Записи тэгированные: программа

На ICTV стартовал проект «Лучший кандидат». Сегодня в гостях Янукович

10 января на телеканале ICTV в рамках политической агитации стартовала новая ежедневная программа Лучший кандидат. В дебютной программе принял участие председатель Верховной Рады, кандидат в президенты Владимир Литвин.
По словам ведущей программы Елены Фроляк, 11 января гостем программы будет лидер Партии регионов, кандидат в президенты Виктор Янукович, а на 15 января есть договоренность с премьер-министром, кандидатом в президенты Юлией Тимошенко.
Формат программы, которая длится 45 минут, предусматривает вопросы аудитории (журналистов) и ведущей. У гостя есть 30 минут на ответы. Гость может соответствовать 30 минут или на один или на несколько вопросов, решает он лично, – отметила Елена Фроляк.
Напомним, что программа будет выходить ежедневно в 22 часов до 15 января.
Хроника

10 января в гостях программы «Майдан. Лидер нации »на Пятом – Юлия Тимошенко

10 января гостем программы Майдан. Лидер нации, которая выходит еженедельно на 5-м канале, будет премьер-министр, кандидат в президенты Украины Юлия Тимошенко, анонсирует телеканал. Тема дискуссии сегодняшней программы – Будущее Украины с новым президентом.
Напомним, программа выходит каждое воскресенье в 19:15. На прошлой неделе гостем программы был председатель Верховной Рады, кандидат в президенты Украины Владимир Литвин.
Хроника

НТКУ определилась со слотом для теледебатов

Теледебаты кандидатов на пост Президента Украины на Первом национальном, которые продлятся с 4 по 14 января, будут начинаться в 19 часов 45 минут, сообщает пресс-служба НТКУ.
По словам президента НТКУ Василия Илащука, они должны были определиться со слотом и предложить его ЦИК.
Мы выполнили ряд условий, предусмотренных действующим законодательством, а именно: за 15 минут до дебатов и 15 минут после них не должно быть никаких политических программ. Поэтому программа Критическая точка будет заканчиваться за 15 минут до дебатов, а новости будут начинаться через 15 минут после дебатов. ЦИК утвердила это время, – сказал Илащук.
Напомним, ЦИК определила шесть пар кандидатов. Каждой паре будет предоставлена час эфирного времени. Вести теледебаты будут поочередно Юрий Громницкий и Олесь Терещенко.
Теледебаты на пост Президента Украины будут происходить в следующем порядке:
4 января – между Юрием Костенко и Сергеем Тигипко;
5 января – между Анатолием Гриценко и Александром Пабатом;
11 января – между Людмилой Супрун и Инной Богословской;
12 января – между Александром Морозом и Олегом Тягнибоком;
13 января – между Петром Симоненко и Олегом Рябоконем;
15 января – между Михаилом Бродским и Василием противься.
14 января состоится выступление Сергея Ратушняка, не имеющий пары для дебатов (по причине того, что только 13 кандидатов в Президенты согласились участвовать в теледебатах.
Хроника

10 декабря МКФ «Молодость» расскажет о своих планах кинопроката

для «Хроники» 10 декабря 2009 года состоится пресс-конференция, посвященная планам title на 2010 год относительно проката фильмов.
На пресс-конференции будет представлена программа фестиваля эстонского кино Естфест, который пройдет с 18 по 23 декабря 2009 года в кинотеатре Киев и с 24 по 29 декабря в кинотеатре Боммер (город Харьков).
В пресс-конференции примут участие арт-директор МКФ Молодость Андрей Халпахчи, директор программ Денис Микитенко, директор департамента проката Ярослав Юшков, заместитель посла Посольства Эстонии в Украине Куйда Меритс и представитель компании Estonian Air Евгения Панченко.
Пресс-конференция состоится в 12.00 в кинотеатре Киев (зал Синематека, 3-й этаж).
Контакты: yarosh87@gmail.com, +380501730461.
Хроника

12 декабря украинская служба «Голоса Америки» будет отмечать 60-ю годовщину выхода в эфир

Первая радиопрограмма Голосу Америки украинском языке вышла в эфир 12 декабря 1949. Вещание на украинском началось в пик холодной войны, когда Украинская служба сказала по 5 часов ежедневно на коротких волнах.
целом радиостанция начала вещание во времени второй мировой войны, самый первый эфир состоялся 24 февраля 1942 немецки.
В советские времена именно Голос Америки часто становился главным источником информации о событиях, которые тщательно скрывались советской властью.
В украинском радиоэфире официально радиостанция появилась в 1992 году. В январе 1993 украинское государственное телевидение начинает трансляцию еженедельного тележурнала Голосу Америки Окно в Америку, который стал главным тележурналам для украинской о жизни американцев и западного мира.
В декабре 2004 года, после ряда прямых включений с 5-м каналом во время Оранжевой революции, дебютирует ежедневная телепрограмма новостей Голосу Америки Час-Time. Кроме этого Голос Америки проводит регулярные и специальные прямые эфиры с различными телеканалами в Украине.
31 декабря 2008, после более 59-ти лет в эфире, Голос Америки прекратил радиовещания украинском.
целом сейчас Голос Америки еженедельно транслирует более трех часов телепрограмм на украинском языке и освещает украинские и международные события на собственном веб-сайте. Главный акцент – политика США в отношении Украины, новости из украинской диаспоры, предоставление эфира украинским и американским политикам, дипломатам, общественным деятелям и другим.
Керивникaмы Украинской службы Голоса Америки были: Никифор Григорьев съел (1949-53), Евгения Залевская (1953-55 – и.о.), Владимир Кедровский (1955-63) Дмитрий Корбутяк (1963-64 – и. е.), Михаил Терпак (1964-77), Оксана Драган (1977-88), Николай Француженка (1988-91), Владимир Возле (1991-98), Лидия Рудинс (1999-2005). От 2005 службу возглавляет Адрiян Кармазин.
Голос Америки финансируется Конгрессом США и подчиняется независимой, утверждены Конгрессом, Совете по вопросам вещания. Транслирует каждую неделю более 1000 часов передач 44-ти языках. Штаб-квартира – Вашингтон. Сотрудников – свыше 1100.
Хроника

