно настолько, чтобы улучшить, оживить представление материала. Остроумие вместо материала, остроумие ради остроумия, да еще и далеко не всегда высокого уровня – это уже извращение. Это – Времечко; впрочем, в отличие от последнего, ТСН претендует на солидность …
В отличие от вечернего выпуска ТСН, итоговый содержал еще один сюжет – о том, что Янукович надеется, что президент не допустит Луценко и дальше управлять МВД – с подводкой Юлии Бориско и синхрон Януковича.
Подробности, Интер, 20:00. В студии – Владимир Андриевский, корреспондент – Анна Панова. Больше, чем зам, но меньше, чем министр, – начал ведущий материал. Тут наконец впервые прозвучало, что стало причиной срочного снятие Луценко вплоть до созыва внеочередного заседания ВР (кстати, о внеочередной, чрезвычайный характер того, что произошло, выпуски новостей почему-то дружно забывали сообщить), – события вокруг полиграфкомбината Украина. Этому же были посвящены первые синхрон Вадима Колесниченко. Далее кратко говорилось о расписании голосования, назначение Луценко исполняющим обязанности и о том, что он потеряет право голоса на заседаниях Кабмина, но выигрывает в зарплате. Сказание иллюстрировали синхроны самого Луценко (два), Сергея Мищенко, Владимира Литвина, Юлии Тимошенко, Виктора Януковича.
Окна-новости, СТБ, 22:00. В студии – Татьяна Высоцкая, корреспондент – Ольга Червакова. Ключевой фразой, наверное, была фраза из подводки: Регионалы сегодня ликуют – отправили в отставку милицейского министра. Вот в таком ключе и был выдержан рассказ о событии, начиная от утренних кулуарных разговоров между депутатами и их группами. Тот же подход, что и везде – будь то триллер, то ли детектив, то пикантная история, затрагивающая зрителей только как зрелище. Короткие пассажи журналистки прерывали многочисленные синхроны – Юрия Луценко, Анны Герман, Нестора Шуфрича, Ольги Боднар, Александра Турчинова, опять Луценко, Виктора Януковича. Сюжет плавно перетек в рассказ о том, как в Симферополе поклонница Януковича покусала организаторов конкурса сатирических плакатов о нем.
Репортер, Новый канал, 19:00. Ведущая – Оксана Гутцайт, корреспондент – Ольга пирожки. Юрий Луценко – уже не министр внутренних дел. Теперь он исполняющий обязанностей. За один день кресло главного милиционера он потерял и вернул, – такое начало студийной подводки определил дальнейшее изображения события в привычном русле вот как интересно. За модным ныне стандартом, пассажи корреспондентки были частью лишь связями между синхронная Луценко (целых четыре!), Остапа Семерака (БЮТ), Анны Нерман, Нестора Шуфрича, Сергея Мищенко, Александра Турчинова. Синхроны были не намного длиннее, между корреспондентские подводки к ним. И здесь царила детективная стилистика развертывания повествования в короткие диалоги. За этим сюжетом шел другой – о том,что Янукович в Симферополе обвинил Тимошенко и Луценко в манипулировании обществом и попытках сорвать президентские выборы – с синхрон самого Януковича. Такой вот был доказан факт …
Факты, ICTV, 18:45. В студии – Елена Фроляк, корреспондент Владимир Горковенко. Здесь было то же. Рассказ о ходе событий, синхроны Нестора Шуфрича, Сергея Мищенко, Николая Азарова, Юрия Луценко, Александра Турчинова, Виктора Януковича (о мужике, который уважает себя – наверное, если бы речь шла не о Луценко, а о женщине, вместо мужика фигурировала бы кухарка?) , Юлии Тимошенко, снова Луценко. Как и в большинстве выпусков, пассажи корреспондента были коротенькими, такими, которые экономят и время, и усилия.
Время новостей, 5 канал, 21:00. Ведущий – Игорь Татарчук, корреспондент – Ольга Сницарчук. Здесь рассказ был построен так, чтобы зрители словно почувствовали себя на месте Луценко. Именно его глазами смотрели на ситуацию и ведущий, и корреспондентка, описывая, например, как он выходит из дома ВР. Здесь были две синхроны Луценко (еще один – в сюжете о назначении его исполняющим обязанности), по одному – Николая Азарова и Сергея Мищенко. Синхроны Анны Герман (Если бы вам пришлось отвечать за все, что вы совершили за время пребывания в должности, вы были бы двадцать раз зэк) и Петра Симоненко (Мы проводим с вами четвертый тур выборов 2004 года), с одной стороны, иллюстрировали позицию этих политиков , но … Без надлежащей подводки они превращались в некий доказательство необоснованности претензий к Луценко – посмотрите, мол, какого уровня люди являются его оппонентами. Не было здесь и намека на сбалансированность, снятие Луценко мало предстать перед зрителями как несомненный преступление.
