Записи тэгированные: видео

Представители интернет-сферы не хотят платить налог на развитие театра и кино

  Интернет-ассоциация Украины и Украинский союз промышленников и предпринимателей обратились к руководителям профильных парламентских комитетов с просьбой не возлагать на телекоммуникационную отрасль дополнительный сбор на развитие театра и кино.
    В обращении отмечается, что обременения предприятий отрасли телекоммуникаций новым дополнительным сбором, особенно в период финансово-экономического кризиса, ухудшит состояние предприятий отрасли и приведет к сокращению ими выплат налогов и сборов в государственный бюджет Украины, из которого среди прочего происходит финансирование предприятий отрасли театрального искусства и кинематографии.
    Дополнительный сбор предложил народный депутат Сергей Терехин (фракция БЮТ) законопроектом № 4764 О общегосударственный сбор на развитие театрального искусства и кинематографии в Украине. Этот законопроект предусматривает целях дополнительного финансирования отрасли театра и кино среди прочего обложения стоимости услуг, предоставляемых глобальными сетями получения и передачи данных (интернет), дополнительным сбором в размере 1%.
    обложению телекоммуникационной отрасли новым налогом обусловлено тем, что ее доходы (предоставление услуг кабельного связи и интернет) в 2008 году составили около 3,2 млрд. грн. Вместе с тем валовые поступления от кино-театрального показа, телепоказ – около 0,5 млрд. гривен, а валовые поступления от реализации видеопродукции в среднем составляют 0,3 млрд. грн.
    ИнАУ и УСПП напоминают, что действующее законодательство Украины предусматривает подобную поддержку развития только одной отрасли – виноградарства, садоводства и хмелеводства. Объектом налогообложения в данном случае является выручка, полученная от реализации алкогольных напитков и пива. Таким образом, фактически средства от реализации продукции этой отрасли идут на поддержку ее развития.
    Деятельность операторов и провайдеров, которая, в соответствии с законопроектом № 4764 должна подлежать новому виду налогообложения, никоим образом не связана с получением доходов от предоставления прав на просмотр абонентами телекоммуникаций произведений театрального искусства и кинематографии, поэтому нет никаких оснований для возложения на предприятия отрасли телекоммуникаций расходов на поддержку отрасли театрального искусства и кинематографии – считают представители интернет-сферы.
    Напомним, что в парламенте зарегистрирован еще один законопроект № 2259 О сборе на развитие национальной кинематографии, инициаторы которого Павел Мовчан и Юрий Кармазин предлагают для поддержки национальной кинематографии брать процент с продажи алкоголя и табака.
    Хроника
   

Уголовное телечтиво

  Борис Бахтеев, для «Хроники» «Знака восклицания» (Тви): журналистские расследования или «новости для Барбосу»? Признаюсь: несколько дней после просмотра последнего передвидпусткового выпуска Знаку восклицания (Тви, 18 июля) не мог о нем писать. Впечатления двоилися, троилися и никак не хотели складываться в систему. Поняв окончательно, что так и не сложатся, решил-таки ими поделиться – потому что, похоже, эта несистемнисть и является самым главным впечатлением от программы, и не только от этого выпуска.
    Итак, с одной стороны, вроде бы интересно. С другой – осталось ощущение какой непереконливости. А что же мне хотели сказать? – Так и крутилось в голове вопросы после просмотра выпуска.
    Так же до сих пор крутится вопрос: в каком же таком жанре работают Артем Шевченко и его коллеги? Журналистское расследование? То в сюжете про Мексику расследования как такового и не было, по жанру (о содержании – немного ниже) это был типичный международный обзорный материал. Социальная журналистика? Если бы было так, в программе обязательно должны быть две составляющие. Первая – публицистичнисть. Желание не только продемонстрировать зрителям нечто гаряченьке, но и затронуть их души, заставить их сочувствовать и сопереживать. Зато материалы Знаку восклицания по стилистике напоминали скорее репортажи с воскресного выпуска новостей. Были у них стендап и синхрон, были предыстория и порой сбалансированность высказанных оценок. Чего не было и близко – это нерва, эмоций, того самого сопереживания. Холодно и отстраненно – вот как это было. Собственно, подобные сюжеты, изложенные таким образом, вполне вписались бы в воскресный выпуск новостей канала, который исповедует формат новостей для Барбосу.
