Записи тэгированные: СМИ

Война компромата не повлияет на ход выборов?

  Светлана Остапа, Галина Корба Опрос «Роль СМИ в предстоящих выборах президента», часть вторая. Отвечают: Владимир Фесенко, Игорь Гайдай, Денис Жарких, Валерий Халне, Виктория Максимовська, Константин Квурт.Першу часть опроса читайте здесь.
    1. Какой будет роль СМИ в президентской кампании – 2010? Как она изменится по сравнению с президентской кампанией 2004 года и почему? Какие факторы этой трансформации являются определяющими? А по сравнению с двумя парламентскими кампаниями 2006-2007 годов?
    2. Как вы оцените роль ТВ в будущей президентской кампании? А роль интернет-СМИ, прессы, наружной рекламы? Какие носители и технологии будут иметь определяющее влияние на сознание электората?
    3. Какой телеканал Вы бы назвали самым мощным по воздействию на электорат? Обоснуйте свою позицию. Кто на этот раз управлять главной электоральной кнопкой?
    4. Какие форматы предложит телевидения под нужды политиков? Какие схемы отношений – в том числе, возможно, и теневые? Каковы масштабы иметь джинса – по сравнению с предыдущими кампаниями? Изменится ли ее характер, формат? Или отдаст джинса пальму первенства обычном контроля собственников за редакционной политикой – когда журналисты будут выполнять определенные задачи без дополнительных проплат?
    5. Какой будет роль московских и американских политтехнологов в кампании? Что они будут предлагать своим клиентам и избирателям? Будет ли задействованы новые технологии? Если да – какие именно? Как вы оцениваете возможное влияние избирательной кампании Барака Обамы на ход украинских президентских выборов?
    С такими вопросами ТК обратилась к более чем 25 экспертов, стараясь охватить как можно более широкий спектр мнений, в том числе и людей, представляющих различные группы влияния в украинском обществе и политикуме.
    Сегодня читайте прогнозы Владимира Фесенко, Дениса Жарких, Игоря Гайдая, Валерия Калниша, Виктории Максимовськои, Константина Квурта.
    – Какой будет роль СМИ в президентской кампании – 2010? Как она изменится по сравнению с президентской кампанией 2004 года и почему? Какие факторы этой трансформации являются определяющими? А по сравнению с двумя парламентскими кампаниями 2006-2007 годов?
    Владимир Фесенко, политолог:
    – Ответ банальная: будет достаточно важной. Но я бы не сказал, что решающим. Бытует миф, будто благодаря манипулированию общественным мнением СМИ может решать судьбу выборов. Я думаю, в этом утверждении все же есть преувеличение, но те, кто будет иметь большее влияние на СМИ или лучше их использовать, как всегда, будет иметь определенные преимущества.
    Главное отличие заключается в том, что в 2004 году был значительный дисбаланс в использовании СМИ. Большая часть средств массовой информации была под влиянием государства и господствующей правящей политической верхушки. Но как ни парадоксально, это не помогло их кандидату, и он проиграл. Возможно, то, что СМИ было использовано как инструмент манипуляции общественным мнением, и сформировало недоверие к ним. Возникла даже определенная проблема в информационном пространстве. Увеличился интерес к СМИ, которые не были рейтинговыми, но которые были вне руслом пропаганды. Например, 5 канал, оппозиционные интернет-ресурсы, радио Эра и ряд других СМИ. Этот фактор сыграл очень большую роль. Ныне среду конкурентнише, никто из ведущих кандидатов на ристалище не имеет преимущества доступа к СМИ или их привязанности. Однако есть другой фактор – полная свобода слова. Финансовый фактор действует косвенно. То есть, если раньше можно было считать доминирующим по влиянию на СМИ административный ресурс, то сейчас это ресурс финансовый.
    Нельзя сравнивать президентские и парламентские выборы. Что касается информационной ситуации, то она – как нынешних, так и на грядущих выборах – отличаться конкурентность. Но пока у нас президентские выборы, несмотря на уменьшение полномочий президента, остаются важными. И внимания к ним больше. Цена результатов на этих выборах выше, поэтому конкуренция будет серьезнее. Но все же на этих выборах больше внимания будет уделено продвижению не политический брендов, а личностей.
    Игорь Гайдай, фотограф:
    – Мне кажется, на этих выборах ничего не изменится. СМИ будут использовать все технологии, которые только можно, и джинса никуда не денется. Все это, возможно, немного меньше стоить, ведь сейчас критическая ситуация с финансами даже заказчиков.
    Мне трудно утверждать, чем будет отличаться, ведь это только прогнозы. С того времени многое изменилось, во-первых, люди по большей части разуверились в политике. Поэтому нашим деятелям придется использовать более привлекательные Галс, чтобы привлечь людей к выборам, обратить на свою сторону и т.п.
    Денис Жарких, в. о. главного редактора газеты Крещатик:
    – Роль СМИ, как и роль политиков, несколько упадет. Если говорить о СМИ, то процентов на 10-15. С одной стороны, политики уже не ожидают, что СМИ решать все вопросы избирательной компании, и не будут стола щедры на инвестиции, как прежде. Виноваты в этом сами СМИ, не предложилы политика ничего Эффективна и интересно электората. Сейчас телеканалы и газеты воспринимаются штабами как Шарманка, в которую можно засунуть свою музыку и она будет играть. Так было и раньше, но теперь это замечают обыкновенные читатели и зрители, а значит – эффект будет меньше.
    В 2004 году большинство журналистов знали, кто хороший, кто Плохой. Эту веру им удалось передать электората. Если говорить цинично, то один штаб умел работать со СМИ, а другой – нет. Теперь, как ни странно, ни один штаб умение работать со СМИ НЕ отличается. Все стараются лояльности журналистов купит, а не заработать. А вот журналисты поумнел и уже не делят политиков на Плохих и хороших. Это явный шаг вперед. Это показала парламентская компания 2006 года, когда СМИ уже не делали мессе и позор нации из участников гонки. В 2007 году оказалось, что все можно сделать еще дешевле и цена на услуги СМИ упала. Упало и доверие к ним.
    Валерий Халне, заместитель главного редактора газеты КоммерсантЪ:
    – Я бы сказал, что роль СМИ будет определяющей. Это объясняется, прежде всего, широкой включенностью людей в деятельность средств массовой информации. Люди верят газетам, они обсуждают Телевизионные сюжеты, спорят с радиопрограммамы, могут оставлю комментарии под интернет-статья. Именно от СМИ будет зависеть, как будет представлен тот или иной кандидат. Несмотря на большое количество источников информации, люди не отвыклы им доверять. Как бы некоторые журналисты ни старались отбить интерес к собственной работе – Делаия Платные сюжеты или выставляя проплаченные материалы – СМИ верят почти так же, как и церкви. Как говорится, в газете Врать не будут.
    Естественно, это правило распространяется и на другие СМИ.
    Думаю, сравнивать можно именно между президентскимы кампания, поскольку обе парламентские кампании прошли в одинаковых информационных реалии. Что бы ни говорили противники Ющенко, благодаря ему сейчас можно не только говорит то, что Считаешь нужным, но и публиковать это, свободно доносит до общественносты свое мнение.
    Обратная стороны медали свободы слова – анархия и вседозволенность. Мне кажется, именно в этом и будет главное отличие – говорит будут много, не всегда правду, используя свободу слова как инструмент для очернения конкурентов. То есть отличие будет в количестве информации, но не в качестве. Ведь если призадуматься, то есть правда, ложь, а полутона – они неэффективны.
    Виктория Максимовська, пресс-секретарь народного депутата Эдуард Прутник:
    – По моему мнению, роль СМИ в предстоящей президентской избирательной кампании 2010 года, как, наконец, и на всех выборах, будет очень важной. В конце концов, какой будет роль СМИ в президентской кампании – зависит от всех ее участников, начиная от журналистов и репортеров и заканчивая владельцами газет и телеканалов и кандидатами в президенты.
    Опираясь на опыт работы в условиях предвыборных кампаний, могу сказать, что сегодня роль СМИ в выборах практически не изменилась. Например, в 1998 году я работала в команде президента НТКУ Вадима Долганова на проекте 7 дней. Потом была программа Досье – один из первых в Украине острых уголовно-политических проектов. 12 лет моей творческой жизни непосредственно были связаны с подавляющим большинством избирательных кампаний. Поэтому могу утверждать: единственное, что изменилось за это время, возросло количество телеканалов и самих кандидатов в президенты, и свое особое место нашел интернет.
    Однако не в лучшую сторону изменилась финансовая составляющая, и это то, что влиять на СМИ в президентской кампании 2010 года. В данном случае я имею в виду не имиджевую упаковку кандидатов, составителей информационных программ, озабоченный соображениями развлекательной составляющей, а банальные вопросы оплаты труда тех же телевизионщиков.
    Бесспорно, с 2004 года СМИ, как и все общество в целом, изменились. Кто-то избавился от лишних иллюзий, кто почувствовал более творческой и внутренней свободы. Однако считаю, что нарастающая война медиастратегий и компромата, которая развернулась в ведущих СМИ, существенно уже не повлияет на ход выборов.
    Константин Квурт, председатель правления МГО Интерньюз-Украина:
    – Как всегда – роль дебилятора украинского общества. И никак не изменится, все останется таким же. То есть теоретически что-то могло бы измениться, и даже должно было бы, но не думаю …
    – Как вы оцените роль ТВ в будущей президентской кампании? А роль интернет-СМИ, прессы, наружной рекламы? Какие носители и технологии будут иметь определяющее влияние на сознание электората?
    Владимир Фесенко, политолог:
    – Думаю, что решающим, как всегда, будет телевидение, поскольку оно имеет значительное большинство информационной аудитории. Почти все (кто больше, кто меньше) все же смотрят телевидение. Во всяком случае ни радио, ни интернет, ни печатные СМИ сравниться по объему информационной аудитории с телевидением не смогут. С другой стороны, думаю, что будет возрастать роль интернета. Это связано с тем, что за последние годы выросла интернет-аудитория. Там больше оппозиционно настроенных людей, которые имеют собственное мнение. Не исключаю, что здесь больше всего тех, кто не определился. Поэтому те, кто сможет наиболее активно действовать в интернет-пространстве, возможно, получит преференции с точки зрения достижения необходимого результата.
    Радио, печатные СМИ и наружная реклама играть свою функциональную роль в доступе к отдельным целевых групп электората. Наружная реклама уже показала свою эффективность при ведении избирательной кампании. Кандидаты, которые игнорируют внешнюю рекламу, вряд ли смогут выиграть выборы. Парламентские выборы 2006-2007 годов показали, что наружная реклама имеет достаточное влияние на аудиторию. Это дополнительный инструмент, но он усиливает эффект присутствия. Если некий кандидат не представлен в наружной рекламе, часть аудитории может считать, что он вообще не принимает участия в выборах. Так что этот информационный ресурс также будет весомым в этих избирательных гонках.
    Игорь Гайдай, фотограф:
    – Если вы заметили, именно после выборов 2004 года появились такие форматы программ, как у Савика Шустера. Со временем они понесли большего развития, здесь политики могут себя показать, люди могут больше узнать. Поэтому я думаю, такой формат останется преобладающим, может, не обязательно в масштабе Шустера, просто программ такого плана увеличится.
    Денис Жарких, в. о. главного редактора газеты Крещатик:
    – Мне кажется, что на сознание электората будет действовать обидно мало факторов. Украинские политические традиции заключаются в том, чтобы это сознание поскорей отключить. В то, что с людьми можно договориться по-честно, не верят сами политики. Поэтому будут Врать. Из опыта знаю, что красиво Врать лучше всего по телевизор. Поэтому политики пойдут Врать в первую очередь на ТВ.
    Валерий Халне, заместитель главного редактора газеты КоммерсантЪ:
    – Как бы мне ни хотелось, но роль именно электронных СМИ будет определяющей. Именно в таком порядке – ТВ, интернет, печатные СМИ – их можно было бы выстроить по уровню влияния. ТВ – явление массовое, а значит – более примитивное и понятное простому обывателю. Донести как можно понятнее информацию, накормить бесконечнымы ток-шоу, где НЕ рождается истина, а переливаются из пустого в порожнее абсолютно ничего не значимые идеи. Там даже персонаж НЕ меняются, но зато есть видимости конфликт, что придает псевдоважному разговор элемент зрелищносты. Я не идеализирую ни печатные СМИ, ни тем более интернет, где уровень достоверность информации достаточно низок. Но когда ты читаешь газеты и информсообщения, у тебя есть время подумать, вернуться к новости несколько раз, понятий и пропустит ее через себя. Что касается Влияние на сознание – первое место снова по ТВ, оно везде и избавиться от него НЕ удается.
    Виктория Максимовська, пресс-секретарь народного депутата Эдуард Прутник:
    – Считаю, что основанная роль телевидения, прессы, интернет-СМИ в президентской избирательной кампании заключается в предоставлении всем кандидатам равных возможностей по информированию и осуществление агитации. При этом важно сохранить баланс, чтобы ни один из участников выборов не имел преимущества над никаким конкурентом. Со своей стороны, роль журналиста состоит в объективном сопоставлении мнений, беспристрастном анализе платформ кандидатов, представлены мнения и голоса зрителя.
    С 2007 года я преподаватель-куратор всех направлений в Интер-школе – от продюсирование к журналистике. Выпуск 2009 года, а это примерно 300 профессиональных медивникив из разных регионов Украины, дает мне возможность утверждать, что главным остается креатив.
    Константин Квурт, председатель правления МГО Интерньюз-Украина:
    – Интернет – это для умных, это шанс умным людям узнать правду, а умных людей немного, хотя доступ к интернету значительно увеличился. Те, кто имеют такую возможность, пользуются им как основным источником информации. Но эти люди не выигрывают выборов, они давно уже знают цену всем политикам. И нет сейчас такой политической силы, которая бы отвечала запросам этой аудитории.
    Телевидение, как всегда, будут использовать ведущие политические партии. Ведь аудитория телеканалов – это массовый электорат и, с точки зрения наличия интеллекта, это не очень продвинутые люди, зато они голосуют. В принципе, так и работает демократия – дебил выбирает власть.
    касается наружной рекламы – это вообще только для того, чтобы войти на рынок и просто ознакомить потенциальных избирателей с кандидатом.
    – Какой телеканал Вы бы назвали самым мощным по воздействию на электорат? Обоснуйте свою позицию. Кто на этот раз управлять главной электоральной кнопкой?
    Владимир Фесенко, политолог:
    – С точки зрения влияния монополиста нет. Есть, конечно, самый рейтинговый канал – это Интер. Но я думаю, что в этом случае решающим будет не столько статус и рейтинги канала, сколько распределение аудитории с точки зрения приверженности. Например, Интер скорее всего пидиграватиме Януковичу и в значительной мере Яценюку, если ничего не изменится во время или накануне избирательной кампании. Сегодня эту привязанность очень заметно.
    Сейчас очевидно, что каналы Пинчука дают эфир всем фаворитам, во всяком случае здесь нет заметных преференций. Интер является наиболее рейтинговым, он может сконцентрировать внимание лишь тех избирателей, которые, например, не доверяют Тимошенко и поэтому им нравится критическая позиция Интера отношении Тимошенко. Соответственно, на этом канале будет сконцентрировано внимание избирателей, которые ориентируются на Януковича и Яценюка.
    касается других каналов: статус, скажем, Украины определяется не столько формальным рейтингом, сколько наличием там программы Савика Шустера. Она имеет свою аудиторию, и то, как на канале подаватимуться президентские гонки, также может стать достаточно влиятельным фактором …
    Игорь Гайдай, фотограф:
    – Я думаю, что приходом на наши лидеры, например, Интер, 1 +1, ICTV и т.п. – то есть каналы, которые имеют наибольшее покрытие.