События, Украина, 19:00. В студии – Елена Кот, автор репортажа – Эдуард Ганишевський. Здесь очевидный дисбаланс был в пользу регионалов: Регионалы оказались непоколебимы. Мол, есть за что увольнять. Вспомнили пьяный дебош в аэропорту Франкфурта, сыпала фактами давления со стороны милиции на простых избирателей во время голосования 17 января, но и про инцидент с полиграфкомбинатом Украина не забыли (из репортажа). Мало того, что говорить сыпали фактами, не приводя самих фактов, – прием нечестный, но и возможности взглянуть на остальные обвинений с другой зрителям не предоставили. Прозвучали прямые обвинения, а оправдаться было невозможно.
В остальном этот материал как две капли воды напоминал материалы остальных каналов: недолгие пассажи корреспондента и заоблачная количество синхронов, рассказ лишь о ходе события, но не о последствиях и подоплеку. Синхроны Юрия Луценко, Нестора Шуфрича, Петра Симоненко, Сергея Мищенко, Юлии Тимошенко, снова Луценко, Виктора Януковича и здесь имели в сумме заметно больший хронометраж, чем собственно журналистская рассказ.
Предварительный диагноз
Следовательно, в отношении Луценко. Сбалансированность в большинстве материалов якобы была. Вот только очень специфическая. Это была сбалансированность освещения хода события. А вот насчет того, кто же был прав, было за что снимать Луценко, был ли то чисто политический ход – здесь не было не только сбалансированности, но и попыток рассмотреть сам предмет. Компенсировать (или замаскировать) отсутствие разговора не на уровне простого пересказ того, что лежало на поверхности, был призван избыток синхронов – складывалось впечатление, что журналисты просто прятались за спинами политиков. Боялись сказать что-то не то?
Не может не радовать привлечения к выпуску Новостей Первого национального экспертов-политологов. Вот только почему их синхроны были такими короткими – заметно короче, чем синхроны политиков? Почему синхроны политологов были такими общими? Неужели не было моментов, требующих уточнения политологами? Ну вот хотя бы упомянутый запрет МВД проверять избирателей, которые будут голосовать дома. Каков смысл этого запрета, ведь проверять избирателей должны были не во время их голосования, никто не собирался и не имел возможности заглядывать в их бюллетеней? Да и по незаангажированности и объективности некоторых показанных в синхронах политологов возникают сомнения – слишком уж апологетическую к определенным политическим силам позицию выражают они, всегда и без всяких исключений.
Что ни говорите, а очень интересна роль политологов, которую им отводит наше телевидение. Они сталкиваются с экранов как эдакие дипломированные сплетники, единственной задачей которых является перемывать косточки политикам, оценивать их поступки и составлять предположения относительно их намерений. О том, что политологи,вообще-то должны оценивать политическую ситуацию как таковую, саму по себе, когда конкретные политики и их поступки являются лишь фактажем, а не целью исследования, наши телевизионщики, похоже, не догадываются.
Несмотря на кажущуюся беспристрастность и сбалансированность, сюжеты об отставке Луценко так и не позволили зрителям оценить позиции сторон и выработать собственное отношение к событию – не эмоциональное, а рациональное. Им просто рассказали о том, что произошло, как интересную историю.
А теперь вопрос: на какую реакцию зрителей было рассчитано подавляющее большинство материалов? Кажется, вариантов такой реакции может быть только два – или: Ой, бедный Луценочко, сняли, нелюди! Или: Вот проклятый Луценище, так ему и надо. Вот и все. Разве что возможен третий вариант: зрители просто себе отстраненно наблюдали за интересным напряженным сюжетом. Немногим более пяти лет назад выпуски новостей на большинстве телеканалов непременно указывали бы зрителям, какой из этих вариантов они должны выбрать. Теперь им разрешено самим выбирать один из трех вариантов реагирования. Подякуймо хотя бы за это и надеемся, что, может, когда-нибудь мы, зрители, дорастем до того, чтобы телевизионщики начали давать нам пищу для размышлений и позволили нам делать сознательные выводы.
