Вечер памяти Гии

  Марьяна Закусило Вчера в Киеве и Львове почтили память Гонгадзе и погибших журналистов. «Хроника» побывала на киевской акцииПочаток действа на Майдане Незалежности был назначен на 19:00. За час до этого Киевский независимый медиа-профсоюз заказала панихиду во Владимирском соборе. Впрочем, на религиозный ритуал посетили лишь около трех десятков верующих, а большинство желающих почтить память журналистов пришли все же на Майдан – перед Главпочтамта собрались более двухсот человек.
    Панихида во Владимирском соборе
    Традиционно на акции было запрещено использовать политическую символику, о чем постоянно напоминал диктор, добавляя, что организаторы – простые граждане. Грядущим выдавали черные повязки на голову и бумажные наклейки на плече. Если в прошлом году слоганом вечера памяти был призыв журналист, не продавайся!, То сейчас – Требуем правосудия!
    Организаторы выложили из свечей имя Гия
  Под памятником глобуса на Майдане организаторы установили баннер с изображением силуэта Гонгадзе. Перед ним выложили из белых свечей его имя Гия, а вокруг расставили красные свечи с именами 62-х погибших за годы независимости журналистов. Свечи в пластиковых стаканах раздавали и людям, которые пришли на Майдан. Их просили не зажигать до начала минуты молчания.
    Второй год подряд пришел Леонид Черновецкий
  Негативную реакцию журналистов и участников акции вызвало появление мэра Киева Леонида Черновецкого, который приходит сюда второй год подряд. Как и в прошлом году, он пришел в сопровождении нескольких охранников и камеры ТРК Киев. На него сразу направили свои объективы многочисленные фотокоры. В другом углу активно раздавал интервью прессе и комментарии телевидению экс-майор госохраны, а ныне лидер партии Гражданское движение Украины Николай Мельниченко, который пришел на акцию вместе с политологом Дмитрием Выдриным.
    Николай Мельниченко раздавал интервью
    Что здесь происходит?, – Интересовались обычные прохожие. Вечер памяти Гонгадзе, – отвечали им участники акции. После объяснений одни брали свечи и становились в круг, другие шли дальше по своим делам.
    Андрей Куликов
    Компания молодых людей пришла на акцию с бутылкой водки, которую якобы хотели демонстративно разбить. Оказалось, что это никакая не провокация – ту бутылку не разбили, а распили, минуя журналистов. Один из мужчин делился с Андреем Шевченко своей историей: он был депутатом одного из райсоветов Киева, а затем вскрыл адюльтер народного депутата фракции БЮТ. За это меня посадили. Я свое отсидел. Но вас как человека уважаю!, – Не унимался экс-райдепутат.
    Валентина Теличенко
  В это время диктор мрачным и суровым голосом зачитывал биографию Георгия Гонгадзе и историю его исчезновения, перечислял имена других журналистов, погибших при исполнении своих обязанностей или при загадочных обстоятельствах. Слева от баннера с силуэтом Гонгадзе установили экран, на котором транслировали сюжеты канала СТБ о последних нарушениях прав журналистов: драку съемочной группы СТБ с работницей речного порта, инцидент с микрофоном Червакова и депутатом Ткаченко и историю о журналистке Чрезвычайных новостей и конопляное поле.
    Виктория Сюмар
  Периодически голос диктора перебивали крики фанатов футбольного клуба Динамо, которые начинали объединяться в это время на Майдане (в 21:45 на стадионе Динамо имени В. Лобановского готовился матч между киевским клубом и Рубином из Казани). Хотя справедливости ради отметим, что некоторые фанаты с динамовской символикой присоединялись к акции памяти.
    Во время минуты молчания участников акции попросили опустить черные повязки на глаза
  В 20:00 началась минута молчания. В этом году она длилась девять минут – ровно столько лет прошло со дня исчезновения Георгия Гонгадзе 16 сентября 2000. Конец каждую минуту видмирювався звуком гонга. По завершению акции диктор поблагодарил всех и передал эстафету Львову, где Гия учился после переезда из Грузии, – там в это же время также проходил вечер памяти.
      Почему вы здесь?
  ТК поинтересовалась у участников вечера памяти Гонгадзе, что для них значит эта акция.
    Андрей Шевченко и Владимир Чемерис
  Андрей Шевченко, народный депутат (фракция БЮТ):
  – Гия для меня был приятелем. Мы никогда не были очень близкими друзьями, но общались много, и рюмку пили. Я очень хорошо помню тот день, когда он пришел в Верховную Раду и передал мне еще свежее свое обращение к генеральному прокурору Потебенько, которого он просил защитить его от преследований. Вообще много воспоминаний. Мы с Гией были в числе тех 20 человек, которые ночевали в ложе прессы Верховной Рады в конституционную ночь. И я помню, как в ночь с субботы на воскресенье Алена Притула сказала, что у нас пропал Гия. Так что для меня история Гии – очень личная история. И очень прискорбно, что все это так долго тянется.