    Денис Жарких, в. о. главного редактора газеты Крещатик:
    – Думаю, Интер. Ни за один канал не идет такая откровенная война. А вот главной электоральной кнопки просто уже нет. Для этого нужно создать Общественное телевидение, которое будет ориентироваться на этот самый электората, ане на чьи-то заносимые деньги. Проблема создания такого ТВ Вовсе не в финансирование, а в отсутствии механизма работы. Ведь это не может быть нишевым партийным каналом, каким был 5-й в 2004-м (хотя на тот момент он был эффективен. То есть, это должен быть своеобразный парламент для лучших журналистов с разнымы политический предпочтениямы. Но у нас действующий парламент неэффективен, так что говорить об общественно ТВ? Здесь бизнесмены, которые стали депутатами, не договорятся, так что говорить об амбициозных журналиста!
    Валерий Халне, заместитель главного редактора газеты КоммерсантЪ:
    – Естественно, самым влиятельным является Интер. НЕ потому что на нем работают самые профессиональные люди, а потому что у него самое большое покрытие, что подтверждается рейтингом. Любая общественно-политическая программа, выходящая на Интере, обречена на рейтинговый успех. С другой стороны, у них НЕТ конкурентов. Хотелось бы говорить о сильно и сильнейший канале, но ситуация не та. Каналы Пинчук заигрались в нишевость, сконцентрировавшись на удовлетворениы интересов НЕ всех, но некоторых. 5 канал так и не стал украинским CNN, 1 1 находится в форматных метаниях … Так что, по большому счету, конкурентов у ИНТЕР – этой телевизионной махины – нет.
    Виктория Максимовська, пресс-секретарь народного депутата Эдуард Прутник:
    – Уверена, что у каждого телеканала есть своя аудитория и противопоставлять их друг другу некорректно. А преимущество будет иметь тот, кто овладеете так называемой электоральной провинцией.
    Константин Квурт, председатель правления МГО Интерньюз-Украина:
    – Судя по покрытия – это Интер, и судя качества аудитории – тоже. Ведь аудитория Интера принадлежит к тем, кто склонен поддаваться манипулятивных влияниям и не искажена особым интеллектом.
    – Какие форматы предложит телевидения под нужды политиков? Какие схемы отношений – в том числе, возможно, и теневые? Каковы масштабы иметь джинса – по сравнению с предыдущими кампаниями? Изменится ли ее характер, формат? Или отдаст пальму первенства джинса обычном контроля собственников за редакционной политикой – когда журналисты будут выполнять определенные задачи без дополнительных проплат?
    Владимир Фесенко, политолог:
    – Есть форматы, традиционные для президентских выборов, я имею в виду дебаты. Думаю, это универсальная форма конкуренции во время президентских выборов. Думаю, до первого тура телевизионным каналам надо искать интересные для телеаудитории форматы и в то же время такие, которые бы сохраняли характер конкурентности. Чтобы они не были формой пидигравання одному из кандидатов или фаворитов.
    касается схем отношений: похоже, большинство кандидатов, учитывая кризисную ситуацию, будут просто вынуждены меньше тратить на выборы в целом и на рекламу в частности, поскольку это одна из наиболее затратных статей избирательного сметы любого кандидата. И, учитывая кризис, я не исключаю, что значительная часть средств может быть в теневом обороте, т.е. с целью экономии их тратить неофициально. Возможно, таким образом отдельные каналы оказывать предпочтение тому или иному кандидату: он будет получать, скажем, менее дорогостоящий эфир по сравнению с другими.
    Применительно джинсы если и будут изменения, то скорее тактического характера – на отдельных каналах, где большее влияние будет иметь или владелец, или менеджмент, или ведущие тех или иных программ, например, тот же Шустер. Впрочем, судя по всему, джинса на этих выборах будет достаточно большие масштабы, но не охватит решающего электорального сектора, поскольку люди уже чувствуют, когда СМИ подыгрывает кандидатам. Конечно, все зависит еще и от таланта людей, которые оказывают те или иные программы – примитивную джинсы сразу заметно, а креативной, думаю, хватит ждать.
    касается контроля, думаю, ситуация будет разной. К примеру, на Интере, как мне кажется, будет достаточно жесткий контроль со стороны собственников и менеджмента. А относительно каналов Пинчука, владелец которых предоставляет эфир всем фаворитам, будут нюансы, связанные с договоренностями. Коммерческие условия будут на первом плане для кандидатов второго эшелона. Для фаворитов определяющим будет не только коммерческая составляющая, но и особые политические условия.
    Украина, скорее всего, пидиграватиме Януковичу, но вместе с тем на канале есть Шустер – а это отдельная планета. В этой программе будут свои порядки, и если джинса и будет, она будет совершенно иначе, чем на канале в целом. На других каналах, где нет прямых преференций, с каждым кандидатом вопрос будет решаться отдельно. Скорее всего, такие каналы будут предоставлять преференции одному фаворит, но пидзароблятимуть на всех остальных кандидатах второго эшелона, которые не будут составлять фаворит прямой конкуренции. Так что на каждом канале будет своя ситуация.
    Денис Жарких, в. о. главного редактора газеты Крещатик:
    – Поскольку денег дадут меньше, а ТВ не лицо напрягалось и за большие деньги, то ничего принципиально нового никто не предложит. До рядовых журналистов копеечка и раньше не особо доходило, а теперь все будет по принципу короля из сказки Андерсена Свинопас: А платит я тебя не буду. Быть королевских Свинопас и без того почетно.
    Валерий Халне, заместитель главного редактора газеты КоммерсантЪ:
    – Я думаю, что никаких новых форматов мы не увидим. К ток-шоу и новостям добавится несколько документальных фильмов. Подключить документалистику становится модой – присутствие, скажем, биографический фильма в сетка вещание придает весомосты не только политику, но и каналу. Это своего рода пропуск в мир серьезных идей и солидносты. Осмелюсь предположим, что джинсовая сейчас становится труднее. Дело в том, что отличить заказной материал от информационно стало очень просто. Даже пиар-кампании прочитываются легко, ведь не может, например, один Эксклюзивный материал оказаться в разных газетах? Время джинсовиков, которые тыкались по СМИ, закончилось.
    Глобально каналы сами принимают решение, кого поддерживать, и журналисты это прекрасно знают, могут определяться с местом работы в зависимости от своих предпочтений. Согласен, это уже не джинса, а редакционная политика.
    Константин Квурт, председатель правления МГО Интерньюз-Украина:
    – Не вопрос в том, какие потребности должны политики, вопрос в том, что общество нуждается в этих же новый форматах. А общество в этом отношении – полный ноль, оно пресыщенного политикой, это уже никому не интересно. И, наконец, я бы не хотел ничего советовать, особенно относительно того, что телевидение может и должен предложить.
    Если говорить о джинсы, ничего особо не изменится, разве что денег на нее давать меньше, а объемы ее будут большими. А контроль собственников за редакционной политикой всегда был и будет, вопрос лишь в том, насколько велики объемы он будет иметь, вот и все.
    – Какой будет роль московских и американских политтехнологов в кампании? Что они будут предлагать своим клиентам и избирателям? Будет ли задействованы новые технологии? Если да – какие именно? Как вы оцениваете возможное влияние избирательной кампании Барака Обамы на ход украинских президентских выборов?
    Владимир Фесенко, политолог:
    – Можно сказать одно: они будут. Они есть уже практически во всех ведущих кандидатов. Хотя здесь есть отличия: у наших выборах примут участие те российские политтехнологи, которые уже не первый год работают на украинском пространстве. Они уже стали такими себе напивукраинцямы. Спрос на иностранных политтехнологов будет.
    В принципе, профессиональные политтехнологи – как американские, так и русские – очень большое внимание уделяют СМИ, особенно телевидению. Так же большое внимание уделяют четкости лозунги кандидатов, чтобы они были сформулированы четко и доходчиво для целевых групп. Много внимания уделяют визуальным формам представления. Стилистика может отличаться: некоторые российские политтехнологи очень любят черный пиар; к сожалению, наши уже тоже имеют к этому предрасположенность. И если, например, взять выборы 2006 года, то тут еще надо выяснить, кто больше поработал с черными технологиями – наши или русские. Мне кажется, что наши здесь немного обогнали российских коллег.
    Новые технологии прежде всего будут в работе с интернет-аудиторией. Американские президентские выборы доказали, что интернет становится все более эффективным ресурсом влияния на избирателей. Влияние интернета пока что меньше, чем у ТВ, но уже достаточно весомый, и думаю, что он будет увеличиваться. Использовать технологии, не связанные с информационным пространством, или связанные, но косвенно. Я имею в виду так называемые сетевые технологии, которые по сути являются коррупционными: они направлены на подкуп избирателей. Здесь если и будут использовать СМИ, то лишь как фон.
    Больше внимания будет уделяться интернету, а также созданию кумулятивном эффекта. Сочетать интернет-ресурсы с ресурсами других информационных каналов – возможно, радио, телевидения, печатных СМИ. Особое внимание уделять избирателям, ориентированным на изменения. В США это стало решающим фактором, и я думаю, что у нас не менее 40% избирателей хотят поддержать новые политические силы. Поэтому штабы будут искать доступ к этой аудитории, попытаются убедить, что надо выбрать именно этого кандидата.
    Но есть политико-психологическая отличие нашей президентской кампании от американской, я уже не говорю про экономические, политические, информационные и другие отличия. У нас очень высокий уровень недоверия ко всем кандидатам, чего в США не было. Обама попал в ожидания людей, которые хотели изменений. У нас на этом хочет сыграть Яценюк, частично ему это удалось. Но далеко не все люди, которые хотят изменений в Украине, связывают свои надежды именно с Яценюком. Это оставляет шанс для других кандидатов, которые будут работать в этой плоскости. Но феномена Обамы на украинских выборах не будет. У нас пока нет своего Обамы.
    Игорь Гайдай, фотограф:
    – политтехнологи, как всегда, имеют заказы уже сейчас и уже работают на территории страны. Конечно, как мне кажется, они имели много провальных кампаний, поскольку наши политики сами не понимают, чего они хотят и как должна выглядеть заказной продукт. Зарубежные политтехнологи все равно будут популярными.
    Причем, возможно, успех Обамы привлечет внимание политиков самого высокого ранга именно в американских технологов. Кто-то попытается их привлечь, а они заработают деньги – вот и все. А говорить о глубже влияние на предвыборную кампанию не приходится. Совсем другая ситуация, другая страна. Америка и Украина – слишком разные для провождения таких параллелей.
    Денис Жарких, в. о. главного редактора газеты Крещатик:
    – Я бы не переоценивал роль политтехнологов. Разница между москвичами и американцами только в том, что первые – плохие ученики вторых, но вторые знают об украинском клиенте значительно меньше, чем первые. Зачастую политтехнолог выполняет роль придворного астролога. Он развлекает клиента, рекомендует ему то, что хозяин сделал бы и сам участвует в придворных интригах.
    Просто у нас политики как таковой мало, а спустя политтехнологам такое внимание. Американские технологи за большие деньги рекомендуют клиентам мыться, стричься, сменить гардероб, след за фигурой и речь. Кроме того, они продают им массу технических новшеств, не играют большой роли в избирательной гонке. Москвичи обещают познакомить с Путиным, проводят массу тренингов, на которые клиенты, как правило, не ходят, а потом долго обсуждают второстепенные вещи кампании, на что уходит масса времени и денег. Это не меняется уже очень давно. О каких новшествах вы спрашиваю? Их не было лет десять.
    Обама и украинские выборы? Неожиданный вопрос. Ну, есть большая вероятность, что президентом Украины станет НЕ этнический украинец (Украинка). Всегда можно будет показать на Обамы как на действующий пример. СМИ это могут раскрутить.
    Валерий Халне, заместитель главного редактора газеты КоммерсантЪ:
    – К сожалению, за пять лет с последней президентской кампании у нас не выросли свои пиарщикы, которые могли бы делать выборы в стране. В лучшем случае они выступают в роли помощников, таких себя экскурсоводов по особенности украинского менталитета. Это плохо, потому что все технологии, привнесенные извне, искажают выбор, нам показывают кандидата чужими глазами. Можно долго спорить об универсальносты образов, предлагаемых пиарщикамы в независимости от ментальности или Национальность. Проблема в другом: Московские, США, Британские пиарщикы – это варяги, наемникы, которым не важно, что будет после того, как они отработают свой гонорар. Дележ Украины на три сорта сделал свое поганое дело. Уже сейчас вырисовываются образы, которые технологи придумали своим клиентам, – Тимошенко-воительница, Янукович-защитник, Литвин-миротворец …
    Сомневаюсь, что мы увидим что-то новое – технологи будут не создавать образы, а углублять, развивать Стереотипы, которые сложились по отношения к каждому из кандидатов.
    Влияние кампании Обамы никак НЕ оцениваю. Его кампания была ноу-хау, а наши, если захотят, сделают только сожалею копии, в которой, в лучшем случае будет позаимствована внешняя оболочка. Возьмите интернет-магазин Яценюка, где можно купить футболку, чашку с его изображения. Это все от Обамы. Вот только денег Яценюку или кому-либо из кандидатов простой Избиратель не даст, а Обама давали.
    Виктория Максимовська, пресс-секретарь народного депутата Эдуард Прутник:
    – Не каждый даже наиболее адаптированный зарубежный формат будет иметь успех в условиях нашей страны.
    В свое время мне удалось переформатировать известную российскую программу Будка гласности, адаптировав ее для Украины. На канале Интер выходила программа Народная платформа с настоящим вагоном, в котором обычные люди высказывали свои мнения по поводу выборов. Удачная анонсна и пиар-кампания построения и установки этого полтонны вагона на Центральном вокзале, детективная история его исчезновения после трех дней эфира со сопереживание телезрителей по всей Украине сделали этот проект одним из самых удачных и самых ярких на выборах 2004 года. И как следствие, эта идея нашла продолжение в трех избирательных кампаниях, в том числе и на мэрские выборах 2008 года. Я уверена, что эту идею трибуны для народа неоднократно будет использован в различных форматах и в будущем.
    культового политтехнолога Джозефа Наполитана, который работал в избирательных кампаниях Джона Кеннеди, Хьюберта Хемфри, приводил к победе президентов Венесуэлы, Коста-Рики, в 2004 году по моей инициативе было приглашено на Интер на телемост в программу Алексея Мустафин Пислязавтара.
    Комментируя в эфире заграничный влияние на избирательную кампанию в Украине, он подчеркнул: Присутствует интерес и влияние, технологии изменились, но правила – нет. В футбол играют течение двухсот лет, и он по-прежнему остается таким, каким был. Теперь у нас есть новые технологии, есть электронная почта, можно проводить интернет-конференции с участием тысяч людей. Технология сама по себе не помогает выиграть предвыборную кампанию, ее правильное использование дает возможность донести содержание программы кандидата к избирателю. Эту цитату на 100% может быть применена для настоящего украинских СМИ.
    Константин Квурт, председатель правления МГО Интерньюз-Украина:
    – А что они могут предложить? Как обычно, политтехнологи предлагать фактически все, что иметь в своем распоряжении, ведущие кандидаты в дальнейшем им будут платить, а технические, как водится, ничего нового вообще не скажут.
    Не думаю, что кампания Обамы иметь какое решающее влияние на украинские предвыборные гонки. Разве что будет предложено подобные технологии, особенно в отношении медиа.
    Продолжение следует.
  Фото – http://blog.i.ua/search/?type=labelwords=17854
   