Вопрос-то остались. Первое: почему был снят Луценко, за что? Что было официальным поводом? Вот просто сидели депутаты и надумали: А, случайно, не снять нам Луценко? Ладно, пусть эксперты с их раскидистыми мнениями – не слишком желанные гости в выпусках новостей, но нельзя ли было прямо поставить этот вопрос осинхроненим политикам? Чтобы те кратко и сжато собрали воедино причины? Второй вопрос: зачем? Зачем было снимать министра вот таким авральный способом, не дождавшись завершения выборов? Какой была цель? Вот было бы интересно, если бы именно на такой вопрос ребром вынуждены были отвечать те, кто голосовал за, а вслед те, кто голосовал против! Чтобы не разводились обо всем на свете, а четко ответили: нельзя ли было подождать? И третий вопрос: что дальше? Понятно же: назначение нового министра и вхождения его в дела – это дело непростое, во второй тур это вряд ли произойдет. Но ведь и разгуляй-малины в МВД, скорее всего, не будет. Кто и руководить министерством – пусть даже не в ранге министра или его заместителя. Так кто же? Что говорит об этом мудрое украинское законодательство? Кто конкретно это может быть? Как вообще живут министерства без министров? О существовании этих вопросов телевизионщики и не догадывались, не правда ли?
Анамнез
А повестку дня четвергового заседания имел еще один пункт – внесение изменений в закон о выборах президента. Изменение закона между двумя турами – то сама по себе очень неординарная вещь. По крайней мере, до такой степени, что очень хотелось бы услышать: как это выглядит с правовой точки зрения, случалось ли такое в мировой практике? Но желать невозможного – это очень плохо, то и не будем об этом. Как же осветили новости само событие?
Окна-новости, Репортер и Факты – никак. Ну вот не имеет никакого значения, как и по какой процедуре будет организован процесс голосования и подсчета голосов, и все тут, точка. Новости Первого национального дали короткий сюжетик, даже без репортажа: просто ведущий озвучил текст о том, что бютовский проект не прошел, а проект Партии регионов нашел депутатскую поддержку. По словам: Верховная Рада не поддержала бютовские проекты изменений в закон … и начал ведущий рассказ. Вкратце было сказано: бютовцы стремились голосования дома только по медицинским справкам и запреты вносить изменения в списки избирателей в день голосования, а регионалы – возможности для избирательных комиссий принимать решения без кворума. Зачем именно этому стремились стороны, в чем состояли преимущества и недостатки их требований, как бы они облегчили или усложнили избирательный процесс, добавили бы они возможности фальсификации результатов или невозможным бы фальсификации? Да на черта оно нам показалось – решили, наверное, на Первом национальном.
Очень коротенький сюжет подготовили и для вечернего выпуска ТСН (1 +1). Здесь тоже о событии кратко рассказал ведущий, репортажа не было. Был зато синхрон представителя президента в ВР Игоря Попова, который сводился к формуле давайте жить дружно. Ведущий тоже акцентировал внимание на том, что голосование по поводу закона является яркой победой регионалов. Вот что, как оказалось, только и может интересовать, когда речь идет о законе, – кто кого. Правда, ведущий кратко изложилпозицию Тимошенко относительно требований регионалов – в частности о том, что разные члены одной и той же комиссии смогут проводить выборы в разных местах. Прошла эта фраза неакцентованою среди других, будто речь шла не о основополагающие вещи избирательного процесса. В ночном выпуске ТСН ведущая не объяснила позицию БЮТ, сказав лишь: У Тимошенко уже прокомментировали – эти переинакшення только все запутают (ну очень понятно, о чем речь, не правда ли?), Зато подробно обрисовала позицию ПР: Эту норму (о ОБЯЗАТЕЛЬНЫ ' язковисть кворума – Б.Б.) бело-синие ввели за недоверия к оппонентам, поскольку пидзрюють их в намерениях блокировать комиссии и таким образом сорвать выборы. Завершал сюжетец тот же синхрон Попова. Вечерний выпуск поощрял зрителей больше доверять БЮТу, ночной – Партии регионов.
Подробности (Интер) запихнули сообщения о голосовании за изменения в закон куда ближе к концу выпуска. Здесь тоже было одно лишь короткое сообщение ведущего. Подкупила фраза о том, что изменения, предложенные ПР, касаются принципов формирования окружных и участковых избирательных комиссий. Информативно, не правда ли? Иными словами то же можно сформулировать так: Ну, это неинтересно, поэтому не будем на том останавливаться.