    Странный привкус какой несоответствия – вот что осталось после просмотра: если бы именно в такой манере исследовали и преподавали, скажем, отношения между политиками, это было бы непревзойденно. Именно такой манере (не по содержанию, а по стилистике) требует политическое телевидение – но именно там ее почти и не встретишь. А вот для освещения острых социальных проблем подходит что угодно, только не холодное препараторство.
    Второй непременной составляющей социальной журналистики должно быть умение журналистов идти самим и вести зрителей от конкретного к общему, от единичного проявления проблемы до самой проблемы, от симптомов до диагноза. Что же мы видели взамен? Вот какой плохой луганский врач, вот какие плохие две киевские студентки, вот какие плохие клерки Приватбанка в Днепропетровске. Вот и все. Вполне привычное для нашего телевидения пидминювання проблем Персоналии – только в данном случае это были не ВИП-персоналии, не общеизвестные личности, а такие же, как мы. Что и оставило впечатление какой случайности: совершенно случайно именно эти люди попали под прицел камер, в следующий раз так же случайно попадут другие. Как говорится, от сумы и от телекамеры …
    ли именно такой подход стал причиной того, о чем с возмущением писала Наталья Лигачова? Не имея желания обобщать и анализировать проблему, журналисты решили зато поиграть в судей и палачей? Не ставя перед собой цель проанализировать общественное явление, они подменили это препарирования личностей двух юных садисток? Хотя … Жестокие девушки, если верить сюжетов, розтиналы собаку и выставили фотографии в интернете. Гуманные журналисты, вместо этого, розтиналы души этих девушек и выставили видео в телевизоре. Почувствуйте, как говорится, разницу.
    случаем, хотелось бы сказать о том, что никак не выходит из головы. Журналисты – это граждане. От остальных граждан их отличает одно-единственное: они умеют и имеют возможность донести свою гражданскую позицию до, как говорится юридическим языком, неопределенно широкого круга лиц. И, конечно же, прежде всего имеют такую активную гражданскую позицию. Так вот, отношение к гражданской позиции имеет демонстративно, перед камерой, вручение следственном заявления о преступные, по мнению журналистов, действия двух студенток? Вот смотрите все, мол, какие мы хорошие, как мы боремся со злом? Авторы сюжета не хотели, чтобы у зрителей оставалось впечатление: мол, поговорили в эфире, побазикалы, да и все? Чтобы рассеять такие подозрения, достаточно было одной фразой сообщить о подаче заявления. Устраивать же спектакль, отведя себе выигрышную роль святых борцов против жестокости – как-то некрасиво это. Ну, как креститься на камеру. Или подарить кому-то и не забыть сообщить, за сколько тот подарок куплен.
    А теперь – немного о конкретные сюжеты. Сюжет первый: как оказалось, никакого межэтнического противостояния в Марганце не было, все это выдумали СМИ. Какие СМИ? Зачем? Кто первым пустил эту утку? Каков механизм способствовал распространению этой дезинформации? Кому, в конце концов, это было выгодно? Острая тема, не правда? Да еще и какая острая! Хоть бери и объявляет СМИ источником повышенной общественной опасности! Но нет, на этом аспекте авторы сюжета решили не останавливаться. Ну вот не заинтересовало это их!
    Запомнился такой синхрон. Кто-то из толпы жителей Марганце говорит: это произошло бытовая ситуация (убийство милиционера, который, кстати, был не в форме). Нет, нет, – раздаются голоса многих других. Но ни к одному из них репортер не подходит и гипотезу о межэтнический характер драки не рассматривает. От начала и до конца он твердит одно и то же: межэтнического противостояния не было, все это выдумки. А вот синхрон тех, кого в сюжете назван славянами, время от времени раздаются: Ведут себя сильно круто, Хотим, чтобы они уехал, У них есть своя семья.