Днепропетровский держканал обвиняют в подрыве власти

  Вадим Рыжков, «День» Журналисты Днепропетровской областной государственной телерадиокомпании объявили бессрочную голодовку в знак протеста против «беспрецедентного давления на телеканал со стороны губернатора Виктора Бондаря». Сейчас в акции принимают участие полтора десятка сотрудников 51-го телеканала во главе с генеральным директором ДОДТРК Викторией Шилов. Голодующих требуют встречи с Президентом Украины, чтобы из первых уст донести информацию о причинах конфликта, отстоять свободу слова и свои трудовые права.Як сообщил заместитель гендиректора телерадиокомпании Владимир ФЕДОРОВ, сейчас работа телеканала практически заблокирована: банковские счета арестованы, отключена большинство телефонов, отсутствуют средства на ремонт и содержание телевизионного оборудования. Под вопросом также трансляция канала через спутник и кабельные сети соседних областей. Тем временем контролирующие органы ведут десятый по счету проверку компании. Их инициатором стал губернатор Днепропетровщины Виктор Бондарь, который этого и не отрицает.
    Открытый конфликт вспыхнул в феврале текущего года, когда гендиректор компании Виктория Шилова заявила в эфире о давлении и попытки ввести цензуру со стороны руководства облгосадминистрации. Причиной, по ее словам, стала независимая позиция 51-го канала, который критиковал чиновников, показывая их коррупционные связи в сфере строительства, разбазаривания земли, лесных угодий и имущества. Стоит заметить, что В. Шилова стала генеральным директором ДОДТРК после того как возглавила в областном совете постоянную депутатскую комиссию по связям с общественностью и СМИ.
    Не секрет, что коалиция большинства, в которую она входит, всегда имела напряженные отношения с губернатором. Однако именно с Шилова эти отношения приобрели особую остроту. Поэтому в ДОДТРК считают, что наезд на канал, по сути, является попыткой установить контроль над областным телевидением накануне президентских выборов.
    У губернатора В. Бондаря на причины конфликта свой взгляд – он утверждает, что обратился в правоохранительные органы вполне обоснованно и закономерно. По его просьбе сотрудники УБЭП провели проверку использования бюджетных средств, выделенных на закупку телевизионного оборудования, и возбудили уголовное дело по выявленными фактами. Результаты этого расследования пока не разглашаются, однако милиция многозначительно дает понять, что дело идет весьма серьезно. В сообщении пресс-службы областного УМВД говорилось даже о задержании некоего поставщика и выявленную недостачу оборудования.
    Однако в самой ДОДТРК уверены, что правоохранительные органы намеренно напускають тумана, хотя следствие давно зашло в тупик. Они не говорят о том, – объясняет заместитель гендиректора В. Федоров, – что дело возбуждено в отношении поставщиков оборудования, а не должностных лиц телерадиокомпании. При этом за нехватки оборудования представляется тот факт, что одна из телевизионных камер на момент проверки находилась в ремонте. Более того, областные чиновники попытались ввести в заблуждение и самого Президента В. Ющенко. По словам Федорова, в ДОДТРК с большим удивлением встретили заявление пресс-секретаря главы государства Ирина Ванникова.
    Из нее следовало, что Президент призывает коллектив ДОДТРК прекратить голодовку и дождаться решения суда, а также советует гендиректору не втягивать журналистов в решении хозяйственных вопросов. О какой суд идет речь? – Удивляется Федоров. – Ведь официальных обвинений никто не предъявлял. Мы уже позвонили в пресс-службе Президента и постарались объяснить ситуацию. Пока же все выглядит так, что информация подается с чужого голоса. Заявление Банковой с большим разочарованием встретили в Днепропетровске даже бывшие соратники Президента и активные участники оранжевой революции.
    Координатор общественной организации Гражданский актив Днепра Андрей Денисенко призвал журналистов 51-го канала прекратить голодовку в связи с полным равнодушием главы государства к тому, что происходит в Днепропетровске. Нежелание Виктора Ющенко встретиться с представителями журналистского коллектива Днепропетровского государственного телеканала, – говорится в распространенном заявлении, – свидетельствует о самоустранение Президента от роли гаранта свободы слова как неотъемлемого конституционного права граждан Украины. Позиция Ющенко показала, что он не желает разбираться в действиях своего же представителя в Днепропетровской области Виктора Бондаря. Так или иначе, но ситуация вокруг 51-го канала, судя по всему, не вызывала должного интереса и у другого руководителя государства – председателя Верховной Рады Владимира Литвина.
    Во время визита в Днепропетровск, дипломатично ссылаясь на плотный рабочий график, он пообещал журналистам по дороге в аэропорт заскочить на улицу Телевизионную, но … так и не заскочив. Тем временем областные чиновники взяли в обработку главу правительства Юлию Тимошенко. В ее адрес они отправили коллективное письмо, подписанное мэрами городов и главами районных администраций, руководителями предприятий и … главными врачами больниц.
    Подписанты требуют уволить В. Шилов с должности, которую она занимает. Главные их обвинения сводятся к тому, что государственный телеканал вместо укрепления государственности в Украине выступает в роли крупнейшего врага в информационной плоскости. Руководство областного государственного канала, – сетуют авторы письма, – целенаправленно ориентирует журналистов на поиск фактов, которые, в их интерпретации, подрывают доверие к власти, дестабилизуватимуть ситуацию в регионе, нагнетают панические настроения и страхи, что в период экономического кризиса особенно безответственным и асоциальными .
    Реакция Ю. Тимошенко пока не известна, однако сам лист во многих днепропетровцев вызывал ощущение дежавю. Такие послания в духе всеобщего одобрямс, – отмечает лидер Града Андрей Денисенко – под диктовку сверху писали в брежневской времена, чтобы затавруваты диссидентов – неугодных власти писателей, художников и журналистов.
    Фото:
    Вадим Рыжков, День
   

Киевский Медиахолдинг отказался от покупки Kyiv Post и «Афиши» через «ужасное состояние дел»