Европа ждет создания в Украине общественного вещания

Марьяна Закусило Представители украинских общественных организаций совместно с зарубежными экспертами в очередной раз попытались разблокировать погрязшую «в верхах» идею «украинского Би-би-си» Третьего декабря участники круглого стола Создание системы общественного вещания в Украине: Европейские стандарты и украинские реалии решили восстановить национальную инициативу Общественное вещание.
После провала в парламенте законопроекта Андрея Шевченко О системе Общественного телевидения и радиовещания Украины в июне 2009 года, процесс внедрения общественного вещания (СМ) в очередной раз затормозился. В сентябре 2009 года прошло заседание Совета национальной безопасности и обороны Украины, посвященное этой теме, а также перехода на цифру. Но большее внимание СНБО уделило цифровому вещанию. Относительно общественного, по словам Степана Гавриша, решили предложить правительству срочно принять концепцию СМ и утвердить конкретный план действий, однако СМ в Украине все равно появится не ранее 2015 года. Впрочем, указа президента по решению СНБО сих пор нет, а прошло уже три месяца …
Круглый стол Создание системы общественного вещания в Украине: Европейские стандарты и украинские реалии организовали Центр общественных медиа и проект ЕС и Совета Европы Содействие европейским стандартам в украинской медийной среде. Судя по его цели, участники должны были разработать предложения для дальнейшей работы по эффективному образования системы СМ. Де-факто это заседание стало напоминанием о том, что уже сделано, и возобновлением процесса с того места, на котором остановились.
Примеры соседей: проблемы и их преодоление
Европейские делегаты Аке Петерсон (представитель генерального секретаря Совета Европы по координации программ сотрудничества с Украиной), Жозеф Мануэл Пинту Тейшейра (глава представительства ЕС в Украине), лорд Эндрю Макинтош (рапортер по вопросам свободы СМИ ПАСЕ) высказали сожаление, что в Украине до президентских выборов 2010 года так и не создана система общественного вещания, в которой назрела насущная потребность общества. Однако Европа все еще возлагает большие надежды, что этот проект наконец реализуется в Украине.
По словам лорда Эндрю Макинтоша, системы СМ в Юго-Восточной Европе оказались не самодостаточными. В частности Босния и Герцеговина, Косово и Венгрия имеют СМ, но имеют и проблемы. Их СМ базируется на подписке, автоматически допускает к общественным программ не всех граждан, а лишь способных за них платить. Также СМ в этих странах демонстрирует необъективный подход. Это борьба, которая никогда не заканчивается. Надо защищать институт СМ и тогда, когда она уже создана, – резюмировал лорд.
О проблемах, на которые натолкнулись уже после перехода на СМ, говорил и представитель Грузии – лектор Кавказской школы медиаменеджменту и журналистики GIPA и Кавказского университета Звиад Коридзе. За последние два года в компании общественного вещания дважды проводились выборы генерального директора, – сообщил он.
По его словам, также изменялась и наблюдательный совет. Первый председатель совета впоследствии стал председателем ЦИК на внеочередных выборах президента. Два члена наблюдательного совета изменили свои посты в кресло министра образования и науки и руководителя предвыборного штаба Михаила Саакашвили (а ныне – лидера парламентского большинства). Не выдержав вызовов, наблюдательный совет в январе 2008 года подала в отставку.
Камнем преткновения стал ноябрь 2007 года, когда было объявлено чрезвычайное положение. Тогда на общественном канале пустили документальный фильм От ноября до ноября, в котором демонстрировались кадры, снятые скрытыми камерами спецслужб, – о связях оппозиции с Россией. Вещатель не только пустил ленту в эфир – в его титрах было написано, что это фильм его производства. Впоследствии генеральный директор призналась, что даже не смотрела фильм в эфир. Это показало, что менеджмент не управлял редакционной политикой, – рассказал Звиад Коридзе.
По мнению грузинского медиаэксперта, процесс выборов нового наблюдательного совета в феврале 2008 года был незаконным, поскольку произошла политизация совета. Во время весенних протестов 2009 года в Тбилиси граждане продемонстрировали свое недоверие к общественному вещателя, выставив перед зданием так называемый коридор позора.
Общественные организации обратились с просьбой к политическим силам отказаться от политизации совета. Но они отказали. Позавчера (1 декабря – ТК) президент объявил список из 24 кандидатов на 8 мест в наблюдательном совете. Мы боремся, чтобы общественный вещатель перестал быть пропагандистом, – отметил господин Коридзе, добавив, что на подобные грузинских вызовы столкнулись и прибалтийские общественные вещатели: в Эстонии, например, за 10 лет сменилось 12 директоров.
Прошлое из украинского опыта
Народный депутат Андрей Шевченко напомнил присутствующим, что в 2006 году была создана национальнаяинициатива Общественное вещание. В 2007 году под декларацией о сотрудничестве подписались Тарас Петров (председатель Национальной комиссии по утверждению свободы слова и развитию информационной отрасли при Президенте Украины), Эдуард Прутник (тогдашний председатель Государственного комитета телевидения и радиовещания Украины), Виталий Шевченко (тогдашний председатель Национального совета Украины по вопросам телевидения и радиовещания) и Андрей Шевченко (тогдашний председатель Комитета Верховной Рады Украины по вопросам свободы слова и информации).
В 2007 году участники инициативы определили вопросы внедрения СМ, относительно которых они достигли консенсуса. Например, что базой для СМ должно стать частотный ресурс и имущество НТКУ, НРКУ, ОГТРК, а государственное информагентство Укринформ не должно входить в систему СМ.
Однако оставались и несогласованными вопросы, которых было гораздо больше. Какой должна быть глубина интеграции телевидения и радиовещания (количество юридических лиц, менеджмент)? Канал СМ должен быть популярным или нишевым – то есть идти по пути британского BBC или американского PBS? Нужно иновещания и имеет ли оно принадлежать к СМ? Как быть с киностудией Укртелефильм? Что должно быть первичным – создание наблюдательного совета или регистрация юрлица? Кто должен быть учредителями? Какими должны быть источники финансирования? По каким принципам формировать наблюдательный совет?
Мы должны сейчас говорить о перезапуске инициативы, в которой принимают участие все четыре ветви, а также общественные организации, – подчеркнул Андрей Шевченко. Он также заявил, что его законопроект о СМ, провален в Верховной Раде, стал жертвой политического подхода.
Руководитель Центра законодательных инициатив Независимой ассоциации телерадиовещателей Ольга Большакова ответила Андрею Шевченко, что общественность не прекращала свою работу над внедрением СМ. Еще в январе 2005 года была создана Коалиция общественных организаций Общественное вещание. Мы три месяца работали над проектом закона. Он был результатом жарких дискуссий и вышел сложным с точки зрения организации, так как предполагал двухуровневую систему контроля за СМ: большой общественный совет и административный совет из опытных специалистов. В последний раз мы эти документы передавали СНБО этого года. Если будет возрождена национальная инициатива, не забывайте о нас и нашей работе, – призвала она.
Почему во время круглого стола дискуссия зашла в плоскость быть или не быть СМ, исходя из того, нужно ли оно вообще украинский. Ставить вопрос о готовности или неготовности общества нельзя, потому что общество ушло далеко вперед, – обобщил мнения по этому поводу председатель Нацкомиссии по утверждению свободы слова при президенте Тарас Петрив. Кстати, он же напомнил, что все концепции СМ предусматривают период внедрения продолжительностью 6-8 лет. Автоматически возникает вопрос: мы будем ждать так долго?
Согласились, что долго ждать нельзя. Но, как постоянно подчеркивают все адепты СМ, для реализации этого проекта нужна прежде всего политическая воля. Ее хватало пока только на уровне риторики и обещаний перейти на СМ.
Почему мы можем пиарить политиков и их идеи и не можем пропиарить СМ? Давайте разработаем стратегию маленьких шагов. Давайте хоть что-то делать, а не говорить, что общество этого не воспримет!, – Мобилизовала коллег помощница народного депутата Владимира Ландик Мария Лашкина.
Идеи на будущее
Вопрос финансирования СМ, определенное Андреем Шевченко как ключевое на сегодняшний день, стало предметом обсуждения во второй секции круглого стола. Лорд Эндрю Макинтош рассказал, что Совет Европы определяет различные его способы: фиксированный лицензионный платеж за трансляцию, налог, государственные дотации, абонентскую плату и спонсорский доход, специализированные услуги с оплатой за просмотр и услуги на заказ, продажа смежной продукции, такой как книги, видео и фильмы, и использование своих аудиовизуальных архивов. Я думаю, следует подумать об определенном микс, – предложил он.
По словам Андрея Шевченко, национальная инициатива Общественное вещание в свое время пришел к единому мнению, что финансирование СМ должно быть закреплено на законодательном уровне, а схема финансирования должна гарантировать максимальную независимость. Долгосрочной целью СМ необходимо отказаться от рекламы, а абонплату участники инициативы договорились не рассматривать как вариант.
Денис Ковриженко из Лаборатории законодательных инициатив презентовал доклад, в котором сравнил финансирования государственных теле-и радиоорганизаций в Украине и общественных вещателей в Европе. В части европейских стран приемлема абонентская плата за доступ к программам СМ. Максимальный ее размер – в Исландии (346 евро в год), минимальный – в Румынии (12 евро в год). Средняя абонплата по Европе составляет 40-50 евро в год.
В ряде стран (Болгария, Испания, Нидерланды, Латвия, Литва, Люксембург,Македония, Португалия и др.) установлено бюджетное финансирование СМ. Оно прописывается отдельной строкой в государственном бюджете, носит целевой характер расходов и не имеет ограничений предельного размера финансирования. В некоторых странах вещателям направления разрешено обращаться в бюджетный комитет парламента. А у нас, по мнению Дениса Ковриженко, действует слишком многоступенчатая модель финансирования государственных вещателей.
При государственном финансировании СМ в Европе учитывают такие критерии, как степень соответствия речи его миссии, доля аудитории, привлечения других средств (например, доходов от собственной хозяйственной деятельности), эффективность использования персонала.
Первыми шагами по усовершенствованию украинской системы бюджетного финансирования государственного вещания господин Ковриженко называет отказ от принципа час-год, введение смешанной модели финансирования, постоянный контроль и аудит, ежегодная публичная отчетность государственных телерадиокомпаний перед парламентом.
Директор Института медиа права Тарас Шевченко предложил еще одно изменение – отказ от государственного заказа и возвращение к отдельной строки в бюджете на финансирование государственного вещания, отмененного в 2006 году. Он также поддержал предложение Дениса Ковриженко относительно обязательной отчетности НТКУ и НРКУ перед Верховной Радой.
По поводу программного наполнения будущего украинского общественного вещателя лорд Эндрю Макинтош поддержал предложение, что сейчас обсуждается в Грузии, – делать общественный канал образовательным. Журналист Игорь Слисаренко посоветовал обратиться к опыту Кубы, где 70% программ – это школьное вещание, и Южной Африки.
Между тем заместитель председателя Госкомтелерадио Николай Белоус во время круглого стола отстаивал идею, что комитет уже делает шаги на пути к СМ. Мы изменили подходы календарно-тематического планирования на 2010 год, чтобы максимально удовлетворять потребности местных общин, мы заинтересованы, чтобы система СМ создавалась на базе государственных вещателей, мы создали новый механизм – Канал территориальных общин, – постоянно подчеркивал он. Всем присутствующим господин Белоус предлагал приобщаться к работе, в том числе и к методике улучшения эффективности работы 10 тысяч работников системы государственного телевидения (это число шокировало лорда Макинтоша): например, в НТКУ журналист нарабатывает 15 минут эфира в месяц.
Когда речь зашла о резолюции круглого стола, в нее внесли наиболее общие пункты с обсуждения, а именно: начать конкретные шаги по образованию СМ, предложить кандидатам в президенты сделать СМ частью своей предвыборной риторики, определив сроки и механизмы (к выборам остается месяц, но решили, что такое предлагать никогда не поздно), восстановить национальную инициативу Общественное вещание или иную совместную инициативу, предложить парламентским политическим силам законодательно зафиксировать независимость СМ, проводить информационную кампанию за СМ (А то мы уже превращаемся в клуб по интересам, — пошутил Андрей Шевченко). Вероятно, с резолюцией, которая сейчас окончательно прописывается, войдет и предложение Тараса Шевченко обязать НТКУ и НРКУ ежегодно объявлять публичный отчет.
Идея нашего собрания заключалась не в нахождении консенсуса, а в разблокировании идеи СМ, погрязшей где-то на властных уровнях, – подвел черту долгосрочный эксперт проекта Содействие европейским стандартам в украинской медийной среде Ад ван Лун.