    длительным был фрагмент, когда журналисты пытались побеседовать с подозреваемым в убийстве. Он отказался. Интересно, что бы он мог сказать, даже если бы захотел? Как его слова могли бы доказать или опровергнуть утверждение об отсутствии в городе противостояние между славянами и армянами? Ведь никто и нигде не говорил, что милиционер был убит из-за его этническое происхождение – наоборот, СМИ сообщали, будто именно после убийства славяне начали мсти всем армянам! Что содержательного добавили к материалу кадры из затулянням и видвертанням камеры – тем более, что сюжет якобы должен доказать отсутствие агрессии в городе, а не ее наличие?
    Возможно, что-то прошло мимо мое внимание, но я не могу припомнить хотя бы одного синхрон, взятого в Марганецкий армян. Странно, не правда: сюжет доказывает, что не было никаких армянских погромов, а в вероятных жертв погромов никто ничего не спрашивает?
    Зато из Москвы прилетели армянские казаки – и вот у них синхрон был взят. У людей, которые не были свидетелями событий. Интересно: если, не дай Бог, где-то выступать против этнических французов – журналисты кинутся брать синхрон во французских казаков, которые так же прилетят из Москвы? Кто они вообще такие – армянские казаки? Что отстаивают, защищают? Какой авторитет в армянской диаспоре имеют? Вряд ли так уж много зрителей хоть когда-нибудь все это слышали. Какой, вообще-то, есть ценность казачьих синхрон?
    течение сюжета камера неоднократно показывала крупным планом портрет погибшего, установленный на его могиле. Но зачем под конец программы было показывать тот портрет в негативном изображении? Какой сигнал с помощью этого хотели передать зрителям авторы сюжета?
    Второй сюжет начался с констатации: луганского онкодиспансеру приходят три раза, чем прежде, меньше людей. Нет, больных не уменьшилось, но скандальная репутация диспансера …. Речь в сюжете о том, что экс-главный врач Чибисов якобы ставил на больных эксперименты. Как и в предыдущем сюжете, авторы здесь подводили зрителей к одной единственной мысли – даже не пытаясь доказать ее, действуя внушение, не допуская малейших сомнений. Что касается экс-главного врача Няма судебного приговора, его виновность не признано судом, а в сюжете – и в синхрон, и в тексте корреспондента – только и звучало: Отмывание денег, клали деньги на свои счета, оперирование здоровых людей, Удастся ли привлечь к ответственности , причащаемся Чибисов (хорошо хоть, не попличникы). Ни один из синхрон самого Чибисов НЕ касался этих обвинений.
    По словам корреспондента, жители Луганска вздохнули с облегчением, когда жену Чибисов – главного гинеколога города – перевели в Киев. Ни слова о ее деятельности в Луганске сказано не было, если против главного врача онкодиспансера еще можно выдвигать обвинения и подозрения, то вина его жены, значит, заключается лишь в том, что она – его жена? Так и думалось: вот сейчас журналист призовет и ее привлечь к ответственности. А чтобы замуж не выходила!
    Ладно, пусть идет о обычный непрофессионализм. Но как можно расценить такую фразу корреспондента: Больные раком до последних своих дней зависят от врача? Профессионализм профессионализмом, но хотя бы элементарно думать надо же уметь? Или хотя бы просто иметь душу? Неужели ни один корреспондент, ни редактора, ни Ведущий не второпалы: одной этой фразой они лишили зрителей, у которых не так с онкология, веры в возможность выздоровления? Вынесли им приговор: если поставлен диагноз, то и последние дни не заставят себя ждать? И это называется журналистикой?
    Этот сюжет проехал мимо настоящую тему. А заключается она вот в чем. В онкологии – возможно, как ни в одной другой отрасли медицины – постоянно появляются новые и новые препараты и методы лечения. Все их можно назвать экспериментальными; нет, наверное, онколога, который никогда не предлагал бы своим пациентам недостаточно проверенные новые лекарства. Называется это шанс последней надежды. И речь идет не только об онкологии: однажды на моих глазах бабушки, которая умирали от воспаления легких и, несмотря на все старания врачей, несколько дней не приходила в сознание, терапевт ввел дозу антибиотика, которая в несколько раз превышала предельно допустимую. За несколько часов бабушка уже пусть осторожно, но вставали с кровати. Так что же, и того терапевта надо было наказать за экспериментов над людьми?