  для «Хроники» Киевский Медиахолдинг отказывается от сделки по приобретению газеты Kyiv Post и журнала Афиша. Об этом сообщила пресс-служба Киевского медиахолдинга.
    Как отмечается в сообщении КМХ, переговоры между холдингом и KP Media продолжались в течение нескольких месяцев. Речь шла о купле-продаже англоязычной газеты Kyiv Post в пакете с бонусом – журналом Афиша. В конце концов КМХ отказался от покупки газеты причине неудовлетворительных финансовых показателей этого издания.
    Мы не видим перспектив развития этого издания – ни финансовых, ни маркетинговых. Устаревшая стратегия, ужасное состояние дел, нерыночных конструкция бизнеса, деморализована команда – вот все, что позволяет нам сказать об этих издания подписанное нами соглашение о конфиденциальности, – цитируется в сообщении комментарий руководства холдинга. КМХ также отказался и от бонуса.
    На рассмотрение КМХ в 2008-2009 годах был предложен ряд СМИ и медиа-проектов (в том числе проектов KP Media), многие из которых, отмечается в пресс-релизе, после отказа КМХ рассматривать соглашение закрылись.
    По информации ТК, весной KP Media начал активно предлагать для продажи газету Kyiv Post. Предложение было адресовано почти всем крупным издательствам и компаниям, имеющим инвестиции в медиабизнеса. В начале лета появилась информация о том, что на продажу вистановлено уже и афиши.
    Интерес в приобретении еженедельника Kyiv Post выражала и инвестиционная компания Istil, принадлежащая британскому бизнесмену пакистанского происхождения Мохаммад Захур. При этом генеральный директор издательства Жанны Китаево трижды категорически отрицала ТК эту информацию.
    Хроника
   

Телесериалы и биомасса

  Сергей Грабовский, «День» В середине 1990-х известный московский тележурналист Матвей Ганапольський, уроженец Львова и выпускник киевской школы № 123, то приехал в столицу Украины. И потом написал, если не ошибаюсь, в «Московских новостей»: если кто-то до сих пор сомневается, что Украина – это совсем другая страна, чем Россия, заедет в Киев, включите телевизор и поклацайте, переключающим програми.И вы увидите, что украинское телевидение разительно отличается от нашего. И дело не только в том, что некоторые каналы ведут вещание на украинском, – дело в наполнении этого вещания, в контенте, как теперь говорят профессионалы.
    И это не только трансляция теленовостей производства ведущих западных медиа-компаний так же – западных телешоу – рядом с не слишком хорошим, но с энтузиазмом совершенным продуктом собственного производства, – но и показ на всех каналах различных сериалов иностранного производства, среди которых немало неизвестных российским зрителям.
  Боюсь, сегодня Матвей Ганапольський уже не написал бы таких строк …
    Нет, конечно, выпуски новостей отечественного производства практически на всех телеканалах стали несравненно более профессиональную, и шоу-программы и телевизионные конкурсы у нас делаются вполне неплохие, даже когда формат программы приобретается за рубежом. И даже то, что новости CNN не посмотришь на котромусь из наших телеканалов в украинском переводе (впрочем, может, где-то есть это чудо? Эй!), Не такая уж страшная вещь. А вот телесериалы – кроме разве что сакраментальную Доктора Хауса и еще двух-трех других – на телевидении Украины исключительно российского производства и с российской же жизнь.
    Даже тогда, когда официально они считаются украинским продуктом или результатом совместного производства, – это русские телесериалы.
    И дело не в языке фильма (Продублируйте Тараса Бульбу имени Бортко со искренне украинскими актерами озвучка – результат будет очень печальный, a la стандарты студии имени Довженко времен секретаря ЦК КПУ по идеологии Маланчук), а в значительно тоньше материя, которые в совокупности создают атмосферу призрачной словно-реальности, а на самом деле – тотального фальши. Так, как в уже упомянутом Бульба, действие которой режиссер перенес с 30-х годов XVII века в 80-е годы XVI века – и тем превратил все действо на сравнимую крислату клюквы с четким антизахидним (и, собственно, антиукраинский) идеологическим устремлениям.
    Но про Тараса Бульбу, надеюсь, выпадет возможность поговорить специально, – как говорил когда Горбачев, нам постоянно что-то пидкидують. Хотя инструкции его режиссера и авторов подавляющего большинства российских телесериалов совпадают в главном для нас: Никакой Украины не было, нет и быть не может! А если даже и существует эта капосна Украина, то сериалы из украинской жизни считаются априори неинтересными массовому российскому зрителю (не секрет, что почти все отечественные ленты делаются в расчете на продажу на российском рынке).
    Следовательно, даже украинские сценаристы волей-неволей, а пишут о жизни российской глубинки – которую они, кстати, не знают и знать не могут. Российский зритель воспринимает все показанное на экране как должное (большая Россия, чего в ней только НЕТ …), а вот украинский, подсознательно отмечая знакомые детали и вообще – всю ауру, всю атмосферу этих лент, – лишний раз утверждается в мысли, что украинцы и русские – это один народ. Смотрите, вон у них в быту, в разговорах, в бизнесе и в отношениях с властями все так же, как у нас …
    Хотя на самом деле вовсе не так же. Желающие могут провести эксперимент: уехать в российскую провинцию, остановиться в отеле и на глазах в обслуги начать на все заставки ругать президента, премьера и председателя Думы – так, как это абсолютное большинство из нас делает по верховной тройки. Если вы даже вовремя и без особых трудностей вернетесь домой, не забудьте зафиксировать – а что же вам дружно скажет российский простолюд о Владу …
    ет, это политика! – Может сказать кто-то из читателей. Да нет, не сама политика, а определенные нормы и стереотипы повседневной поведения. Ибо разве разговоры о власти не являются частью повседневной жизни стран перманентного постсовковой кризиса? А еще стоит послушать, что у тамтий глубинке говорят о хохлив и хачикив. Я не идеализирую наше общество, но за определенные пределы оно не вышло, к счастью. Впрочем, чего ждать от страны, где последние десять лет с помощью СМИ, включая телевидение, ведется широкомасштабная кампания по насаждения ксенофобии (едва замаскированные под воспевания встаю России с колен?
    Я уже не говорю об очень специфическое отношение и широких масс, и власти к событиям Второй мировой войны, где сочетается чествования Сталина с Жуковым и мудрой партии большевиков – с почестями генералу Краснов и командном состав 15-го кавалерийского казачьего корпуса ваффен-СС. Соответствующим образом это специфическое отношение отражается в телефильм, а в значительной мере ими и формируется. И если в прошлые годы появился ряд хоть напивправдивих фильмов о войне, то теперь один за другим пошли сериалы, в которых оспивуються военные разведчики, диверсанты и СМЕРШивци, которые не только подвиги на поле боя поступали, но и человечество от нацистской чудо-оружия порятувалы и покушения на Сталина обезвредили, и еще казна-что сделали …
    Но сериалы о войне – это тоже отдельная тема. Так же, как и периодический показ совковых (но искусно довольно неплохо сделанных) сериалов вроде Рожденная революцией или Государственную границу, где мера лжи порой зашкаливает за 100%. Главное здесь – что все эти телесериалы непреодолимой формируют подсознательное представление, что среднестатистический украинец живет в путинской России и что это страна с отдельными недостатками, но в целом наша, своя.
    А все это является следствием того, что украинское телевидение практически не производит собственного фильмового продукта, и это является аксиомой. Трюизмом. Банальщиною. Фактом, о котором можно говорить донесхочу, но который нельзя изменить, по крайней мере в ближайшее время. Относительно этого даже самые оптимисты стали скептически пессимисты. Ведь Роксоланы и Леси + Ромы то мало на 46-миллионную страну за все время ее независимости, не так ли? Был, впрочем, еще Сад Гетсиманський, которого почему-то не очень показывают – наверное, чтобы не раздражать потомков тех, кто стрелял и саджав людей в начале 1930-х, было еще несколько подобных напивсериалив, каждый на три-четыре часа эфирного времени – и все .
    Ибо, повторю еще раз, считать украинскими сериалами продукцию, снятую на нашей территории по сценариям наших граждан из жизни средней полосы России, начиная со Дня рождения буржуя – простите … Это все равно, что четыре украинские по названиям фронта Красной армии считать действительно украинскими – несмотря на то, что там было много солдат, сержантов, лейтенантов и даже генералов из Украины.
    Тем временем телесериал – это не только развлечение для массовой аудитории, не только удобное средство для размещения рекламных вставок, не сам по себе, скажем, претендент на какую-нибудь международную премию, и даже не только орудия определенной пропаганды, как значительная часть российских лент, а еще и непременная составляющая современной национальной культуры. Есть такая культура как целостность (о чем 21 год назад блестяще написал Иван Дзюба, тогда еще не академик) – является успешная нация. Нема целостной культуры – есть дефективна нация. И хоть сколько рисуй различные прорывы, они непременно станут нарывы.
  А чтобы творилось иначе, нужно вкладывать большие деньги в национальный телепродукт – и оно все окупится, когда розвинеться нормальная нация …
    Разумеется, телесериалы собственного производства вовсе не гарантируют, что власть не крастиме, а народ – не обминюватиме свободу на гречку. Но с какого это чуда Индия, Египет, Мексика, Аргентина, Бразилия, Ливан (список можно продолжить на несколько строк) – почему-то все эти государства, которые недавно принадлежали к третьему миру (сейчас вряд ли это так), делали и делают многочисленные телесериалы , как будто от самого факта их наличия зависит прогресс указанных стран – не только культурный, но и экономический и политический? Неужели и вправду зависит – и не опосредованно, а напрямую?
    Но грустно, что большой бизнес и государственная власть Украины настолько менее эффективны, чем их коллеги из стран третьего мира, которые проходят сейчас – этап за этапом – успешную модернизацию. Впечатление такое, что никто в ближние 20 лет не профинансирует создание в Украине современного телепроизводства. Или, может, я ошибаюсь, и отечественные нувориши и политиканы хорошо понимают, что они делают? Возможно, им легче и выгоднее иметь дело не с нацией, не с гражданами, а с такой себе биомассой, что даже не знает, в какой стране живет?
    Фото: ИСTV
    Сергей Грабовский, День
   