Киев, Змиев или Полтава?

Леся Ганжа Татьяна Куликовская и программа «Выходные по-украински» (НТКУ) уже три года каждую неделю отправляется в путешествие Я записала интервью с телеведущей Татьяной Куликовской, потому что мне нравится ее программа – Выходные по-украински (Первый национальный). Никаких других информповодов для встречи. Скажу больше, Выходные по-украински соответствуют моим зрительским представлениям о сути ТВ, где основное блюдо – как раз нормальные познавательные программы с интересным текстом и адекватным видеорядом. А всякие шоу, с песнями и танцами, где главная сюжетная интрига – стоимость приза, а непременное профессиональная черта ведущей – большой бюст и длинные ноги, это некий десерт на любителя – жирный и необязательный.
Кстати, когда-то на украинском телевидении программ о путешествиях Украиной было если и немного, то по крайней мере несколько – особенно мне нравилась Подорожник на ICTV. Сейчас на общенациональных каналах остались только Выходные по-украински.
С Татьяной Куликовский, ведущей программы, мы говорили об истории проекта, процесс его создания, людей, которые над ним работают, и просто о путешествиях.
– Татьяна, как вы выбираете, куда вам ехать?
– Здесь очень по-разному. Иногда это Интернет, иногда приглашение … в последнее время – бум фестивалей, особенно на Западной Украине. Так они овцеводов провожают на пастбище, то у них праздник блинов, то мы ездили в деревню Большой Бычков, там хозяйки готовят более двадцати видов голубцов. Гуляло все село. Вообще, села часто переживают съемки как праздник, для них это событие. То есть если нас приглашают, то мы, как правило, едем, потому что мы заинтересованы в новых темах. Но на одном фестивале программу не построишь. Ведь у нас непременные составляющие – люди, архитектура, история. Сейчас уже в основном ищем места через свои контакты, ибо все, что было в Интернете, пересмотрели, переснимали. Мне очень нравится ездить по маленьким селам … Особенно если еще найти какую-то бабушку, которой по сто лет, и которая помнит, как еще господина было, и эта бабушка так классно рассказывает, что – весь твой сценарий, все твои предыдущие наработки совершенно отвергаются и вся программа выстраивается под ее рассказ . Где-то полгода назад мы считали, сколько километров проехали, и у нас получилось, что мы четыре раза обогнули Землю по экватору, а в цифрах это было, кажется, 150 тысяч километров. В некоторые места мы возвращаемся. Иногда – потому что просто хочется приехать еще раз. Иногда – если там что-то произошло и изменилось. Например, как с Батурином было. Впервые мы показывали его три года назад, когда все стояло в руинах. Второй раз – отстроенным.
– А если сравнить по концепции программу о Батурин, которая была раньше, и ту, которая сейчас, чем они отличаются?
– В начале наша программа была туристско-исторической. У нас был такой слоган: История, рассказанная там, где все происходило. Потом постепенно мы отошли от этого формата. Можно сказать, облегчили его. Получился такой микс: понемногу истории, интересных людей и прикладного, полезной информации. Например, мы недавно вернулись из Балаклавы – там снимали штольни, где в советские времена хоронили завод подводных лодок, человека, который создал в Крыму музей быта Западной Украины и морскую прогулку на Золотой пляж. Вот такая Балаклава на выбор.
– А вы думали, почему именно так изменилась программа?
– Чтобы люди получили больше практической информации. Может, кто решает себе, куда бы его поехать на выходные. А тут и мы – с рекомендациями бывалых путешественников.
– Куда ехать вы договариваетесь предварительно. Вот собственно как эта разведка проходить?
– Думаем, куда поехать, выбираем. Например, завтра мы едем в Чигирин, известно почему, потому что на прошлых выходных было открытие, все такое, но мы решили, чтобы не было этого официоза, важных персон, а уже так спокойно себе отснять туристическую программу. Уже позвонили в Чигирин, сообщили, что мы будем …
– Сообщать заранее – это обязательно?
– Нам же надо будет отснять в музее, а на это нужно разрешение.
– То есть вы обязательно пишете сценарный план, не рассчитываете на бабушку?
– А как бабки не будет? Или бабушка, например, не в настроении – бывает такое. Знаете, бабушки бывают интересны, но с ними нужно уметь договориться. Я к тому, что сценарный план обязательно должен быть. Если в нашем селе-городке, к которому мы собрались, есть какие-краеведы, мы вызванивает их через городской или сельский совет, то есть, сначала выполняем административную работу. Между прочим, помимо того что я – ведущая, я занимаюсь и этими вопросами.
– То есть вы не избегаете общения с местными администрациями?
– Как сказать … Это такой вынужден момент. Мы звоним в администрации только тогда, когда нам или разрешение надо, или помощь – короче, чтобы быстрее добраться до объектов. Потому что, когда звьязуешся со структурами, то в них уже сразу появляется свой почтенный план. Люди же по-разномувоспринимают телевидение. Некоторые начинают бордюры рисовать и заборы чинить. Начальство начинает бояться, для людей – событие: телевидение приехало. Бывает, что люди так ждут, что нам неудобно. А еще как звьязуешся со структурами, то просто потом нет времени на саму съемку – они любят поговорить, рассказать, какие у них планы развития, а зимой световой день короткий. Мы объясняем, что мы туристическая программа, нам надо об истории, о людях, которые здесь живут, позитив, а они нам очень официально – о развитии коммунального хозяйства. Приходится выслушивать …
– А с музеями трудно договариваться?
– Бывает по-разному. Музеи, дворцы, усадьбы, где есть официальная экспозиция, иногда просят официальные документы от канала. Иногда, например, бывает с монастырями не всегда просто, потому что они так осторожно относятся к телевидению.
– Вдруг их дискредитируют телевизионщики?
– Да. А потом некоторые монахи ведут уединенную жизнь, то они говорят: мы не боимся, но, понимаете, мы не хотим. Некоторые наоборот – и впускают, и показывают, как живут. Понимаете, всегда этот момент – знакомства – сложный. Но опыт – великая вещь. Если ты себя скромно и культурно ведешь, просишь, улыбаешься, тогда тебе открываются почти все двери. Вот я не помню, чтобы у нас был такой серьезный с кем-то конфликт. Но мы с вами все время сбиваемся … Так вот мы составляем сценарный план. Я должна знать, какой там есть объект или объекты, которые мы снимаем, что мы о них говорим. Всегда предварительно ищем какую-то интересного человека или людей, иногда это краевед … Ой а какие краеведы бывают интересны. Бывают обычные – экскурсовод себе и экскурсовод, а бывают просто невероятные, удивительные люди. Лучше всего – маленькие городки и села, там эти люди такие колоритные, им даже не всегда за это платят, они эту усадьбу господина Лизогуба, или еще какого-то, подрисовывают, сами окна чинят, сами цветы сажают, сами экскурсии проводят, – и тем живут. Я была, например, очень тронута, когда мы приехали снимать маленькое село Самчики, Хмельницкой области, там сохранилась усадьба Петра Чечеля, был такой господин, мы туда приехали, день был хороший, и та усадьба такая ухоженная, и парк огромный и изысканный. Вы же понимаете, мы ездим много и видим здания в разном состоянии. Иногда надо снимать, и ты понимаешь, что хочешь показать красиво, потому что мы позитивная программа, и так наши операторы, конечно, стараются …
– … а современных граффити, наверное, обойти невозможно …
– И граффити из скабрезностями, и штукатурку, обвалилась, и стекла выбиты, и крыши развалившиеся, – всякое бывает. А тут мы приехали в деревню, а там такое все подкрашенное, парк меня очень впечатлил, беседка – все просто как с открытки. Ну и ходит по тому парка крестьянин, то делает, копается в земле. Мы с ним поздоровались, он нам разрешил снимать, и так запросто говорит: и делайте все, что вам нужно, директор разрешил. А потом выяснилось, что он тот директор и есть. Вот таких людей мы встречаем. Но я опять сбилась … Так вот составляем примерный сценарный план, с музеем договорились, человека интересную – условно назовем ее краеведом – вызвонила, подводки ведущей примерно написаны, закадровый текст тоже. Правда, закадровый текст еще потом дорабатывается, но подводки и закадровый текст уже есть, то есть я уже ориентируюсь, где, как и что примерно сниматься. Но часто бывает так, что уже на месте многое меняется, если не все.
– Приехали и встретили бабушку?
– Чаще все меняется, если кого-то интересного встретили или мы что-то перепутали. Или в интернете что-то вычитали и поверили, а то вообще неправда, и ты понимаешь, что какой-то журналист что-то перепутал, второй списал и добавил еще что-то от себя, и вот мы здесь – и надо что-то делать.
– Вы приезжаете на съемки на один день или все же пытаетесь, если уже уехали куда-то далеко, отснять как можно больше? Как организационно все это выстраивается?