    Вот в чем заключается тема: где граница между шансом последней надежды и экспериментов над больными? Без исследования этой темы невозможно найти ответ на вопрос: Спасатель Чибисов или убийца?
    Некто в синхрон говорил, что пациенты не знали, какие лекарства им дают. Сам Чибисов говорил, что знали. Удивительно, но корреспонденты так и не расспросили самих пациентов ли они знают, какие препараты им было назначено?
    Следующий сюжет был посвящен Приват-банку, который в Днепропетровске разослал людям, которые взяли потребительский кредит, фальшивые судебные решения о якобы отчуждение всего их имущества. Вот только я так и не понял: почему речь шла об отделении банка в Днепропетровске, а пострадавший, которому было уделено больше внимания, проживает в Запорожье. Неужели он ездил брать потребительский кредит в соседней области? Разъяснять это авторы сюжета не стали.
    Были в сюжете синхрон юристов. Были синхрон служащих банка. Но так и осталось невыясненным главная деталь: можно ли квалифицировать действия банка как подделку документов? Неужели так и не нашлось нескольких авторитетных экспертов, которые могли бы это объяснить?
    Но и здесь авторы сюжета умудрились не заметить темы. Главный герой – тот, что из Запорожья, – сказал в синхрон: он все оплатил, но банк приписал ему какие-то мифические долги; документы об уплате куда исчезали. Так вот: это касается не только Приватбанка и не только в Днепропетровске. Уплаченные взносы банки относят позже, чем их было внесено, работники банков (или коллекторы) без конца звонят тем, кто принял потребительские кредиты, и вынуждают сотни раз объяснять одно и то же, они могут звонить и в семь утра, и в одиннадцать вечера, каждый раз фигурируют различные причины возникновения задолженности и различные ее суммы, на письма банки не отвечают, после отправки письма могут на несколько месяцев прекратить преследования – будто все владналося, а затем вновь начать по новой, процедуры личной встречи с ответственными лицами не предусмотрено. Это типичное поведение украинских банков с теми, кто взял потребительский кредит. Это тема, которую, кажется, никто не исследовал. А у Знаку восклицания? Если кто-то кое-где у нас порой.
    Это информационное сообщение, Оно не содержит признаков судебного решения, – сказал о фильчины грамоты работник банка. Казалось бы, самой первой реакцией журналиста имело бы быть вопрос: а так ли уж много людей знают, какие признаки должны иметь настоящие судебные решения? Нет, это только казалось бы.
    Следующий сюжет был посвящен Мексике, которая утопает в крови: там не на шутку развернулась война наркомании с полицией. Ранее Мексика была транзитной страной для наркотиков, но США закрыли этот канал, и теперь через Мексику направляются наркотики из Колумбии. Простите, не дословно, но почти дословно. Так вот: вы что-то из этого поняли? Признаюсь честно: я – нет. Одним словом, не ходите, дети, в Мексику гулять. Героиней сюжета стала простая украинская девушка, которая героически уехала в Мексику. Правда, снятых ею кадров было не так много. Впрочем, двое из моих добрых знакомых в течение последнего года тоже побывали в Мексике. Делились впечатлениями – об архитектуре, об образе жизни мексиканцев, но я и подумать не мог, что сижу рядом с героями. Да и цифры, озвученные авторами сюжета, честно говоря, не очень поражали. По крайней мере, тех, кто помнит период первичного накопления капитала в нашей родной Украине. Ну вот, простите, никак не сложилось впечатление тотальной войны.
    Что больше всего запомнилось из этого сюжета – то это натуралистические крупные планы убитых. Наверное, таким образом авторы выпуска стремились плавно перейти до последнего сюжета – того самого, о двух студенток. Тех, которым однажды не было и двадцати, а другой – они оказались несовершеннолетними. Тех самых, которых показывали несколько раз в анонсах сюжетов течение программы по смазанный лицами, а во время самого сюжета демонстрировали и анфас и в профиль. Тех самых, которых, по словам кореспонденткы, может ждать месть экстремистских настроенных защитников животных. Нечего и говорить, что и в этом сюжете зрителей подводили к раз и навсегда выработанного выводу, не оставляя места сомнениям и другим проявлением абстрактного журнализму.