Уголовное телечтиво

  Борис Бахтеев, для «Хроники» «Знака восклицания» (Тви): журналистские расследования или «новости для Барбосу»? Признаюсь: несколько дней после просмотра последнего передвидпусткового выпуска Знаку восклицания (Тви, 18 июля) не мог о нем писать. Впечатления двоилися, троилися и никак не хотели складываться в систему. Поняв окончательно, что так и не сложатся, решил-таки ими поделиться – потому что, похоже, эта несистемнисть и является самым главным впечатлением от программы, и не только от этого выпуска.
    Итак, с одной стороны, вроде бы интересно. С другой – осталось ощущение какой непереконливости. А что же мне хотели сказать? – Так и крутилось в голове вопросы после просмотра выпуска.
    Так же до сих пор крутится вопрос: в каком же таком жанре работают Артем Шевченко и его коллеги? Журналистское расследование? То в сюжете про Мексику расследования как такового и не было, по жанру (о содержании – немного ниже) это был типичный международный обзорный материал. Социальная журналистика? Если бы было так, в программе обязательно должны быть две составляющие. Первая – публицистичнисть. Желание не только продемонстрировать зрителям нечто гаряченьке, но и затронуть их души, заставить их сочувствовать и сопереживать. Зато материалы Знаку восклицания по стилистике напоминали скорее репортажи с воскресного выпуска новостей. Были у них стендап и синхрон, были предыстория и порой сбалансированность высказанных оценок. Чего не было и близко – это нерва, эмоций, того самого сопереживания. Холодно и отстраненно – вот как это было. Собственно, подобные сюжеты, изложенные таким образом, вполне вписались бы в воскресный выпуск новостей канала, который исповедует формат новостей для Барбосу.
    Странный привкус какой несоответствия – вот что осталось после просмотра: если бы именно в такой манере исследовали и преподавали, скажем, отношения между политиками, это было бы непревзойденно. Именно такой манере (не по содержанию, а по стилистике) требует политическое телевидение – но именно там ее почти и не встретишь. А вот для освещения острых социальных проблем подходит что угодно, только не холодное препараторство.
    Второй непременной составляющей социальной журналистики должно быть умение журналистов идти самим и вести зрителей от конкретного к общему, от единичного проявления проблемы до самой проблемы, от симптомов до диагноза. Что же мы видели взамен? Вот какой плохой луганский врач, вот какие плохие две киевские студентки, вот какие плохие клерки Приватбанка в Днепропетровске. Вот и все. Вполне привычное для нашего телевидения пидминювання проблем Персоналии – только в данном случае это были не ВИП-персоналии, не общеизвестные личности, а такие же, как мы. Что и оставило впечатление какой случайности: совершенно случайно именно эти люди попали под прицел камер, в следующий раз так же случайно попадут другие. Как говорится, от сумы и от телекамеры …
    ли именно такой подход стал причиной того, о чем с возмущением писала Наталья Лигачова? Не имея желания обобщать и анализировать проблему, журналисты решили зато поиграть в судей и палачей? Не ставя перед собой цель проанализировать общественное явление, они подменили это препарирования личностей двух юных садисток? Хотя … Жестокие девушки, если верить сюжетов, розтиналы собаку и выставили фотографии в интернете. Гуманные журналисты, вместо этого, розтиналы души этих девушек и выставили видео в телевизоре. Почувствуйте, как говорится, разницу.
    случаем, хотелось бы сказать о том, что никак не выходит из головы. Журналисты – это граждане. От остальных граждан их отличает одно-единственное: они умеют и имеют возможность донести свою гражданскую позицию до, как говорится юридическим языком, неопределенно широкого круга лиц. И, конечно же, прежде всего имеют такую активную гражданскую позицию. Так вот, отношение к гражданской позиции имеет демонстративно, перед камерой, вручение следственном заявления о преступные, по мнению журналистов, действия двух студенток? Вот смотрите все, мол, какие мы хорошие, как мы боремся со злом? Авторы сюжета не хотели, чтобы у зрителей оставалось впечатление: мол, поговорили в эфире, побазикалы, да и все? Чтобы рассеять такие подозрения, достаточно было одной фразой сообщить о подаче заявления. Устраивать же спектакль, отведя себе выигрышную роль святых борцов против жестокости – как-то некрасиво это. Ну, как креститься на камеру. Или подарить кому-то и не забыть сообщить, за сколько тот подарок куплен.
    А теперь – немного о конкретные сюжеты. Сюжет первый: как оказалось, никакого межэтнического противостояния в Марганце не было, все это выдумали СМИ. Какие СМИ? Зачем? Кто первым пустил эту утку? Каков механизм способствовал распространению этой дезинформации? Кому, в конце концов, это было выгодно? Острая тема, не правда? Да еще и какая острая! Хоть бери и объявляет СМИ источником повышенной общественной опасности! Но нет, на этом аспекте авторы сюжета решили не останавливаться. Ну вот не заинтересовало это их!
    Запомнился такой синхрон. Кто-то из толпы жителей Марганце говорит: это произошло бытовая ситуация (убийство милиционера, который, кстати, был не в форме). Нет, нет, – раздаются голоса многих других. Но ни к одному из них репортер не подходит и гипотезу о межэтнический характер драки не рассматривает. От начала и до конца он твердит одно и то же: межэтнического противостояния не было, все это выдумки. А вот синхрон тех, кого в сюжете назван славянами, время от времени раздаются: Ведут себя сильно круто, Хотим, чтобы они уехал, У них есть своя семья.
    длительным был фрагмент, когда журналисты пытались побеседовать с подозреваемым в убийстве. Он отказался. Интересно, что бы он мог сказать, даже если бы захотел? Как его слова могли бы доказать или опровергнуть утверждение об отсутствии в городе противостояние между славянами и армянами? Ведь никто и нигде не говорил, что милиционер был убит из-за его этническое происхождение – наоборот, СМИ сообщали, будто именно после убийства славяне начали мсти всем армянам! Что содержательного добавили к материалу кадры из затулянням и видвертанням камеры – тем более, что сюжет якобы должен доказать отсутствие агрессии в городе, а не ее наличие?
    Возможно, что-то прошло мимо мое внимание, но я не могу припомнить хотя бы одного синхрон, взятого в Марганецкий армян. Странно, не правда: сюжет доказывает, что не было никаких армянских погромов, а в вероятных жертв погромов никто ничего не спрашивает?
    Зато из Москвы прилетели армянские казаки – и вот у них синхрон был взят. У людей, которые не были свидетелями событий. Интересно: если, не дай Бог, где-то выступать против этнических французов – журналисты кинутся брать синхрон во французских казаков, которые так же прилетят из Москвы? Кто они вообще такие – армянские казаки? Что отстаивают, защищают? Какой авторитет в армянской диаспоре имеют? Вряд ли так уж много зрителей хоть когда-нибудь все это слышали. Какой, вообще-то, есть ценность казачьих синхрон?
    течение сюжета камера неоднократно показывала крупным планом портрет погибшего, установленный на его могиле. Но зачем под конец программы было показывать тот портрет в негативном изображении? Какой сигнал с помощью этого хотели передать зрителям авторы сюжета?
    Второй сюжет начался с констатации: луганского онкодиспансеру приходят три раза, чем прежде, меньше людей. Нет, больных не уменьшилось, но скандальная репутация диспансера …. Речь в сюжете о том, что экс-главный врач Чибисов якобы ставил на больных эксперименты. Как и в предыдущем сюжете, авторы здесь подводили зрителей к одной единственной мысли – даже не пытаясь доказать ее, действуя внушение, не допуская малейших сомнений. Что касается экс-главного врача Няма судебного приговора, его виновность не признано судом, а в сюжете – и в синхрон, и в тексте корреспондента – только и звучало: Отмывание денег, клали деньги на свои счета, оперирование здоровых людей, Удастся ли привлечь к ответственности , причащаемся Чибисов (хорошо хоть, не попличникы). Ни один из синхрон самого Чибисов НЕ касался этих обвинений.
    По словам корреспондента, жители Луганска вздохнули с облегчением, когда жену Чибисов – главного гинеколога города – перевели в Киев. Ни слова о ее деятельности в Луганске сказано не было, если против главного врача онкодиспансера еще можно выдвигать обвинения и подозрения, то вина его жены, значит, заключается лишь в том, что она – его жена? Так и думалось: вот сейчас журналист призовет и ее привлечь к ответственности. А чтобы замуж не выходила!
    Ладно, пусть идет о обычный непрофессионализм. Но как можно расценить такую фразу корреспондента: Больные раком до последних своих дней зависят от врача? Профессионализм профессионализмом, но хотя бы элементарно думать надо же уметь? Или хотя бы просто иметь душу? Неужели ни один корреспондент, ни редактора, ни Ведущий не второпалы: одной этой фразой они лишили зрителей, у которых не так с онкология, веры в возможность выздоровления? Вынесли им приговор: если поставлен диагноз, то и последние дни не заставят себя ждать? И это называется журналистикой?
    Этот сюжет проехал мимо настоящую тему. А заключается она вот в чем. В онкологии – возможно, как ни в одной другой отрасли медицины – постоянно появляются новые и новые препараты и методы лечения. Все их можно назвать экспериментальными; нет, наверное, онколога, который никогда не предлагал бы своим пациентам недостаточно проверенные новые лекарства. Называется это шанс последней надежды. И речь идет не только об онкологии: однажды на моих глазах бабушки, которая умирали от воспаления легких и, несмотря на все старания врачей, несколько дней не приходила в сознание, терапевт ввел дозу антибиотика, которая в несколько раз превышала предельно допустимую. За несколько часов бабушка уже пусть осторожно, но вставали с кровати. Так что же, и того терапевта надо было наказать за экспериментов над людьми?
    Вот в чем заключается тема: где граница между шансом последней надежды и экспериментов над больными? Без исследования этой темы невозможно найти ответ на вопрос: Спасатель Чибисов или убийца?
    Некто в синхрон говорил, что пациенты не знали, какие лекарства им дают. Сам Чибисов говорил, что знали. Удивительно, но корреспонденты так и не расспросили самих пациентов ли они знают, какие препараты им было назначено?
    Следующий сюжет был посвящен Приват-банку, который в Днепропетровске разослал людям, которые взяли потребительский кредит, фальшивые судебные решения о якобы отчуждение всего их имущества. Вот только я так и не понял: почему речь шла об отделении банка в Днепропетровске, а пострадавший, которому было уделено больше внимания, проживает в Запорожье. Неужели он ездил брать потребительский кредит в соседней области? Разъяснять это авторы сюжета не стали.
    Были в сюжете синхрон юристов. Были синхрон служащих банка. Но так и осталось невыясненным главная деталь: можно ли квалифицировать действия банка как подделку документов? Неужели так и не нашлось нескольких авторитетных экспертов, которые могли бы это объяснить?
    Но и здесь авторы сюжета умудрились не заметить темы. Главный герой – тот, что из Запорожья, – сказал в синхрон: он все оплатил, но банк приписал ему какие-то мифические долги; документы об уплате куда исчезали. Так вот: это касается не только Приватбанка и не только в Днепропетровске. Уплаченные взносы банки относят позже, чем их было внесено, работники банков (или коллекторы) без конца звонят тем, кто принял потребительские кредиты, и вынуждают сотни раз объяснять одно и то же, они могут звонить и в семь утра, и в одиннадцать вечера, каждый раз фигурируют различные причины возникновения задолженности и различные ее суммы, на письма банки не отвечают, после отправки письма могут на несколько месяцев прекратить преследования – будто все владналося, а затем вновь начать по новой, процедуры личной встречи с ответственными лицами не предусмотрено. Это типичное поведение украинских банков с теми, кто взял потребительский кредит. Это тема, которую, кажется, никто не исследовал. А у Знаку восклицания? Если кто-то кое-где у нас порой.
    Это информационное сообщение, Оно не содержит признаков судебного решения, – сказал о фильчины грамоты работник банка. Казалось бы, самой первой реакцией журналиста имело бы быть вопрос: а так ли уж много людей знают, какие признаки должны иметь настоящие судебные решения? Нет, это только казалось бы.
    Следующий сюжет был посвящен Мексике, которая утопает в крови: там не на шутку развернулась война наркомании с полицией. Ранее Мексика была транзитной страной для наркотиков, но США закрыли этот канал, и теперь через Мексику направляются наркотики из Колумбии. Простите, не дословно, но почти дословно. Так вот: вы что-то из этого поняли? Признаюсь честно: я – нет. Одним словом, не ходите, дети, в Мексику гулять. Героиней сюжета стала простая украинская девушка, которая героически уехала в Мексику. Правда, снятых ею кадров было не так много. Впрочем, двое из моих добрых знакомых в течение последнего года тоже побывали в Мексике. Делились впечатлениями – об архитектуре, об образе жизни мексиканцев, но я и подумать не мог, что сижу рядом с героями. Да и цифры, озвученные авторами сюжета, честно говоря, не очень поражали. По крайней мере, тех, кто помнит период первичного накопления капитала в нашей родной Украине. Ну вот, простите, никак не сложилось впечатление тотальной войны.
    Что больше всего запомнилось из этого сюжета – то это натуралистические крупные планы убитых. Наверное, таким образом авторы выпуска стремились плавно перейти до последнего сюжета – того самого, о двух студенток. Тех, которым однажды не было и двадцати, а другой – они оказались несовершеннолетними. Тех самых, которых показывали несколько раз в анонсах сюжетов течение программы по смазанный лицами, а во время самого сюжета демонстрировали и анфас и в профиль. Тех самых, которых, по словам кореспонденткы, может ждать месть экстремистских настроенных защитников животных. Нечего и говорить, что и в этом сюжете зрителей подводили к раз и навсегда выработанного выводу, не оставляя места сомнениям и другим проявлением абстрактного журнализму.
    Между тем, кроме проблемы распространения материалов с проявлениями жестокости в интернете и возможной ответственности за это, события могли стать поводом и к обсуждению других вопросов. Скажем, психологи утверждают: те, кто способен издеваться из животных, способен на подобные действия и в отношении людей – моральные тормоза у них отсутствуют. То есть, тема истоков и последствий подростковой жестокости вовсе не абстрактна и актуальная не только с точки зрения распространения в интернете.
    Кстати, в программе сразу после этого сюжета пошла нарезка кратких роликов. И первый из них назывался … Слон-убийца. Нет, спорить не стоит: телевидение – это вам таки не интернет.
    А еще – для подобных программ непременной характеристикой должна быть точность. А также культура языка, тем более, что идет программа не в прямом эфире. Что же мы наблюдали? Стали прятать имущество по родственникам, – это в сюжете о банке. Армянские казаки, – это в субтитры (!) К сюжету о Марганец. В испанском языке буква означает глухой звук, а следовательно, мексиканцы не могут носить фамилии Гомез и Гонзалез. Так же в испанском языке нет ни звука Дж, ни звука же – так что мексиканец не может иметь имя Бенджамин.
    Но ладно с этим. В сюжете о юных натуралисток один из них учится то в ветеринарном вузе, то в ветеринарном институте, то на ветеринарном факультете. Когда же в финальной наризци заговорили о диплом о среднем образовании выпускников школ, сразу было и не понять, что это такое. Но и это не самое страшное. В сюжете о межэтнический мир и согласие в Марганце во время синхронизации в субтитры было написано: Армен Хачатрян, посол Республики Азербайджан в Украине. Комментарии здесь излишни …
    Впрочем, не слишком много я требую от программы? Артем Шевченко повторял: зрителей ждут новые скандалы (и этого не возразит, журналистские расследования (ну-у-у. ..), репортерская провокации (это уже теплее). Здесь мы сами расставляем знаки, и главный – восклицательный знак, – сказал ведущий. Что-то не слишком оригинальными показались эти слова. И сразу же вспомнилось, почему. Свободу слова здесь ограничиваю только я, Савик Шустер, – помните? И сразу все стало на свои места. Шустер обещал анализ проблем – а выходили разборки, достойные коммунальной кухне. От Знаку восклицания тоже ждешь проблем и расследований – а выходят репортерская провокации. И там, и там под солидной обложкой скрывается чтиво в стиле пипл Хава. А на мысли так и вертится навьязла в зубах фраза: Тема сисег НЕ раскрыто. В Знаку восклицания темусисег как раз раскрыто. Но именно ее – и никакую другую.
   