– А вот это зависит еще от бюджета. У нас есть наш бусик, который мы называем своим домом, мы туда садимся, запаковуемося и едем. Если это село или местечко на большом расстоянии, мы стараемся, чтобы это было экономнее для канала, отснять несколько программ. Это сложнее, но оно себя оправдывает по бюджету. Если это близко где-то, то мы снимаем только одну программу, возвращаемся, монтируем, и снова едем. Например, в конце лета мы ездили в Закарпатье, это очень далеко, и мы сняли, кажется, сразу 5 программ, а потом уже монтировали в запас. Конечно, лучше, когда ты приготовил что-то одно, едешь и делаешь качественно, есть время побыть с людьми, потому что иногда они не сразу открываются и рассказывают то интересное. Бывает так обидно иногда: ты приехал, снял, а потом присел чая выпить – и люди вспоминают, что недалеко от их села есть мельница старючий, и так начинают о том мельница рассказывать, что у тебя аж слюнки течет. Но уже все – солнце село, и ты только и думаешь: бабку, чего же вы раньше молчали. Короче, такслучается у нас, что всегда есть повод вернуться.
– Инициатива создания программы исходила от вас или от туристической фирмы, специализирующейся на внутреннем туризме?
– Я только два года в проекте. Насколько мне известно, предварительная творческая группа начинала проект после площади 2004 года. Тогда же все надеялись, что после выборов будут жить в другой стране, очень-очень украинском. Они пошли к Тарасу Стецькиву с пилотом. Был конкурс, было несколько программ, остались Выходные по-украински. Ранее этот проект вела моя сестра Лилия Куликовская, потом она ушла в декретный отпуск. А мне предложила прийти на кастинг. Я в то время занималась немного проект-менеджментом, немного PR. Первая съемка была незабываемая. Вчера меня утвердили, а завтра нужно было лететь в Турцию на съемки. Жара 40 градусов, грим течет, а подводки в голове не помещаются. Иногда писали по десять дублей, но я очень благодарна операторам за терпение. Когда в аэропорту прощались и наш оператор Саша Лепетун сказал: Ну что, еще отправимся?, Поняла, что это мой проект и моя группа. Так и вышло. Вообще-то мы снимаем про туризм по Украине, но иногда, время от времени случается поехать за границу. Условия для этого должно быть две: первая – спонсор, вторая – какая-то связь с Украиной. В Турцию мы тогда летели путями Роксоланы. А этим летом, например, нас Посольство Грузии пригласило в пресс-тур. А еще мы в Германию ездили снимать. Там есть один сумасшедший дядя Хорст Вробель – немец, живущий в маленьком городке Гифорн и собирает мельницы со всего мира. Каждый мельница имеет имя и в каждом есть свой музей о той стране, откуда мельница родом. Украинский мельница называется Наталья.
– А счет канала снимать такую программу возможно?
– Увы, нет. Туристический проект, если он международный, то это очень дорого.
– Что касается позитива, о котором вы говорите. Я тоже очень люблю ездить Украиной, но вот с позитивным восприятием есть определенные проблемы, иногда приезжаешь и думаешь – боже. ..
– Бывает. Например, я помню, во Львовской области является усадьба графа Рея. Невероятно красивая возможно, это одна из лучших усадеб, которые я видела в Украине – просто дворец. Вокруг нее должен быть парк, и был когда-парк, сейчас тоже это называется парк, но это уже кустарник … Трудно все это передать словами: там такая красота – и все в ужасном состоянии. Вся усадьба еще стоит, никакая стена не завалилась, но держится будто из последних сил. Она закрыта, внутрь доступ нельзя. Мы расспросили сторожа и узнали, что ее недавно кто-то выкупил, некий частный собственник. Я сначала так возмутилась – как так … Но потом подумала, что выбор невелик – или рухнет, или кому еще послужит. Думаю, что новый владелец, вероятно, не станет ли это валить, а отреставрирует, откроет какой отель. Не худшая участь этого замечательного дома.
– У меня бывали грустные мысли. Есть такой городок Скала Подольская, по-моему, Тернопольской области. Скала Подольская – это один из найрозвалениших замков, разруха, завалена мусором, как положено, там и Кока-Кола, и баночки из-под пива, то есть видно, что это место культурного отдыха туземцев. И ты видишь – старый разрушенный польский дворец, старые польские домики с заколоченными окнами – работы-то нет, люди повыезжали, и над всем тем возвышается памятник Богдану Хмельницкому. В таких местах вопрос об уместности украинского присутствия для меня обостряется невероятно. Собственно, для меня украинский туризм очень связан с такими наблюдениями.
– У нас есть такая поговорка в группе, украинский туризм – плохие трассы, пластиковые стаканчики … и сырая постель. Но скажу, как профессиональный турист – сейчас уже лучше, чем три года назад, но все равно по Украине путешествует только тот, кто ее очень любит. Конечно, там, где крупнейшие туристические Мэки – Каменец-Подольский, Львов, Ялта, Мукачево, там есть и гостиницы классные, и кофейни уютные … Особенно хорошая туристическая инфраструктура во Львове. А вот в маленьких городках и селах нужно быть готовому к экстрима.
– Где вы так экстремальное ночевали?
– Найекстримальнише – в изоляторе дома для сирот. Не подумайте, там было прилично, аккуратно, но само по себе смешно. Если с юмором и позитивно, то тебе и в изоляторе будет неплохо. А чаще всего мы ночуем или в людей дома – председатель сельсовета просит кого-то принять съемочную группу, либо в каком готелику (изредка, потому что их мало). Я считаю, что если работаешь в таком проекте, то должен быть готовым к подобным ситуациям.
– Татьяна, а вы знаете, что программа Ключевой момент собирается издавать свой журнал …
– А мы уже пробовали! Было нашли инвесторов, но удалось издать первый и единственный номер. Журнал – это мечта, потому что многое остается за кадром интересного, есть огромный архив, и текстов, и фото, хотелось бы это использовать. Мы даже думали об интернет-проект, это было бы дешевле, чем бумажный журнал, но наша творческая группа оченьнебольшой. Всего 6 человек. Чтобы делать еженедельную программу и еще то, то надо иметь в то человека, а на человека – средства.
– Игорю Пелыху удалось в свое время продать торговую марку Галопом по Европам туристическом агентстве, и это такой один из немногих прецедентов, когда телевизионная марка вышла за пределы телевидения. У вас никто не хотел купить торговую марку Выходные по-украински?
– Пока нет. Я смеюсь всегда и говорю, что как выйду на пенсию, открою турбюро и буду такой смешной рыжей бабкой, которая будет ездить повсюду.
– И куда бы вы повезли своих туристов в первую очередь?
– В село Томашовка под Киевом. Там есть православный монастырь, который находится в господской усадьбы. Томашовка – это малое село, и монахи только внутри изменили эту усадьбу, адаптировали под монастырь, а снаружи ее отреставрировали, покрасили, вокруг – парк … Там у них и страусы живут, и павлины – все открыто. И кто знает ту Томашовка? А она тут, совсем рядом.
– А, например, если бы вам хотелось показать как в Украине празднуют рождество или Маланку, куда бы вы повезли?
– Например, на Маланки, мы уже знаем, что лучше всего ехать в Банилов и Вашкивцы, это в Черновицкой области. Мы туда едем, там лучшие маски, громкие гуляния. Там у них есть Маскара, у которого все в селе заказывают маски, причем за два месяца начинают лепить, очень интересно, очень цвето. Рождество мы снимали в Карпатах. Но я всегда говорю, приезжайте утром и до обеда, потому что дальше – уже не для прессы, то уже … для крепких людей.
– А на Сумскую, Донецкую, Луганскую?
– У меня был стереотип относительно Донетчины и Восточной Украины, что там мало туристически привлекательных мест. Я и сама там мало бывала, и мне казалось всегда, что там только шахты, уголь, терриконы, и все. Однажды мы поехали снимать Святогорске лавру, а рядом с ней есть заповедная зона, называемая Клебан-Бык, они ее еще называют украинской Швейцарией. Я почему смеюсь, потому что многие места в Украине называют украинской Швейцарией, украинской Венецией, украинским Парижем, но вот там тоже Швейцария. Представьте, под открытым небом парк окаменевших деревьев, которые пролежали под водой миллион лет. Это уже и дерево, и недерево. Между прочим, сейчас мы стараемся чаще ехать на Восток, потому что на Закарпатье и в Крыму, кажется, уже каждый уголок снимали.
– Татьяна, а почему программа выходит именно на НТКУ? Собственно, думали ли вы о том, чтобы перейти на другой канал? Все-таки у НТКУ, конечно, огромное покрытия, но ведь это не самый популярный канал в Украине.
– А какие каналы делают программы о культуре, о нашем туризм? Я думаю, пока это ниша национального канала.
– АО рейтинги и доли? Канал требует от вас каких показателей? Как у вас складываются отношения с менеджментом? Или ставят они вам какие-то условия, чего от вас ждут?
– Бывало по-разному. Позапрошлого лета мы очень тщательно отслеживали рейтинги и даже храним у себя распечатки. Тогда показатели были довольно приличными по сравнению со средними по каналу. Я помню, программы о Крым имели доли и 5 и 6. Это немало для нашего канала. Сейчас у нас все это отслеживает коммерческий отдел. Кстати, в ближайшее время мы будем выходить со спонсором. Это, конечно, пожелания менеджмента.
– Вам никогда не приходит в голову, что есть журналисты, которые расследуют сложные дела, играют так сказать в большом спорте, а вы как будто где-то на маргинесах большой журналистики?
– Я считаю, что в журналистике, как и в Украине, нет окраин. Люди через несколько лет забудут имена сегодняшних политиков, а Батурин вечен. Классно работать там, где тебе интересно. Не ради денег, а для души. Мне повезло – я работаю в интересном проекте. Если бы вы знали, сколько всего я увидела за эти годы! И если бы меняла проект, то только на исторический проект и об Украине. Кстати, в большой журналистике этого никто не делает. А надо бы.
Фото Яны Новоселова