В Времени новостей 5-го канала сообщения о голосовании за изменения в закон уложилось в один пассаж репортажа вместе с созданием специальной комиссии по Межгорье. Просто-таки классический пункт повестки дня: Разное. На изменения в избирательный закон вместе с Межигорьем корреспондентке хватило пяти предложений.
Материал Событий стоит процитировать полностью, поскольку охарактеризовать его не получается: Верховная Рада рассматривала сегодня и изменения в закон о выборах президента. Предложение Партии регионов исключить норму о кворума избирательной комиссии депутаты приняли за основу, а вот инициативы БЮТ (какие? – Б.Б.) не прошли. Таким образом, в день волеизъявления по-прежнему можно внести свое имя в список. Достаточно написать заявление. Там должны быть указаны фамилия, имя, отчество и номер паспорта человека, который отнесёт бумагу (??? Почему уже тогда не ксиву? – Б.Б.) в участковую комиссию. Ее представителя также можно вызвать по телефону на дом. Старые заявления недействительны, поскольку после первого тура составы комиссий изменены. Просто тебе инструкция по оперативному применению только выявленной заботы о народе.
Диагноз
А теперь постойте. Внесение изменений в закон о выборах президента имеет интересную предысторию. Летом ПР и БЮТ совместными усилиями внесли в закон поправки, вызвавшие слива критики. Затем они преодолели президентское вето. Как вдруг в конце прошлого года Юлия Тимошенко начала призывать внести поправки к поправкам, а уже в январе БЮТ требовал созвать внеочередное пленарное заседание. Эту предысторию не напомнил НИКТО.
А еще было постановление Конституционного Суда о том, что некоторые положения новой (принятой летом) редакции закона не соответствуют Конституции. А еще было заключение Венецианской комиссии о том, что ряд положений новой редакции не являются демократическими и не соответствуют критериям свободных и честных выборов. Об этом тоже не напомнил НИКТО. Наверное, уже и не стоит говорить о том, что можно было бы перечислить претензии Конституционного суда и Венецианской комиссии и сравнить: соответствуют этим претензиям и требованиям предложены к парламентского рассмотрения законопроекта. По крайней мере, стандарты журналистики демократических стран просто обязывали обо всем этом повести речь. Без этого – не новости, а беллетристика, распространение сплетен. Спросите любую старушку, что целыми днями просиживает у подъезда, – она вам не хуже, а то и интереснее расскажет обо всем: кто, что и как, и о деталях вам расскажет, и о том, кто что сказал – синхроны , одним словом. НИ ОДИН С ВЫПУСКОВ НОВОСТЕЙ НА НИ КАНАЛЕ даже не попытался приблизиться к общепринятым стандартам.
На одной чаше весов – судьба (карьера) высокого государственного чиновника. На другой – закон, по которому мы будем избирать президента и который будет определять судьбу страны минимум на пять лет (это в том случае, если не окажется, что хотя бы внешне свободных и честных выборов в ближайшие десятилетия больше не будет, а 7 февраля мы будем избирать пожизненного президента или, может, пожизненно президентку). Какая чаша должна перевесить в нормальном обществе? Так, снятие Юрия Луценко тоже имеет отношение к выборам, но косвенное! Кто бы ни былминистром внутренних дел, но он должен будет действовать в рамках именно этого закона! У нас на телевидении по всеобщего молчаливого согласия, информация, которая во всем мире стала бы темой № 1, прошла как откровенно второстепенная, незначимые, а то и просто мусорная. Никому не нужна.
Выпуски новостей от 28 января заставили украинский проникаться горькой судьбой Юрия Луценко больше, чем своей собственной. Когда такой чести удостаивалась разве что Рабыня Изаура. Понятно: освещать (да еще и сбалансировано!) Персоналии несравненно легче, чем актуальные проблемы. В первом случае все просто: здесь черное – там белое, здесь за, там против, иди себе с диктофоном и наматываю синхроны; во втором же случае нужно копаться в аргументах с их полутонами и взвешиванием плюсов и минусов. Вот только результатом становится впечатление: за громкими разборками вокруг персоналий от нас скрывают действительно актуальную информацию. Вот просто берут и прячут.
Так за кого же нас имеет наше телевидение? По имбецилив? По биомассу? За типов, только и способных, что таращить глаза в замочную скважину? Нет, это не новости для барбосов. Любой барбос, выдержав полминуты, развернулся бы и ушел. Ну, может, на прощание поднял бы на телевизор заднюю лапу. А потом мы спрашиваем: кто виноват, что нынешние выборы – фактически без выбора?
Фото – www.ura-inform.com