2009 года в мире погибли 59 журналистов

  С начала года в мире погибли 59 журналистивТаку статистику обнародовала Международная организация Пресс эмблем Кемпейн, которая осуществляет мониторинг соблюдения права представителей СМИ, сообщает УНИАН.
    Одной из последних этот список пополнила русский правозахисниця и журналистка Наталья Естемирова, которую убили на Северном Кавказе 15 июля этого года. Всего же, по данным организации, в России с начала года погибли 5 журналистов.
    Первой в списке стран – Мексика, где жертвами наркомафии стали 7 человек, в Пакистане, который стал площадкой для террористов, погибли шестеро. По пять журналистов погибли в Ираке, на Филиппинах и в Сомали. Смертельно опасными для репортерской профессии продолжают оставаться сектор Газа, Гондурас, Колумбия, Афганистан, Гватемала, Непал, Шри-Ланка, Венесуэла, Индия, Индонезия, Кения, Киргизия и Мадагаскар.
    Хроника
   

Герман просит Тимошенко высказаться относительно голодовки на Днепропетровской ОГТРК

  Председатель парламентского комитета по вопросам свободы слова и информации Анна Герман просит премьер-министра Украины Юлии Тимошенко выразить свою позицию относительно ситуации на Днепропетровской ОГТРК. Об этом она заявила в открытом письме к главе правительства.
    Обращаю Ваше внимание, что с 20 июля журналисты редакции, протестуя против давления на Генерального директора ДОДТРК Шилов В.В. со стороны представителей областной власти, объявили голодовку, которая ставит под угрозу здоровье и жизнь молодых людей. Недоразумения возможны в любом коллективе, но пути их решения не должны выходить за рамки закона и человеческого достоинства и морали, – пишет госпожа Герман.
    По ее словам государственные СМИ стали слишком зависимы от своих учредителей, что не может гарантировать свободной работы редакции и обеспечить реальную свободу слова. Это вопрос, по мнению госпожи Герман, приобретает особое значение в преддверии президентских выборов.
    Напомним, 21 июля журналисты ДОДТРК начали бессрочную голодовку в знак протеста против давления на канал со стороны губернатора Виктора Бондаря. Среди требований голодующих – встреча с Президентом Украины Виктором Ющенко, который, по их мнению, как гарант Конституции должен защитить свободу слова. Вчера пресс-секретарь президента Ирина Ванникова объявила позицию Виктора Ющенко относительно конфликта на днепропетровском государственном канале. В частности, президент призвал журналистов прекратить голодовку, а директора ОГТРК не втягивать журналистов в решении хозяйственных вопросов.
    Сегодня в комментариях ТК Виктория Шилова отметила, что, коллектив канала не прекращать голодовку до встречи с представителем президента. По ее мнению, президент не должным образом проинформирован о ситуации на канале. Вчера был госпитализирован один из голодующих.
    Хроника
   

Герман просит Тимошенко высказаться относительно голодовки на Днепропетровской ОГТРК

  Председатель парламентского комитета по вопросам свободы слова и информации Анна Герман просит премьер-министра Украины Юлии Тимошенко выразить свою позицию относительно ситуации на Днепропетровской ОГТРК. Об этом она заявила в открытом письме к главе правительства.
    Обращаю Ваше внимание, что с 20 июля журналисты редакции, протестуя против давления на Генерального директора ДОДТРК Шилов В.В. со стороны представителей областной власти, объявили голодовку, которая ставит под угрозу здоровье и жизнь молодых людей. Недоразумения возможны в любом коллективе, но пути их решения не должны выходить за рамки закона и человеческого достоинства и морали, – пишет госпожа Герман.
    По ее словам государственные СМИ стали слишком зависимы от своих учредителей, что не может гарантировать свободной работы редакции и обеспечить реальную свободу слова. Это вопрос, по мнению госпожи Герман, приобретает особое значение в преддверии президентских выборов.
    Напомним, 21 июля журналисты ДОДТРК начали бессрочную голодовку в знак протеста против давления на канал со стороны губернатора Виктора Бондаря. Среди требований голодующих – встреча с Президентом Украины Виктором Ющенко, который, по их мнению, как гарант Конституции должен защитить свободу слова. Вчера пресс-секретарь президента Ирина Ванникова объявила позицию Виктора Ющенко относительно конфликта на днепропетровском государственном канале. В частности, президент призвал журналистов прекратить голодовку, а директора ОГТРК не втягивать журналистов в решении хозяйственных вопросов.
    Сегодня в комментариях ТК Виктория Шилова отметила, что, коллектив канала не прекращать голодовку до встречи с представителем президента. По ее мнению, президент не должным образом проинформирован о ситуации на канале. Вчера был госпитализирован один из голодующих.
    Хроника
   