Премьеру «Украинской рулетки» на Первом перенесено на 25 ноября из-за футбола

Премьеру нового политического шоу Украинская рулетка на Первом национальном перенесен с 24-го на 25 ноября из-за трансляции футбольного матча Лиги чемпионов Рубин (Казань, Россия) – Динамо (Киев, Украина), который начнется в 19.15.
Новая программа Президент-шоу Украинская рулетка стартует 25 ноября в 20.00, пишет пресс-служба Первого национального.
Участниками программы станут 18 кандидатов в президенты и журналисты украинских СМИ, чьи вопросы разыгрываются в барабане. Ведущий программы Вахтанг Кипиани также имеет право на собственный вопрос. Затем претендент на высший государственный пост получает возможность продемонстрировать свою способность лаконично формулировать мысли и отвечать на вопросы по существу. Именно этих качеств крайне не хватает нынешним власть имущим в их политических диалогах. Это первый и пока единственный телевизионный проект, который не позволяет политическим игрокам переводить разговор в иную плоскость, передергивать факты, злоупотреблять демагогией и другими средствами для возведения вопрос нет, – говорится на сайте телеканала.
Выпуски Украинской рулетки обычно идти вторникам и четвергам в 20.00. Но, по словам программного директора телеканала Александра Зоркий, могут быть изменения, связанные с трансляцией футбольных матчей Лиги чемпионов и Лиги Европы.
Хроника

«Мы готовы к искам»