    Между тем, кроме проблемы распространения материалов с проявлениями жестокости в интернете и возможной ответственности за это, события могли стать поводом и к обсуждению других вопросов. Скажем, психологи утверждают: те, кто способен издеваться из животных, способен на подобные действия и в отношении людей – моральные тормоза у них отсутствуют. То есть, тема истоков и последствий подростковой жестокости вовсе не абстрактна и актуальная не только с точки зрения распространения в интернете.
    Кстати, в программе сразу после этого сюжета пошла нарезка кратких роликов. И первый из них назывался … Слон-убийца. Нет, спорить не стоит: телевидение – это вам таки не интернет.
    А еще – для подобных программ непременной характеристикой должна быть точность. А также культура языка, тем более, что идет программа не в прямом эфире. Что же мы наблюдали? Стали прятать имущество по родственникам, – это в сюжете о банке. Армянские казаки, – это в субтитры (!) К сюжету о Марганец. В испанском языке буква означает глухой звук, а следовательно, мексиканцы не могут носить фамилии Гомез и Гонзалез. Так же в испанском языке нет ни звука Дж, ни звука же – так что мексиканец не может иметь имя Бенджамин.
    Но ладно с этим. В сюжете о юных натуралисток один из них учится то в ветеринарном вузе, то в ветеринарном институте, то на ветеринарном факультете. Когда же в финальной наризци заговорили о диплом о среднем образовании выпускников школ, сразу было и не понять, что это такое. Но и это не самое страшное. В сюжете о межэтнический мир и согласие в Марганце во время синхронизации в субтитры было написано: Армен Хачатрян, посол Республики Азербайджан в Украине. Комментарии здесь излишни …
    Впрочем, не слишком много я требую от программы? Артем Шевченко повторял: зрителей ждут новые скандалы (и этого не возразит, журналистские расследования (ну-у-у. ..), репортерская провокации (это уже теплее). Здесь мы сами расставляем знаки, и главный – восклицательный знак, – сказал ведущий. Что-то не слишком оригинальными показались эти слова. И сразу же вспомнилось, почему. Свободу слова здесь ограничиваю только я, Савик Шустер, – помните? И сразу все стало на свои места. Шустер обещал анализ проблем – а выходили разборки, достойные коммунальной кухне. От Знаку восклицания тоже ждешь проблем и расследований – а выходят репортерская провокации. И там, и там под солидной обложкой скрывается чтиво в стиле пипл Хава. А на мысли так и вертится навьязла в зубах фраза: Тема сисег НЕ раскрыто. В Знаку восклицания темусисег как раз раскрыто. Но именно ее – и никакую другую.
   

Пукач назвал заказчиков убийства и пообещал показать, где голова Гонгадзе

  Бывший начальник уголовной разведки Министерства внутренних дел Алексей Пукач в ходе следствия назвал заказчиков убийства Георгия Гонгадзе и пообещал показать, где голова Георгия Гонгадзе, сообщает Украинская правда, ссылаясь на заявление заместитель председателя СБУ Василия Грицака, которое он сделал на брифинге 22 июля. Какие фамилии назвал Пукач, Грицак не сообщил, ссылаясь на тайну следствия.
    По его словам, Пукач подтвердил свою причастность к убийству журналиста. Он также сообщил, что это убийство не было случайным, – сказал Грицак. На вопрос, означает ли это, что заказчиков нет среди живых, Грицак ответил: Я бы так не сказал. Возможно, есть, а возможно – и нет.
    Как известно, Пукача задержали в Житомирской области во вторник ночью после 6 лет розыске. Его обвиняют в убийстве Гонгадзе
    Как отметил Грицак, в ближайшее время Пукач будет избрано меру пресечения.
    На вопрос, почему его допрашивали без адвоката, Грицак сказал, что Пукач сам дал согласие на это. После короткого разговора он сам согласился давать показания и сказал, что будет защищать себя сам. Он нас ждал, – отметил Грицак.