«Болванизаторы», «свистка», «сливные бачки» …

  Светлана Остапа, Галина Корба ТК собрала у известных экспертов прогнозы относительно роли СМИ в предстоящей избирательной президентской кампании. Часть перша.1. Какой будет роль СМИ в президентской кампании – 2010? Как она изменится по сравнению с президентской кампанией 2004 года и почему? Какие факторы этой трансформации являются определяющими? А по сравнению с двумя парламентскими кампаниями 2006-2007 годов?
    2. Как вы оцените роль ТВ в будущей президентской кампании? А роль интернет-СМИ, прессы, наружной рекламы? Какие носители и технологии будут иметь определяющее влияние на сознание электората?
    3. Какой телеканал Вы бы назвали самым мощным по воздействию на электорат? Обоснуйте свою позицию. Кто на этот раз управлять главной электоральной кнопкой?
    4. Какие форматы предложит телевидения под нужды политиков? Какие схемы отношений – в том числе, возможно, и теневые? Каковы масштабы иметь джинса – по сравнению с предыдущими кампаниями? Изменится ли ее характер, формат? Или отдаст джинса пальму первенства обычном контроля собственников за редакционной политикой – когда журналисты будут выполнять определенные задачи без дополнительных проплат?
    5. Какой будет роль московских и американских политтехнологов в кампании? Что они будут предлагать своим клиентам и избирателям? Будет ли задействованы новые технологии? Если да – какие именно? Как вы оцениваете возможное влияние избирательной кампании Барака Обамы на ход украинских президентских выборов?
    С такими вопросами ТК обратилась к более чем 25 экспертов, стараясь охватить как можно более широкий спектр мнений, в том числе и людей, представляющих различные группы влияния в украинском обществе и политикуме. Сейчас нам ответило 19 экспертов. Ответы продолжают поступать, мы же тем временем начинаем публиковать первые из них.
    Итак, сегодня читайте прогнозы Игоря Шувалова, Николай Княжицкий, Александра Качура, Екатерины Кириченко, Игорь Чабан, Вадима Карасева.
    – Какой будет роль СМИ в президентской кампании – 2010? Как она изменится по сравнению с президентской кампанией 2004 года и почему? Какие факторы этой трансформации являются определяющими? А по сравнению с двумя парламентскими кампаниями 2006-2007 годов?
    Игорь Шувалов, политтехнолог, бизнесмен:
  – огромное! Изменения кардинальные. Прошло 5 лет, это уже другая страна, другие СМИ, другие кандидаты. Даже те же самые кандидаты – уже другие! В общем, это просто другие выборы, они не похожи друг на друга.
    По накал президентской кампании НЕТ равных, ведь ее Победитель становится президентом страны. А парламентские выборы всегда отличаются от президентских, как кубок УЕФА от лиги чемпионов.
    Николай Княжицкий, TВi:
    – В печатной прессе – традиционной. Издания, особенно региональные, друкуватимуть заказные материалы о того или иного кандидата. Собственно, это уже происходит. Недавно в руки попала одна из закарпатских газет, на которой на целую полоса автор со странным псевдонимом размышлял, к какой из ветвей хасидизма ближе американский протеже Яценюка. Региональные телекомпании за деньги приглашать в эфиры кандидатов. Но на настроении избирателей больше влиять медиа, в той или иной мере подконтрольны Дмитрию Фирташу, Виктору Пинчуку и Игорю Коломойскому.
    сравнению с 2004 годом роль печатных СМИ не изменится никоим образом. Как тогда брали деньги от различных штабов, так и теперь будут. То же касается регионального телевидения. По поводу общенациональных телекомпаний: если в 2004 году Ющенко поддерживал только 5 канал Порошенко, то 2009-го эта поддержка будет значительно более диверсифицированной и зависеть от договоренностей владельцев телеканалов с теми или иными кандидатами.
    Во время парламентских кампаний заангажоваисть общенациональных телеканалов значительно меньше, чем во время президентских, однако значительно большая коррупция, потому что президентом может стать только один человек и второго места не существует, а в парламент проходит ряд партий и ставку можно делать сразу на несколько.
    Александр Качура, журналист:
    – Как и всегда, на время активной фазы кампании СМИ уместно будет переименовать на ЗМА-средства массовой агитации.
    Агитация, пропаганда и контрпропаганда в медиа уже не будет централизованной. Ни со стороны властей, ни со стороны оппозиционных кандидатов. Темники будет локализовано на уровне отдельных холдингов и СМИ, чаще они лишь косвенно отражать наставления штабов кандидатов. Меньше будет готовых текстов и скриптов сюжетов. Думаю, кампания будет более разнообразных в плане идеологии и методологии еще и учитывая наличие не двух, а нескольких серьезных и более-менее рейтинговых кандидатов (кроме Януковича и Тимошенко – еще Яценюк, Тигипко, Литвин). В 2004 году избирательная кампания была откровенно двострунною с рядом технических кандидатов, которые создавали шумовой фон.
    Холдинги и СМИ в большинстве своем не будут в такой мере играть в одну лузу, будут не только прямую, но и косвенную рекламу от всех платежеспособных кандидатов. Подозреваю, что по сравнению с парламентскими кампаниями 2006-2007 годов роль СМИ может несколько послабитися, поскольку (особенно 2007) свою эффективность на украинском грунте доказали методы массовой прямой покупке голосов избирателей. Так кандидаты становятся нужными и без всяких СМИ. Поэтому масштабы закупок пипл с бюллетенями могут стать еще шире. Туда и деньги пойдут, которые можно было бы бросить на работу со СМИ.
    Екатерина Кириченко, Институт антикризисных стратегий:
    – Определяющей. Мутуе еще грязнее, жесткую и безпринципнишу кампанию. 2004-го львиная часть электората была на колоссальную эмоциональном подъеме, было ощущение, что Ющенко по правой дело подняли народы, на труд и на подвиги их вдохновил.
    Этот большой запрос общества обернулся пшиком несостоятельности политика ответить на вызовы времени и своей страны. Именно это разочарование и стало благодатным грунтом, на котором расцвела циничное и потребительское отношение народа к политикам – аналогично отношение самих политиков к людям.
    Игорь Чабан, пиар-агентство Чабан и партнеры:
    – Как всегда – главной! Переоценить роль СМИ практически невозможно. Этот инструмент с каждой новой избирательной кампании становится все более эффективными, естественно, при умелом использование. Мне очень часто приходится слышите о размещения в СМИ. Размещение нужно рассматривать как топ-технологию прямого воздействия на электората. Мало накреативить суперконтент, его нужно правильно доставит! Ведь можно взять примитивный месседж и не только донести его до людей, но и повлиять на их решение в момент выбора. А можно похороны даже самую гениальную Находка, растиражировав ее не в том месте не в то время и не для тот аудитории.
    Таким образом, в предстоящей избирательной гонки преимущество получит не тот, кто соберет массивный пул, а тот, кто сумеет грамотно сверстать план, реализовать Оперативное управление и защиту от контрпрограммирования собственных информационных потоковое.
    Каждая избирательная кампания в нашей стране по-своему Уникальная. Но для этой отягощающим моментом станет недоверие, невосприятие, политическая усталость и озлобленность людей. Цинизм политиков на сей раз не превзойдет цинизм электората … Поэтому политтехнологам надо четко осознать, что разговоры о НАТО или неНАТО, Евросоюз, кризис и светлое будущее в формате разговорного жанра в сельском клубе 70-х годов, еще недавно успешно работавшие, станут реквиемом для их клиента в 2010-м.
    Вадим Карасев, политолог:
    – Роль СМИ будет скорее второстепенной, деривативною, комплементарной и инструментальной, а не исторической, которая была присуща им в 2004 году. В 2004 году СМИ были самостоятельным политико-историческим игроком, революционная ситуация в которых создавала революционную ситуацию в обществе. Сегодня ни в СМИ, ни в обществе никаких революций не предвидится. СМИ не будут каким миссионерским институтом, который определяет результаты избирательной кампании. Выборы-2010 будут другими, и это не контрапункт выборам-2004, а результат последствий демократической процедуры выборов 2004 года. С 2004 года Украина переживатиме 4-ю предвыборную кампанию. Выборы становятся рутины. Хотя наша страна еще не сделала своего окончательного исторического выбора, тем не менее она устала от выборов и политиков, которых выбирают. Ждать нечто новое, на какие-то фундаментальные обновление политического класса, людей и идей – еще рано.
    Свои эпохальных выборы Украина пережила 2004-го, а эпохальных выборы и политики зачастую не приходят. За эти годы также произошло изменение журналистских поколений, я бы даже говорил о смене ментальных. Даже в политических изданиях начинают доминировать скандал, гламур, бульварщина и желтизна. То есть на смену эпохальных журналистике первой половины 2000-х приходит доминирование глэм-журналистики. Сегодня журналистика не хочет пафоса, который был присущим журналистике 2004 года. От пафоса устали и избиратели, и журналисты, и политики.
    А бегство от пафоса – это бегство от смыслов, высокого слова и даже от свободы слова. Свобода слова трансформировалась в Свободу слова. Тем более выборы 2010 года будут проходить в другой медийной и исторической стилистике. О высокие смыслы, евроатлантическое будущее и т. п. говорить меньше, чем в 2004 году.
    Все это приведет к увеличению аполитична электората, и работа СМИ с ним будет другим, нежели с электоратом мотивированно и надполитизованим, как в 2004 году. Бегство от пафоса и высоких, не подкрепленных делом словам, приведет к тому, что вместо исторической квази-мистики царить Реклам-мистика, но вряд ли она сможет стать решающим при голосовании в пользу того или иного кандидата. Тем более следует учесть, что произошла структуризация политического поля. Парламентские выборы 2006-2007 года, несмотря на конфликты, которые сопровождают партии, привели к затвердения партийно-политических структур. Состоялось усталення электората, партийно-коммуникационных каналов с избирателями. Прошли апробацию устоявшиеся схемы медийной работы. В условиях последних лет произошло усталення телеканальнои политики, которую достаточно успешно освоили прежде всего БЮТ и ПР. Я имею в виду и так называемые партийные темники, с которыми работают основные спикеры от политических сил на многочисленных политических ток-шоу, и то, что показывают клон Свободы, ставших устоявшимся элементом медийное-политического пейзажа. Поэтому вопрос о том, какой телеканал можно назвать самым влиятельным, является не совсем корректным, потому что наиболее влиятельными на электорат есть политические ток-шоу на каналах-Мейджор.
    – Как вы оцените роль ТВ в будущей президентской кампании? А роль интернет-СМИ, прессы, наружной рекламы? Какие носители и технологии будут иметь определяющее влияние на сознание электората?
    Игорь Шувалов:
    – У телевидения будет огромная роль. По простейший причине: выборы – зимой, когда жизнь людей организован так, что они больше времени проводят дома. А дома они смотрят телевизор.
    Эти выборы станут прорыв для интернета. Потому что, на данный момент, Интернет в Украине пользуются около 10 миллионов человек. Традиционно так сложилось, что украинская политическая журналистика живет не на бумаги, а в интернете. Из этих 10 миллионов на политических сайтах – около миллиона. А вот, к примеру, в социальных сетях – 5 миллионов. Поэтому будут какие-то начинания по использование тех сегментов интернета в политике, которые раньше не использовались: социальные сети, игрушки, то есть, не сайты, пишущие о политике профессионально, а как раз и зона интернета, которая никогда не пишет о политике.
    Роль прессы будет уменьшаться. А внешняя реклама вообще НЕ играет никакой роли. Это развлечения.
    По поводу технологий, то самые работающие – это телевидение, интернет.
    Николай Княжицкий:
    – На сознание электората на этот раз будут влиять не технология, а досадный опыт розчарованости и личная харизма кандидатов. Поэтому влиять телевидение, которое может эту харизму продемонстрировать избирателям.
    Александр Качура:
    – ТВ традиционно будет болванизатором, визуальным опиум для народа, мощнейшим фактором за действием на электорат. Этому будет способствовать прогрессирующая люмпенизация потребителя информационного продукта в Украине. Как говорил американский юморист Роберт Орбен по статистике телевизор имеет 94% семей, а ванную комнату – 91%. Отсюда вытекает, что мозги промывают чаще, чем все остальное.
    Интернет-СМИ становится своего рода свистка для выпуска пара сознательными, активными представителями того самого среднего класса, которого профессор Элла Либанова насчитывает аж 14% населения Украины. Читая немногочисленные разумные тексты и многочисленные заказные, общаясь в комент и на форумах, они находят все больше вполне хорошие причин не идти на выборы вообще.
    Печатная пресса в политическом смысле становится сливные бачки для неоковирних штабных материалов – вербальных животных на полосы и развороты, склепаних, кажется, по лекала газеты Ежедневное ура! из известного рассказа Марка Твена. Не представляю, кто читает эти творения. Много букафф. А тут еще и сокращение тиражей, обусловленное кризисом. Все это резко снижает роль газет в избирательном процессе.
    Наружная реклама у нас стремительно превращается в конкурента Жванецкого и Задорнова.
    Екатерина Кириченко:
    – Самое главное роль прочно закреплено за ТВ. Наружная реклама и интернет делят вторую позицию, и замыкает этот ряд пресса. Мощнейшее влиять ТВ – картинка ярче за найгениальниши тексты.
    Игорь Чабан:
    – Мне кажется, что при верстка информационной части избирательной кампании нельзя Разделить такие медиаинструменты, как ТВ, радио, пресса, интернет. У каждого своя роль, и они все важные, не заменяют друг друга, а лишь дополняют. Хотя я всегда был и остаюсь противником внешней рекламы. Просто во внешней рекламе – наибольшее количество ляпов, которые очень легко проглядеть, но сложно исправить. Кроме того, наружка имеет свою специфику. К примеру, есть проблема обзора – часто щиты стоят за деревьямы. Или вот такой ляп, характерный для призм: исчезающая реклама водки сливается с портретом политический Республиканцы. Я сделал на память фото, половину которого занимает реклама водки, а вторую половину – лицо политика.
    Из технологии, как я уже говорил, на первое место нужно ставит медиапланирование доставки контента и прогнозирования результатов. Поэтому, на мой взгляд, очень эффективными будет сотрудничество с медиахолдингамы, причем я имею в виду не советуем или телехолдингы, а скорее эфирно-газетно-журнальные или эфирно-газетно-инетные комплексы. Ведь правильно отработанные договоренности со специалистами в пределах одной системы позволяют осуществлять Оперативное управление, точечное медиарегулирование, с поддержанием в разных носитель, сегментах социальной среды, с географической выборкой по политический предпочтениям.
    Вадим Карасев:
    – Украина – страна телевизионная. Пресса, скорее всего, будет играть свою роль в регионах, то есть это районные СМИ, которые работают в режиме районных стенгазет и бесплатные пресс-проекты, которые будут распространяться в городах и селах, где избиратели не имеют интернета. Но интернет будет отвоевывать аудиторию у молодежи, среднего класса, в офисных работников, и распространяться работа с блогами, социальными сетями. В Украине уже (или пока?) Зарождается общество интернет-блогов, фейсбукив и твиттерив. Поэтому политтехнологична обамомания коснется и украинской политической сферы. Но не столько в плане эффективности, сколько в смысле моды, новых эффектов, поиска новых дополнительных каналов воздействия на электорат и каналов мобилизации электората, особенно молодежной, который делает ставку на интернет-СМИ и не верит в телевидение, а прессу ленится вдумчиво читать, просматривая между строками. В наружной рекламе революций не будет, все это отработано: и ситилайты, биллборды. Все это имеет подсознательный влияние на электорат. Такая урбанистической рекламистика имеет смысл в больших городах, где есть автотрассы, где пассажиры и водители невольно будут вынуждены воспринимать рекламные образы, которые обицятимуть спасти страну, гарантировать вклады или светлое будущее.