«Хроника» Согласно новому закону «О выборах Президента Украины», все материалы, которые не являются сугубо информационными, трактуются как предвыборная агитация и должны быть оплачены. Как выполнить закон? Мнение экспертов Новая редакция закона О выборах Президента Украины не дает четкой трактовки понятия агитация. Однако, согласно трактовками юристов, именно эта неопределенность является причиной того, что, согласно закону, все журналистские материалы трактуют либо как информационные, или как агитационные. Третьего не дано. Причем агитация должна непременно быть оплачена – либо из госбюджета, либо из избирательных фондов кандидатов.
Круглый стол организован Независимой ассоциацией телерадиовещателей (НАМ) и Индустриальным телевизионным комитетом (ИТК), имел красноречивое название Деятельность медиа во время выборов: выполнить закон невозможно работать. Крайние позиции на этом столе представляли юристы Юрий Ключковский (народный депутат, НУ-НС) и Татьяна Котюжинская (секретарь НСЖУ, президент Ассоциации медиаюристов).
По мнению Юрия Ключковского, в предвыборный период журналисты должны воздержаться от оценок. Они могут давать о них информационные сообщения в новостях, цитировать программы и выступления кандидатов, могут сопоставлять те или иные высказывания – но не более. Также отдельно прописана процедура для такого жанра как дебаты. При этом любое интервью с кандидатом, поскольку оно не может трактоваться как информация, является агитацией (и тут же возникает вопрос об оплате), любая аналитическая статья не может иметь места – поскольку содержит оценки.
Оценочные суждения априори не является правдивым, поскольку его правдивость не может быть доказана в суде. Поэтому при вибро оценочные суждения со стороны третьих лиц надо запретить. Это же касается жанров оценочных по своей природе, например, фельетон, карикатура, ток-шоу – на время выборов их тоже не должно быть. До того и после того – очень прошу, – считает господин Ключковский.
По его мнению, в этом вопросе можно было бы искать компромисса, но учитывая не только свободу выражения, но и принцип равенства кандидатов. Потому что во время выборов главное – это выборы, а а информационная и агитационная деятельность – лишь их обслуживания, – говорит господин Ключковский.
Зато Татьяна Котюжинская убеждена, что опыт всех предыдущих выборов свидетельствует о том, что как раз в избирательный период невозможно ограничиться сухими фактами. Потому что аналитическая информация, острая полемика, интервью – это то, что помогает избирателю сделать осознанный выбор.
Нельзя ограничиться сухими фактами – тем, что господин Ключковский называет информацией и агитацией – хвалебными статьями кандидатов о себе за деньги. Граждане требуют обширны информации, для того же осознанного выбора. А есть спрос – будет предложение, – считает госпожа Котюжинская.
О чем свидетельствует опыт всех предыдущих компаний: изъять так сказать оценочные журналистские материалы, запретить целые жанры журналистики невозможно. Поэтому, делает предположение Котюжинская, СМИ на этих выборах просто проигнорируют положения закона: Потому что закон должен закреплять те правоотношения, которые в обществе создались. Иначе мы придем к ситуации, когда закон нам запретит дышать – разве это возможно выполнить.
же время ТК напоминает, что деятельности СМИ во время выборов посвященные Рекомендации Совета Европы № R (99) 15 Об освещении в СМИ избирательных кампаний, принятые Комитетом министров 9 сентября 1999. Украина как член Совета Европы и сторона многочисленных международных договоров должно прислушаться к этой рекомендации и согласовывать национальное законодательство с ней.
Рекомендация по сути является сводом правил освещение выборов в Европе. Этот документ разделен на два блока: правила, касающиеся печатных СМИ, и те, касающихся вещания. Что касается печатных СМИ, документ отмечает свободе прессы: Нормативные рамки освещение выборов СМИ не должны противоречить ни редакционной независимости газет или журналов, ни их праву высказывать любые политические симпатии.
Что касается речи, то Совет Европы различает программы новостей и текущих событий и другие программы. В случае, если это не обусловлено правилами саморегулирования, государства-члены должны принять меры, по которым государственные и частные вещатели во время избирательных кампаний должны быть особенно правдивыми, взвешенными и беспристрастными в программах новостей и текущих событий, в частности в дискуссионных программах, таких как интервью ‘ю или дебаты. Никаких ограничений, кроме того, что в этих программах вещатели не должны предоставлять каких-либо привилегий органам государственной власти, не установлено. Что касается других программ указано, что им следует уделять особое внимание. Как видим, жанр интервью и дебатов эксперты Совета Европы причисляют к новостной журналистики.
Рекомендация отдает на усмотрение самих государств решение вопроса, или воздерживаться от распространенияпредвзятых сообщений за день до выборов (так называемый День размышлений), также документ прописывает правила обнародования результа опросов общественности, однако запрет на такое оповещение накануне голосования должна согласовываться со статьей 10 Европейской конвенции по правам человека в интерпретации Европейского суда по правам человека. Рекомендация гарантирует кандидатам право на ответ в СМИ во время проведения избирательной кампании.
Отдельным разделом документ Совета Европы отмечает защите СМИ во время выборов, гарантируя им 1) невмешательства органов государственной власти и 2) защита от нападений, запугивания и других запрещенных средств давления на СМИ.
В украинском законе О выборах Президента Украины с Рекомендацией Совета Европы явно координируется статья 13 Публичность и открытость избирательного процесса, в частности, ее часть 4 Средства массовой информации обязаны объективно освещать ход избирательного процесса.
ТК опросила самих медийщиков о том, как они собираются выполнять Закон Украины О выборах Президента Украины. При этом отметим, что, к нашему удивлению, ни один из опрошенных не вспомнил о существовании ни цитируемых выше Рекомендаций, ни других международных актов, которые закладывают принципы поведения СМИ во время выборов в странах-членах европейского сообщества. Может, тот факт, что сами отечественные медийщики не спешат пользоваться европейским правом, тоже ослабляет наши позиции перед представителями как законодательной, так и исполнительной власти?
К обсуждению предлагались следующие вопросы:
1. Каким образом ваше издание освещает избирательную кампанию? Ли считаетесь вы на то, что Законом О выборах Президента Украины определено, что в отношении участников выборов СМИ могут только или информировать или агитировать (т.е. все, что не является информацией, все, что содержит оценки суждения, является агитацией)? Если да – то как вы выходите из этой ситуации, ведь на самом деле именно во время выборов для общества важна способность СМИ быть инструментом дискуссий, в том числе – и о деятельности кандидатов в президенты. Используете ли вы такие жанры, как интервью, авторские Колумна и другие?
2. Готово ли ваше СМИ к судебных дел по искам субъектов избирательного процесса?
3. Как вы считаете, почему СМИ не удалось отстоять свое право давать суждения, мнения, оценки во время выборов (не были внесены соответствующие поправки в закон)?
Отвечают Максим Шиленко, Валерий Калныш, Михаил Шаманов, Сергей Рахманин, Юлия Мак-Гаффи, Михаил Дорошенко, Владимир Мжельський, Юрий Сугак
Валерий Калныш, заместитель главного редактора газеты КоммерсантЪ:
1. Сразу скажу, что избирательная кампания, наверное, самое скучное время для новостей. Все потому, что события с участием политиков зачастую превращаются в пиар-акции, и все, что они продуцируют – заявления, законопроекты, предложения, которые и до этого имели популистский налет, теперь превращается в сплошное заигрывания с электоратом. Что касается освещения кампании, то мы идем двумя путями – собственно новости, которых мало, но они есть, и интервью с кандидатами. Решение о том, что мы дадим высказаться основным игрокам, было принято задолго до 17 октября, наверное, еще зимой. Серия интервью с кандидатами, это, если хотите, не только информационный, но и социальный проект. Мы хотим, чтобы наш читатель мог составить для себя полное представление о кандидатах. А в данном случае нет ничего лучше, чем взять у них интервью. Сразу скажу – от кандидатов денег не берем, а на их интервью распространяются те же правила, что и при подготовке любой другой заметки в Коммерсанте. Например, на стадии согласования интервью мы не даем ничего дописывать в текст. Если это уточнение сказанного, нет вопросов. Но если дописывания – в топку. Был прецедент, когда один из кандидатов выслал текст, который странным образом увеличился на 2000 знаков. Ну, эти знаки под нож и пошли. Возможно, ближе к концу кампании мы отойдем от интервью и сделаем акцент на репортажах с места событий – будем сопровождать кандидатов в их поездках. В пулах нас не очень любят, а в некоторые вообще не берут, но не думаю, что это большая проблема.
Если говорить о правовой стороне, то в этом отношении нам, наверное, проще, чем еженедельника или news магазин, в которых, в силу специфики, много субъективных и оценочных материалов. У нас, например, вообще нет авторских колонок. Журналисты Коммерсанта в этом отношении объективисты. Мы не стараемся убедить кого-то в правильности своей точки зрения, мы не продуцируя комментарии и мнения, мы даем факты, на основе которых читатель составляет свое мнение. Не знаю, насколько справедлив вывод о том, что агитацией может являться любое оценочное суждение … В таком случае надо было бы закрыть 90% СМИ и прекратить вещание ТВ. Есть в законе о выборах президента жесткийимператив: Статья 13. Публичность и открытость избирательного процесса, а в ней часть 4. Средства массовой информации обязаны объективно освещать ход избирательного процесса. На том и стоим.
2. Наверное, любое СМИ, неважно во время избирательной кампании или в мирное время, должно быть готово к искам. Это факт. Перед тем как ответить на ваш вопрос, задал его нашему юристу Александру Войтову. Он меня убедил в том, что он всегда готов. Правда, мне кажется, что исков к СМИ будет немного. Нормальные издания вряд ли опустятся до какой-то откровенно черной заказухи, которую можно будет легко развенчать в суде.
3. Я думаю, есть два аспекта, почему этого не произошло. Первый: несмотря на достаточное присутствие в парламенте журналистов, их работа на благо цеха не видна. У нас нет лобби в Раде. Во многом именно поэтому у нас нет общественного телевидения (хотя там проблем хватает и без Рады), застопорилась процедура разгосударствления СМИ. Если бы журналисты могли делегировать своих людей в парламент, стоило бы наших коллег оттуда отозвать. Приглашать сотрудников СМИ в избирательные списки это было модно, такая себе демонстрация плюрализма, готовности выслушать независимую прессу в отдельно взятой партии или блоке. Но это именно демонстрация – ни Партия регионов, ни НУНС, ни БЮТ не сделали хотя бы каким-нибудь по счету приоритетом в своей работе урегулирование деятельности СМИ, зато все очень красиво говорят о демократии и свободе слова. Второй аспект: пенять только на журналистов-депутатов было бы неправильно. Не удалось отстоять право на собственные мысли, потому что нет в Украине настолько авторитетных СМИ, мнение авторов которых, высказанное на страницах или с экранов, что-то изменило бы в мышлении властьимущих. Если хотите, нас не слышат, потому что нас не боятся.