    Заместитель председателя СБУ добавил, что перед допроса задержанного было обследовано и врачи подтвердили, что он в удовлетворительном состоянии.
    Журналистам также продемонстрировали видео, где человек, похожий на Пукача, подтверждает свою личность на оперативную камеру. В отличие от достаточно огрядного мужчины, которым Пукача зафиксировали камеры во время задержания в 2003 году, сейчас это худой человек с седым волосами и бородой.
    Хроника
   

Стартовал новый интернет-канал Mediabomba.tv

  На базе социальной медиамережи Mediabomba.com.ua стартовал новый интернет-телеканал Mediabomba.tv. Об этом ТК сообщили в пресс-службе интернет-ресурса.
    Главным редактором и генеральным продюсером Mediabomba.tv стал Дмитрий Федоров – экс-руководитель проекта Молодежная телевизионная служба Главного управления по делам семьи и молодежи КГГА.
    Над наполнением онлайн-канала ныне работают шесть человек: главный редактор-генпродюсера, два видеоинженер-операторы и три журналисты. По словам господина Федорова, инвестором Mediabomba.com.ua и Mediabomba.tv выступает донецкий бизнесмен, имя которого не разглашают. Он в начале года получил от нас бизнес-проект и решил инвестировать в него. Здесь нет никакого скрытого политического подоплеку, – уточнил руководитель проекта. Объем инвестиций является коммерческой тайной.
    Авторы проекта отказались от использования распространенной модели интернет-телевидения, основанной лишь на видеохостингу (предоставление пользователям возможности размещать свое видео в интернете). Mediabomba.tv – полноценный онлайн-телеканал с собственным видеосодержания: короткими продолжительностью до 15 минут видеосюжетами развлекательной тематики, программами производства киевских продакшн-студий (например, Зачет продюсерской агентства 101 и Ночные искушения с ведущей Белл Огурцова), трансляциями разнообразных акций и событий, видеоблогамы публичных людей.
    Изначально есть желание сделать политическую программу, но не такую, как на эфирного телевидения. Есть идея такой программы со Светланой Вольновой. Мы сейчас находимся в пилотном сессии. Собственно, в этом преимущество интернет-телевидение: его не надо постоянно наполнять, оно позволяет отступать от канонов эфирного ТВ и экспериментировать, – отметил господин Федоров.
    Это не первый проект интернет-телевидения в Украине. Хроника уже писала об интернет-каналы Репка.tv и INTV, крымские проекты Ривьера и Rock Live TV, а также о канале Краина.tv.
    Хроника
   

«Украинский музыкальный альянс» проиграл первое дело против кабельщик

  Луганський областной хозяйственный суд отказал в удовлетворении иска Украинского музыкального альянса против кабельного оператора Трейд-экспресс Об этом ТК сообщил депутат Луганского областного совета Герман Кудинов.
    Сегодня суд решил полностью отказать в удовлетворении претензий альянса. Но письменное решение суда еще не готово, – уточнил он.
    Трейд-экспресс – провайдер программной услуги города Первомайск Луганской области. Пока это единственный кабельный оператор Луганщины, против которого подал в суд Украинский музыкальный альянс. Юрист альянса Анастасия Неволина сообщила ТК, что организация обязательно будет подавать апелляцию на решение луганского суда.
    Напомним, что по информации газеты Дело, альянс подал около 30 исков против кабельщик. Как уточнила ТК Анастасия Неволина, уже подано около 10 исков. Но планируются и другие петиции против провайдеров в различных областях.
    Это лишь вопрос времени и возможностей, – сказала юрист.
    Украинский музыкальный альянс как организация коллективного управления владеет правами на произведения более 600 украинских и зарубежных артистов. Причиной претензий правообладателей к кабельщик стали принятые Кабинетом Министров в апреле 2009 года изменения в Постановление Об утверждении размера вознаграждения (роялти) за использование опубликованных с коммерческой целью фонограмм и видеограмм и порядка их выплаты. В соответствии с этими изменениями, за ретрансляцию музыки и клипов в программах кабельного телевидения операторы должны перечислять правообладателям до 5% своего годового дохода. Но на данный момент операторы отказываются заключать подобные соглашения.
    Хроника