    – Какой телеканал Вы бы назвали самым мощным по воздействию на электорат? Обоснуйте свою позицию. Кто на этот раз управлять главной электоральнойкнопкой?
    Игорь Шувалов:
    – Интер. Рейтинг Интер превышает рейтинги второго каналов с огромным отрывом. Поэтому на Юго-Восток Украины это, бесспорно, Интер, а на Запад Украины будет конкуренция между ICTV, 1 +1 и 5-м каналом.
    Николай Княжицкий:
    – Безусловно, с точки зрения рейтингов, влиятельный – Интер. Но это никоим образом не означает, что другие телеканалы не будут влиять на выборы. Кроме того, например, каналы холдинга Виктора Пинчука, если бы ставили себе такую задачу, были бы значительно влиятельным за Интер. Поскольку каждый из них имеет лучшие показатели среди своей целевой аудитории. Канала, который влиял бы прежде всего на элиты, которые, в свою очередь, дальше формировали электоральные настроения, сегодня нет.
    Александр Качура:
    – Мне кажется, здесь есть прямая зависимость между аудиторией канала и его влиятельности на электорат. Поэтому влиятельный – Интер. Даже несмотря на его откровенную заангажированности. Другой вопрос – как влияет. Или так, как хочется владельцам Интера? Действительно, как сказано в афоризмы, телевидение похоже на жизнь: ты никогда не получаешь того, что хочешь. А главной электоральной кнопки в природе не существует. И, как показал 2004 год, в этой стране ее никогда и не было. Хотя в отношении сконсолидованои тогда власти было куда больше возможностей ее сконструировать.
    Екатерина Кириченко:
    – Интер, и вряд ли здесь нужно обоснование. Рейтинги просмотра, т.е. охват каналом электората, красноречиво свидетельствуют сами за себя. Пока кнопку контролирует Фирташ, как будет дальше – время покажет.
    Игорь Чабан:
    – Думаю, что это будет Интер. Он привлекает аудитория за счет правильное Программное верстки, считается демократичным каналом и популярным у политиков инструмент массового влияния, поэтому, на мой взгляд, призывы НЕ смотреть Интер лишь укрепляют его позиции в Наращивание рейтингов. Хотя Тройка Пинчук тоже успешно справляется с завоеванием зрительской аудитории и за последние годы стала модной площадкой политических тусовок, но, по моему мнению, Интер был и остается топовой моделью общеукраинского канала. Однако Отмечу, что я смотрю ICTV и СТБ.
    Хочу также отметить, что Региональные каналы, в том числе и государственные, безусловно, подрослы не только в плане контента, но и в технических. Улучшенная картинка, близость и привязка к местной специфике, Оперативное реагирование на злободневные проблемы, актуальные для конкретного региона, сделали их более интереснымы, чем центр ТВ на отдельно взятой территории. А если принять во внимание, что их несколько сотен … Кстати, специалисты нашего холдинга, проведет Комплексные исследования свыше 80 региональных телевещателей и создал примерный план, пришли к вывод, что четкое планирование кампании через такие механизмы позволить практически полностью размыть желание тех или иных столичных держателем пресловутой кнопки поиграть в монополия.
    Поэтому виртуальной электоральной кнопкой будет владеть тот, кто правильно спланирует и спрогнозирует информационную кампания.
    Вадим Карасев:
    – Если говорить о канале, то самым влиятельным является Интер и ТРК Украина, которая набирает обороты благодаря программам Шустера. Поэтому главными электоральным кнопками владеть не один канал. На то, чтобы влиять на ход медийного контента президентской кампании, равные шансы примерно в 4-5 каналов.
    Тем не менее, серьезное влияние в телеканальний медийной политике на настроения избирателей иметь политические ток-шоу, особенно те, которые выходят с участием Савика Шустера. Ну, и постшустеривська интеровской Свобода остается программой-Мейджора среди политических ток-шоу.
    – Какие форматы предложит телевидения под нужды политиков? Какие схемы отношений – в том числе, возможно, и теневые? Каковы масштабы иметь джинса – по сравнению с предыдущими кампаниями? Изменится ли ее характер, формат? Или отдаст джинса пальму первенства обычном контроля собственников за редакционной политикой – когда журналисты будут выполнять определенные задачи без дополнительных проплат?
    Игорь Шувалов:
    – Оно уже все предложило – Свобода всех типов и видов. Избирательная кампания де-юре начнется в октябре, а на самом деле она идет уже года два.
    Вопрос по поводу схем отношений НЕ ко мне, я же не владелец каналов. Роль журналистов в этих схемах будет минимальной. Джинса не будет играть особой роли. По одной простой причине: для кандидатов первого уровня это будет неважно, потому что они сами и являются важнымы информповодамы. Поэтому большая зона джинсы будет для кандидатов второго и третьего уровней.
    Пальму Первенство джинса НЕ отдаст, телевидение ничего не изменится. Будет все, что было два-три года назад. Телевидение изменится после выборов. А сейчас мы будем иметь бесконечное число дебатных площадок.
    Николай Княжицкий:
    – Говорить о форматах рано, потому что каналы этого не объявляли. А в схеме отношений, полагаю, никаких изменений не произойдет. И здесь все зависит совсем не от контроля владельцев или дополнительных проплат журналистам. Как всегда, все зависит от профессиональной чести самого журналиста, от его ума и воспитания. Профессиональный журналист сознательно не говорить неправды и не будет превращаться в пропагандиста. Вместе с тем любой разумный журналист уважать позицию собственников, инвесторов, редакторов и всех коллег, каждый из которых отвечает за судьбу и будущее канала или газеты.
    Александр Качура:
    – Поскольку кампания, скорее всего, будет короче и рассчитанной на пипл, люмпен, то и форматы будут соответствующие. Апробированы шестерикы. А отношения между ТВ и политиками будут просты – денежные. Но джинса на уровне журналистов и редакторов отделов и заместителей главных редакторов уже сейчас проходит и будет проходить все реже. Главные редакторы и владельцы изданий во время экономического кризиса уже не смотрят сквозь пальцы на эти художеств. Журналисты как миленьки сдавать бабло в бухгалтерию и получать свои 30%. Ведь несколько увольнений за джинсы уже произошло – и об этом многие в тусовке знает. А теневые проплаты пойдут как раз на высшем уровне. И определять те самые редакционные задания.
    Екатерина Кириченко:
    – диспозиция такова: платить все и за все. Если бы был безоговорочным админконтроль – мы бы это называли цензурой. Но в стране нет одного центра власти, поэтому платить приходится всем и за все.
    До журналистов давно уже мало что доходит из Барского стола. Им перепадает крошки от договоренностей владельцев и топ-менеджмента с политиками. А во время кризиса и на фоне массовых выходов журналистов из других редакций уговаривать их просто – хочешь работать, делай то-то и то-то.
    Игорь Чабан:
    – Телевизионные форматы – это, наверное, вопрос к генпродюсера, а теневые схемы – скорее к штабом кандидатов. По моему мнению, будут предложены форматы, которые принесут максимальный доход с наименьшимы рейтинговымы потери.
    Что же касается джинсы – это процесс с двусторонним движение. Порой сами журналисты подставляют собственников и топ-менеджмент, беря деньги за джинсы, а потом они же обвиняют своих инвесторов в навязываниы инструкций.
    Вадим Карасев:
    – Наиболее эффективным будет формат щонедильних политических ток-шоу, а также новостей, ведь уже доказано, что лучше всего воспринимается кампания, которая действует на подсознание через новостной формат. Относительно новых форм работы со СМИ трудно что-то сказать, я не знаток джинсы. Хотя интуиция подсказывает, что сейчас СМИ более структурированные и медийный контент будет более структурированным, в отличие от предыдущей президентской кампании. Структурированность означает большую подконтрольность информационных потоков, большее влияние менеджеров и редакторов на новости. Наступает эпоха медийного производства из капиталистических подходом. Больший контроль означает, что будет меньше возможностей для индивидуальной трудовой теледияльности с ее возможностями джинсування.
    – Какой будет роль московских и американских политтехнологов в кампании? Что они будут предлагать своим клиентам и избирателям? Будет ли задействованы новые технологии? Если да – какие именно? Как вы оцениваете возможное влияние избирательной кампании Барака Обамы на ход украинских президентских выборов?
    Игорь Шувалов:
    – Да они Ничем НЕ отличаются от украинских политтехнологов! Новые технологии, возможно, будут Использованы в интернете. Эта сфера сама по себе очень проста для запуска новых технологий. Она сама очень технологична. А так, президентские выборы – это не совсем зона инноваций. У кандидатов первого уровня достаточно сложившиеся и вполне консервативные образы и, соответственно, методы. А кандидаты второго-третьего уровня неизвестно что придумают.
    В кампании Барака Обамы все забывают одну очень маленькую вещь: сенатор с Иллинойса два года рассказывал Америке, какие реформы он собирается проводит. И чуть меньше года вел рекламную кампании. В Украине ряд политиков предпочитают об этом НЕ задумываться, а как бы сразу начать с рекламной кампании. Пройдитесь по улице, и вам станет видно Влияние кампании Барака Обамы. А если заберетесь в социальные сети, вам станет еще виднее.
    Николай Княжицкий:
    – Ну, об этом нужно спрашивать у самих политтехнологов, хотя правильнее называть их или технологами или политическими консультантами, поскольку это две разные профессии. А московские они вашингтонских или Пекинские – нет никакого значения. Профессиональная человек останется специалистом в любой стране и поймет, что в политике важно не только обладать опытом, но и глубоко чувствовать особенности избирателей той страны, в которой ты работаешь.
    Влияние кампании Барака Обамы? Примерно такой же, как от продажи газетой Нью-Йорк Таймс собственной радиостанции на возможную смену шрифта сайта Дуся.
    Александр Качура:
    – Роль иностранных политтехнологов оставаться такой же, как и в последние годы: вишибаты из клиентов побольше бабло с применением всех возможных средств, и за их же бабло с них практически неприкрытой издеваться. В 2004 году мы видели так как лидера, причем в такой гарнитуре, где л подозрительно похоже на п. Сегодня у нас перед глазами примеры тускло-пограничных фантазий московских гуру на тему Арсения – спасителя страны. Если наши зарубежные коллеги и задействуют новые технологии, то они будут касаться вициганювання лаве.
    А влияние кампании Обамы оцениваю как практически нулевой. У нас берут ее обертку, штучки с интернетом, создание общественных движений снизу, общественное финансирование и т.д. Но нет сердцевины – четкой, динамичной, понятной программы развития государства и страны. А без нее все это – пустышку.
    Екатерина Кириченко:
    – Как и всегда, роль заморских специалистов заспокоюватиме комплексы наших политиков. С безрадисного советского детства в провинциальных детсадах растут ноги их представление о том, что что-то ценное может быть только в Москве или за рубежом.
    Сами же технологи и впредь смишимуть нас выдумками вроде цвета го .. нохаки, гвалтуватимуть свою клиентуру и ставить эксперименты – сколько еще издевательств за собственные деньги выдержат их подопытные?
    Это касается не только Яценюка, но и Тигипко (после того, как он распрощался с Сытников, взял других россиян, которые и лепят из него образ пацаны, последние перлы: Баба, она сердцем слышит, Результат на бочку, Гривню за Магадан загнали — эти шедевры, очевидно, рожденные в непостижимым глубинах русской души), Пилипишина (этот, правда, работает с израильтянами), Ющенко, который еще несколько месяцев назад привез в Украину американских специалистов пера и сокриты и т. д.
    Опыт Обамы никак не поможет нашим политикам. Украина – не Америка: у нас нет половины населения негров, которых удручало 200 лет, и латиносив, которые тоже хотели отомстить белым за свои злодеяния и мытарства. Украина малоинтернетизована, в отличие от почти 300-миллионным Штатов, где интернет, как у нас радиоточками, является чуть ли не в каждом доме, где бабка Элизабет Тейлор в свои 77 активно ведет блог.
    К тому же в США есть мощная и разветвленная сеть волонтеров, людей, которые работают на победу своего кандидата бесплатно. В Украине Вы такое видели? Здесь в партиях даже взносов нет. И на выборах активисты привыкли работать, зарабатывая.
    Поэтому, когда Яценюк закочуе рукава а-ля Обама, это вызывает улыбку, – копия всегда хуже оригинала.
    Игорь Чабан:
    – Думаю, российские политтехнологы ничего нового не предложат. Методы ых и известных, и хотя иной раз очень наворочены, все же порой от них тянет нафталином. Многое из того, что они предлагали раньше, у нас, к сожалению, уже внедрено, – использование социология как технологического инструмента, вхождение некоторых экспертов в избирательный штабы в качестве неких рупоров, озвучивающих позицию спонсирующей политической силы. При этом, думаю, всем давно известно, кто от кого эксперт. Еще с 2002 года регулярно общаюсь с российскими коллегам, и замечу, что им приходится постоянно напоминать, что они Приехали в Европу, а не в отдаленный муниципальный район Хабаровского края.
    В целом же, думаю, политтехнологы стран СНГ в постоянно поиске. Их ребята пытаются пастись на нашем политический поле, наши нынче добрались до среднеазиатских республики бывшего Союза, не говоря уж о различных регионам России. Не в обид будет сказано, имеет место круговорот лапши вокруг ушей недоверчивых политиков.
    Что касается американцев, то у них, конечно, есть чему поучиться. И не только в политтехнологиях использования средств массовой информации. Хотя, скажу честно, иной раз они со своими приема на нашей территории выглядят, как слон в посудной лавки – но, как ни странно, срабатывает именно так, как они задумывалы.
    А Влияние кампании Обамы никак НЕ оцениваю. Ровно столько может влиять позапрошлогоднее затмение луны. Это другая страна и другая история.
    Вадим Карасев:
    – Московские и американские политтехнологи будут участвовать в политкампании, но я бы не рисковал говорить, что эта роль будет ведущей и тем более решающей. Это роль не стратегическая. Украинская политика действует на своей собственной базе, и дополнительная роль не всегда может быть эффективной. Ибо только политтехнологи иностранного происхождения могут написать на биллбордах спасти страну. Украинский политтехнолог написал бы спасти Украину. Те, кто доношуе одежду из предыдущего фэшн-сезона, должен учесть, что наиболее эффективные политтехнологи работают в русле направленности на результат и понимания ментальных особенностей и потребностей.
    Влияние касается всех стран и выборов – как парламентских, так и президентских – в русле двух трендов. Первый – это американизация политики. Второй – под влиянием предвыборного успеха Обамы – ставка на интернет, мобилизацию электората и финансов через социальные сети и новейшие интернет-технологии. Но то, что работает в богатом середньокласовому обществе, которое и финансирует выборы, не всегда подходит для стран, в которых социальная структура является дихотомичною, стран, в которых общество делится на небольшой класс супербогатые и массовый класс отношении бедных. Бедное общество выборы не финансирует, оно, наоборот, ждет выборов, которые являются своеобразной электоральной экономикой, с которой кормящиеся все: и технологи, и политологи, и агитаторы, и журналисты, и работники региональных штабов. Поэтому общество финансирует кандидатов, а кандидаты финансируют общество. Поэтому все технологии на привлечение денежных средств через интернет выглядят маркетингово-электоральным ходом, либо вводят в заблуждение людей относительно финансирования того или иного кандидата. Поэтому с технической точки зрения можно быть обамоманамы, но в Украине никто из простых людей не пожертвует тысячу долларов на Яценюка или Тигипко. Украина в силу финансовых возможностей еще не доросла, чтобы даже кто-то из молодых кандидатов смог отказаться от денег мегаолигархив.