Михаил Шаманов, шеф-редактор информационной программы Репортер Нового канала:
1, 2, 3. К сожалению, в законе О выборах Президента Украины едва не в каждом абзаце фигурирует слово агитация, но четко не выписано формулировку термина агитация. Относительно разграничения агитации и информации – смотрим Статью 58, пункт 3 закона: К предвыборной агитации не относятся официальные сообщения в период избирательного процесса (без комментариев, которые могут иметь агитационный характер, а также видео-, аудиозаписей, киносъемок, фотоиллюстраций) о действиях кандидатов на пост Президента Украины, связанные с выполнением ими должностных (служебных) полномочий, предусмотренных Конституцией Украины или законами Украины.
Следовательно, потому что среди кандидатов в Президенты Украины немало государственных служащих – президент, премьер-министр, председатель Верховной Рады, народные депутаты Украины и другие, то все их заявления, звучащие с экранов телевизора, можно фактически и юридически расценивать не как агитацию, а как выполнение ими их служебных обязанностей. Относительно кандидатов, которые не являются государственными служащими – то здесь действительно важно различать информационные заявления от агитационных призывов.
Сергей Рахманин, редактор отдела политики газеты Зеркало недели:
1. Закон действительно содержит некоторые ограничения по журналистской деятельности. По-моему, закон нелеп, о чем неоднократно писалось. Закон пережил несколько редакций, и в частности та, что содержит ограничения по деятельности журналистов в масс-медиа, неоднократно критиковалась и освещалась, но она все еще не является достаточно демократичной и четкой. Фактически все эти нормы предусматривают двойное толкование. Позатим закон есть, и каждый должен его выполнять, но, к большому сожалению, мне кажется, что подавляющее большинство масс-медиа этот закон касается.
Что касается непосредственно нас, то президентскую кампанию мы, наверное, впервые освещаем кратко и очень сдержанно. Это связано с двумя факторами: объективными и субъективными. Субъективным фактором является то, что, на мой взгляд и по мнению моих коллег, эта кампания довольно неинтересной, поэтому немного событий, непосредственно связанные с выборами Президента, являются интересными и важными, и заслуживали бы на более широкое освещение. С другой стороны, есть объективный фактор, который заключается в том, что кампания является частью виртуальной. Это наиболее виртуальная кампания в новейшей истории Украины. Поэтому, в принципе, нечего освещать и некого освещать, потому что фактически вместо кандидатов у нас существуют образы, созданные политтехнологами и имиджмейкерами. И, за небольшим исключением, я не вижу кого и что освещать. Поэтому мы будем освещать эту кампанию довольно скромно, кратко и сдержанно.
Интервью? У нас не было ни одного интервью с кандидатами в Президенты. Очерки? Любое событие, происходящее во время президентской кампании представляет общественный интерес и опосредованно связана с президентскими выборами. Проблема педофилии, проблема гриппа, проблема терроризма – все этипроблемы влияют на избирательный процесс и все эти события мы освещаем. Но не привязываем их намертво к кандидатам в Президенты.
2. Мы готовы к искам субъектов избирательного процесса, если таковые будут. У нас, как у любого СМИ, есть множество таких, в том числе связанных с избирательным процессом. Думаю, у каждого медиа в своей жизни проходил процесс, когда оно суждено с кем-то из политиков.
Я думаю, что журналист при любых обстоятельствах, имеет право на собственное суждение, даже если кто-то из политиков растолкует это иначе.
3. Что касается изменений в законодательство считаю, что их нужно вносить, но, к большому сожалению, все изменения в законодательство, касающихся СМИ, вносились исключительно из интересов политиков, а не из интересов избирателей и масс-медиа. Практика освещения кампании и нарушений законодательства относительно ее освещение никогда достаточно не анализировалась для того, чтобы сделать законодательство, с одной стороны, максимально корректным, с другой – максимально демократичным. Поэтому все неоднократно внесены ограничения вносились в интересах политиков. И у меня есть огромное сомнение, что точка зрения журналистов, медиа и издателей будет учтено.
А во-вторых, здесь многое зависит от совести журналистов и издателей, и любой закон, даже очень красивый, можно будет обходить. Когда-нибудь не понадобятся законодательные ограничения для того, чтобы влиять на некорректных журналистов и некорректные медиа. Но сколько для этого понадобится времени, я не знаю.
Максим Шиленко, руководитель департамента информационного и общественно-политического вещания телеканала 1 +1:
1. Что касается информирования, то всю необходимую информацию мы подаем, причем стараемся ее подавать объективно. Что касается агитации, то в новостях такого не может быть.
Интервью у нас будут – может, не очень часто, в том числе крупные интервью кандидатов, но будут.
Вообще мое отношение к этому закону негативное, поскольку любой закон, ограничивающий свободу слова мне не нравится. Но, если закон принят, мы постараемся его выполнять. При этом общественно важную информацию мы будем освещать – например, это касается журналистских расследований. Я думаю, что у нас достаточно умеренные политики, не будут подавать иски на СМИ хотя бы потому, что в период предвыборной компании они не захотят превращаться во врагов прессы.
2. Если мы будем честно делать свое дело, то будем готовы и отвечать за то, что мы делаем, в случае если такие иски будут. Но за то время, что я работаю в ТСН, таких исков не было.
3. К сожалению, наши СМИ несколько рассеяны, каждый сам за себя и не имеет совместного противодействия таким вызовам, поэтому мы имеем то, что имеем. Пока не было фактора, который бы смог объединить все СМИ. Я думаю, если бы все медиа поднялись на такую борьбу, тогда можно было бы что-то изменить в этом законе. Но у нас есть отдельные холдинги, каждый сам за себя. Но и политики, прежде чем принимать такой законы, должны посоветоваться с общественностью.
Юлия Мак-Гаффи, главный редактор Корреспондент.net:
1. В день начала предвыборной кампании на сайте Корреспондент.net был запущен спецпроект Выборы-2010. На спецстранице собраны абсолютно все новости, касающиеся предвыборной кампании, фотогалереи и видео на эту тему, профили кандидатов, авторские колонки, блоги, в том числе и кандидатов в президенты, а также результаты соцопросов. Мы также запустили проект Мэра правды, в рамках которого читатели сайта и редакция оценивают правдивость высказываний и заявлений политиков, в основном – кандидатов в президенты Украины. Корреспондент.net – новостной сайт, поэтому главной составляющей являются новости. Но авторские колонки мы тоже публикуем, как журналистов и политологов, так и кандидатов в президенты – каждый из них при желании может высказаться о наболевшем.
Как мы выходим из ситуации, проистекающей из формулировки в Законе о выборах президента о том, что СМИ могут или информировать или агитировать? В принципе, как и все остальные украинские СМИ, мы не демонизируем эту формулировку. СМИ как поле для дискуссий – это неотъемлемая часть свободы слова и демократии. Так что все дискуссии подпадают под графу информирование, я полагаю, потому что авторская колонка или интервью – это тоже информация!
2. К этому каждое украинское издание должно быть готово постоянно – и мы, конечно, всегда в состоянии боевой готовности. Хотя, конечно же, хотелось бы этого избежать.
3. Мне кажется, журналистские суждения, мысли и оценки субъектов избирательного процесса, если они не выходят за рамки здравого смысла, если они взвешены, честны и не являются какими-то черными технологиями – это само собой разумеющееся. И отстаивать право на них – это все равно, что стараться законодательно закрепить тот факт, что снег – белый. Цитирую 34 статью Основного закона Украины –Конституции: Каждому гарантируется право на свободу мысли и слова, на свободное выражение своих взглядов и убеждений.
Михаил Дорошенко, главный редактор газеты Украина молода:
1. Мы не отказывались от авторских колонок – они у нас есть. Что касается интервью с кандидатами, то они, возможно, впереди. Мы придерживаемся норм законодательства. Я не считаю, что наши материалы являются агитацией, в наших авторских колонках точно агитации нет.
2. Мы всегда готовы, потому что у нас судебная практика немалая. На прошлых президентских выборах в 2004 году сначала Янукович, если не ошибаюсь, по иску Раисы Богатыревой, которая была тогда доверенным лицом, сначала выиграл у нас суд в первых инстанциях. И только в Верховном Суде мы победили. Это была едва ли не единственная относительно СМИ дело на уровне Верховного Суда. Иск был относительно публикации о кандидата Януковича.
3. Оценочные суждения – это европейская практика. Мы в нескольких делах против нас на этой аргументации выигрывали дела. Лишать оценочных суждений в избирательную кампанию неправильно, иначе которым тогда будет освещение?
Владимир Мжельський, шеф-редактор 5-го канала:
1. Если удастся внести соответствующие изменения в законодательство, будем работать и делать соответствующие продукты. Если не удастся, то будем наблюдать за этим большим счастьем. Мы будем ждать нормальной редакции, у нас целых полтора месяца. Я думаю, за это время что-то может измениться, у нас каждый день что-то меняется.
Если этот закон будет неизменен, нам бы очень хотелось не стоять в стороне, и делать интервью с как можно большим количеством кандидатов, предложить им отдельный продукт, гостевой площадка. Я бы это все хотел сделать, но посмотрим, как это будет согласовываться с нашим законодательством.
2. Я думаю, что наши юристы всегда готовы к любым искам. Конечно же, хочется этого избежать. Мы будем все анализировать, чтобы войти в ногу с нашим законодательством. Но каждый раз во время избирательных кампаний находятся люди, которые независимо от законодательства считают, что так или иначе то было подано о них не так или был нанесен ущерб их репутации.
3. Думаю, что люди, которые сами формировали этот закон, имеют некую причастность к СМИ, и они под себя делали эти поправки. Поэтому СМИ, как мне кажется, удалось внести правки.
Юрий Сугак, директор-продюсер службы информации ТРК Украина:
1, 2, 3. Кроме программы новостей События в эфире телеканала Украина – две информационно-политические программы, а именно: Шустер Live и Готов отвечать, цель которых – предоставить площадку для обсуждения актуальных вопросов, в том числе и политических дискуссий.
Задача программы События – освещать актуальные новости в Украине и мире. Одной из таких тем, безусловно, являются выборы Президента Украины. Мы открыты для всех кандидатов и в равной степени стараемся освещать события, связанные с участниками избирательного процесса.
Формат большого интервью мы не практикуем, мы работаем в рамках новостных стандартов, а это 20-30 секунд на синхрон.
Фото – Яны Новоселова и www.umoloda.kiev.ua, www.uapp.org/, korrespondent.net, Liga.net, www.gmina.slupca.pl