    Я думаю, сегодня Гии, который смотрит на все это, должно быть очень грустно. Не только потому, что расследование буксует, но и потому, что все вокруг слишком далеко от той страны, которая ему представлялась. Он был бы разочарованным журналистикой. Потому что Гия был непримиримым к журналистского виляние хвостом. Если бы Гия сейчас еще работал журналистом, он был бы таким же некомфортным для власти. И многим нашим коллегам перед ними было бы неловко за то, что они делают в эфире или в своих изданиях.
      Дмитрий Лиховий
  Дмитрий Лиховий, заместитель главного редактора газеты Украина молода:
  – Это один из немногих дней, когда можно проявить действительно журналистскую солидарность на основании события, которое кардинально изменило украинскую журналистику и отношение к стандартам в украинской журналистике. Мы приходим сюда каждый год – такая невеселая традиция. И каждый год происходит одно и то же – это уже определенный ритуал. Очевидно, что сюда приходит мало молодых журналистов. Из года в год приходят те, кто был на первой-второй годовщине. Может, это свидетельствует о том, что новое поколение журналистов, особенно после 2005 года, несколько иначе относится к тому, что боролись в 2000 и 2001 годах.
      Егор Соболев с коллегами зажигают свечи
  Егор Соболев, руководитель бюро журналистских расследований Сознательно:
  – Не хочу говорить высоких слов: Нужно прийти и показать, что ты неравнодушен, потому что это все фигня. Я тут с людьми сейчас говорю о будущей войне, которая очень вероятна за того, что происходит в России. О том, в какую жопу мы залезли, и что нам не так много лет в этой жопе оставаться, потому что она превратится в кровь, хаос и беспорядок. И говорю с людьми, надо это понять и начать изменять. У нас нет времени учиться или протестовать. Нам надо создавать страну, которую мы не создали. Это то, что я чувствую.
    Гия свое дело всегда делал. Он создал Украинскую правду – одна из величайших ныне журналистских проектов. Хороший вопрос спросить у каждого из нас: что сделали мы? Платим валютные кредиты, зарабатываем баллы рейтинга, отрабатывает гранты …
    Судя по тому, что здесь многие телеканалы, я думаю, смысл в этой акции есть. Хотя бы потому, что другие люди смогут узнать количество неравнодушных людей – это будет хорошо. Но чтобы дело было расследовано, нужно создать систему правосудия. Вопрос не в том, что Президент плохом (уже второй меняем, а дело не раскрыто), что генпрокурор плохом (их еще больше изменилось) – вопрос в том, что системы правосудия нет.
      только освобождена от Интера Анжела Руденко
  Анжела Руденко, экс-выпускающий редактор Подробностей на Интере:
  – Для меня это украинская журналистика. То, что произошло девять лет назад, для всех было знаком. Но уже потом, а сначала был шок. Это не просто смерть человека – это была борьба, война, которая вот так началась и, слава Богу, она не продолжилась. Я лично Гонгадзе не знала, но знала многих, с кем он работал. Мы работали на радио Континент, где он до того делал новости. Для меня проекты, которые он делал, которые я слышала, я знаю, важны. Он сделал личный вклад в журналистику – хороший, позитивный, правильный для молодых поколений. Сейчас не очень много таких журналистов. Его гибель стала трагической страницей в истории украинской журналистики, надо это помнить.
      Марьяна Пьецух
  Марьяна Пьецух, главный редактор интернет-издание Корреспондент:
  – Я пришла сюда помолчать. К сожалению, в нашей работе мало времени сесть помолчать и подумать. Девять минут молчания сегодня – это была кульминация, в этот момент как раз больше всего задумываешься, для чего ты пришел в журналистику. Вспоминая ежегодно Гию, мы вспоминаем, зачем нам эта профессия нужна. Я лично Гию, к сожалению, не знала. Но его лучший друг, с которым они вместе были на войне, стал моим крестным отцом в журналистике. Он приводил нас к Гии домой, но его не было, и мы познакомились с его женой Мирославой.
    Но здесь вопрос не личного знакомства, а солидарности и понимания, что тебя ждет. Многие считают: если ты погиб в журналистике – это кульминация твоей славы, а если тебе дали синяка, то это признание твоего профессионализма. На самом деле ошибочно думать, что журналист работает исключительно ради славы. И не надо определять уровень журналистики уровнем угроз.
      Фото Яны Новоселова
   

Еще по теме:

У статьи Вечер памяти Гии 0 комментариев.

 

Blocked/Доступ ограничен

IP-адрес данного ресурса заблокирован в соответствии с действующим законодательством.

195.22.26.24816.04.201827-31-2018/Ид2971-18Генпрокуратура

Доступ к информационному ресурсу ограничен на основании Федерального закона от 27 июля 2006 г. № 149-ФЗ "Об информации, информационных технологиях и о защите информации".

Если Вы считаете, что включение ip-адреса нужного Вам интернет-ресурса в "Единый реестр..." или "Реестр доменных имен..." произошло по ошибке, или оно нарушает Ваши законные права, пожалуйста, обращайтесь непосредственно к уполномоченному органу по координатам на интернет-сайте реестра.

Перейти на сайт
Универсального сервиса проверки ограничения доступа к сайтам или страницам сайтов сети "Интернет"