«Фабрика звезд»: История игрушек

Олег Вергелис, «Зеркало недели» Две «фабрики» у нас пока работают без производственных отходов. Попсовая и политическая. И повсюду – звезды! Кстати, господа, а вы заметили, как в нашу доморощенные поп-империю прокрался маленький опасный демократический вирус? В двух массовых (танцевально-фанерных) форматах – на Новом и СТБ – отдельные марионетки решительно восстали против Карабахе … И заявили в эфирах: мы – личности, мы не хотим … Одна не хочет лезть в гроб, согласно кощунственного танцевального сюжета. А другая не хочет петь с участницей Евровидения С. Лободой, поскольку это, очевидно, ниже уровня даже юного, не совсем развитого дарования.
Это отнюдь не бунт на поп-кораблях. Куда им. Просто, считаю, даже в пластмассовых игрушек Карабаса шевелится опилки в головах. И просыпается – иногда такая-сякая, но самодостаточная гордость.
растроганно воспринимал тот сюжет недавнего воскресного вечера, освободившись от шустер-терапии. Пристыженная и растерянную, прежде – героической, Лободу, оказывается, сбросила с пьедестала никому не известная девочка по имени Настя. Что детским голоском лепечет, как мантру: Я же личность … Не мое это … Поймите, не могу я с ней петь … Хотя еще недавно этой самой певице на этой же передаче одесский фабрикант посвятил сонет а ля Петрарка, то в духе: Люблю я Светку Лободу, ду-ду-ду …
Инцидент с отказом сотрудничать с Лободой на популярной телепередачи расценили как злостное нарушение трудовой дисциплины. И девицу-опортунистку записали в кандидатки на вылет.
А я не понял: уважаемый продюсер К. Меладзе за попсовую демократию или за Лободу – на огороде шоу-бизнеса? То есть за массовое выращивания синтетических пород с помощью минеральных удобрений рейтинговых телеканалов.
У К. Меладзе на этой передаче вообще постоянно драматическое лицо. Видно, как трудно человеку выбирать между конвейером и кельей (творческой), где редко рождаются выдающиеся композиции, такие как Метель. На конвейере рождается, как правило, пластмасса.
А тем временем на полях страны – страны чудес – с урожаями некоторых видов все в порядке. Пластмассовый балаган гремит и цветет.
Населению не так уж важно осознавать, как там, на большой земле, у профессионалов дела с выпуском квалифицированных эпидемиологов или драматических артистов. Это действительно понять невозможно. Судя по безумной эпидемии и критического количества бездарностей в театрах и сериалах.
А вот сезонный выпуск игрушек, ежедневно поглощается светской пропастью celebrities, налажено у нас отлично. Успешно, ударно. И все ей мало!
Но однако находчивый редактор журнала Viva Ива Слабошпицкая, уверен, перед выходом каждого номера мучается: кого же из тусовкових celebrities вновь поставить на обложку? Ведь некоторые осточертели до колики, нужны новые и новые куклы. Вот если я еще раз открою, что В. Зеленский, по версии этого журнала, у нас самый красивый украинский, то сразу же поеду в Гондурас, не удержит.
Поп-celebrities, участники фабрик и герои светских пищевых хроник, основательно заменили у нас все и всех. Абсолютно и безраздельно. Они заменили … Представление о профессиональный вокал. Знания о ценности и подлинность того или другого (и хотя бы оперного) жанра. Сакральное учение о априорность НЕ попа, а хотя бы прихода – серьезного творчества, а не тусовкового мигания.
Две фабрики у нас пока работают без производственных отходов. Попсовая и политическая. И повсюду – звезды!
К фабричного формата я, например, чувствую давнюю классовую ненависть. Не может эта передача научить ничего разумного и морального, если … Если ее важнейший методологический принцип – убей свою подругу! Найди в команде слабое звено – и толкни ее в пропасть. Чтобы самому воцариться на все свободные поляне. Борьба видов. Сюжеты – с Дарвина. И несправедливость в таких передачах – иногда возмутительная. Поскольку чаще побеждает не талант, а изящное наглость. Или приближении к какому тела.
Не новий этот формат изобретено за границей с целью точно не той, в которую свято верят организаторы наших мероприятий.
Никто, как мне до сих пор казалось, там, за горизонтом, и не подозревал в рамках таких передач для болванов разводить какие-звездочные породы. Там такие передачи – скорее игра, забава. А не раздутость щек: одарит страну гениальности.
Naujų статистики, которая бы показала, что после тех или иных фабричных соревнований европейские страны вздрогнули под тяжестью невероятно гениальной поросли. Нет этого. И никому в голову не приходит.
В отличие от нашей страны … Да еще России. Где с маниакальным упорством строгают кукол-буратин. Видите, для профессиональной сцены (за два месяца) в рамках неугомонных марафонов.
строгают себе. Только неизменно жалкий ваш результат. Божий дар, потная работа и еще коварная Фортуна – вот лишьнекоторые предпосылки для возможности впоследствии засветиться. Всерьез и надолго. Скорее это. А не фанерная кумирню с детками в клетке. Немало которых потом ломаются, не пережив своего дальнейшего беззиркового завтра, не получив серьезной профессии, а зазихнувшы на некий призрачный фанерный аванс.
Наши телезрители относятся с вполне справедливой и искренней симпатией к фабрикантов. Это же дети. Пусть и нахабнувати (некоторые).
Да и Новый канал постарался. Подобрал детей по принципу – похожие на ….
Есть свитленька девочка, похожая губами на Анджелину Джоли, но плохо поет. Двое из ларца, белобрысый братья-хулиганы, как два близнеца-Электроники из популярного советского телефильма режиссера К. Бромберг. Замечено одного кудрявого, похожего на солиста группы Корни (забыл имя), такой же псевдоромантичний и поет занудно. Веселиться непосредственной одессит по прозвищу (или фамилия) Серьга, похожий манерами на Серегу, который Черный бумер. Есть и своя Сабрина. Кукол Барби на фабриках вообще много не бывает.
Они действительно похожи – на кого. Но – пока – не на самих себя.
Они лишь суетные тени и щуплые отпечатки в кривых зеркалах жадного шоу-биза, который, повторяю, подменил сейчас все и всех. И значит – так надо!, Так пусть и будет! – В это наш очередной период переходный понятно куда.
Фабрикам нужные детали. Но не самодостаточные личности, которые за два месяца никак не формируются. И даже опытный Н. Могилевская уже как раскручивает прошлый пионерский отряд, а все не отдается в наших сердцах.
И все же такие фабрики – отличная форма ленивого досуга для масс. Это замечательный компостер для народных мозгов. Когда все кинодетективы съедено, от политдебаты тошнит. А тревожные предчувствия январского восстания с каждым часом все более тревожные.
А здесь – пионеры и вожатые, игра-зарница Скинь второй из поезда.
Весело, глупо, азартно и ярко.
Наш главный развлекательный канал не пожалел средств на рекламу, на дорогу постановку. На разнообразие номеров, преимущественно с голым торсом (а спели бы на пустой сцене без торсов, в черном кабинете – там и проявилась бы мастерство ваша). Но иногда даже в анекдоте раздражают умные – в частности это жюри. Какое хочется время задушить. Всех, кроме И. Лысенко, не потому, что она руководитель канала. Она как милая женщина говорит такие же милые реплики – то, что и требуется в такой передаче. Другие пыжатся, будто забыли, что это не конкурс Чайковского, а игра. И должна она быть непосредственным, без причудливых псевдопрофесийних претензий или выходок одиноких фриков. Основные участники пока – не попса опытная, а именно дети. И за детскими правилами в эти игры и нужно играть. НЕ бундючитись: осчастливим вас завтра невиданным профессионализмом! Лучше не надо.
И, наконец, о ценное из всего того, что есть в передачах такого типа. Не поверите – это неизменный садистский привкус, который возникает каждый раз, когда в редких безфанерних случаях выступают дуэтами дети и уже звезды. Удивительные чудеса случаются. Лучше и искреннее поют иногда именно подростки! Фанерная утюг еще не сгладила их связь. Не превратила их на крикливых павлинов или злобных сатана из телевизионного ада. Они еще стараются, они наивно фальшивят, они отчуждены поют … Они, глупенькие, надеются, что в пластмассовом шоу-мире сломанными игрушками станут не они – а другие.
PS 22 ноября очередной прямой эфир на Новом следовало бы заранее предупредить сообщению диктора: детям младших классов эта программа не рекомендуется (а именно эта аудитория смотрит программу даже до ночи). Задача вокального обучения, очевидно, уже отошли на второй план. А на первом (плане) руководители проекта поставили чисто рейтинговую цель – сексуальное обучение, а то и домогательства. Как иначе можно было бы понять постоянные двусмысленности и допросы не всегда зрелых участников: а с кем ты …? Апофеозом того воскресного вечера стал выходка едва трезвого скандалиста из Москвы О. Кушанашвили, который в прямом Этери просто посылал на три буквы. С целью дальнейшей техники безопасности на производстве, в качестве члена жюри следует немедленно приглашать В. Костицкого – из Национальной комиссии по вопросам защиты общественной морали.
Олег Вергелис, еженедельник Зеркало недели
Фото – www.dt.ua